НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX – XX вв.)

4. Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

Какмы теперь знаем, наука прошла долгий итрудный путь становления и развития. Вотечественной историко-методологическойлитературе принято выделять три основныхэтапа становления европейской науки.Первый этап с XVII по середину XIX столетия— это время становления классическойнауки.

С середины XIX по вторую половинуХХ века продолжается этап неклассическойнауки. Конец ХХ столетия и современностьопределяются как время формирования иразвития постнеклассической науки.

Каждому из этих этапов соответствуютсобственные теоретические методологическиепринципы, определяемые как внутреннейлогикой развития научного знания, таки социокультурными обстоятельствамисуществования науки.

Дляэтапа классической науки характернымеханицизм и детерминизм. Происходитэто вследствие абсолютизации методовестествознания, направленного наизучение материальных объектов иформализующего полученные знания сиспользованием языка математики.

Результатом становится формированиемеханистической картины мира, длякоторой свойственны материализм ифизикализм. Мир понимается как совокупностьматериальных объектов, связь ивзаимодействие которых подчиняетсязаконам механики.

Другими словами, мируподобляется огромному часовомумеханизму, все части которого взаимосвязаны.Часто такую картину мира называют«вселенной Лапласа». Французский ученыйП.

Лаплас дал имя классической картинемира благодаря своему знаменитомувысказыванию: «дайте мне знание положениявсех тел, действующих на них сил и законов их действия, и я опишу их положениев любой момент времени».

Это означаетабсолютизацию механических законовдвижения и взаимодействия, и признаниеобратимости физических процессов.Наряду с принципом детерминизма средифундаментальных принципов классическойнауки находятся законы сохранениядвижения, вещества и энергии, в основаниикоторых лежат представления оматериальности окружающего мира,подчиненного объективным, независящимот позиции наблюдателя, законам.

Этинаучные принципы распространялись нетолько на познание природы. Им былиподчинены также исследования человекаи общества. С точки зрения классическойнауки человек — это сложная материальнаясистема, ориентированная на удовлетворениеприродных потребностей.

Люди объединяютсяв социальные группы, различающиесяприродным своеобразием окружающейсреды. Поэтому классическим социальнымпредставлениям также присущ физикализми географический детерминизм.

В силутого, что основные принципы классическойнауки составляют основу так называемыхшкольных знаний, ее идеи и принципы досих пор сохраняют свое влияние намассовое сознание, хотя и практическине используются в современных научныхисследованиях.

Социально-политическойосновой формирования принциповклассической науки является централизованноегосударство, стремящееся поставить подконтроль все проявления общественнойжизни. А это, в свою очередь, связано свозникновением и развитием промышленногокапитализма, нуждающегося в системеснабжения сырьем и трудовыми ресурсами.

Неклассическаянаука формируется в результате научныхоткрытий и значительных социальныхпреобразований, происходящих в европейскойкультуре с середины XIX столетия. В наукевозникают и распространяются эволюционнаятеория, электродинамика, теорияотносительности и ядерная физика.

Прежние механистические принципы ужене соответствуют обнаруженным фактам,поэтому пересмотру подвергаютсяфундаментальные научные принципы. Вначале ХХ века в физике формулируютсяосновные принципы неклассической науки.

Это принципы относительности,неопределенности и дополнительности,а также основные принципы термодинамики,постулирующие необратимость физическихпроцессов.

Эти постулаты, наряду сэволюционными принципами составляютметодологическую основу неклассическойнауки, в рамках которой формируетсяпринципиально иная картина мира. В этойкартине динамические аспекты познаваемойдействительности преобладают надстатическими.

В то же время, местодинамических законов и закономерностей,однозначно и строго определяющихпричинно-следственные взаимосвязи,занимают статистические, оставляющиеместо случайности и имеющие вероятностныйхарактер. В неклассической наукепреобладают системные и структурныепредставления о действительности.

Врамках неклассической науки возникаети развивается уровень метанаучныхисследований, направленный на изучениенаучных принципов и истории их формированияи развития. В отличие от классическогопериода развития науки происходитметодологическое размежеваниеестественных и гуманитарных наук.

Наукио культуре обретают свои собственныеоснования и методы исследования.Происходит проблематизация казавшихсянезыблемыми фундаментальных принциповклассической науки. Релятивизм,зародившийся в физике, распространяетсяна все дисциплинарные сферы научногознания.

Ведущим принципом становитсяплюрализм методов и систем.

Нормыи принципы постнеклассической наукиеще более далеки от идеалов классическойнауки и развиваются в направленииконвергенции естественно-научного игуманитарного знания. Ведущимметодологическим принципом современнойнауки является глобальный (универсальный)эволюционизм.

Он выходит за пределыбиологии и становится универсальнымпринципом описания открытых,самоорганизующихся систем: сложныхорганических соединений, экологическихсистем, общества и экономики.

В физикепримером подобной саморазвивающейсясистемы является эволюционирующаявселенная, в биологии – экологическаясистема, в эконмике – поведение финансовыхрынков. Большое распространение приизучении таких систем получают комплексныеи междисциплинарные исследования.

Целиэтих исследований определяются уже невнутренними научными проблемами, асвязаны с решением социально-экономическихи политических проблем. В результатеформируется предельно сложная картинамира, далекая от идеалов целостности инепротиворечивости.

Поэтому все большеезначение приобретают электронно-вычислительныесистемы, обеспечивающие построениематематических моделей сложных систем.Глобальная сеть Интернет дает наммногочисленные примеры формированияоткрытых систем систематизации ираспространения знаний.

Результатомэтих изменений является пересмотрфундаментальных методологическихпринципов науки. Изменяются теоретическиеи эмпирические методы исследования,идеалы и нормы научности и рациональности.В первую очередь это относится к критериямточности, воспроизводимости ипроверяемости. Исследуемые необратимыепроцессы саморазвития не позволяют ихиспользовать при проведении экспериментов.

Да и сам эксперимент превращается всложнейший комплекс исследованиймножества взаимосвязанных параметровнепрерывно изменяющейся системы.

Разработка инструментальной составляющейнаучного исследования становится болееважной и сложной задачей, чем построениетеории, и требует такое количестворесурсов, что сама организация ифинансирование научного исследованияявляется сегодня глобальной задачеймирового сообщества.

Источник: https://studfile.net/preview/6149708/page:5/

Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

Классическая наука носит аналитический характер. Формирование и развитие экспериментально-теоретических исследований происходит в период с конца 16 – начала 17 века. Данный период часто называют аналитическим естествознанием.

К началу 17 века происходит накопление множества сведений о мире благодаря мореплавателям, путешественникам, астрономам, химикам и алхимикам.

В свою очередь, это вызвало стремление к более подробному исследованию объектов, в результате чего происходит дифференциация существующих наук.

Период развития науки с 17 века по 20-е годы 20 века получил название классической науки. По-настоящему классической наукой можно считать науку 19 века, так как научное развитие 17 века сильно отличается от науки 19 века. Однако ввиду того, что в науке 19 века продолжают действовать гносеологические представления науки 18 века, исследователи объединяют их в один период – классической науки.

Этапу классической науки характерно стремление к такой системе знаний, которая фиксирует истину в окончательном виде.

Это связано с тем, что наука ориентировалась на классическую механику, которая рассматривала окружающий мир как гигантский механизм, функционирующий на основе законов механики, вечных и неизменных.

Механика являлась универсальным методом познания окружающего мира, который в результате давал истинное знание. Механика рассматривалась в качестве эталона науки. Парадигма механицизма господствовала в классической науке.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Замечание 1

В результате такой ориентации на механику механистичной и метафизичной была не только классическая наука, но и классическое мировоззрение.

Для классической науки характерно:

  • исключение случайности и вероятности из результатов познания, отказ от учета особенностей проведения эксперимента, имеющееся знание считалось абсолютно истинным и достоверным.
  • мир представлялся неизменным, неразвивающимся, тождественным самому себе, целым. Отсюда возникли классические для данной стадии науки установки, такие как элементаризм, антиэволюционизм, статичность.
  • мир функционирует по законам И. Ньютона, является предсказуемым, в этом мире организм рассматривался в качестве механизма.
  • религия в качестве интеллектуального авторитета, постепенно вытеснялась наукой.

Разум человека, практическое преобразование природы в результате деятельности человека постепенно вытеснили теологическую доктрину, выступавшую в качестве главного источника познания Вселенной.

Вместо религиозных воззрений пришел рационализм, согласно которому, человек является высшей формой разума.

Рационализм предложил концепцию материальности мира в качестве единственной реальности, благодаря чему были заложены основы научного материализма.

Особенности неклассической науки

В конце 19-начале 20 века в связи с переходом от аналитической стадии познания к синтетической, появилась неклассическая наука.

Аналитическое естествознание включало в себя подходы натурфилософии. Синтетическое естествознание сохраняло в себе основные подходы аналитической стадии, однако дополняло их новой ориентацией, направленной на формирование синтетических наук на стыке смежных дисциплин.

На данном этапе развития науки центральной проблемой научного познания является синтез знания, поиск путей единства научных дисциплин, а также проблема соотношения разных методов познания.

Процесс дифференциации наук активно идет в неклассическом естествознании. Крупные науки делятся на более узкие направления. Например, в физике выделяются такие разделы, как электромагнетизм, термодинамика и т.д.

, в биологии самостоятельно развиваются такие узкие дисциплины, как генетика, эмбриология, цитология и т.д.

В конце 19 века появляются первые признаки интеграции наук. Этот процесс будет активно развиваться в науке 20 века. На стыках наук формируются новые дисциплины, которые охватывают междисциплинарные исследования.

Примерами таких наук являются геохимия, биохимия, биогеохимия и т.д. Внешней причиной такой интеграции является невозможность объяснения явлений средствами одной науки и необходимость обращения к смежным.

Внутренней причиной интеграции являются многообразные проявления единства природы, которая не делится на рубрики и науки.

Постнеклассическая наука

Современная наука охватывает два этапа – неклассическую науку и постнеклассическую. Этот феномен является сложным и неоднозначным.

Для современной науки характерна ассоциация гуманитарных, естественнонаучных, математических, технических отраслей, а также дисциплинарных и междисциплинарных исследований, прикладных и фундаментальных знаний.

Но при этом в проявляющемся своеобразии стратегии исследований, форме постановки и изучения проблем, пути получения знаний обнаруживается единство современной науки.

Постнеклассическая наука стала проявляться в конце 20 века. Этот этап развития науки можно назвать интегральной.

Примерами интегральных наук являются кибернетика – наука, изучающая управление в неживых, живых, социальных, технических системах; учение о основных типах фундаментальных взаимодействий; теория самоорганизации и т.д.

Важную интегрирующую роль играют математизация научного знания, эволюционно-синергетическая парадигма, системный подход.

На сегодняшний день все исследования природы и общества можно сравнить с огромной сетью, которая связывает ответвления биологических, социальных, физических наук. Как считают исследователи, разработка теории эволюции Вселенной даст возможность объединения всех наук о живой, неживой и социальной материи на более глубокой основе.

Проникновение в естествознание идей, которые характерны гуманитарным наукам, и наоборот, в настоящее время особенно заметно. Для современного естественнонаучного познания характерно установление нового взаимоотношения человека и природы, которая перестает рассматриваться как «мертвый механизм». Характер отношения человека с природой меняется с монолога на диалог.

Источник: https://spravochnick.ru/koncepciya_sovremennogo_estestvoznaniya/klassicheskaya_neklassicheskaya_i_postneklassicheskaya_nauka/

Тема VII. Неклассическая наука ( конец XIX -первая половина XX века)

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

C конца XIX века и до начала- середины XX столетия были сделаны великие естественнонаучные открытия: в физике – открытие сложного строения атома, становление релятивистской и квантовой теории; в космологии – концепция нестационар­ной Вселенной; в биологии – возникновение молекулярной биологии, становление генетики; возникновение кибернетики.

В результате этой научной революции происходит принципиальные изменения научной картины мира, в которых формируется новый тип рациональности – неклассический, создается неклассическая наука.

Классическая наука строилась на субъектно-объектной схеме деятельности, в рамках которой познающий субъект формирует объективную, адекватно соответствующую действительности, единственно истинную теоретическую модель.

Причем субъективное в этой модели должно быть сведено к минимуму, особенности познающего субъекта не принимались во внимание. Классическая наука базировалась на признании истинности научного знания, поскольку оно раскрывает действительную структуру мира.

Ненаучное, неистинное познание рассматривалось как заблуждение, возникающее в силу субъективных особенностей человеческого познания.

Неклассическая наука предполагает адекватное отношение как к объекту, так и субъекту познания. В процессе познания происходит реализация внутренних установок и норм самого субъекта, априорных форм познания, присущих субъекту, говоря языком Канта, тех условий, в которых познающий субъект находится.

В неклассической науке необходимы ссылки на средства и операции познавательной деятельно­сти субъекта. Например, в квантово-релятивистской физике необходимым условием объективности познания является требо­вание четкой фиксации особенностей средств наблюдения, которыми пользуется познающий субъект.

В силу этого в неклассической науке допускается истинность нескольких теоретических моделей одной и той же реальности, в каждой из которых содержится доля объективного, истинного знания. Поэтому наука есть не только адекватное отражение действительности (классическая наука), но постоянно уточняемая и разви­вающаяся система относительно истинного знания о мире (неклассическая наука).

В истории философии проблема особенностей познавательной деятельности субъекта впервые была сформулирована И.Кантом. Кант утверждал, что не познаваемая субстанция, не объект, а специфика познающего субъекта есть главный фактор, определяющий способ познания и конструирующий предмет знания.

Объективность знания, согласно учению Канта, обусловливается структурой именно субъекта, носителя априорных форм познания. Наука есть не только объективное отражение действительности, но деятельность субъекта по созданию идеализированных объектов.

С этой позиции создание Кантом новаторской гносеологии, в определенной степени, создало основу для формирования неклассической рациональности, неклассической науки.

Научная революция как кардинальный пересмотр, в первую очередь, физической картины мира стала следствием великих научных открытий, сделанных в течении короткого историческо­го периода, охватывающего последние годы XIX столе­тия и первые десятилетия XX века.

В 1896 г. французский физик Антуан Анри Беккерель (1852-1908) открыл явление самопроизвольного излуче­ния урановой соли.

В 1895 г. немецкий физик Вильгельм Рентген открыл излучение, обладающее большой энергией и проникающей способностью, известное сегодня как рентгеновские лучи.

Заинтересовавшись этим, Беккерель решил выяснить, может ли люминесцентный материал, активированный светом, а не катодными лучами, также испускать рентгеновские лучи.

Он поместил на фотографические пластинки, завернутые в плотную черную бумагу, люминесцентный материал, имевшийся у него под рукой – сульфат урана калия (одна из солей урана),– и в течение нескольких часов подвергал этот пакет воздействию солнечного света.

После этого он обнаружил, что излучение прошло сквозь бумагу и воздействовало на фотографическую пластинку, что, очевидно, указывало на то, что соль урана испускала рентгеновские лучи, а также и свет после того, как была облучена солнечным светом. Беккерель наблюдал результат воздействия не рентгеновских лучей, а нового вида проникающей радиации, испускаемой без внешнего облучения источника.

Беккерель провел опыты с чистым ураном и обнаружил, что фотографические пластинки показывали такую степень облучения, которая в три-четыре раза превышала излучение первоначально использовавшейся соли урана. Загадочное излучение, которое совершенно очевидно являлось присущим урану свойством, стало известно как лучи Беккереля.

Беккерель пришел к выводу, что эти лучи частично состоят из электронов, открытых в 1897 году Дж. Томсоном в качестве компонентов катодных лучей. Ученица Беккереля, Мари Кюри открыла, что торий также испускает лучи Беккереля, и переименовала их в радиоактивность.

В 1898 году были открыты новые элементы, также обладающие свойством испускать «беккерелевы лучи», — полоний и радий. Это свойство супруги Кюри назвали ра­диоактивностью. Их напряженный труд принес щедрые плоды: с 1898 года одна за другой стали появляться статьи о получении новых радиоактивных веществ.

В 1897 году, в лаборатории Кавендиша и в Кембридже при изучении электрического разряда в газах (катодных лучей) английский физик Джозеф Джон Томсон (185б_1940) открыл первую элементарную частицу — элек­трон.

Эрнест Резерфорд (1871-1937) считается величайшим физиком-экспериментатором двадцатого столетия. Он является центральной фигурой в наших познаниях в области радиоактивности, а также человеком, который положил начало ядерной физике. Резерфорд разработал планетарную модель атома. Атом подобен Солнечной системе: он состоит из ядра и электронов, которые обращаются вокруг него.

Важная черта радиоактивности – это связанная с ней энергия. Беккерель, супруги Кюри и множество других ученых считали энергию внешним источником. Но Резерфорд доказал, что данная энергия – которая намного мощнее, чем освобождаемая при химических реакциях, – исходит изнутри отдельных атомов урана. Этим он положил начало важной концепции атомной энергии.

Резерфорд измерил скорость распада и сформулировал важную концепцию “полураспада”. Это вскоре привело к технике радиоактивного исчисления, которое стало одним из важнейших научных инструментов и нашло широкое применение в геологии, археологии, астрономии и во многих других областях.

Резерфорд, в результате эксперимента, обнаружил, что атом состоял почти полностью из пустого пространства, а практически вся атомная масса была сконцентрирована в центре, в маленьком “ядре” атома.

Открытие Резерфордом атомных ядер является основой всех современных теорий строения атома. Открытие Резерфорда также привело к появлению новой ветви науки: изучение атомного ядра. Это положило начало промышленному использованию атомной энергии.        

Но планетарная модель Резерфорда обнаружила серь­езный недостаток: она оказалась несовместимой с электро­динамикой Максвелла.

Зная о модели Резерфорда и приняв ее в качестве исходной, Нильс Бор (1885-1962),  раз­работал 1913 году квантовую теорию строения атома.

В ее основе лежали следующие постулаты: в любом атоме су­ществуют дискретные (стационарные состояния), находясь в которых он энергию не излучает; при переходе атома из одного стационарного состояния в другое он излучает или поглощает порцию (квант) энергии.

Применяя новую квантовую теорию к проблеме строения атома, Бор предположил, что электроны обладают некоторыми разрешенными устойчивыми орбитами, на которых они не излучают энергию.

Только в случае, когда электрон переходит с одной орбиты на другую, он приобретает или теряет энергию, причем величина, на которую изменяется энергия, точно равна энергетической разности между двумя орбитами.

Идея, что частицы могут обладать лишь определенными орбитами, была революционной, поскольку согласно классической теории их орбиты могли располагаться на любом расстоянии от ядра подобно тому, как планеты могли бы в принципе вращаться по любым орбитам вокруг Солнца.

Бор также сформулировал два фундаментальных принципа, определивших развитие квантовой механики: принцип соответствия и принцип дополнительности,  показав, как сильно изменения в области физики могут повлиять на наши научные взгляды и как последствия этих изменений затрагивают все области знаний.

Предложенная Бором модель атома, которая фактически явилась дополнен­ным и исправленным вариантом планетарной модели Ре­зерфорда, в истории атомной физики вошла как квантовая модель атома Резерфорда — Бора.

Совместно с англий­ским химиком Фредериком Содди (1877-1956) Резерфорд провел серьезное изучение радиоактивности. В 1901–1902 Резерфорд и Содди разработали теорию распада радиоактивных элементов.

В соответствии с ней несколько самых тяжелых элементов обретают устойчивость, выбрасывая небольшие, но в достаточной степени разрозненные единицы массы, заряда и энергии из своих ядер.

В процессе радиоактивного распада образуются другие элементы.

Альберт Эйнштейн (1879-1955) в 1905 году создал так называемую специаль­ную теорию относительности. В этой теории было ус­тановлено, что пространственно-временные свойства тел меняются с изменением скорости их движения.

По мере приближения скорости движения тела к скорости света его линейные размеры сокращаются в направлении движения, а ход времени замедляется.

Эти выводы специальной тео­рии относительности нашли экспериментальное подтвер­ждение.

Это привело к ломке многих основополагающих понятий (абсолютность пространства и времени), установлению новых пространственно-временных представлений (относительность длины, времени, одновременности событий).

Минковский, создавший математическую основу теории относительности, высказал мысль, что пространство и время должны рассматриваться как единое целое (обобщение евклидова пространства, в котором роль четвертого измерения играет время).

Разным эквивалентным системам отсчета соответствуют разные «срезы» пространства-времени.

Исходя из специальной теории относительности, Эйнштейн в том же 1905 открыл закон взаимосвязи массы и энергии. Его математическим выражением является знаменитая формула E = mc2. Из нее следует, что любой перенос энергии связан с переносом массы.

Эта формула трактуется также как выражение, описывающее «превращение» массы в энергию. Атомная энергия есть не что иное, как превратившаяся в энергию масса. Принцип эквивалентности массы и энергии позволил упростить законы сохранения.

Оба закона, сохранения массы и сохранения энергии, до этого существовавшие раздельно, превратились в один общий закон: для замкнутой материальной системы сумма массы и энергии остается неизменной при любых процессах.

Закон Эйнштейна лежит в основе всей ядерной физики.

В 1915 Эйнштейн завершил создание общей теории относительности. Согласно этой теории пространство в разных частях Вселенной имеет различную кривизну и описывается неевклидовой геомет­рией. Кривизна пространства обусловлена действием гра­витационных полей, создаваемых огромными массами кос­мических тел. Эти поля вызывают и замедление хода про­текания материальных процессов.

 В 1900 г. Макс Планк (1858-1947) предложил свою революционную квантовую теорию для объяснения соотношения между температурой тела и испускаемым им излучением.

Вопреки освященному веками представлению о том, что свет распространяется непрерывными волнами, Планк высказал предположение о том, что электромагнитное излучение (всего лишь за несколько десятилетий до этого было доказано, что свет представляет собой электромагнитное излучение) состоит из неделимых порций, энергия которых пропорциональна частоте излучения. Свет, несомненно обладающий волновыми свойствами, в ряде явлений проявляет себя как частицы.

Французский физик Луи Бройль (1892-1987) выдвинул идею о волновых свойствах материи, он первым понял, что если волны могут вести себя как частицы, то и частицы могут вести себя как волны.

Он применил теорию Эйнштейна – Бора о дуализме волна-частица к материальным объектам. Волна и материя считались различными. Материя обладает массой покоя. Она может покоиться или двигаться с какой-либо скоростью.

Свет же не имеет массы покоя: он либо движется с определенной скоростью (которая может изменяться в зависимости от среды), либо не существует.

Австрийский физик Эрвин Шредингер(1887-1961) положил идеи Луи Бройля в основу волновой механики, обобщившей квантовую теорию.

Наиболее убедительное подтверждение существования волновых свойств материи было получено в результате открытия (наблюдений) дифракции электронов в экспери­менте, поставленном в 1927 году американскими физиками Клинтоном Дэвиссоном (1881_1958) и Лестером  Джермером (1896-1971). Экспериментально подтвержденная гипотеза де Бройля cтала основой квантовой механики.

Революционные открытия в физике перевернули взгляд мир. Открытие микромира, создание квантовой теории, теории относительности, изучение электромагнитного поля, усиливавшийся процесс математизации физики привел к появлению новых квантово-релятивистских взглядов на физическую реальность.

Движение микрочастиц в пространстве и времени нельзя отождествлять с механическим движением макро­объекта. Возникновение и развитие атомной физики окончательно привело к разрушению механистической картины мира, характерной для классической механики. Это научная революция – возникновение новой парадигмы науки.

Наступил новый этап неклассической науки.

В 20-е годы XX века на основе общей теории относительности и релятивистской теории тяготения, созданной Альбертом Энштейном в 1917 году, формируется релятивистская космология.

В рамках этой модели  свойства Вселенной одинаковы во всех ее точках (однородность) и направлениях (изотропность); существует кривизна пространства и связь кривизны с плотностью массы, метрика пространства и времени определяется распределением гравитационных масс во Вселенной; материя в мировом пространстве распределена в среднем равномерно, а гравитационное притяжение масс компенсируется универсальным отталкиванием; конечная по объему Вселенная в то же время безгранична, так как поверхность любой сферы (шара) не имеет границ; время существования Вселенной бесконечно, а пространство безгранично, но конечно.

 Существенное отличие данной модели – ее нестационарность, это означает, что Вселенная не может находиться в статическом, неизменном состоянии.

В 1922 году отечественный математик и геофизик А.А. Фридман (1888-1925) теоретиче­ски обосновал нестационарность Вселенной. Работа А.А. Фридмана в корне изменила основные положения прежнего научного мировоззрения.

Американский ас­троном Эдвин Хаббл(1889-1953) в 1929 году открыл так называемое «крас­ное смещение» для всех далеких ис­точников света. «Красное смещение» оказалось пропорциональным расстоянию до источника, что подтверждало ги­потезу о расширении видимой части Вселенной. Тем са­мым теоретически построенные Фридманом модели неста­ционарной Вселенной были обоснованы результатами на­блюдений.

Генетика – это биологическая наука о наследственности и изменчивости организмов и методов управления ею. Наследственность и изменчивость – это две стороны одних и тех же основных жизненных процессов. В противоположности наследственности и изменчивости заключена диалектика живого.

Генетика изучает явления наследственности и изменчивости на различном уровне организации живой материи; молекулярная генетика исследует ее на молекулярном уровне, другие отрасли генетики занимаются этими проблемами на уровне клетки, организма. Популяционная генетика изучает явления на уровне коллектива особей, населяющих общую территорию, принадлежащих к одному виду, объединенных потенциальной возможностью обмена наследственными факторами и действием отбора.

В основу генетики легли закономерности наследственности, обнаруженные в 1865 году австрийским биологом Грегором Менделем в результате проведения им серии опытов по скрещиванию различных сортов гороха. В 1866 году Мендель доложил результаты своей работы в статье «Опыты над растительными гибридами», которая заложила основы генетики как самостоятельной науки.

Работу по гибридизации растений и изучению наследования признаков в потомстве гибридов проводились и до Менделя, но из его работы вытекали совершенно иные следствия.

Он создал научные принципы описания и исследования гибридов и их потомства (какие формы брать в скрещивание, как вести анализ в первом и втором поколении).

Мендель разработал и применил алгебраическую систему символов и обозначений признаков, что представляло собой важное концептуальное нововведение.

Мендель сформулировал два основных принципа, или закона наследования признаков в ряду поколений, позволяющие делать предсказания. Наконец, Мендель высказал идею дискретности и бинарности наследственных задатков. Парность задатков, парность хромосом, двойная спираль ДНК – вот логическое следствие и магистральный путь развития генетики ХХ  века на основе идей Менделя.

В 1900 году голландским ученым-биологом X. де Фризом (1848-1935), немецким ученым-бо­таником К.Э. Корренсом (1864-1933) и австрийским ученым Э. Чермак- Зейзенеггом (1871-1962) независимо друг от дру­га и почти одновременно вторично были открыты и стали всеобщим достоянием законы наследственности, установ­ленные Менделем.

Американский биолог Томас Хант Морган (1866— 1945) сформулировал хромосомную теорию наслед­ственности.

Большинство растительных и животных орга­низмов являются диплоидными, то есть их клетки (за ис­ключением половых) имеют наборы парных хромосом, од­нотипных хромосом от женского и мужского организмов.

Хромосомная теория наследственности сделала более по­нятными явления расщепления в наследовании признаков.

Важным событием в развитии генетики стало откры­тие мутаций— внезапно возникающих изменений в на­следственной системе организмов, которые могут привес­ти к устойчивому изменению свойств гибридов, передава­емых и далее по наследству.

Американский генетик Герман Джозеф Меллер (1890-1967), работавший в 1933-1937 годах в СССР, уста­новил в 1927 году в опытах с дрозофилами сильное мута­генное действие рентгеновских лучей.

В своей статье «Искусственная трансмутация генов» он обосновывал возможность искусственного изменения наследственных свойств с помощью рентгеновского излучения, что положило начало исследованиям по экспериментальному мутагенезу и, в частности, дало толчок развитию такого направления, как радиационная генетика.

Достижения генетики, и биологии в целом, укрепили эволюционную теорию Дарвина, тем самым дали более глубокое толкование всему процессу эволюции живого мира.

Кибернетика ( от греч. kybernetike — искусство управления), наука об управлении, связи и переработке информации об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в различных системах, будь то машины, живые организмы или общество.

Кибернетика возникла в 40-х годах XX века «на стыке» ряда наук как междисциплинарная область исследования, объединяющая системы управления, теории электрических цепей, машиностроение, логическое моделирование, эволюционную биологию, неврологию.

Решающее значение для становления кибернетики имело создание в 40-х годах ХХ века электронных вычислительных машин.

Джон фон Нейман (1903-1957) – американский математик и физик. Внес большой вклад в создание первых ЭВМ и разработку методов их применения. Его теория игр сыграла важную роль в экономике.

Норберт Винер (1894-1964) — американский учёный, выдающийся математик и философ, основоположник кибернетики и теории искусственного интеллекта.

Норберт Винер понял принципиальное значение информации в процессах управления.

Говоря об управлении и связи в живых организмах и машинах, он видел главное не просто в словах «управление» и «связь», а в их сочетании. Это было показано Н. Винером в его работе «Ки­бернетика.

Управление и связь в животном и машине», опубликованной в 1948 году. Винера с полным правом можно считать творцом кибернетики.

Кибернетика как новая интегративная научная дисциплина, охватывающая процессы управления в живых (биологических), неживых (технических) и со­циальных системах сыграла свою революционную роль в развитии научной картины мира.

В результате этих кардинальных изменений, явившихся результатом научной революции, сформировалась так называемая неклассическая наука, которая приобретала ранее не свойственные традиционной науке качественные черты.

В неклассической науке на первый план выходит личность исследователя. Исследователь, носитель определенных, конкретно-исторических традиций, творящий в определенном культурном контексте является творцом науки.

Исследователь не просто «фотографирует» объективную действительность, но создает свои авторские теоретические модели этой действительности, внося в них в то, что присуще ему как уникальной, творческой личности.

Науку создает не посредственная, но уникальная, творческая, гениальная личность.

Творческое, деятельное, антисозерцательное начало в личности исследователя выходит на первый план. Наука не копия объективной реальности, а результат активного вторжения исследователя в предмет исследования.

В связи с этим акцент на психологизме, психологической составляющей научного исследования. Научное открытие происходит интуитивно, отсюда роль интуиции, которая кроется в глубинах психики исследователя, отсюда потребность внерациональной, интуитивной, психологической рефлексии.

Исследователь – бунтарь, выступающий против косной массы, ломающий традиционные стереотипы, отсюда нестандартность, нетрадиционность. Исследователь, ломая стереотипы, создает нетрадиционные теоретические модели. Отсюда на первый план в неклассической науке выходят новаторство, преодоление традиции, экспериментаторство, концептуализм.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Асмус В.Ф. Античная философия. М.,1976.

2. Гайденко П.П. История греческой философии в ее связи с наукой. М.,2000.

3. Гайденко П.П. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М., 2000.

4. Гердер И.Г.  Идеи к философии истории человечества. М., 1977.

5. Т.Кун. Структура научных революций. М.,2009.

6. Степин В.С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. М..2000.

7. Философия эпохи ранних буржуазных революций (Под. ред. Т.И.Ойзермана). М..1983.

Источник: https://studopedia.net/2_66798_tema-VII-neklassicheskaya-nauka--konets-XIX--pervaya-polovina-XX-veka.html

8.12. Неклассическая и постнеклассическая научная рациональность

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

теме аксиом добавляется новая, которая выполняется уже не на всех моделях. Так может возникнуть целая сеть теорий с общими аксиомами и законами (базисной теорией).

Вводится понятие «холона» теорий: такой совокупности, в которой каждая теория имеет какое-то интертеоретическое отношение хотя бы с одной другой теорией (пересечения).

Если привлечь еще и развитие структур во времени, получится «кинематика теорий».

Структурализм не рассматривает научную теорию как совокупность предложений-высказываний (в отличие от неопозитивистов). Теория характеризуется некоторой математической структурой. Эта структура выявляется через ее фундаментальный закон и специальные законы. Структурализм не использует формализованный язык, и довольствуется, следуя программе Н.

Бурбаки в математике, изложением в понятиях неформальной теории множеств. Структуралистский подход позволяет провести тонкие различия как в структуре, так и в развитии научных теорий. В синхронном аспекте понятие теории становится более тонким благодаря тому, что отдельные теории рассматриваются как элементы в разнообразно разветвленной сети теорий.

В диахронном аспекте были проведены детальные исследования эволюции и революций в теориях. Объединяющую функцию в структурном и динамическом описании выполняют интертеоретические отношения, преимущественно отношения специализации и редукции. Эти отношения позволяют объяснить, каким образом в смене теорий проявляются и утверждают себя рациональность и прогресс.

Фактически, структурализм – это ответ на вызов, брошенный Куном классической теории науки. Он предлагает естественную экспликацию куновских понятий «иммунитета» теории от противоречащего опыта, «парадигмы» научного сообщества, несоизмеримости соперничающих теорий.

В этой функции разъяснения кажущихся пробелов в рациональности в науке структурализм получил одобрение самого Куна, который был вынужден корректировать и уточнять свои взгляды.

Структурализм получил распространение в первую очередь в Европе, особенно – в Германии, и служит общей рамкой для рациональной реконструкции различных теорий в отдельных науках. Он не противостоит классической теории науки, но служит ей некоей альтернативой, иным способом про- ведениятеоретико-научногоанализа, имеющим своипреимущества.

Наука, как познавательная деятельность, направляется идеалами и нормами. Среди этих последних есть такие, которые присущи науке в целом, т. е. отличают ее от других видов человеческой деятельности. Они присущи науке на всем протяжении ее существования. Но есть и такие, ко-

315

торые характерны лишь для определенных исторических типов науки или лишь для определенных дисциплин. Например, для научной рациональности в целом характерно стремление к истине, к объективному, обоснованному, доказательному знанию. Однако способ получения, обоснования или организации научных знаний исторически изменяется.

Способ исследования, эмпирического описания и теоретического объяснения явлений природы в эпоху античности, Средневековья или Нового времени вообще говоря, различен. Идеалы и нормы научного исследования зависят как от предмета исследования, так и от характера общества и места в нем науки.

Социально-культурные факторы, общественные потребности определяют в существенной мере тот образ науки, который определяет и образцы деятельности «ученого». Мы рассмотрели общие черты науки в различные исторические эпохи ее существования, в том числе и классическую научную рациональность.

Пришло время рассмотреть те изменения, которые произошли в основаниях, идеалах и нормах науки в XIX–XX вв.

Неклассическая научная рациональность, по мнению В. С. Стёпи-

на, возникла в естествознании конца XIX – начала XX вв.

, и была порождена преимущественно теми проблемами и трудностями, с которыми столкнулась классическая физика в объяснении ряда явлений (прежде всего – электромагнитных) и которые привели к созданию теории относительности и квантовой физики. Именно они послужили моделью для «неклассической рациональности» (хотя теорию относительности Эйнштейна относят иногда к классическим теориям).

Характерные черты неклассической рациональности, отличающие ее от классической:

1)субъект не может познавать объект «со стороны» или «извне», поскольку сам находится «внутри» познаваемого им объекта;

2)объект познается исключительно посредством активной деятельности субъекта «внутри» объекта, которая, следовательно, изменяет сам объект в акте его познания;

3)следовательно, познавательные операции субъекта должны быть учтены в описании объекта: мы не можем более говорить о том, каков объект «сам по себе»; мы можем говорить лишь о том, каков он для нас в той или иной ситуации нашей активности по отношению к нему; объект не только раскрывается лишь в процессе деятельности субъекта и благодаря ей, но «ответ» природы на наши вопросы зависит от того способа, которым ставится вопрос; иначе говоря, от способа нашей познавательной деятельности зависит и то, с каким объектом мы имеем дело;

4)следовательно, средства наблюдения и операции субъекта принципиально не могут быть элиминированы из знания об объекте;

316

5)теория не может быть просто «выведена» индуктивно из фактов; она лишь «навеивается» опытом, но в значительной мере является результатом «свободного вымысла»;

6)одни и те же факты опыта могут быть объяснены разными теориями, и эта множественность теоретического объяснения одного и того же положения дел является естественной, законной, неустранимой; неклассическая рациональность отказывается от «чистого онтологизма» теории, от требования единственности истинной теории (признает правомерность теоретического плюрализма), допускает «дополнительные» (и альтернативные) описания одного и того же объекта.

Эти изменения были обусловлены не только обнаружением новых явлений, фактов, новых объектов научного исследования, но и изменением места науки в обществе, функций научного знания в нем.

Точно так же и классическая рациональность была сформирована в результате тех качественных изменений в европейском обществе, которые произошли в эпоху Возрождения. Она была неразрывно связана с новой социальной структурой, с новым пониманием сущности человека и его отношения к миру и Богу и т. д.

Равным образом и переход от классической рациональности к неклассической был связан с общим глубоким изменением устройства духовной жизни европейского общества в XIX в.

Общий культурный, духовный знаменатель этих изменений – разочарование в возможности существования «чистого» знания, ощущение зависимости сознания, мышления, науки от внерациональных факторов, понимание «погруженности» ученого, его деятельности и ее результатов (теории) в конкретную социальнокультурную «среду», а тем самым – ситуационности всякого знания.

Философское измерение проблемы неклассической рациональности показал М. К. Мамардашвили93. Сама идея неклассической рациональности возникает в результате введения сознательных явлений в саму научную картину мира.

Иначе говоря, она представляет собой одновременно и расширенную онтологию (онтологию ума), которая включает в себя психику и сознание. Проблема в том, как можно ввести сознание в физическую картину мира, в учение о природе.

Содавая физическую теорию, мы получаем научное и объективное представление о мире, однако «покупаем» это научное знание за счет непонимания (игнорирования) самого научного сознания. Возьмем для пояснения важнейшее в науке понятие наблюдения, которое стало проблемой в релятивистской и квантовой физике, в этнологии, психологии и социологии.

Для того, чтобы узнать, как устроена природа, мы должны проводить наблюдения. Спрашивается, само это наблюдение, его акт и процесс принадлежит той природе, о которой мы получаем знание посредством этого наблюдения? Теория природы (физика) должна

93 [53]

317

ли описывать природу так, чтобы в этой природе было возможно действие

наблюдения? Ведь сам феномен наблюдения должен быть укоренен в устройстве мира и в том положении, которое чувствующие и сознающие су-

щества занимают в системе природы. Ведь «событие извлечения» опыта тоже – событие мира. Факт являемости мира в сознании человека – тоже факт этого мира. То наше состояние, в котором нам нечто является и в котором мы имеем знание о явлениях – тоже является частью Вселенной, продуктом ее эволюции и человеческой истории.

Само это состояние, в котором мы различаем сущность и явление, наблюдаем явление – оно тоже существует.

Необходимо не только выявить неявное вхождение сознательных процессов в формулировку законов физических явлений, но сделать это так, чтобы одновременно понять сознательные явления как состояния жизни телесных существ, находящихся «внутри» природы, рождающихся, умирающих, находящихся в общении, чувствующих и мыслящих.

Неклассическая наука должна описывать природу так, чтобы было возможно объединение в единое целое наук физических, наук о жизни, об обществе и о сознании. «Решение подобной задачи могло бы быть ответом на назревшую в философской и научной культуре XX в.

проблему, состоящую как раз в том, что тот стиль научного исследования, который ныне господствует, неспособен в одном, логически гомогенном исследовании объединить эти две разные вещи – то, как мы исследуем физические явления и достигаем их объективного понимания, и то, как мы при этом способны понимать – научно, объективно – те сознательные и жизненные явления, которые наблюдаются в исследовании и понимании первых (т. е. физических) явлений…»94. Необходимо найти способ совместить рассмотрение физических процессов с рассмотрением сознательных процессов, в которых они и находят свое выражение, и таким образом, чтобы сама природа допускала по ее собственным законам рождение живых существ и появление сознания, которое к тому же является элементом истории человечества. Сложившаяся в самой науке и культуре ситуация требует изменить привычки научного мышления, коренящиеся как раз в классическом понятии наблюдения. Следуя этим привычкам, мы не можем построить научную и объективную теорию тех самых процессов сознания,

которые и создают научную картину мира: мы делаем человека чуждым природе, «выбрасываем» из универсума, каким его описывает физика, жизнь и сознание.

Все, что мы знаем о мире благодаря научному наблюдению, мы знаем благодаря сознанию и «в сознании», но сами сознательные явления ускользают от того наблюдения, которое предполагается классическими правилами.

Здесь и возникает кардинальная проблема философии науки: для того, чтобы выявить эти правила и привычки и изменить их, необ-

94 [53; С. 4]

318

ходимо вернуться к истоку самой «научности» и тщательно проанализировать понятия, лежащие (и молчаливо предполагаемые) в основе понимания «опыта», «знания», «субъекта», «объекта», «тела», «пространства», «внешнего», «внутреннего», «явления», «сущности», «материального» ит. д.

Для неклассической рациональности нет единой и всеобъемлющей «системы координат» – ни интеллектуальной, ни онтологической, ни физической. Нет одного и «уже готового» мира, есть лишь «мир в работе». Иначе невозможно ввести такую специфическую реальность, как сознание, «в самое начало, внутрь объективного определения строения мира»95.

Возникновение феноменологии и феноменологической философии науки было связано именно с попытками такого рода. Например, элементарный постулат классического мышления – различение явления (того, что дано в наблюдении) и сущности (объективного хода вещей независимо от наблюдения).

Для неклассического подхода «сущность» не есть нечто само по себе сущее, независимо от своих явлений (опыта): «мы не можем предполагать заранее данного (или пред-данного) мира законов и сущностей, по отношению к которому сознание было бы лишь отражением и который лишь ожидал бы быть нами познанным»96.

Квантовая физика указывает на это: физический смысл «волны вероятности» зависит от факта эксперимента. Иначе говоря, уникальное событие (измерение) имеет последствия для структуры мира.

Классическое объективное видение мира как совокупности физических объектов в пространстве и времени – продукт истории организации познания, «экран» сознания, который за «спектаклем» физических процессов не может видеть самого видящего картину субъекта. Здесь коренится

классическое различение души и тела, сознания и материи. «Первичные качества» вещей мыслятся «ясно и отчетливо» потому, что мы расцепили первоначальную слитность вещей «внешнего» мира с нашими «внутренними» состояниями (субъективными восприятиями). Вещи сами по себе – не явления.

Возникновение «явления» требует участия субъекта, предполагает некоторую «историю» это участия. Здесь и возникает вопрос о явлении знания. Не о знании явлений, а о явлении самого знания. Это – феноменологический вопрос, или – «феноменологический сдвиг» в теории сознания и науки97.

Когда классическим образом строят теорию познания, то отвлекаются от того, что это знание, о котором строят теорию, само должно «случиться», быть «событием», реализоваться в качестве знания и в этом смысле само есть «явление». Это знание как бы уже заранее предположено.

Но сознание невозможно заранее предположить. В этом смысл пробле-

95[53; С. 15]

96[53; С. 16]

97[53; С. 22]

319

мы «феномена» у Гуссерля, проблемы подхода к образованиям сознания как существованиям. Когда говорится, что ученый открыл некоторый закон природы, предполагая, что он уже был в природе и «причинил» в сознании это знание о себе, то при таком объяснении явлений сознания (знания о законе природы) это сознание (знание) уже предположено.

Можно рассматривать это открытие как часть истории познания человеком того, что уже заранее и все целиком есть. Но сама эта «история познания» – тоже структура сознания, своего рода «внутрикультурная иллюзия» – вторичная структура сознания по отношению к тому, что действительно происходит.

Вот суть проблематики «феноменологической редукции», философского «подвешивания» предпосылаемости «объективного мира» и т. д.

Равным образом, и новая научная революция, переход уже к постнеклассической рациональности был связан с радикальным преобразованием идеалов и норм научного мышления и обусловлен новыми качественными изменениями в общественной жизни и в мировоззренческих установках общества второй половины XX в., которые снова изменили сам характер научной деятельности. Средоточие всех этих изменений – компьютерная революция, то есть качественное, радикальное изменение в средствах хранения, обработки, передачи знаний (информации).

Предельно кратко суть постнеклассической научной рациональности можно сформулировать следующим образом: если классика хотела понять, каков объект сам по себе, а неклассика поняла, что не может элиминировать из описания объекта познавательные средства и операции субъекта, то постнеклассика:

1)уже не может элиминировать из описания объекта цели и ценности познающего субъекта: идеал совершенно объективного и ценностно ней-

трального познания заменяется «включением аксиологических факторов в состав объясняющих положений»98; иначе говоря, связь старых добрых внутринаучных ценностей (объективности, обоснованности, системности, истинности и т. д.) с социальными ценностями не просто рефлектируется, но

ивыражается в явной форме в самом содержании научного знания; усиливается гуманистическая направленность научных исследований, значение этического фактора в самой познавательной деятельности;

2)отдает приоритет междисциплинарным ипроблемно-ориентированным,

комплексным программам и исследованиям;

3)ориентирует науку практически: цели и задачи научных исследований все более настойчиво и явно определяются экономическими и соци- ально-политическими факторами (поскольку все более зависят от финансирования);

98 [64; С. 13]

320

4) сращивает теоретические и прикладные исследования (стирает границы между ними);

5)занимается исследованием сложных, открытых, автономных, саморазвивающихся, самоорганизующихся, самоперестраивающихся систем (которые и могут быть выявлены в качестве таковых лишь в результате соединения усилий представителей различных наук), – систем, в которых по мере исторического развития появляются новые уровни, изменяющие всю систему, прежние уровни; эти системы проходят через точки бифуркации (неустойчивого равновесия), в которых «малый толчок» («укол») имеет большие и необратимые последствия, структурную перестройку системы, дает синергетические эффекты; эти системы описываются при помощи понятий «управления», «информации», «обратной связи», оптимальности и эффективности;

6)мыслит нелинейно: учитывает, что свойства системы зависят от ее состояния, отказывается от принципа суперпозиции, признает возможность самоусиления процессов;

7)характеризует системы через совокупность их возможностей (возможных линий эволюции, сценариев), вероятность, «непросчитываемость», возможность катастроф, многовариантность возможных путей развития; для описания этих сложных систем используются не только традиционные методы индукции-дедукции-аксиоматизации, но и связанные с принципами случайности и вероятности методы аппроксимации, компьютерного моделирования, вычислительного эксперимента, исторической реконструкции;

8)вводит в естествознание историко-эволюционные методы, описание уникальных, необратимо развивающихся объектов;

9)описывает большие динамические системы, используя понятие цели, которое было исключено из науки в классическую эпоху («телеономические» системы); иначе говоря, сложные системы с управлением характеризуются внутренней активностью и избирательностью (целенаправленностью) своего «поведения»;

10)делает предметом исследования «человекоразмерные системы»: экологические, человеко-машинные (искусственный интеллект), биотехнологии, в которых поиск истины прямо затрагивает интересы человека и требует включения аксиологических факторов.

Автор этой концепции подчеркивает, что появление нового типа рациональности не отменяет предыдущий, но лишь ограничивает сферу его применения.

321

Источник: https://studfile.net/preview/9650617/page:29/

26. Историческая смена типов научной рациональности: классическая, неклассическая и постнеклассическая наука. – filoaspir

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

Рациональность – это способность мышления работать с идеальнымиобъектами, способность отражать мир в разумно понятийной форме.

Античная рациональностьбазировалась на идее возможности умозрительного (интел­лектуального,рационального) постижения принципиально ненаблюдаемых объек­тов, таких какбытие (Парменид), идеи (Платон), атомы (Демокрит), Перводвигатель (Аристо­тель).Идеальный (т.е.

, мыслительный) план деятельности стал одной из главныххарактеристик рационального типа отношения к действительности и прежде всегонаучной рациональности. Опреде­лённость, точность, однозначность значений словесть необходимое условие построения рацио­нального знания.

 Классическаярациональность, возникшая в результате 1-й научной революции 17 века, бази­роваласьна механистической парадигме (Галилей, Ньютон). Её основные принципы:

1.                 Божест­венный космосгреков был отождествлён с природой как единственной истинной реальностью,состоящей из статичных объектов, описываемых законами механики и находящихся в абсо­лютномпространстве и времени.

2. Объяснение сводилось кпоиску механических причин и субстанций, а обоснование – к редукции знания оприроде к принципам механики.

3. Признава­лаправомерность только тех идеальных, мыслительных конструкций, которые можноконтролируемо воспроизвести бесконечное количество раз в эксперименте.

4. Признавалась возмож­ностьотыскать такую одну-единственную идеальную конструкцию, которая полностью соот­ветствовалабы изучаемому объекту, обеспечивая тем самым однозначность содержания истин­ногознания.

5. В отличии от античной,научная рациональность 17-го века отказалась от идеи цели как причины развитияприроды и мира в целом, а все явления объясняла только путём ус­тановлениямежду ними механической причинно-следственной связи.

Вторая научная революцияконца 18 – первой половины 19 века (признаваемая не всеми исследователями)базировалась прежде всего на объектах геологии и биологии, что привело к идееразвития и, соответственно, к постепенному отказу от простых механистическихобъяс­нений. Наглядные механические модели изучаемых объектов и явлений сталивсё более вытес­няться их абстрактным но непротиворечивым математическимописанием.

Третья научная революция(конец 19 – первая половина 20 века) привела науку к про­никновению в микромир(теория относительности и квантовая теория в физике, генетика в био­логии,квантовая химия в химии и т.д.). Возникла неклассическая рациональность соследующими принципами:

1. Мышление изучает необъект как он есть, а то, как наблюдатель (учёный) воспринимает взаимодействиеобъекта с прибором (что было неважно в классической науке, где изучались толькомакрообъекты). Т.об., объяснение и описание невозможны без фиксации средствнаблюдения.

2. Вносить искажения могутне только приборы, но и исследователи (незаметно для себя), о чём говорил ещёИ.Кант.

3. Стала допускатьсявозможность истинности не одной, а нескольких объяснительных моделей одного итого же явления; соответственно, стала признаваться относительная истинностьнауч­ных теорий.

Четвёртая (по некоторымисследователям – третья) научная революция (последняя треть 20 века) привела кизучению исторически развивающихся явлений, объектов, систем.

Возникла постаклассическаянаучная рациональность:

1. Историческаяреконструкция как тип теорети­ческого знания стала применяться не только вгуманитарных науках типа истории, или в эво­люционных теориях геологии ибиологии, но и в космологии, астрофизике, физике элементар­ных частиц и т.д.

2. Ведущей методологическойконцепцией стала синергетика.

3. Субъект по­знания(исследователь) способен каждым своим воздействием видоизменить поле возможныхсостояний системы (изучаемого объекта). В первую очередь это касаетсяэкологических, био­сферных, медико-биологических и биотехнологических объектов,изучение которых сегодня особенно актуально.

4. При изучении сложныхсистем, включающих в себя человека с его пре­образовательной производственнойдеятельностью, идеал ценности о-нейтрального исследова­ния, важнейший вклассической науке, оказывается неприемлемым. Объективно истинное объ­яснение иописание такого рода систем предполагает включение ценностей социального, этиче­скогои иного характера.

 Таким образом, каждая научная революцияприводила к формированию своего типа на­учной рациональности и важную роль вэтих процессах играли социокультурные особенности той эпохи и того общества, вкоторые эти революции происходили.

Перестройка оснований науки, сопровождающаяся научными революциями, может явиться, во-первых, результатом внутри-дисциплинарного развития, в ходе которого возникают проблемы, неразрешимые в рамках данной научной дисциплины.

Например, в ходе своего развития наука сталкивается с новыми типами объек¬тов, которые не вписываются в существующую картину мира, и их познание требует новых познавательных средств. Это ведет к пересмотру оснований науки.

Во-вторых, научные революции воз¬можны благодаря междисциплинарным взаимодействиям, осно¬ванным на переносе идеалов и норм исследования из одной науч¬ной дисциплины в другую, что приводит часто к открытию явле¬ний и законов, которые до этой «парадигмальной прививки» не попадали в сферу научного поиска.

В зависимости от того, какой компонент основания науки перестраивается, различают две раз¬новидности научной революции: а) идеалы и нормы научного ис-следования остаются неизменными, а картина мира пересматри¬вается; б) одновременно с картиной мира радикально меняются не только идеалы и нормы науки, но и ее философские основания.

Первая научная революция сопровождалась изменением кар¬тины мира, перестройкой видения физической реальности, созда¬нием идеалов и норм классического естествознания.

Вторая науч¬ная революция, хотя, в общем, и закончилась окончательным ста¬новлением классического естествознания, тем не менее способ¬ствовала началу пересмотра идеалов и норм научного познания, сформировавшихся в период первой научной революции. Третья и четвертая научные революции привели к пересмотру всех ука¬занных выше компонентов основания классической науки.

Под¬робно эти вопросы будут рассмотрены ниже.
Главным условием появления идеи научных революций яви¬лось признание историчности разума, а следовательно, историч¬ности научного знания и соответствующего ему типа рациональ¬ности. Философия XVII — первой половины XVIII в. рассматри¬вала разум как неисторическую, самотождественную способность человека как такового.

Принципы и нормы разумных рассужде¬ний, с помощью которых добывается истинное знание, признава¬лись постоянными для любого исторического времени. Свою за¬дачу философы видели в том, чтобы «очистить» разум от субъек¬тивных привнесений («идолов», как их называл Ф. Бэкон), иска-жающих чистоту истинного знания. Даже И. Кант в конце ХУШ в.

, совершивший «коперниканский» переворот в теории познания, показав, что предмет знания не дан, а задан априорными форма¬ми чувственности и рассудка познающего субъекта, тем не менее придерживался представления о внеисторическом характере разу¬ма. Поэтому в качестве субъекта познания в философии Канта фигурировал внеисторический трансцендентальный субъект.
И только в XIX в.

представление о внеисторичности разума было поставлено под сомнение. Французские позитивисты (Сен-Симон, О. Конт) выделили стадии познания в человеческой исто¬рии, а немецкие философы послекантовского периода, особенно в лице Гегеля, заменили кантовское понятие трансцендентального субъекта историческим субъектом познания.

Но если субъект по¬знания историчен, то это, в первую очередь, означает историч¬ность разума, с помощью которого осуществляется процесс по¬знания. В результате истина стала определяться как историчес¬кая, т. е. имеющая «привязку» к определенному историческому времени. Принцип историзма разума получил дальнейшее разви¬тие в марксизме, неогегельянстве, неокантианстве, философии жизни.

Эти совершенно разные по проблематике и способу их решения философские школы объединяло признание конкретно-исторического характера человеческого разума.
В середине XX в. появилось целое исследовательское направ¬ление, получившее название «социология познания».

Свою зада¬чу это направление видело в изучении социальной детерминации, социальной обусловленности познания и знания, форм знания, типов мышления, характерных для определенных исторических эпох, а также социальной обусловленности структуры духовного производства вообще. В рамках этого направления научное зна¬ние рассматривалось как социальный продукт.

Другими слова¬ми, признавалось, что идеалы и нормы научного познания, спо¬собы деятельности субъектов научного познания детерминируются уровнем развития общества, его конкретно-историческим бытием.
В естествознании и философии естествознания тезис об исто¬ричности разума, а следовательно, относительности истинного зна¬ния не признавался вплоть до начала XX в.

, несмотря на кризис оснований математики, открытие факта множественности логи¬ческих систем и т. д. И только с начала 60-х гг. XX в. историчес¬кий подход к разуму и научному познанию стал широко обсуж¬даться историками и философами науки. Постпозитивисты Т. Кун, И. Лакатос, Ст. Тулмин, Дж. Агасси, М. Вартофски, П. Фейера-бенд и др.

попытались создать историко-методологическую мо¬дель науки и предложили ряд ее вариантов. В результате убеждение в том, что научные истины и научные знания обладают статусом всеобщности и необходимости, сменилось признанием плюрализ¬ма исторически сменяющих друг друга форм научного знания. П. Фейерабенд объявил о господстве в научном познании теоре¬тико-методологического анархизма.

Принцип историчности, став ключевым в анализе научного знания, позволил американскому философу Т. Куну представить развитие науки как историческую смену парадигм, происходящую в ходе научных революций1. Он делил этапы развития науки на периоды «нормальной науки» и научной революции.

В период «нор¬мальной науки» подавляюще число ученых принимает установ¬ленные модели научной деятельности или парадигмы, в терми¬нологии Т. Куна (парадигма: греч. — пример, образец), и с их помощью решает все научные проблемы. В содержание парадигм входят совокупность теорий, методологических принципов, цен¬ностных и мировоззренческих установок.

Период «нормальной науки» заканчивается, когда появляются проблемы и задачи, не разрешимые в рамках существующей парадигмы. Тогда она «взры¬вается», и ей на смену приходит новая парадигма. Так происходит революция в науке.
КУН.
Парадигмы — модели (образцы) постановки и решения на¬учных проблем, по мнению Т. Куна, управляют группой ученых-исследователей и научным сообществом.

Допарадигмальный пе¬риод отличается хаотичным накоплением фактов. Выход из дан¬ного периода означает установление стандартов научной практи¬ки, теоретических постулатов, точной научной картины мира, со¬единение теории и метода.

Смена научной парадигмы, переход в фазу «революционного разлома» предусматривает полное или ча¬стичное замещение элементов научной картины мира, методов и теоретических допущений, эпистемологических ценностей.
Научная картина мира опирается на выработанные в недрах парадигмы стандарты и критерии.

Взгляд ученого на мир детер¬минирован его приверженностью к парадигме, зависит от истори¬ческих и социальных факторов. Научная картина мира предпола¬гает систему научных обобщений, возвышающихся над конкрет¬ными проблемами отдельных дисциплин. Она включает в себя совокупность философских установок, задающих ту или иную он¬тологию универсума.

(Например, античная натурфилософская кар¬тина мира — мир Парменида — самодостаточный мир, в котором все уже есть, или современный неравновесный и нестабильный мир, где «Бог играет в кости», — т. е. современный мир неста-бильности, рисков и вероятностных прогнозов.

)
Парадигмальный характер научной картины мира указывает на идентичность убеждений, ценностей и технических средств, этических правил и норм, принятых научным сообществом и обес¬печивающих существование научной традиции.

Это на достаточ¬но долгий срок определяет стойкую систему знаний, которая транс-лируется и распространяется посредством механизмов обучения, образования, воспитания и популяризации научных идей и охва¬тывает менталитет современников.
Эта проблема всегда привлекала внимание ученых и филосо¬фов науки, но только Т.

Кун (один из лидеров современной пост¬позитивистской философии науки) впервые рассмотрел традиции как основной конституирующий фактор развития науки. Он обо¬сновал, казалось бы, противоречивый феномен: традиции явля¬ются условием возможности научного развития. Любая традиция (социально-политическая, культурная и т.д.) всегда относится к прошлому, опирается на прежние достижения.

Что является про¬шлым для непрерывно развивающейся науки? Научная парадиг¬ма, которая всегда базируется на прошлых достижениях. К их числу относятся ранее открытые научные теории, которые по тем или иным причинам начинают интерпретироваться как образец решения всех научных проблем, как теоретическое и методологи¬ческое основание науки в ее конкретно-историческом простран¬стве.

Парадигма есть совокупность знаний, методов, образцов решения конкретных задач, ценностей, безоговорочно разделяе¬мых членами научного сообщества'. Со сменой парадигмы начинается этап нормальной науки. На этом этапе наука характеризу¬ется наличием четкой программы деятельности, что приводит к селекции альтернативных для этой программы и аномальных для нее смыслов.

Говоря о деятельности ученых в пространстве нор¬мальной науки, Кун утверждал, что они «не ставят себе цели со¬здания новых теорий, к тому же они нетерпимы и к созданию таких теорий другими». А это значит, что предсказания новых видов явлений и процессов, т.е. тех, которые не вписываются в контекст господствующей парадигмы, не является целью нормаль¬ной науки.

Но если на этапе нормальной науки ученый работает в жест¬ких рамках парадигмы, т.е.

традиции, то как происходит научное развитие, какие открытия может делать ученый? Как он вообще работает? Ученый в обозначенной ситуации систематизирует известные факты; дает им более детальное объяснение в рамках существующей парадигмы; открывает новые факты, опираясь на предсказания господствующей теории; совершенствует опыт ре¬шения задач и проблем, возникших в контексте этой теории. На¬ука развивается в рамках традиции. И, как показал Кун, традиция не только не тормозит это развитие, но выступает в качестве его необходимого условия.
Из истории науки известно, что происходит смена традиции, возникновение новых парадигм, т.е. радикально новых теорий, образцов решения задач, связанных с такими явлениями, о суще¬ствовании которых ученые даже не могли подозревать в рамках «старой» парадигмы. Как это возможно, если, «нормальная наука не ставит своей целью нахождение нового факта или теории»? Кун считает, что, действуя по правилам господствующей пара¬дигмы, ученый случайно и побочным образом наталкивается на такие факты и явления, которые не объяснимы в рамках этой па-радигмы. Возникает необходимость изменить правила научного исследования и объяснения.
Но в таком объяснении есть изъяны. Дело в том, что парадиг¬ма как бы задает «угол» зрения, и то, что находится за его преде¬лами, просто-напросто не воспринимается. Поэтому, даже слу¬чайно натолкнувшись на новое явление, ученый, работающий в определенной парадигме, вряд ли его заметит или проинтерпре-тирует адекватно. 

Перестройка оснований науки, происходящая в ходе научных революций, приводит к смене типов научной рациональности. И хотя исторические типы рациональности — это своего рода абстактные идеализации, все же историки и философы науки выде¬ляют несколько таких типов.

Нужно отметить, что рациональность не сводится только к научной. Вся европейская культура формировалась и развивалась под знаком рациональности, которая явилась формообразующим принципом жизненного мира европейского человека, его деятель¬ности, его отношения к природе и к другим людям. Рациональ-ность предполагала способность человека самостоятельно мыс¬лить и принимать решения. И. Кант считал, что рациональность — это главный принцип Просвещения. Суть этого принципа в том, что субъект рационального мышления полностью ответствен за содержание своей мысли. «Имей мужество пользоваться собствен-ным умом… без руководства со стороны кого-то другого», — таков девиз Просвещения, считал философ. Сформировалась уверен¬ность в автономности и самодостаточности человеческого разу¬ма, сила которого проявилась в создании науки и техники.
В силу того, что ключевую роль в европейской рациональнос¬ти стали играть наука и техника, возникла уникальная индустри¬альная цивилизация. В настоящее время ясно стало осознаваться, что все глобальные проблемы современности порождены этой ци¬вилизацией, которая трансформировалась, переходя от индустри¬ального этапа к постиндустриальному и информационному. Жиз¬ненно-практические угрозы, порожденные рациональной культу¬рой Европы, и вызвали широкий интерес к проблеме рациональ¬ности вообще и научной, в частности.
Поскольку европейская рациональность преимущественно была ориентирована на науку, которая вплоть до середины XX в. рассматривалась как образец рациональности, то обсуждение воп¬роса о научной рациональности стало одной из главных тем фи¬лософов науки. С 60-х гг. XX в. начинается критический пере¬смотр претензий науки быть образцом рациональности. Некото¬рые философы и философы науки стали утверждать, что, во-пер¬вых, наука не является прототипом рациональности как таковой; а, во-вторых, претензии науки на истинную рациональность есть разновидность «рациофашизма» (П. Фейерабенд). Но это — край¬ние позиции. Философы постпозитивисты Т. Кун, Дж. Агасси, И. Лакатос, Ст. Тулмин и др., пытаясь создать историко-методо-логические модели науки, вышли на проблему исторических ти¬пов рациональности. [18]

Источник: https://www.sites.google.com/site/filoaspir/26-istoriceskaa-smena-tipov-naucnoj-racionalnosti-klassiceskaa-neklassiceskaa-i-postneklassiceskaa-nauka

Неклассическая наука: становление, принципы, характеристики

НЕКЛАССИЧЕСКАЯ И ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ НАУКА (конец XIX - XX вв.)

Возникновение науки в нашем современном представлении – относительно новый процесс, требующий постоянного изучения. В Средневековье такого понятия не существовало, так как социальные условия развитию науки никак не способствовали.

Стремление придать всем существующим предметам и явлениям рациональное объяснение возникло в XVI-XVII вв., когда способы познания мира разделились на философию и науку.

И это было только начало – с течением времени и изменением восприятия людей классическую частично сменила неклассическая наука, а затем возникла постнеклассическая.

Эти учения частично сменили понятия классической науки и ограничили сферу ее действия. С возникновением неклассической науки произошло множество значимых для мира открытий, возникло внедрение новых экспериментальных данных. Изучение природы явлений перешло на новый уровень.

Определение неклассической науки

Неклассический этап развития науки наступил в конце XIX – середине XX века. Он стал логическим продолжением классического течения, которое в этот период претерпевало кризис рационального мышления.

Это была третья научная революция, поражающая своей глобальностью.

Неклассическая наука предлагала понимать объекты не как нечто стабильное, а пропускать их через своеобразный срез из различных теорий, способов восприятия и принципов исследования.

Возникла идея, перечеркивающая весь процесс естествознания: воспринимать природу объекта и явлений не как что-то само собой разумеющееся, как было ранее.

Ученые предлагали рассматривать их абстрактно и принимать истинность отличающихся друг от друга объяснений, ведь в каждом из них может присутствовать зерно объективного знания. Теперь изучался предмет науки не в его неизменном виде, а в конкретных условиях существования.

Исследования одного предмета происходили различными способами, поэтому и конечные результаты могли отличаться.

Принципы неклассической науки

Были приняты принципы неклассической науки, которые заключались в следующем:

  1. Непринятие излишней объективности классической науки, которая предлагала воспринимать предмет как что-то неизменное, не зависящее от средств его познания.
  2. Понимание связи между свойствами объекта исследования и особенностью проводимых субъектом действий.
  3. Восприятие этих связей в качестве основы при определении объективности описания свойств предмета и мира в целом.
  4. Принятие в исследованиях совокупности принципов относительности, дискретности, квантования, дополнительности и вероятности.

Исследования в целом перешли к новой полифакторной концепции: отказу от изоляции предмета исследования в целях «чистоты эксперимента» в пользу проведения комплексного рассмотрения в динамичных условиях.

Особенности внедрения науки

Становление неклассической науки полностью изменило закономерный порядок восприятия реального мира:

  • В большинстве учений, включая естествознание, неклассическая наука философия стала играть значимую роль.
  • Изучению природы предмета уделяется больше времени, исследователь применяет разные методы и прослеживает взаимодействие объекта в разных условиях. Объект и субъект исследования стали более связаны между собой.
  • Укрепилась взаимосвязь и единство природы всех вещей.
  • Сформировалась определенная закономерность, основанная на причинности явлений, а не только на механическом восприятии мира.
  • Диссонанс воспринимается как основная характеристика объектов в природе (например, разногласия между квантовой и волновой структурами простых частиц).
  • Особая роль отводится отношению статических исследований к динамическим.
  • Метафизический способ мышления сменился диалектическим, более универсальным.

После внедрения понятия о неклассической науке в мире произошла масса значимых открытий, датированных концом XIX – началом XX века. Они не вписывались в устоявшиеся положения классической науки, поэтому полностью изменили восприятие мира людей. С основными теориями этого времени познакомимся далее.

Теория эволюции Дарвина

Одним из результатов принятия неклассической науки стала большая работа Чарльза Дарвина, материалы и исследования для которой он собирал с 1809 по 1882 год. Сейчас на этом учении основывается практически вся теоретическая биология.

Он систематизировал свои наблюдения и выяснил, что главными факторами в процессе эволюции являются наследственность и естественный отбор. Дарвин определил, что изменение признаков того или иного вида в процессе эволюции зависит от определенных и неопределенных факторов.

Определенные складываются под воздействием окружающей среды, то есть при одинаковом влиянии природных условий на большинство особей меняются их особенности (толщина кожного или шерстяного покрова, пигментация и другие).

Эти факторы носят приспособительный характер и не передаются следующим поколениям.

Неопределенные изменения возникают также под воздействием факторов окружающей среды, но происходят случайно с некоторыми особями. Чаще всего передаются по наследству.

Если изменение было полезным для вида, оно закрепляется в процессе естественного отбора и передается следующим поколениям.

Чарльз Дарвин показал, что эволюцию необходимо изучать с применением множества принципов и идей, проводя различные по своей природе исследования и наблюдения. Его открытие нанесло существенный удар однобоким религиозным представлениям о мироздании того времени.

Теория относительности Эйнштейна

В следующем значительном открытии методология неклассической науки сыграла основную роль. Речь идет о работе Альберта Эйнштейна, который в 1905 году опубликовал теорию об относительности тел.

Ее суть сводилась к изучению движения тел, передвигающихся относительно друг друга с неизменной скоростью.

Он объяснял, что в этом случае неправильно воспринимать отдельное тело как систему отсчета – необходимо рассматривать объекты относительно друг друга и принимать во внимание скорость и траекторию обоих предметов.

В теории Эйнштейна существует 2 основных принципа:

  1. Принцип относительности. Он гласит: во всех общепринятых системах отсчета, движущихся относительно друг друга с одинаковой скоростью и неизменным направлением, будут действовать одни и те же правила.
  2. Принцип скорости света. По нему световая скорость является наивысшей, она одинакова для всех предметов и явлений и не зависит от скорости их движения. Скорость света остается неизменной.

Известность Альберту Эйнштейну принесла страсть к экспериментальным наукам и непринятие теоретических знаний. Он внес неоценимый вклад в развитие неклассической науки.

Принцип неопределенности Гейзенберга

В 1926 году Гейзенберг разработал собственную квантовую теорию, меняющую отношение макромира к привычному материальному миру.

Общий смысл его работы сводился к тому, что характеристики, которые человеческий глаз не может визуально наблюдать (например, движение и траектория атомных частиц), в математические расчеты входить не должны. В первую очередь потому, что электрон движется и как частица, и как волна.

На молекулярном уровне при любом взаимодействии объекта и субъекта происходят изменения в движении атомных частиц, которые невозможно проследить.

Ученый взялся перенести классическую точку зрения о движении частиц в систему физических исчислений. Он считал, что при расчетах следует использовать только величины, напрямую связанные со стационарным состоянием предмета, переходами между состояниями и видимыми излучениями.

Взяв за основу принцип соответствия, он составил матричную таблицу чисел, где каждому значению присваивался свой номер. Каждый элемент в таблице имеет стационарное или нестационарное состояние (в стадии перехода из одного состояния в другое). Расчеты при необходимости следовало производить, исходя из числа элемента и его состояния.

Неклассическая наука и ее особенности значительно упростили систему подсчетов, что подтвердил Гейзенберг.

Гипотеза Большого взрыва

Вопрос о том, как появилась Вселенная, что было до ее возникновения и что будет после, волновал всегда и волнует сейчас не только ученых, но и обычных людей.

Неклассический этап развития науки открыл одну из версий возникновения цивилизации. Это знаменитая теория Большого взрыва.

Конечно, это одна из гипотез возникновения мира, но большинство ученых убеждены в ее существовании как единственно верной версии появления жизни.

Суть гипотезы в следующем: вся Вселенная и все ее содержимое возникли одновременно в результате взрыва около 13 миллиардов лет назад. До этого времени не существовало ничего – лишь абстрактный компактный шар материи, имеющий бесконечную температуру и плотность.

В какой-то момент этот шар начал стремительно расширяться, произошел разрыв, и появилась та Вселенная, которую мы знаем и активно изучаем.

Эта гипотеза описывает также возможные причины расширения Вселенной и подробно объясняет все фазы, которые последовали за Большим взрывом: первоначальное расширение, охлаждение, появление облаков древних элементов, положившее начало образованию звезд и галактик. Вся существующая в настоящем мире материя была создана благодаря гигантскому взрыву.

Теория катастроф Рене Тома

В 1960 году французский математик Рене Том высказал свою теорию катастроф. Ученый принялся переводить на математический язык явления, при которых непрерывное воздействие на материю или предмет создает скачкообразный результат. Его теория позволяет понять происхождение перемен и резких скачков в системах, несмотря на ее математическую природу.

Смысл теории в следующем: любая система имеет свое стабильное состояние покоя, в котором она занимает устойчивое положение или определенный их диапазон. Когда устойчивая система подвергается воздействию извне, ее первоначальные силы будут направлены на предотвращение этого воздействия.

Далее она постарается восстановить свое первоначальное положение. Если давление на систему было настолько сильным, что в устойчивое состояние она вернуться не сможет, произойдет катастрофическая перемена. В итоге система примет новое устойчивое состояние, отличное от первоначального.

Таким образом, практика доказала, что существуют не только неклассические технические науки, но и математические. Они помогают в познании мира не меньше других учений.

Постнеклассическая наука

Возникновение постнеклассической науки было обусловлено большим скачком в развитии средств получения знаний и их последующей обработкой и хранением.

Это произошло в 70-е годы XX века, когда появились первые компьютеры, и все накопленные знания нужно было переводить в электронный вид.

Началось активное развитие комплексных и междисциплинарных исследовательских программ, наука постепенно объединялась с промышленностью.

Этот период в науке обозначил, что невозможно игнорировать роль человека в исследуемом предмете или явлении. Главным этапом в продвижении науки стало понимание мира как целостной системы.

Произошло ориентирование на человека не только в выборе методов исследования, но и в общем социальном и философском восприятии.

В постнеклассических исследованиях объектами становились сложные системы, способные самостоятельно развиваться, и природные комплексы, во главе которых стоит человек.

За основу было принято понимание целостности, где все мироздание, биосфера, человек и общество в целом представляют собой единую систему. Человек находится внутри этой целостной единицы. Он исследующая ее часть.

В таких условиях естественные и общественные науки значительно сблизились, их принципы захватывают гуманитарные.

Неклассическая и постнеклассическая наука совершили рывок в принципах познания мира в целом и общества в частности, произвели настоящую революцию в умах людей и способах исследования.

Современная наука

В конце XX века произошел новый прорыв в развитии и начала свое развитие современная неклассическая наука. Разрабатываются искусственные нейронные связи, которые стали основой в формировании новых умных компьютеров.

Машины могли теперь решать простые задачи и самостоятельно развиваться, переходя к решению более сложных заданий.

В систематизацию баз данных включен также человеческий фактор, что помогает определять эффективность и выявлять наличие экспертных систем.

Неклассическая и постнеклассическая наука в современном обобщенном виде имеют следующие характеристики:

  1. Активное распространение идей об общности и целостности, о возможности самостоятельного развития предмета и явления любой природы. Укрепляется понятие о мире как о целой развивающейся системе, имеющей в то же время склонность к нестабильности и хаотичности.
  2. Укрепление и широкое распространение идеи о том, что изменения частей внутри системы взаимосвязаны и обусловлены друг другом. Обобщая все существующие в мире процессы, эта идея положила начало пониманию и исследованию глобальной эволюции.
  3. Применение во всех науках понятия времени, обращение исследователя к истории явления. Распространение теории развития.
  4. Перемены в выборе характера исследований, восприятие комплексного подхода в изучении как наиболее верного.
  5. Слияние объективного мира и мира человека, устранение различия между объектом и субъектом. Человек находится внутри исследуемой системы, а не снаружи.
  6. Осознание того, что результат любого метода, которым оперирует неклассическая наука, будет ограниченным и неполным, если использовать только один подход в изучении.
  7. Распространение философии как науки во всех учениях. Понимание того, что философия – единство теоретического и практического начал Вселенной и без ее осознания невозможно восприятие современного естествознания.
  8. Внедрение математических вычислений в научные теории, их усиление и рост абстрактности восприятия. Увеличение значимости вычислительной математики, так как большинство результатов исследования требуется изложить в числовом варианте. Большое число абстрактных теорий привело к тому, что наука превратилась в своеобразный современный вид деятельности.

В современных исследованиях характеристики неклассической науки говорят о постепенном ослаблении жестких рамок, ограничивающих ранее информативность научных дискуссий.

Предпочтение в рассуждениях отдается внерациональному подходу и подключению логического мышления при проведении экспериментов.

В то же время рациональные умозаключения остаются все так же значимы, но воспринимаются абстрактно и подвергаются повторному обсуждению и переосмыслению.

Источник: https://FB.ru/article/306089/neklassicheskaya-nauka-stanovlenie-printsipyi-harakteristiki

Book for ucheba
Добавить комментарий