Нейрофизиология: основные методы, принципы их использования и оценки результатов

Основные методы нейрофизиологии

Нейрофизиология: основные методы, принципы их использования и оценки результатов

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

поведения. Методология, метод,

Методика

Обычно под методологией исследования мозга понимаются и методологические принципы, и методические (технические приемы и средства экспериментирования).

В качестве методологических принципов служат прежде всего познанные и конкретно примененные закономерности мозга, а также общебиологические закономерности.

Таким образом, методологические принципы указывают направление исследования, способствуют постановке проблем, влияют на истолкование результатов эксперимента. Методики же, техника экспериментирования, по выражению И. П.

Павлова, «толкающие вперед науку», определяют конкретные средства исследования определенного вопроса. Между методологическими принципами исследования и методическим техническим оснащением эксперимента существует теснейшая связь и взаимовлияния, хотя темпы и направления развития того и другого не одинаковы.

Методологические принципы, подходы оказываются, конечно, более стабильными, обогащаясь и видоизменяясь в деталях, тогда как технические средства экспериментирования могут меняться очень быстрыми темпами, определяемыми успехами физики, химии, математики, кибернетики. Эти науки оказывают на физиологию мозга столь сильное влияние, что обогащают методологию исследования новыми идеями и подходами.

В недалеком прошлом основными методическими средствами изучения физиологии мозга были разрушение и раздражение. С помощью этих методов получено громадное количество фактов и в аналитическом, и в поведенческом планах. Наблюдение за простыми или сложными поведенческими проявлениями с их детальным описанием явилось главным способом оценки целостной работы мозга.

Метод условных рефлексов, предложенный И. П. Павловым, оказал революционизирующее влияние на фи-

экологию, клинику, психологию и многие смежные науки. В распоряжение ученых был дан метод объективного исследования поведения, перестраивалась вся методология научного мышления, формировалась, говоря словами И. П.

Павлова, «объективная физиология мозга и поведения».

Метод условных рефлексов был взят на вооружение во многих отечественных и даже зарубежных лабораториях, методология же павловского научного мышления встретила на своем пути ряд препятствий и получила, в ряде случаев, весьма извращенные трактовки.

Простота и доступность методик условно-рефлекторного исследования поведения, связанная с неизбежностью, с одной стороны, искусственного вычленения элементарных поведенческих актов, с другой — ограничения всего богатства внешней среды нарочито избранными сигналами, создали весьма распространенное впечатление о сводимости широкого разнообразия адаптивного поведения к элементарным формам условно-рефлекторной деятельности. Критики павловской методологии в запале дискуссии не хотели заметить, что главное внимание И. П. Павлова было обращено не столько на сигнальный вход и эфферентный выход, сколько на те центральные процессы, которые имеют место при формировании условно-рефлекторных актов. Создавалось впечатление, что павловская методология пропагандировала редукиио-нистский подход к пониманию механизмов мозга и поведения. Именно эта сторона условно-рефлекторной теории и была взята на вооружение бихе-виористами, доведшими до крайнего редукционизма средства изучения поведения, регистрируя элементарные реакции животного на искусственные стимулы и одновременно игнорируя те сложные мозговые механизмы, которые лежат в основе таких ассоциаций.

Широкое распространение бихе-виористических методик, а также не всегда верное изложение идеологии И. П. Павлова его собственными учениками послужило основой для этоло-гов подвергнуть критике сам метод

условных рефлексов. Этологи противопоставили ему весьма ценный метод наблюдения и описания сложных форм поведения животных в естественной среде их обитания. Следует заметить, что как бихевиористов, так и этологов мало интересовали собственно мозговые механизмы сложных форм поведения.

Главной же задачей самого И. П. Павлова и его школы было и есть изучение мозговых процессов, лежащих к основе организации целенаправленного поведения.

Естественно поэтому то пристальное внимание, которое всегда уделялось вопросу о средствах и способах оперирования с живым мозгом. Наиболее распространенным приемом в школе И. П. Павлова был метод экстирпации участков коры головного мозга (в другой крупнейшей отечественной неврологической школе, возглавляемой В. М. Бехтеревым,— метод электрической стимуляции коры),

Техническая оснащенность физиологического эксперимента в начале XX столетия была крайне бедной. Работая с локальными разрушениями мозговых структур при одновременной регистрации условно-рефлекторной деятельности, И. П. Павлов выдвинул представление о локализации (хотя и динамической) отдельно сенсорных и моторных функций.

Как и любой крупный ученый, И. П. Павлов не избежал некоторых противоречий. Так, истово воюя против узкого локализационизма, И. П. Павлов постулировал локализацию корковых «пунктов» условного и безусловного 'раздражителей.

Это положение, переходящее из статьи в статью, из учебника в учебник, повлекло за собой десятилетия бесплодных поисков конкретного субстрата этих «пунктов» и самой условно-рефлекторной связи между ними. Справедливости ради следует иметь в виду, что сам И. П. Павлов был далек от догматизации своих взглядов на природу условно-рефлекторной связи.

Во многих его последних работах такая связь представляется им как формирование сложных динамических структур, комбинационных центров, со-

стоящих из мозаики далеко отстоящих пунктов нервной системы, объединенных в общей работе.

Сегодня никто не станет отрицать громадное значение методов электростимуляции мозга и экстирпации для решения общефизиологических задач.

Однако некритическое отношение к этим методам наряду с бытовавшим неверным представлением о мозге как конгломерате центров проникло и в неврологическую клинику, утвердив за определенными участками коры мозга или глубоких его структур наименование «центров» памяти, сна и других сложных психических отправлений.

ф Внедрение в физиологию мозга методов регистрации его электрических процессов произвело революционизирующее влияние на многие аспекты учения о мозговом обеспечении поведения.

Физиологам-экспериментаторам был дан новый метод объективного анализа собственно внутримозговой активности, сочетание которого с поведенческими актами существенно изменило представления как о мозговой организации, так и динамике тех процессов, которые обеспечивают управление сложными формами поведения. Нейро-физиологическое направление в изучении поведения и мозга базируется на регистрации электроэнцефалограммы, медленных локальных потенциалов, сверхмедленных колебаний и, наконец, импульсной активности одиночных нервных клеток. Возможности объективного анализа интимных механизмов работы мозга существенно расширились.

Новый метод настойчиво формировал в новую методологию научного мышления, путь к которой был полон противоречивых гипотез и взглядов.

Казалось не столь уж отдаленной воплощение заветной мечты — раскрытие тайн работы человеческого мозга и воспроизведение отдельных сторон его деятельности в технических модельных устройствах.

На деле же оказалось, что объективная регистрация сверхслабых биоэлектрических процессов мозга сопряжена не только с рядом технических трудностей, но и с проблемами общетеоретического плана. Для их

преодоления необходимо иметь методологическую платформу в виде теории системной работы мозга, которая объединила бы в себе все накопленные знания по изучению активного целевого поведения и в то же время позволяла проводить корреляции с активностью отдельных мозговых субстратов с разными этапами выполнения поведенческого теста.

Классификация методов исследования высшей нервной деятельности.Для удобства изложения целесообразно рассматривать отдельно методы изучения поведения и методы изучения мозга.

Методы этологического изучения поведения состоят в наблюдении за поведением различных видов животных в естественных условиях их обитания. задача заключается в выявлении путем наблюдения основных структурных составляющих поведения (блоков) и тех факторов, которые ответственны за их реализацию.

Эти методы были разработаны преимущественно зоологами. Разнообразные примеры приводятся в гл. 2 и 3.

Особенность этих методов состоит в том, что с их помощью в основном описываются крупные структурные единицы поведения типа инстинктов или комплексов фиксированных действий и в меньшей степени те пластические компоненты сложного поведения, которые связаны с обучением.

Животные в естественной среде и при общении с соплеменниками выявляют ряд поведенческих реакций, которые невозможно обнаружить в лабораторных условиях. Однако в связи с множеством неучитываемых и переменных факторов зачастую невозможно выявить определенно тот конкретный набор сигналов, которые запускают данную форму поведения.

Методы условно-рефлекторного изучения поведения используются всецело в лабораторных условиях при ограничении не только самого поведенческого репертуара, как правило, до одной какой-либо регистрируемой реакции, но и при ограничении действующей сенсорной информации вплоть до узкого набора сигналов. Именно эти

сигналы вводятся в функциональную (временную) связь с данной поведенческой реакцией. Эти методы используются в качестве основного инструмента исследования поведения в физиологических лабораториях.

В отличие от предыдущих методов при условно-рефлекторном изучении поведения выявляются те возможные поведенческие акты, которые приобретаются в порядке обучения.

Лабораторный эксперимент позволяет моделировать различные формы поведения и подвергать их тщательному физиологическому анализу. Последнее не удается достичь с помощью этологических методов.

ф Вместе с этим условно-рефлекторный эксперимент, изолирующий животное из естественной окружающей среды, лишает исследователя возможности наблюдать участие выработанных форм обучения в сложной орга низацни целостного поведения.

Методы когнитивного изучения поведения берут свое начало от психологии. задача этих методов, которые используются в лабораторных экспериментах, состоит в выявлении тех сторон психики животных, которые определяют их поведение в сложных жизненных ситуациях (примеры в гл.

2 и 3). 'Причем наряду с выявлением способов решения поведенческих задач путем тренировки, т. е. обучения, эти методы позволяют обнаружить в поведении животных явления так называемой эвристики, т. е. сразу находить правильный выход из новой и необычной ситуации.

Уже из самого наименования следует, что этими методами ученые пытаются описать познавательную сторону поведения.

Постепенно усложняя поставленные перед животным задачи, исследователь оценивает диапазон способностей животного к их решению, будь то лабиринт, проблемный ящик или ориентация в свободном пространстве.

Теперь кратко рассмотрим основные методы изучения мозга, которые в самой общей форме могут подразделяться на морфологические, биохимические и физиологические.

Морфологические методы чрезвы-

чайно ценны, ибо создают фундамент наших сведений о тонком строении мозга, который используется для разработки последующих физиологических концепций.

Сегодняшняя нейромор-фология располагает множеством различных приемов исследования мозга с помощью световой и электронной микроскопии.

Однако успехи нейро-морфологии связаны не только с совершенствованием оптической техники, электронных микроскопов, оснащенных новейшими вычислительными устройствами, но и с успехами физико-химии, позволяющими использовать чистые препараты для выявления тончайших элементов нервных клеток, их отростков, синапсов и т. д. Наиболее результативно комплексное использование приемов световой (в том числе и люминесцентной) и электронной микроскопии вместе с приемами гистохимии, иммуноцитохимии, флуоресцентной микроскопии и радиохимии.

Биохимические методы в последнее время начинают приобретать все большее значение в комплексном изучении мозга.

Это обстоятельство связано не только с успехами химии и электроники, но и с изменением акцента экспериментальных поисков, которые все больше углубляются в расшифровку метаболических процессов здорового и больного мозга в разных функциональных состояних, формах деятельности и прочее.

Несомненным шагом вперед в понимании работы мозга явилось бурное развитие таких областей нейрохимии, как химия пептидов, медиаторов и модуляторов, аминокислот и других биологически активных соединений, прие мов цитохимии, радиохимии, иммунохимии и др.

Физиологические методы включают в себя несколько экспериментальных приемов. Прием разрушения отдельных участков мозга вначале был применен в лабораториях для создания моделей тех «драматических» ситуаций, в которые попадают люди с локальными поражениями мозга. Поэтому первые сведения о функциональной специализации отдельных участков мозга были получены благодаря их разру-

тению и наблюдению за поведенческими дефектами.

Прием электрического раздражения мозга стал внедряться п экспериментальную физиологию с середины XIX в. и долгое время наряду с разрушением был единственно доступным для изучения мозга.

Оба эти приема или подхода в наше время не утратили своего значения, а наоборот, стали активно применяться в связи с внедрением в практику физиологического эксперимента стереотаксической техники.

Последняя позволяет в трехкоординатной системе вводить разрушающий или раздражающий электрод в любой очень локальный участок мозга. Этот же прием используется в клинической практике для терапии ряда неврологических и психических заболеваний.

В последнее время все активнее используются приемы хемостимуляции, термо- и хеморазрушения (иногда обратимого блокирования) отдельных мозговых структур, а также разрушение их ультразвуком.

Эти приемы имеют ряд преимуществ перед электростимуляцией в связи с большей локальностью и контролируемостью воздействия. Все эти методы требуют морфологического контроля и исследования состояния мозговой ткани.

Кроме локальных воздействий применяют тотальное воздействие на мозг электромагнитными и звуковыми полями различной частоты.

Наиболее эффективным среди других является метод регистрации электрических процессов мозга. Он стал' применяться только во второй половине XX в. в связи с бурным прогрессом в радиоэлектронике и широко распространен в физиологических и клинических лабораториях.

Самые различные формы электрических процессов мозга — от суммарной электроэнцефалограммы до внутриклеточно регистрируемой активности отдельной клетки бодрствующего мозга — таков широкий спектр применения этого метода. В значительной мере благодаря ему сформировалась новая наука — нейрофизиологии поведения.

Нет необходимости детально анализировать этот

метод, ибо результаты его применения будут обсуждаться во многих разделах книгк. Здесь важно подчеркнуть следующее.

ф Современный уровень науки о высшей нервной деятельности характеризуется высокой мультидисципли-нарностью, свидетельством чего является появление нового объединения наук под названием нейронаук или ней-робиологии.

Интеграция ученых самых разных профессий, с разных позиций изучающих работу мозга в комплексе нейронаук, завершила процесс, начатый в физиологических и психологических лабораториях, где для решения даже самой скромной задачи, связанной с изучением мозгового обеспечения поведенческого акта, традиционно применялись многие из перечисленных методов в комплексе. Эта тенденция еще более проявляет себя в последнее время, когда рядом с физиологом, психологом, нейрохимиком, нейроморфологом работают математики, инженеры, кибернетики, объединенные общим устремлением понять мозговые механизмы управления поведением человека и животных.

В основе системы научного познания лежит принцип детерминизма, который позволяет выявить причинно-следственную связь явлений, определяемую взаимодействием материальных факторов. Современная наука о высшей нервной деятельности основывается на трех теориях, объединенных принципом детерминизма: рефлекторной теории, теории отражения и теории системной деятельности мозга.

При прослеживании основных этапов развития рефлекторной теории поведения видно, насколько она отошла от простых картезианских схем. Введение принципа историзма позволило понять целесообразный характер реакций организма на воздействия внешней среды.

Соотношение адаптивности и активности в целостном поведении как способе разрешения реальных противоречий рассматривается как движущие силы построения поведения.

Современная рефлекторная теория избавилась от дуализма и механицизма, встав на диалектические позиции.

Теория отражения основана на исследовании органического единства непосредственного восприятия и следов прошлых впечатлений. Отображенный образ (информация) существует для его носителя в субъективно идеальной форме.

Отражение носит активный, избирательный характер, оно определяется прошлым жизненным опытом субъекта и его доминирующей потребностью.

Внешний мир отражается субъектом в формах его деятельности, носящих рефлекторный характер и на-

правленных на сохранение целостности организма в его активном воздействии на среду.

Любая, даже самая простая психическая функция есть результат деятельности целого мозга. Поиски локализации обучения, памяти, условных рефлексов методологически не обоснованы. Любая целостная поведенческая функция базируется на констелляции мозговых аппаратов, вовлекаемая в одновременную и/ил и последовательную деятельность, направленную на удовлетворение доминирующей потребности.

В действительности все выглядит иначе, чем на самом деле

Глава

ФОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ

⇐ Предыдущая234567891011Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-11-05; просмотров: 1216 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Источник: https://lektsii.org/3-46158.html

Методы нейрофизиологии

Нейрофизиология: основные методы, принципы их использования и оценки результатов

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Методы нейрофизиологии

Введение

По-видимому, каждый согласится с высказыванием И.П. Павлова: » В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психическое содержание». В тоже время поддержка выдвинутого ещё Аристотелем положения: «Исследование души есть дело естествоиспытателя», не будет столь же безоговорочной.

Самое общее уточнение могло бы состоять в том, что познание «психического содержания» — дело не только науки, но и других видов человеческой деятельности, таких, например, как искусство или религия.

Если же рассмотреть один вид деятельности — науку, то и здесь оказывается, что «психическое содержание» исследуется представителями как естественными, например, физиологии, так и общественными — психологии, сочетающей естественнонаучные методы с «герменевтическими» (моделирование в психике исследователя психики испытуемого, зависящее от индивидуально — психологических особенностей исследователя).

Контакты между названными науками, которые возникают при решении проблем, представляющих взаимный интерес, часто «искрят», что вызывает у многих физиологов и психологов желание изолировать свою дисциплину, оградить её от посторонних.

Однако выдающимся психологам давно уже было очевидно, что предпринимаемые как психологами, так иногда физиологами попытки отделить психологию от физиологии совершенно неравномерны, поскольку предмет психологии — нейропсихический процесс, целостная психофизиологическая реальность, которая лежит в основе всех без исключения психологических процессов, включая и самые высшие. Со стороны психофизиологии также были приведены веские аргументы в пользу того, что самостоятельная, отдельная от психологии физиология не может выдвинуть обоснованной концепции целостной деятельности мозга [2].

Связь психологии и физиологии настолько сильна, что позволяет рассматривать этот процесс как коэволюцию.

Современная психология в значительной степени представлена интуитивной бытовой, или «обыденной психологией», под которой понимается основанное на здравом смысле, не требующее точных определений понимания психических процессов и состояний.

Такие понятие обыденной психологии, как память, внимание, воля, ум, влечение, чувство и другие не только употребляются в быту для объяснения и предсказания поведения людей, но и влияет на формирование собственно научного знания.

Они используются в психологических исследованиях как при обосновании проблем исследования. Так и при трактовке его результатов. Закономерности и феномены, которые выделяются в подобных исследованиях. Становятся базой не только для следующих психологических исследований, но и для формулировки задач экспериментов, в которых применяются методы физиологии.

В процессе коэволюции происходит постепенное замещение бытовых понятий в психологии и физиологии научными. В связи с этим предполагается, что по ходу коэволюции психология и физиология будут всё меньше зависеть от обыденной психологии и на определённом этапе замещение завершится.

Каково же место психофизиологии, науки, которая своим названием и происхождением обязана психологии и физиологии и призванной установить между ними связь? Ответы на этот вопрос различны.

Известно, что даже физическую систему нельзя описать каким-либо одним теоретическим языком, множественность точек зрения на неё неустранима. Тем более не должно вызывать удивления существование различных позиций, теоретических языков и школ в психофизиологии, которая, по-видимому, имеет дело с наиболее сложным комплексом проблем, стоящих перед человеком [6].

1. Методы нейрофизиологии

Физиологические процессы, как правило, скрыты от внешнего наблюдения, поэтому они длительное время оставались вне области интересов психологов, занимавшихся в основном исследованием доступных для прямого наблюдения проявлений поведения человека. Однако многие модели психической деятельности носили бы чисто умозрительный характер, если бы психологи не заинтересовались нейрофизиологическими процессами, лежащими в основе исследуемой ими реальности.

С другой стороны, в нейрофизиологии постоянно возникала потребность описать организацию физиологических процессов в терминах, определяемых в психологических концепциях и теориях. Происходило и происходит взаимное обогащение двух наук о человеке, как теоретическими разработками, так и экспериментальными методами.

Что же даёт изучение физиологических показателей работы нервной системы? Во-первых, физиологические показатели становятся надёжными элементами, используемыми при описании изучаемого поведения. Во-вторых.

Оно позволяет экспериментаторам включить в сферу своих исследований скрытые для прямого наблюдения проявления активности организма, лежащие в основе поведения.

В психофизиологии основными методами регистрации физиологических процессов являются электрофизиологические методы. В физиологической активности клеток, тканей и органов особое место занимает электрическая составляющая.

Электрические потенциалы отражают физико-химические следствия обмена веществ, сопровождающие все основные жизненные процессы, и поэтому являются исключительно надежными, универсальными и точными показателями течения любых физиологических процессов [3].

Надёжность электрических показателей по сравнению с другими, по мнению А.Б. Когана, особенно демонстративна, «когда они оказываются единственным средством обнаружения деятельности».

Единообразие потенциалов действия в нервной клетке, нервном волокне, мышечной клетке, как у человека, так и у животных говорит об универсальности этих показателей. Точность электрических показателей, т.е.

их временное и динамическое соответствие физиологическим процессам, основана на быстрых физико-химических механизмах генерации потенциалов. Являющихся неотъемлемым компонентом физиологических процессов в нервной или мышечной структуре.

К перечисленным преимуществам электрических показателей физиологической активности следует добавить и неоспоримые технические удобства их регистрации: помимо специальных электродов, для этого достаточно универсального усилителя биопотенциалов.

И, что важно для психофизиологии, большую часть этих показателей можно регистрировать, никак не травмируя объект и не вмешиваясь в изучаемые процессы. К наиболее широко используемым методам относятся регистрация импульсной активности нервных клеток, регистрация электрической активности кожи, электроэнцефалография, элекроокулография, элекромиография и электрокардиография.

В последнее время в психофизиологию внедряется новый метод регистрации электрической активности мозга — магнитоэнцефалография и изотопный метод.

Изучение активности нервных клеток, или нейронов, как целостных морфологических и функциональных единиц нервной системы, безусловно, остаётся базовым направлением в психофизиологии. Одним из показателей активности нейронов являются потенциалы действия — электрические импульсы длительностью несколько мс и амплитудой до нескольких мВ.

Современные технические возможности позволяют регистрировать импульсную активность у животных в свободном поведении и, таким образом, сопоставлять эту активность с различными поведенческими показателями.

В редких случаях в условиях нейрохирургических операций исследователям удаётся зарегистрировать импульсную активность нейронов у человека.

Поскольку нейроны имеют небольшие размеры (несколько десятков микрон), то и регистрация их активности осуществляется с помощью подводимых вплотную к ним специальных отводящих микроэлектродов. Микроэлектроды бывают металлическими и стеклянными.

Электрод фиксируется в специальном микроманипуляторе, укреплённом на черепе животного, и коммутируется с усилителем. С помощью микроманипулятора электрод через отверстие в черепе пошагово вводят в мозг.

Длина шага составляет несколько микрон, что позволяет подвести регистрирующий кончик электрода очень близко к нейрону, не повреждая его подведение электрода к нейрону осуществляется либо в ручную, и в этом случае животное должно находиться в состоянии покоя, либо автоматически на любом этапе поведения животного. Усиленный сигнал поступает на монитор и записывается на магнитную ленту или в память ЭВМ. При «подходе» кончика электрода к нейрону экспериментатор видит на мониторе поведение импульсов, амплитуда которых при дальнейшем осторожном продвижение электрода постепенно увеличивается. Когда амплитуда импульсов начинает превосходить фоновую активность мозга, электрод больше не подводят, чтобы исключить возможность повреждения мембраны нейрона.

Нейрофизиологические методы обследования.

Лечение головной боли и других неврологических заболеваний требует, прежде всего, определения точного диагноза. Невозможно правильно лечить, не поставив правильный диагноз.

На начальном этапе обследования, для выявления причин головной боли, головокружения, нарушения памяти, дискоординации движений, последствий черепно-мозговой травмы, применяются следующие методы диагностических исследований:

Электроэнцефалография (ЭЭГ) — метод записи колебаний электрических потенциалов головного мозга у взрослых и детей, регистрируемых с помощью специальных приборов —электроэнцефалографов

Возможность оценить активность головного мозга, наличие патологической активности, в т.ч эпилептиформной, контроль действия противосудорожных препаратов, исследование обморочных состояний, степень физиологической зрелости корковых ритмов( соответствие возрасту) у детей.

Электроэнцефалография — мониторирование (ЭЭГ) — способ длительной (в течение многих часов, суток) записи ЭЭГ на флэш — карту с дальнейшим экспортом записанной информации в компьютерную систему для анализа и просмотра.

Метод позволяет провести анализ динамики ЭЭГ в процессе нормальной жизнедеятельности человека, под влиянием естественных раздражителей, которые оказывают воздействие на человека в повседневной его деятельности, что имеет большое значение при обследовании детей, а также под влиянием различных функциональных (фотостимуляция, гипервентиляция и т.д.) нагрузок в любых условиях. Для проведения ЭЭГ-мониторирования на пациента надеваются электроды (19-скальповых, 2-ушных),которые соединяются с коробкой с референтными ячейками, которая в свою очередь подсоединяется с блоком пациента, в который предварительно вставляются 4 батарейки питания и флэш-карта для записи данных ЭЭГ. ЭЭГ-мониторирование позволяет осуществлять не только диагностику, но и коррекцию лечения, прогноз заболевания, а также дифференциальную диагностику многочисленных форм эпилепсии, неэпилептических приступов, оценки стойкости ремиссии и возможности отмены терапии и т. д. ЭЭГ-мониторирование также используется при нарушениях сна: оценивается глубина сна, продолжительность его отдельных фаз.

Электроэнцефалография с депривацией сна (ЭЭГ с депривацией сна) с последующим кратковременным (20-30 мин) сном

Депривация (лишение) сна в течение 24-48 часов перед ЭЭГ проводится для выявления скрытой эпилептической активности в сложных для распознавания случаях эпилепсии. Лишение сна является довольно сильным провоцирующим приступы фактором.

В этом случае пациент не спит всю ночь перед процедурой, а утром проводится стандартная ЭЭГ, после чего ( если пациент засыпает) возможна запись ЭЭГ сна в течение 20-30 мин.

Запись ЭЭГ во время сна позволяет обнаружить эпилептическую активность у большей части тех больных, у которых в дневное время она не выявляласьдаже под влиянием обычных провокационных проб.

Реоэнцефалография (РЭГ) представляет собой метод, исследующий объемные колебания кровенаполнения сосудов головного мозга и шеи на основе графической регистрации синхронных пульсу изменений сопротивления между электродами, наложенными на кожу головы( с помощью реоэнцефалографа)

Дает возможность судить о тонусе и эластичности сосудов мозга и шеи, вязкости крови, скорости распространения пульсовой волны, скорости кровотока, оценивать латентные периоды, время протекания и выраженность регионарных сосудистых реакций.

Эхоэнцефалография (ЭхоЭГ) — метод инструментальной диагностики, основанный на отражении ультразвука от границы внутричерепных образований и сред с различной акустической плотностью (мягкие покровы головы, кости черепа, мозговые оболочки, мозговое вещество, ликвор, кровь).

Важнейший показатель при эхоэнцефалографии (ЭхоЭГ) — положение срединных структур мозга (М-эхо) оценка гидроцефально- гипертензионного синдрома (внутричерепного давления).

Электронейромиография — это метод диагностики, который позволяет измерить скорость прохождения нервного импульса по нервным волокнам.

Позволяет легко установить «место» поражения нервных структур, используется при диагностике различных заболеваний периферической нервной системы (моно— и полинейропатии при интоксикациях, сахарном диабете, травмы конечностей с повреждением периферических нервов и т.

п) У нас проводится электронейромиография верхних и нижних конечностей при помощиэлектронейромиографа. Вся процедура миографии занимает около часа. Пациент ложится на кушетку и с помощью излучателя импульсных токов врач по функциональной диагностике вызывает возбуждение нерва и сокращение мышц.

2. Функции ограды

психологический физиологический нейрон нервный

Базальные ганглии головного мозга (стриарные тела) включают в себя три парных образования:

-Неостриатум (хвостатое ядро и скорлупа),

-Палеостриатум (бледный шар),

-Ограда.

Ограда (claustrum) содержит полиморфные нейроны разных типов. Она образует связи преимущественно с корой большого мозга.

Глубокая локализация и малые размеры ограды представляют определенные трудности для ее физиологического исследования. Это ядро имеет форму узкой полоски серого вещества, расположенного под корой большого мозга в глубине белого вещества.

Стимуляция ограды вызывает ориентировочную реакцию, поворот головы в сторону раздражения, жевательные, глотательные, иногда рвотные движения. Раздражение ограды тормозит условный рефлекс на свет, мало сказывается на условном рефлексе на звук. Стимуляция ограды во время еды тормозит процесс поедания пищи.

Известно, что толщина ограды левого полушария у человека несколько больше, чем правого; при повреждении ограды правого полушария наблюдаются расстройства речи.

Локализация и малые размеры ограды представляют определенные трудности в ее физиологическом исследовании. Это ядро имеет форму узкой полоски серого вещества. Медиально она граничит с наружной капсулой, латерально — с капсулой экстрема.

Ограда тесно связана с островковой корой как прямыми, так и обратными связями. Кроме того, прослеживаются связи от ограды к лобной, затылочной, височной коре, показаны обратные связи от коры к ограде.

Ограда связана с обонятельной луковицей, с обонятельной корой своей и контралатеральной стороны, а также с оградой другого полушария.

Из подкорковых образований ограда связана со скорлупой, хвостатым ядром, черным веществом, миндалевидным комплексом, зрительным бугром, бледным шаром.

Реакции нейронов ограды широко представлены на соматические, слуховые, зрительные раздражения, причем эти реакции, в основном, возбудительного характера.

В случае полного перерождения ограды больные не могут говорить, хотя находятся в полном сознании. Стимуляция ограды вызывает ориентировочную реакцию, поворот головы, жевательные, глотательные, иногда рвотные движения.

Эффекты раздражения ограды на условный рефлекс, предъявление стимуляции в разные фазы условного рефлекса тормозит условный рефлекс на счет, мало сказывается при условном рефлексе на звук. Если раздражение производилось одновременно с подачей условного сигнала, то условный рефлекс тормозился.

Стимуляция ограды во время еды тормозит поедание пищи. При повреждении ограды левого полушария у человека наблюдаются расстройства речи.

Таким образом, базальные ганглии головного мозга являются интегративными центрами организации моторики, эмоций, высшей нервной деятельности.

Причем, каждая из этих функций может быть усилена или заторможена активацией отдельных образований базальных ядер.

Список используемой литературы

1. Барабанщиков В.А., Милад М.М. Методы окулографии в исследованиях познавательных процессов и деятельности. М.: Ин-т психологии РАН. 1994.88с.

2. Варуха Э.А. Анатомия и эволюция нервной системы: учеб. пособие РГУ; Отв. ред. О.Г. Чораян. — Ростов н/Д, 1992. — 95с., ил.

3. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологии поведения. Пол. собр. соч. Т.1. М.: Педагогика. 1982. С.78.

4. Воронова Н.В., Климова Н.М., Менджерицкий А.М. Анатомия центральной нервной системы. — Ростов н/Д: Издательский центр ДГТУ, 2003. — 98с.:ил.

5. Костюк П. Г. Физиология центральной нервной системы. Киев, 1977.

6. Котляр Б.И., Шульговский В.В. Физиология центральной нервной системы. М. Изд-во МГУ. 1979.

7. Кураев Г.А. и др. физиология центральной нервной системы.Изд-во РГУ, 1995.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://otherreferats.allbest.ru/biology/00745550_0.html

Book for ucheba
Добавить комментарий