Невроз безработицы.

Замучил невроз из-за длительной безработицы

Невроз безработицы.

Вопрос психологу:

Мне 28 лет. Всегда считала себя трудоголиком. И вот я сижу дома уже 1 год и 3 месяца. Живу за счет своего гражданского мужа, летом планировали свадьбу. Знакомы 4 года, живем в моей квартире. Болею только простудами, хотелось бы работать без разъездов.

Я всегда была очень чувствительным к коллективу человеком. С первым и вторым местом работы мне повезло. Меня принимали — и я работала. На первом месте 3 года, на втором 7 месяцев. Не скажу, что было все идеально, я не верю в идеальных начальников, работа всегда стресс и окрик.

Но работа мне нравилось, нравилось работать с детьми. Мне везло, т.к. были оба коллектива сверстниц.

На первом месте я много добилась и была очень собой довольна! Работа нравилась! Сидела до 11 вечера за идею! Меня подвела гордыня, чуть только я чего-то достигла, показалось, что нужен рост, для этого уволилась! (а может просто устала до 11 сидеть).

Второе место было спокойное, мечта, коллектив замечательный, работа мне подходящая. (там вообще текучки нет, великолепный коллектив). Но ездить было 1,5 часа в один конец, я уволилась.

Где-то в это время я начала себя жалеть (ведь теперь нагрузка двойная надо еще и хозяйство вести, а у меня всегда проблемы были с уборкой).

Третья работа меня совсем подкосила. Я проработала там год. Это был кошмар. Работала с сумасшедшей начальницей. Я отказала ей в одной просьбе и вторые пол года она меня травила, я сидела на успокоительных.

Вообще она многих травила, по очереди, придумывала несуществующие поводы и избирала тебя врагом народа. Каждое слово передавалось директору, все были запуганы, обдумывали каждое предложение. Я могла стараться, расшибиться об стенку, но она всегда была недовольна.

Обвиняла в пропаже вещей. Травить она была мастерица и так грамотно это делала, что вроде бы она не делает ничего, а ты испытываешь ужасное психологическое давление. Я заработала себе кучу страхов, стала бояться руководителей, появилась какая-то странная подозрительность.

Я боялась приходить на работу и старалась не попадаться ей на глаза. Это была травма.

И я себе поклялась, что найду работу с нормальным коллективом.

И вот с тех пор выбираю, смотрю на потенциального работодателя и прикидываю, насколько сумасшедшим он может оказаться. Прошла много собеседований, где-то отказывала по объективным причинам, где-то из-за страха. А тут кризис настал. Мой мужчина долго терпел, на работу не гнал.

Я закрыла глаза и пошла на более-менее подходящее место. Работа мне нравилась, с детьми интересно. Начальница оказалась интриганкой, ни о ком доброго слова.

Больше всего угнетали постоянные разъезды и частые выходы в выходные и праздники. (я пыталась вначале показать себя с лучшей стороны, в итоге надорвалась и уволилась через 2 месяца.

) И мысли о том, что здоровье портиться, что на работе постоянно заболеваешь, не высыпаешься, работаешь на износ и плохо выглядишь.

Чем больше сидишь дома, тем более ты деградируешь. За это время я поступила на курсы переподготовки, которые заканчиваю, но в будущей профессии успела разочароваться.

Я не понимаю что со мной, что-то у меня в голове! Это ужасно! Агрессию вымещаю и на себе в виде апатии и лени и на близких в виде необоснованных выпадов. Я ведь знаю, что стоит где-то мне перетерпеть первые полгода и место станет мне родным, и я не захочу уходить! Я с детства была тревожной. Рано погибли родители, переживала 1 серьезную депрессию.

Сейчас очень мало вакансий, а те, что есть с тяжелыми условиями. Мой мужчина устал, злится, ругаемся. Последний скандал был очень тяжелый. Думаем расходиться.

1) Что мне делать? Как быть, если не можешь себя заставить не бояться?

2) Хочу попробовать вначале поработать на полставки, может это поможет выйти из такого состояния?

3) Наверно стоит обратиться к врачу, но неврологи ничего у меня не находят кроме высокой тревожности, не хочу снова глотать химию.

4) А вдруг я просто разучилась напрягаться и не хочу работать? (Но я понимаю, что вечно меня кормить никто не будет, да и женщине нужна обязательно минимальная карьера).

Благодарна за все ответы. Буду рада ответу любого психолога. Спасибо еще раз огромное.

Автор вопроса: Мария Возраст: 28

На вопрос отвечает психолог Гладкова Елена Николаевна

Здравствуйте, Мария!

Проблема, которую Вы описываете, к сожалению, встречается довольно часто. Особенно в сегодняшнее время. Но, поскольку как Вы правильно заметили, кормить себя надо и деградировать очень не хочется, то ее нужно решать.

Давайте попробуем подойти к ее решению с нескольких сторон.

Одна из них – внешняя, т.е. необходимо попытаться составить «портрет» идеальной работы, так сказать работы Вашей мечты. Этот портрет должен содержать пункты, которые бы Вы хотели обязательно видеть для себя, пункты, с которыми Вы готовы мириться, чтобы заниматься тем, что нравиться и пункты, которые полностью исключают возможность Вашего нахождения на такой работе.

Попытайтесь расставить их в порядке важности для Вас по группам. Когда список будет составлен, попытайтесь сократить его до возможного минимума в каждой из групп, находя для себя объяснение почему его возможно исключить. После этого постарайтесь против каждого пункта (как положительного, так и отрицательного) описать для себя почему именно он так важен для Вас при нахождении на такой работе.

Например, возможность работать с детьми, которая Вам так нравиться, дает Вам ощущение сопричастности к творческому процессу, нравиться Вам тем, что Вы можете делиться своим опытом и знаниями с молодыми и жадными до этих знаний со-зданиями.

Или, хороший коллектив для Вас дает ощущение поддержки, не отвлекает от важных для Вас задач, создает атмосферу творчества, а плохой отнимает много энергии для сдерживания агрессии, и т.п.

После такого анализа рекомендую еще раз пересмотреть список и попытаться сократить его за счет перемещения «отрицательных» требований в раздел тех, с которыми Вы готовы мириться и найти свои способы расширить «обязательные положительные» требования за счет возможностей своей организации рабочего места.

Если в Вашем списке останется не более 3 пунктов в разделах «обязательно должно быть» и «могу мириться» и не более 2 «непримиримых», значит Вы смогли пересмотреть свои запросы и привести более менее к реальности, с которой придется столкнуться.

Посмотрите еще раз на свой список и ответьте для себя, что из приведенного Вас наиболее страшит при поиске работы – совпадение ожидаемых или наличие неприемлемых требований.

Иногда, кстати, наличие ожидаемых тоже может вызывать тревогу, только теперь она может проявляться в «увеличении требований» к такой близкой к идеалу работе и тоже приводить к уходу с нее.

Это небольшое упражнение для обработки и описания возможной тревожности со стороны внешних факто-ров.

Теперь попробуйте рассмотреть Вашу проблему тревожности со стороны внутренних, психологических факторов.

Вам нужно самостоятельно или с помощью специалиста (это может быть психолог, психотерапевт или кто-то еще) найти возможную причину Вашей тревожности, связанной с потерями вообще и с потерей работы, как средства независимости и самостоятельности в частности. Вы уже упомянули, что пережили потерю близких Вам людей.

Возможно такая травма до сих пор дает о себе знать, ведь такая потеря больше всего связывается нами с потерей поддержки, опоры в жизни, с утратой некоего «стержня» в жизни. Потеря может быть связана и с ощущением незащищенности, необходимостью заботиться о себе самостоятельно и не всегда готовностью к этому этапу жизни.

И если с родителями возможность поиска и выбора предусматривалась априори на ранних этапах жизни, то она может стать пугающей реальностью, которая будет про-являться разными способами, в том числе и невозможностью найти работу, постоянной сменой работы, ощущением неполноценности в этом вопросе.

Отсюда могут возникать и бессознательные желания такой поддержки и от других близких Вам людей, в частности молодого человека, с которым Вы находитесь ря-дом. Вы можете неосознанно продолжать попытки ощутить заботу и поддержку в нелегком вопросе выбора дальнейшей судьбы, рассчитывать получить ее от молодого человека.

Однако он может быть не готов к та-кой роли. Тогда Ваши неоправданные надежды и его непонятая роль могут стать полем для Ваших конфликтов и разногласий.

В любом случае, мне видится, что Вам необходимо начать работу над собой и своими страхами перед жизнью. И чем скорее Вы ее начнете, тем больше у Вас шансов остаться рядом с близким Вам человеком, найти себя и свое место в жизни.

Нет ничего продуктивнее, чем инвестиции в себя и свои интересы. Просто иногда понять и себя и эти самые интересы бывает довольно сложно. Но пусть Вас не пугают эти сложности.

Ведь как результат, Вы можете обрести гармонию с собой и миром!

Не останавливайтесь только на вопросах «почему?», ищите ответы на вопросы «как?»!

Надеюсь что Вам не безразлична Ваша жизнь! Любите себя и тогда вокруг Вас мир также наполниться любовью!

С уважением, Елена Гладкова

Оцените ответ психолога:

  • Назад: Раздражают люди, которые пытаются опередить.
  • Вперед: Не могу слушать ругательства матом.

Источник: https://psycabi.net/vopros-psikhologu/rabota-otnosheniya-v-kollektive-trudoustrojstvo-samoopredelenie/8547-zamuchal-nevroz-bezrabotitsy

Невроз от безработицы — Женское здоровье

Невроз безработицы.

На работе мы проводим треть жизни. А некоторые и того больше. Как сделать, чтобы это были не самые худшие часы в сутках? На вопросы читательниц отвечает психолог из Москвы Нина Смирнова.

«У меня тяжелая, кропотливая работа. Правда, высокооплачиваемая. Вечером я могу только тупо смотреть телевизор. А в выходные – спать. Чувствую, что из-за этой работы жизнь проходит мимо. Но и уйти не решаюсь. Все же деньги играют в наше время не последнюю роль». Варвара М., г. Санкт-Петербург – Каждый человек получает ту жизнь, которую заслуживает.

И вы ведь сами выбрали себе работу, требующую максимальной отдачи сил и времени. Разумеется, деньги – важный аргумент. Но зачем вам они, если у вас нет возможности их с удовольствием, со вкусом потратить? Если качество вашей жизни не улучшается, а ухудшается? Возможно, все дело в неправильной установке.

Когда-то родители или окружающие внушили вам, что хорошие деньги можно заработать только тяжким трудом. Вы восприняли это некритично и теперь подсознательно ищете именно такую работу.

Задайте себе другую программу: «Деньги достаются мне легко. А работа не занимает много времени и приносит удовольствие».

Если вы будете через призму этой установки смотреть вокруг, то рано или поздно такое место для вас найдется.

«Мне 34 года, имею высшее образование, считается, что хорошо устроена – я рекламный агент. Впрочем, так думают окружающие – мои родители и подруги. Мне же самой эта работа не нравится. При мысли, что завтра опять надо садиться на телефон и обзванивать фирмы, просто становится плохо.

Да и материально – то густо, то пусто. Чаще – пусто. Но мне говорят: «А где ты найдешь работу лучше?» Возможно, они правы…» Лада К., г. Москва – А стоит ли разменивать свою жизнь на то, чтобы родители и подруги были вами довольны? Вы же родились не для того, чтобы удовлетворять ожидания окружающих.

Другое дело, что, может, не стоит делать резких движений и сегодня же бросать работу, чтобы с завтрашнего дня начать новую жизнь. Сначала надо понять, что именно вас не устраивает в сегодняшней профессии.

Вам трудно дается общение с людьми? Тогда, возможно, надо найти дело, связанное с бумагами, документами, компьютером. Напишите для себя, каким требованиям должна отвечать ваша новая работа. А затем подумайте, в какой профессии могли бы воплотиться эти ваши желания.

И когда поймете, что именно вам нужно, легче будет искать такую работу. Главное, верить, что вы обязательно найдете себе занятие, которое удовлетворяло бы вас и морально и материально.

«Три месяца назад я потеряла интересную, творческую работу. Так случилось, что меня уволили по сокращению штата. И до сих пор я не могу найти себе ничего подобного. С завистью смотрю утром на людей, торопящихся на автобус. Я в отчаянии – без работы жизнь теряет всякий смысл». Валерия Ф., г. Дубна – Жизнь – это не только работа.

И судьба пытается показать вам это. Да, сейчас часто оценивают человека по тому, сколько он получает. Но на самом деле все наиболее ценное в жизни – здоровье, любовь, дружба, нежность – дается бесплатно. И помимо творческого труда существует еще много чего ценного: человеческие отношения, природа, искусство, путешествия, еда, наконец.

То, что вы испытываете сейчас, на Западе получило название невроз безработицы. Лишившись работы, человек начинает себя чувствовать ненужным во всех остальных сферах жизни, страдает от своей бесполезности и никчемности. Единственный выход из этого положения – заполнить свое свободное время, пока не найдется постоянная работа.

Можно взяться за любое дело, которое сейчас вам предлагает жизнь, пусть оно будет и не по специальности, и не столь хорошо оплачиваемое, как того бы хотелось. Или выработать привычку ходить на лекции, читать книги, слушать хорошую музыку. Главное, не снижать тонус.

Потому что апатия может быть не только следствием безработицы, но и ее причиной.

«В школе я училась хорошо, даже «шла на медаль». Понятно, что с такими оценками стоило поступать в престижный институт. Родители убедили, что это должен быть экономический. Я так и сделала, хотя никакого интереса к этой области не чувствовала. Окончила институт. Глупо теперь не использовать тех знаний, которые получила.

Но работу свою не люблю. А что люблю? Рисовать акварельки. Но ведь на это не проживешь…» Татьяна Ю., г. Самара – Для каждого человека существует оптимальный жизненный путь, который включает все наши качества, психологические особенности, таланты. Именно здесь нас ожидают удачи, успех, самореализация, всевозможные радости.

Но нередко мы игнорируем голос интуиции и выбираем работу, исходя из ее престижности, зарплаты, удобства. Действительно, Татьяна, вам сейчас трудно оставить профессию, на приобретение которой ушло столько времени и сил, и начать заниматься живописью.

Но чтобы жизнь приносила вам удовлетворение, поделите ее четко на две части. Пусть работа экономиста станет для вас всего лишь способом получения денег. А настоящая жизнь будет начинаться после рабочего дня, когда вы станете заниматься живописью.

Попробуйте побыть в таком режиме достаточно длительное время.

И если профессия художника – действительно ваш путь, жизнь скорее всего выведет вас на него.

«Я шесть лет не работала – сначала родился один ребенок, через два года – второй. Материально мы живем неплохо: наш папа зарабатывает достаточно, чтобы содержать нас. Но мои «продвинутые» подруги убедили меня, что я должна реализовать себя как личность, а не только как женщина и мать.

Я отдала детей в детский сад, сама пошла работать. Но ужасно устаю, хотя работа в офисе не такая уж напряженная». Нелли Т., г. Пермь

– А почему вы решили, что реализовать себя как личность можно только на работе? Может быть, ваше призвание – быть женой и матерью. Дети дают вам приток энергии.

А как только вы оторвали себя от этого источника, сразу стали уставать. Если лет десять назад женщин призывали вспомнить о своем предназначении и вернуться к семейному очагу, то теперь появился крен в другую сторону: «самореализация возможна только на работе».

На самом деле, если подходить творчески к воспитанию детей, то проявить свою личность в этом труде можно даже более ярко, чем в любой модной профессии.

«Моя профессия – продавец-консультант в магазине готового платья. Торгуем мы на людном месте, и у нас всегда много покупателей. К концу дня я как выжатый лимон. Пыталась применять приемы опытных продавцов – экономить силы, лишний раз не бегать в подсобку, если видно, что человек все равно не купит, смотреть не на покупателей, а поверх их голов. Но ничего не помогает.

Может, вы подскажете, как работать, чтобы не уставать?» Фаина Ж., г. Казань   – Как ни странно, надо, наоборот, стараться целиком включаться в работу. Действуя в полсилы, вы не трудитесь, но и не отдыхаете. Покупатели уходят от вас разочарованными или даже недовольными. А это тоже отражается на нервной системе, хотя вы, возможно, того и не осознаете.

Если же вы трудитесь с полной отдачей, а в положенные вам перерывы целиком отключаетесь от работы и отдыхаете, то усталость не будет накапливаться. К тому же благодарность покупателей, даже не выраженная в словах, значительно добавляет энергии.

К вечеру физически вы можете устать больше, но, поскольку будете испытывать чувство удовлетворения, вы не будете ощущать себя «как выжатый лимон».

«Я всегда мечтала работать на телевидении. Но, к сожалению, в институт я не поступила. Сейчас работаю секретарем на одной из телевизионных программ. Хотелось быть поближе к своей мечте. Но я и не подозревала, какая это мука: видеть, как творчески трудятся другие люди, а самой заниматься рутинной работой».

Жанна Ю., г. Москва – Работа сама по себе не может быть творческой или нетворческой. Она просто дает больше или меньше возможностей для проявления творчества. Бывают и актеры, которые «отрабатывают на сцене», и журналисты, которые «отписываются в журнале».

Профессия тогда становится творческой, когда человек вносит в нее что-то от своей личности. Если медсестра, помимо того, что хорошо делает уколы, может успокоить больного, поддержать его, то ее работа перестает быть безликой и однообразной.

Если секретарь не просто отвечает на телефонные звонки, но своим тоном, манерой общаться создает репутацию телепередаче у своих зрителей и рекламодателей, эта работа становится не менее значимой, чем то, что делают режиссеры и редакторы.

Если даже кофе вы будете подавать своему начальнику с мыслью, что тем самым помогаете созданию передачи, у вас не будет ощущения, что находитесь на обочине жизни и занимаетесь рутинной работой.

Источник: https://www.wh-lady.ru/nevroz-ot-bezraboticy/

Человек в поисках смысла

Невроз безработицы.

Нам всем хорошо известен такой тип управляющего фабрикой или финансового магната, который полностью посвятил себя добыванию денег, который так занят извлечением средств на жизнь, что забывает о ней самой. Погоня за богатством стала для него самоцелью. У такого человека много денег, и деньги его находят применение, но добыча средств к существованию затмевает жизнь.

Наиболее ярко значение работы для человеческого бытия проявляется в тех случаях, когда работа полностью исключается из жизни человека, как, к примеру, при безработице. Психологические исследования безработицы породили такое понятие, как невроз безработицы.

Примечательно то, что наиболее явным симптомом подобного невроза является не депрессия, а апатия. Безработный становится все более и более безразличным ко всему, все реже и реже проявляет инициативу.

Такая апатия таит в себе большую опасность, ибо под ее влиянием безработные оказываются не в состоянии ухватиться за руку помощи, которую им могут протянуть. К примеру, нам вспоминается следующий случай.

Одного человека отвезли в психиатрическую клинику после попытки самоубийства. Там к нему подошел врач, неплохо знавший его.

Несколько лет назад, будучи в то время врачом консультативной клиники, он оказал этому пациенту психологическую помощь, выручив его также и материально.

Теперь необыкновенно удивленный врач спросил больного, почему же тот вновь не обратился к нему за помощью. На что пациент ответил: «Да мне просто было на все наплевать».

Человек, не имеющий работы, переживает пустоту своего времени как свою внутреннюю пустоту, как пустоту своего сознания. Будучи безработным, он чувствует себя ненужным. Он считает, что раз он лишен работы. то и жизнь его лишена смысла.

Подобно тому как на бездействующих частях тела начинают развиваться опасные опухоли, и духовное бездействие ведет к заболеванию психики. Безработица, таким образом, становится питательной средой для распространения неврозов.

Когда человеческий дух работает, так сказать, вхолостую, это может привести к развитию устойчивого «воскресного невроза».

Однако апатия, этот основной симптом невроза безработицы, является не только выражением духовной опустошенности или неудовлетворенности человека.

Мы считаем, что она к тому же является, подобно другим симптомам невроза, следствием физического состояния человека, в данном конкретном случае — следствием недоедания, которое обычно является спутником безработицы.

Иногда сам факт безработицы дает пищу для невротических переживаний, входит в состав этих переживаний как часть их содержания и «обрабатывается сквозь призму невротического мировосприятия».

В подобных случаях безработица для невротиков-это находка: ибо теперь они могут во всех своих жизненных неудачах (а не только в неудачах на работе) обвинить ее. Безработица выступает в роли своеобразного козла отпущения, на которого они могут свалить всю вину за свою «испорченную» жизнь. И свои собственные промахи больной неврастенией склонен рассматривать как предопределенное судьбой следствие безработицы.

«Ах, если бы у меня была работа, все было бы иначе, все было бы превосходно», — заявляют такие невротики. И тогда они сделали бы это и сделали бы то. Будучи безработными, они могут позволить себе относиться к своему существованию как к чему-то временному. Они считают, что с них ничего нельзя спросить. И сами ничего с себя не требуют.

Бедственное положение в результате незанятости, по их понятиям, как бы снимает с них всю ответственность перед другими и перед собой, они уже не отвечают перед жизнью. Они винят свое бедственное положение за свои неудачи во всех сферах бытия. Видно, таким больным приятно считать, что «туфля жмет только в одном месте».

Объяснять все происходящее как результат действия одного единственного фактора, да еще предопределенного судьбой, необыкновенно удобно.

Ибо тогда можно делать вид, что ни у кого ни перед кем нет никаких обязательств; и ничего не нужно делать, кроме как дожидаться какого-то воображаемого момента, когда, изменив этот единственный фактор, можно будет изменить и все остальное.

Можно предположить, что невроз безработицы, как и другие формы невроза, в конечном итоге окажется образом жизни, позицией, принятой человеком, его экзистенциальным решением. Ибо невроз безработицы отнюдь не является «безвыходной» судьбой, как хочет ее представить страдающий таким неврозом больной.

Ведь не каждый безработный поддается неврозу безработицы. Здесь вновь мы видим подтверждения тому, что люди могут «поступать иначе», что они могут решать, уступать своей социальной судьбе, или нет.

Существует множество примеров, доказывающих, что состояние психики каждого отдельного безработного далеко не однозначно сформировано и предопределено судьбой.

Наряду с описанным выше невротизированным типом безработного существует и другой тип людей, которые, хотя и вынуждены жить в таких же неблагоприятных экономических условиях, как и невротики, тем не менее неврозу не подвержены.

Такой человек не производит впечатления впавшего в депрессию или апатию, по сути дела, он даже сохраняет жизнерадостную безмятежность духа. Почему же так происходит? Если мы как следует займемся этим вопросом, мы обнаружим, что такие люди находят занятие где-то еще, пока не получат постоянного места.

Например, они заняты в различных общественных организациях в качестве добровольных помощников, на образовательных курсах для взрослых, они бесплатно оказывают помощь публичным библиотекам. У них выработалась привычка ходить на лекции и слушать хорошую музыку. Они много читают и обсуждают прочитанное с друзьями. Если они молоды, они принимают активное участие в работе молодежных клубов, выступают в спортивных соревнованиях по месту жительства, занимаются гимнастикой, ходят в походы, играют в различные игры и т. д.

Такие люди наполняют смыслом свое свободное время, которого у них в избытке, и содержанием — свое сознание и жизнь. Нередко они вынуждены туже затягивать пояса, так же как и безработные, страдающие неврозом, но тем неменее к жизни они относятся оптимистично и далеко не безнадежны. Они умеют наполнить свою жизнь интересом, сделать ее осмысленной.

Они поняли, что смысл человеческой жизни не только в оплачиваемой работе, что бессмысленность существования-вовсе не обязательный удел безработного. Они перестали ставить знак равенства между жизнью и занятостью.

То, что в действительности повергает невротизированного безработного в состояние апатии, что в конечном счете лежит в основе невроза безработицы, это ошибочная точка зрения, что только работа может наполнить смыслом нашу жизнь.

Человек совершенно неверно отождествляет свое профессиональное призвание с той жизненной задачей, для которой он в этот мир призван. Именно в результате такого неправильного отождествления этих двух понятий безработный страдает от ощущения своей бесполезности и никчемности.

Один молодой человек рассказывал как-то нам, что за долгое время безработного существования, которое довело его до отчаяния и едва ли не до самоубийства, всего лишь один час был прожит им достойно. Однажды, когда он сидел в одиночестве в парке, он заметил на соседней скамейке рыдающую девушку.

Он подошел к ней и спросил, что с ней стряслось. Она рассказала юноше о своих неприятностях и призналась в том, что твердо решила покончить с собой. Молодому человеку пришлось призвать всю силу своего убеждения, чтобы отговорить девушку от ее опасного намерения, и ему в конце концов это удалось.

Этот самый момент — единственный за долгое время радостный момент и единственный светлый лучик на все последующее время — наконец вернул ему ощущение причастности к собственной жизненной задаче, способности совершить хоть что-нибудь значимое.

И это ощущение вырвало тогда его из тисков апатии, несмотря на то что ему предстояло пережить еще немало возвращений к этому состоянию.

Из всего сказанного выше следует, что индивидуальная душевная реакция на безработицу едва ли вообще может быть предопределена. У человека всегда остается возможность для свободного выбора.

В свете нашего экзистенциального анализа невроза безработицы становится очевидно, что одна и та же ситуация безработицы приобретает различные формы в представлениях разных людей, что в более общем виде — один человек допускает, чтобы его душевные состояния, характер и поступки предопределялись социальными обстоятельствами, тогда как другой пытается сам формировать свою общественную судьбу (и в этом едва ли не главное различие между здоровой и невротизированной личностью). Таким образом, каждый безработный сам волен выбрать для себя тот или другой путь — сохранить ли бодрость духа или впасть в полную апатию.

Источник: https://nemaloknig.com/read-357856/?page=53

Невроз безработицы

Невроз безработицы.

Экзистенциальное значение профессии становится наиболее очевидным, когда профессиональная деятельность исчезает совсем, т. е. в случае безработицы. Психологические наблюдения над безработными людьми побудили психотерапевтов выдвинуть понятие «невроз безработицы».

На первое место по симптоматике здесь удивительным образом выступает не депрессия, как можно было бы предположить, а апатия. Безработные становятся все более безучастными ко всему, и их инициатива все более и более сменяется апатией. Эта апатия не безопасна. Она делает этих людей неспособными ухватиться за руку помощи, которую им протягивают.

Безработный воспринимает незаполненность своего времени как внутреннюю незаполненность, как незаполненность своего сознания. Он чувствует себя ненужным, так как не занят любимым делом. Он начинает думать, что его жизнь больше не имеет никакого смысла.

Но так же как в биологии имеются так называемые вакантные разрастания, так и в области психологии имеются аналогичные явления. Безработица становится питательной почвой для развития невротических заболеваний.

Апатия как главный симптом невроза безработицы является, однако, не только выражением душевного вакуума; она, как всякий невротический симптом, является также и следствием физического состояния (в данном случае чаще всего — физического истощения организма).

У тех людей, у которых невроз был уже и раньше и благодаря, так сказать, привходящему фактору безработицы обострился, — факт потери работы входит как материал в невроз и «невротически перерабатывается». Безработица в таких случаях является для невротика желанным средством, чтобы оправдать себя за все неудачи жизни, т. е. не только в профессиональной сфере.

Она служит, так сказать, козлом отпущения, на которого взваливается вся вина за «испорченную» жизнь. Собственные ошибки интерпретируются как предопределенные судьбой и как следствие безработицы.

«Да, если бы я не был безработным, то все было бы иначе, тогда все было бы хорошо и прекрасно», заверяют эти невротические типы; жизнь безработного диктует им определенный образ жизни и способствует их деградации. Они полагают, что от них нельзя ничего требовать, но и сами они ничего не требуют от себя.

Им кажется, что судьба безработного освобождает их от ответственности перед другими так же, как и от ответственности перед самими собой, освобождает их от ответственности перед жизнью. Все неудачи во всех областях бытия сваливаются на эту судьбу. Вероятно, удобно думать, что ботинок жмет лишь в одном-единственном месте.

Если объяснять все лишь одной причиной и если, к тому же, этой причиной является кажущаяся судьбой данность, то это обстоятельство имеет то преимущество, что человеку представляется, будто он ничего не потерял и что и дальше не нужно делать ничего другого, как ждать воображаемого мгновения, когда все, в силу той же причины, может быть, как-нибудь и наладится.

Как и всякий невротический симптом, невроз безработицы имеет следствие, выражение и средство; в своей последней и решающей перспективе, он оказывается равным любому другому неврозу как модус существования, как духовная позиция, как экзистенциальное решение. Но невроз безработицы вовсе не диктуется неизбежной судьбой, как это представляется невротикам.

Безработный отнюдь не должен быть обречен на невроз безработицы. И в данном случае можно сказать, что за человеком остается решение, подчинится ли он душевно силам социальной судьбы, или нет. Есть немало примеров, которые доказывают, что не всегда безработица однозначно формирует и определяет характер. Наряду с характерным невротическим типом есть еще и другой тип безработных.

Это люди, которые, потеряв работу, также вынуждены жить в неблагоприятных экономических условиях, но тем не менее они остаются свободными от невроза безработицы, не производят впечатления ни апатичных, ни угнетенных людей, более того, даже сохраняют известную веселость.

В чем же тут дело? Если присмотреться к их жизни повнимательнее, то выяснится, что эти люди хотя и не профессионально, но разносторонне заняты.

Часто это — добровольные помощники в каких-нибудь общественных организациях, почетные функционеры в учреждениях народного образования, неоплачиваемые сотрудники в молодежных союзах; они слушают интересные доклады и хорошую музыку, они много читают и обсуждают со своими товарищами прочитанное.

Избыток свободного времени они используют осмысленно и наполняют свои время и жизнь многообразным содержанием. Часто в их желудке урчит так же, как и у представителей другого, ставшего невротическим, типа безработного, и все же они сохраняют оптимизм и далеки от отчаяния. Они сумели дать своей жизни смысл и содержание.

Они поняли, что смысл человеческой жизни раскрывается не только в профессиональной деятельности, что можно, будучи безработным, не жить бессмысленно. Для них смысл жизни не исчерпывается фактом профессионального трудоустройства. Ведь то, что делает безработных апатичными и в конечном итоге лежит в основе невроза безработицы, — это ошибочное мнение, что профессиональная деятельность является единственным смыслом жизни; ложная идентификация профессии с жизненной задачей, к которой призван человек. Это приравнивание одного к другому ведет именно к тому, что безработный страдает от ощущения ненужности и бесполезности.

После всего сказанного становится ясным, как мало обусловлена судьбой душевная реакция на безработицу, какое обширное поле деятельности остается здесь для духовной свободы человека.

С точки зрения предпринятой нами попытки экзистенциального анализа невроза безработицы, одна и та же ситуация безработицы по-разному осмысляется разными людьми, или, лучше сказать, одни позволяют социальной судьбе накладывать свой отпечаток на их характер и поведение, формируя их в душевном плане, в то время как другие сами выстраивают свою судьбу.

Каждый безработный в отдельности еще может, следовательно, решить, к какому из этих двух типов он будет принадлежать — к типу внутренне оптимистичных или ставших апатичными безработных.

Итак, невроз безработицы не является непосредственным следствием безработицы. Более того, иногда мы даже видим, что безработица является следствием невроза. Ведь понятно, что невроз имеет обратное влияние на социальную судьбу и экономическую ситуацию страдающего от нее.

При прочих равных условиях выстоявший безработный, в противовес ставшему апатичным, имеет больше шансов в конкурентной борьбе и скорее может получить рабочее место.

Обратное воздействие невроза безработицы — не только социальное, но и витальное, поскольку структурированность, которую приобретает духовная жизнь благодаря своему характеру задачи, сказывается вплоть до биологического уровня.

С другой стороны, внезапная потеря внутренней структуры, которая наступает вместе с переживанием бессодержательности и бессмысленности жизни, также ведет к органическим явлениям упадка. Психиатрия знает, например, типичный психофизический упадок в форме быстро наступающих явлений старения у людей, которые ушли на пенсию.

Даже у животных встречается аналогичное явление: известно, например, что цирковые животные, перед которыми ставят определенные задачи, имеют в среднем более высокую продолжительность жизни, чем те, которые содержатся в зоологических садах и не «заняты» ничем.

Из того факта, что невроз безработицы не связан напрямую с безработицей, вытекает возможность психотерапевтического вмешательства.

Кто же, напротив, высокомерно полагает, что с психологической точки зрения на этом пути с безработицей не справиться, того следует отослать к нередко встречающемуся, особенно среди молодых безработных, мнению: то, чего мы хотим, — это не деньги, а содержание жизни. Однако психотерапия в более узком, нелоготерапевтическом смысле (например, с применением глубокого психологического воздействия) была бы в таких случаях бесперспективной. Все, о чем было сказано выше, — это, скорее всего, экзистенциальный анализ, который способен указать безработному путь к своей внутренней свободе и, вопреки его социальной судьбе, подвести его к осознанию той ответственности, которое поможет ему придать своей трудной жизни содержание и смысл.

Мы уже говорили, что как безработица, так и профессиональная деятельность могут быть употреблены в качестве средства для достижения невротической цели. Однако это средство для достижения цели следует отличать от той верной установки, которая состоит в том, что целью работы как средства является осмысленная жизнь.

Человеческое достоинство не позволяет, чтобы человек был низведен до простого элемента рабочего процесса, до средства производства. Способность работать — это еще не все, она не является ни достаточным, ни необходимым основанием для того, чтобы наполнить жизнь смыслом.

Один человек может быть работоспособным и, тем не менее, вести неполноценную, не наполненную смыслом жизнь; а другой может быть неработоспособным и, несмотря на это, наполнить свою жизнь смыслом. То же самое можно сказать и о способности человека наслаждаться.

Человек ищет смысл своей жизни преимущественно на каком-то определенном поле и, следовательно, в какой-то мере ограничивает свою жизнь и самого себя; вопрос состоит лишь в том, действительно ли нужно вводить такое ограничение, или, как в случае с неврозом, оно не является необходимым.

Другими словами совершенно не следует отказываться от способности к наслаждению в пользу способности работать или наоборот. Таким невротическим людям можно было бы адресовать слова героини романа Алисы Люткенс «Я не приеду к ужину»: «Если любви нет, работа становится суррогатом, если нет работы, любовь становится опиумом».

Отрывок из книги: Психотерапия на практике

Виктор ФРАНКЛ

Все о смысле жизни — www.Krasnov.tv

Источник: https://krasnov.tv/nevroz-bezraboticy/

9. Психологическиесостояния людей,потерявших работу

Невроз безработицы.

Нередко потеря работывызывает множество тяжелыхпереживаний, кризисныесостояния. Вы должны знать о них.Когда люди понимают, какпротекают события, они могутповлиять на них, оградить себя отнегативных переживаний или хотябы психологически подготовитьсяк ним. Ведь груз пережитого частодавит человека, мешает емусосредоточиться на решенииактуальных задач.

Психологи давно изучили этупроблему. Они выделили несколькофаз развития специфическихстрессовых состояний. Так,известный психолог Л. Пельцманговорит о четырех фазах:

Фаза 1 — состояниенеопределенности и шока. Этоочень тяжелое переживание,особенно когда потеря работыпроизошла внезапно (неожиданноесокращение штатов, ссора сначальником и т.п.).

При этомважно то, что растерянность истрах выступают как факторыриска, при которых человекстановится подвержен другимнеприятностям: болезням,несчастным случаям. Следуетотметить также, что наиболеесильным патогенным факторомявляется не сама потеря работы, апостоянная угроза того, что этопроизойдет.

Как говорится,ожидание смерти хуже самойсмерти. Поэтому предвидениеданного события и та или инаяподготовка несколько облегчаютположение.

Вы должны относиться философскик этому делу. Помните, что новуюработу рано или поздноприходится искать всем — Вы неисключение. Хотя, конечно же, вовсем этом мало приятного.

Фаза 2 — наступлениесубъективного облегчения ипсихологическая адаптация кситуации. Эта фаза обычно длится3-4 месяца после потери работы.Уже в первые недели, когдапроходит психологический шок,многие люди начинают испытыватьоблегчение и даже радость.

Ненадо ежедневно спешить к 9-00 нафирму, исчезает тяжелый грузпрофессиональных обязанностей,появляется много свободноговремени.

В общем, человекначинает испытывать состояниепсихологического комфорта иудовлетворения жизнью (особенно,если есть сбережения, на которыеможно прожить какое-то время).

Вынужденный отдых обычно идет напользу. Многие отмечаютулучшение состояния здоровья инастроения. Полностьювосстановившись, человек сновыми силами принимается заактивные поиски нового местаработы.

Есть еще один интересный факт.Психологи установили, что поиски новойработы, начатые сразу после увольнения,ничуть не увеличивают шансов найти ее.

Те же,кто сначала пытается справиться с такиминегативными последствиями увольнения, какдепрессия и низкий уровень самоуважения, ауж потом приступают к поискам новой работы,во время собеседований меньше нервничают,держатся более уверенно и производятлучшее впечатление на работодателей. Какправило, эти люди больше удовлетворенысвоей новой работой, чем те, кто началискать ее сразу после увольнения

Однако в некоторыхслучаях стрессовые состоянияоказываются стойкими и неисчезают длительное время.Человек начинает преувеличиватьопасность своего положения итогда уже не воспринимает егокак отдых. Часто этомуспособствуют объективныепричины (ограниченностьфинансов, необходимостьзаботиться о семье и т.д.).

Длительный стресс — это ничтоиное, как следствие нашейнеуверенности и даже страхаперед завтрашним днем,проистекающее из-за финансовыхтрудностей.

У человека вподобной ситуации возникаеттревога, что прежде, чем оннайдет достойную работу, будетполучать достаточное количестводенег, он потеряет, если не все,то очень многое.

Например, семью, котораяразваливается под бременемфинансовых трудностей (психологиустановили: подавляющее числоразводов происходит именно поматериальным причинам). Илидрузей, которые есть всегда,когда есть деньги, а когда денегнет то сами знаете… Либо любовь (такуж устроены женщины, что немыслят романтических отношенийбез цветов и шоколадок).

Фаза 3 — утяжелениесостояния. Оно наступает после 6-7месяцев отсутствия работы. Кэтому времени обычно ухудшаетсяфинансовое и социальноеположение человека. Наблюдаетсядефицит активного поведение,ограничение круга общения,разрушение жизненных привычек,интересов, целей. Сил дляпротивостояния неприятностямстановится все меньше и меньше.

Депрессия усиливается, придлительной безработице, когдачеловек не имеет хотя бынебольшого заработка навременной, сезонной или чернойработе.

Особенно разрушительнодействуют постоянные неудачипри поиске работы, а точнее —колебания, связанные споявлением надежды найти работу(когда, например, человек узнаето существующей вакансии) ипотерей этой надежды. Постоянныенеудачи могут привести кпрекращению поисков и апатии.

Фаза 4 — беспомощность ипримирение со сложившейсяситуацией. Это тяжелоепсихологическое состояние можетнаблюдаться даже при отсутствииматериальных трудностей,например, когда человек получаетпособие по безработице.

Состояние апатии возрастает скаждым месяцем. Отсутствие дажеминимальных успехов в поискеработы ведет к потере надежды.Человек прекращает попыткиизменить положение и привыкает ксостоянию бездеятельности.

Онперестает следить за собой,начинает пить и в итогеопускается на социальное дно.

В конце концов, человек имеет всешансы отупеть и деградировать,так как книги, спектакли,выставки попросту недоступны. Идаже не потому, что невозможнооплатить расходы, а потому, чтосложно сосредоточиться наискусстве. Как сегодня тратитьпоследние деньги на билет втеатр, когда неизвестно, чтобудет завтра?

Отвыкнув от напряженноготрудового ритма, порой люди ужесами боятся найти работу.Сознательно или подсознательноони начинают искать причины иотговорки, чтобы, к примеру, непойти в назначенный час насобеседование, «забывают»позвонить по указанному вобъявлении номеру телефона и т.д.

Если Вы заметили в себе подобноеповедение, помните, что чемраньше Вы сумеете проявить силуволи и перебороть себя, тем лучше.В таких случаях Вы можетеобратиться к профессиональномупсихологу. Но нередко люди, попавв трудную ситуацию, избегают тех,кто им может помочь. Онизамыкаются, считают, чтосправятся со своими сложностямисами.

Помните, что эмоциональнаяподдержка со стороны Вашихродственников, друзей, знакомых,социальных работников всегдасущественно смягчает негативныепоследствия потери работы.

Кроме социальной поддержкисуществуют и другие формы, спомощью которых можно облегчитьположение безработного. Так,очень важно найти хоть какую-нибудьработу, пусть непрестижную илислучайную, даже если она неудовлетворяет и не приноситдостаточно денег. Этооказывается сильнымантистрессором.

При наличиитакой работы сильно снижаетсяподверженность психологическойдепрессии. Поэтому, если Вы ужедавно и безрезультатно ищетеработу, используйте любуювозможность. Пусть предложеннаяВам работа окажется плохой ибесперспективной — не этоглавное.

Имея хоть какую-тостабильность, психологическинамного легче посвятить себядальнейшим поискам рабочегоместа, которое полностьюудовлетворяет Вас.

Кстати, не каждый вид отсутствияработы сопровождаетсяпсихологической травмой. Многиесезонные рабочие вполнедовольны жизнью. Вынужденныйперерыв в работе они используютдля отдыха. Только те, кто неработал больше года, не могутизбежать психологическогостресса.

Служащие с постояннымжалованием и фиксированнымрабочим днем больше страдают отпотери работы, чем люди «свободных»профессий (журналисты, артисты,консультанты, дизайнеры и проч.),привыкшие работать сдельно.Служащим труднее найти другуюработу.

Для них безработицаможет стать не временнойтрудностью, а личной катастрофой,которую они не преодолеют, можетбыть, и годы. Тем более, что в 45-50лет надежда на хорошую работу,увы, становится практическинереальной.

Таковы грустныереалии современного бизнеса.

Что же нам делать с нашейстрадающей психикой? Как бы тамни было, надо стараться тяжелоесостояние преодолеть. Здесь Вампомогут советы специалистов.

Самое главное — пишет психологОльга Федорченко, — необходимоуяснить, что очень часто мыбольше всего боимсянеизвестности. Поэтому скажитесебе слова, которые говорилмудрый Ослик из всем известногомультфильма о Винни-Пуха: «Как-тообязательно будет, ведь ещеникогда не бывало так, чтобы былоникак».

Далее, совершенно точно можноутверждать, что ни завтра нипослезавтра Вы не умрете отголода, оставшись без копейкиденег.

Не верите? А разве в своейжизни Вы впервые в подобнойситуации? Разве раньше не бывало,что деньги у Вас заканчивалисьпочти сразу же после зарплаты?Наверное, неоднократно. И каждыйраз «как-то» случалось, что выходиз совершенно безвыходнойситуации находился.

Откройтеглаза пошире и посмотрите вокруг:много ли у нас на улицахистощенных людей? Скореенаоборот, фирмы, рекламирующиетовары для похудения, нежалуются на отсутствие клиентов.

Важно понять, что страх — этопродукт Вашего воображения.Смело взгляните ему в лицо,распознайте его. И тогдаобнаружите, что Вы с ним не одно ито же. Посмотрите на Ваши страхи,как на кадры из фильма, чтобыстро мелькают и тут жеисчезают. То, что Вы видите, насамом деле не существует. Страхпридет и уйдет, если Вы сами небудете его настойчивозадерживать.

Перестаньте прокручивать в умеудручающие подробности Вашегосегодняшнего бытия, перестаньтесоставлять сценарийнерадостного завтра иразмышлять о том, что работу Вамнайти не удастся, а если иудастся, то Вас на нее не возьмут,а если и возьмут, то обязательнопопадется начальник-идиот, аесли и не идиот, то обязательноВас обманет, а если и не обманет,то зарплату затянет, а если и незатянет, то ее хватать не будет…И так все, вплоть до похорон, накоторые никто не придет.

Попытайтесь забыть онеприятностях, плотно Вас «обсевших».Согласитесь, в конце концов, чтоВам — не хуже всех, как Вы в этосвято верили до сих пор.

Естькрыша над головой, любимые иблизкие, надежда на будущее,специальность, которая рано илипоздно даст хороший доход, лук иморковка на грядке, «десятка» взаначке, руки, ноги, голова.

Вконце концов, если Вы читаете этистроки, значит у Вас есть идоступ в Интернет. А ведь это нетак уж и мало!

А теперь попытайтесь пойтидальше. Систематизируйте своидальнейшие действия. Для началавозьмите листок бумаги, ручку ипопробуйте составить планпервых шагов. Конкретно,скрупулезно, пункт за пунктом.

Нив коем случае не пишите: «Впонедельник, такого-то числа, яначну новую жизнь и пойду искатьработу». В понедельник этарасплывчатая фраза вызовет у Васлишь приступ тоски и головнуюболь.

Лучше написать примернотаким образом:

  1. Сейчас я займусьсоставлением резюме, ужезавтра оно может мнепригодиться;
  2. Завтра в 9.00 яспущусь к газетному киоску икуплю как можно больше изданийпо трудоустройству;
  3. Внимательнопросмотрю газеты и журналы,отмечу подходящие вакансии;
  4. Сделаю звонки, вслучае удачи — договорюсь овстрече;
  5. Попытаюсь выяснить,какие вакансии имеются вгородской службе занятости;
  6. Попробую «выйти» насерьезное кадровое агентство;

На следующий деньважно не засунуть этот план вдолгий ящик, а постараться точновыполнить задуманное. В чем-тоВам обязательно повезет.

И еще — если появляется любаявозможность, лучше долго нерассуждать. Сделайте хотя бымаленькие шажки к реализацииВашей цели и посмотрите, какбудут развиваться события вдальнейшем.

Если сразу пойдутсбои, отказы, ошибки — значит,это не Ваш путь, и судьбаподсказывает Вам, чтобы Вы ненаправлялись в эту сторону.

Еслиже Вы ничего не сделали, чтобывоспользоватьсяпредоставленной возможностью,то можете обижаться только насамого себя, но никак не насудьбу. Она, может быть, давалаВам замечательный шанс, а Вы имне воспользовались.

И, пожалуйста, не делайте из себямученика. Не говорите: «Я такустал! У меня нет сил терпеть ибороться». Мы способны вынестировно столько, скольковзваливает на нас жизнь. И дажечуточку больше.

««« Назад   Оглавление  Вперед »»»

Источник: https://psyfactor.org/psystress.htm

Психотерапия на практике

Невроз безработицы.
. . .

Не следует, как мы уже говорили, задавать вопрос о смысле жизни; на него следует отвечать, причем отвечать каждый раз не словами, а делами.

Кроме того, этот ответ должен соответствовать конкретности ситуации и личности, вобрать в себя эту конкретность.

Верным ответом будет, таким образом, деятельный ответ в его повседневной конкретности, так как повседневность — это конкретное пространство человеческой ответственности.

В рамках этого пространства каждый человек незаменим и неповторим. Значение, которое имеет осознание своей единственности и неповторимости, мы уже обсудили.

Мы видели, исходя из каких посылок экзистенциальный анализ работает на осознание ответственности, но одновременно мы видели и то, как сознание ответственности вырастает прежде всего на основе осознания конкретной личной задачи, «миссии».

Не видя перед собой уникального смысла своего неповторимого бытия, человек оказывается в трудных ситуациях бессильным. Его можно сравнить с альпинистом, которым, попав в густой туман и не имея цели перед глазами, оказывается под угрозой опасной для жизни усталости.

Но стоит только засветиться какому-нибудь огоньку в тумане, как он вновь обретает силы и бодрость. Какому альпинисту не знакомо это чувство безграничной усталости, когда он висит «на стене» и не знает, находится ли он на верном маршруте, пока не увидит вдруг «выход». И вот, когда до вершины остается несколько метров, он вновь обретает силы и бодро взбирается дальше.

До тех пор, пока творческие ценности или их реализация находятся на переднем плане жизненных задач, область их конкретного воплощения совпадает в основном с профессиональной деятельностью. Работа представляет собой то поле, на котором уникальность индивидуума находится во взаимоотношении с сообществом и получает, таким образом, смысл и ценность.

Эти смысл и ценность присущи, однако, достигаемому результату (как результату для сообщества), но не конкретной профессии как таковой. Следовательно, нельзя сказать, что лишь какая-то определенная профессия позволяет человеку реализовать свои возможности. Ни одна профессия сама по себе не делает человека счастливым.

И если многие, преимущественно невротично настроенные, люди утверждают, что они чувствовали бы себя реализованными, если бы у них была другая профессия, то здесь, видимо, речь идет о неверном понимании смысла профессиональной деятельности или о самообмане. В тех случаях, когда конкретная профессия не приносит чувства удовлетворения, вина лежит на человеке, а не на профессии.

Профессия сама по себе еще не делает человека незаменимым и неповторимым; она лишь дает для этого шанс.

Одна пациентка сказала мне однажды, что она считает свою жизнь бессмысленной и поэтому не хочет выздоравливать; однако, по ее мнению, все было бы прекрасно, если бы она имела профессию, которая приносила бы ей удовлетворение; если бы она, например, была врачом или медицинской сестрой или химиком, который делает какие-нибудь научные открытия. Я попытался объяснить этой больной, что дело ни в коем случае не в профессии, а в том, чего удалось в ней достичь; все, что составляет индивидуальное и специфическое, единственное и неповторимое нашего существования, находит свое выражение в работе и делает таким образом нашу жизнь осмысленной — или этого не происходит.

Как это реализуется, например, в профессии врача? Что дает смысл его действиям? То, что он действует по правилам врачебного искусства? То, что он в том или другом случае предписывает инъекции или медикаменты? Искусство врача отнюдь не состоит в том, чтобы действовать только по правилам врачебного искусства.

Профессия врача дает человеку лишь рамку постоянных возможностей реализовать себя посредством личных профессиональных достижений. То, что врач делает в своей работе сверх своих чисто врачебных обязанностей, лично от себя как человек — это и составляет смысл его работы, делает его незаменимым.

Ведь кто бы ни делал инъекции — он или кто-либо из его коллег, — все, в конечном счете, будет сводиться к одному и тому же. И лишь там, где он действует за рамками профессиональных предписаний, за рамками профессионально «положенного», лишь там и начинается настоящая, личная, единственно дающая удовлетворение работа.

А как обстоит дело с работой медицинских сестер, которой так завидует моя пациентка? Они кипятят шприцы, выносят судна, меняют больным постель — все это очень нужные вещи, которые, однако, сами по себе не могут принести удовлетворения; но там, где сестра делает нечто большее, выходящее за рамки положенного ей минимума, что-то лично от себя, находя, например, участливое слово для тяжелобольного, — лишь там возникает шанс дать жизни смысл, исходящий из профессии. Этот шанс дает любая профессия, если только работа понимается правильно. Незаменимость и необходимость, единственность и неповторимость заключены именно в человеке, в том, как он создает, а не в том, что он создает. Кроме того, пациентка, которая не находила смысла в своей жизни, так как не имела желанной профессии, могла бы реализовать себя и вне профессии — в личной жизни, например, где она могла бы выразить свою единственность и неповторимость как любящая и любимая, как супруга и мать, которая во всех жизненных отношениях является незаменимой и единственно необходимой для мужа и детей. Естественное отношение человека к своей профессиональной деятельности как к возможному полю реализации ценностей творчества и уникальной самореализации претерпевают во многих отношениях искажение из-за господствующих условий труда. Здесь речь идет прежде всего о людях, которые жалуются на то, что они по 8 или более часов в день работают на предпринимателя, выполняя на конвейере одно и то же движение или одно и то же нажатие рычага на прессе — чем обезличеннее, чем в большем соответствии норме, тем лучше. При таких обстоятельствах работа, конечно, может восприниматься только лишь как средство для добывания денег, необходимых для собственного существования. Это собственное существование начинается в этом случае лишь в свободное время, его смысл лежит в его свободном личном наполнении. При этом мы не должны забывать, что есть люди, работа которых делает их настолько усталыми, что они после работы замертво валятся на постель, не в силах предпринять что-либо еще; свое свободное время они могут наполнить лишь тем, что превращают его в пассивный отдых: они не в состоянии делать ничего более разумного, чем спать.

Сам же предприниматель, работодатель, в свободное время тоже не всегда «свободен»; и он не остается незатронутым упомянутыми выше искажениями естественных трудовых взаимоотношений. Кому не знаком тот тип людей, которые преуспевают в добывании денег и в постоянной погоне за ними забывают саму жизнь? Зарабатывание денег становится для них самоцелью.

У такого человека много денег, и он знает, на что их потратить, но он совершенно не знает, для чего же, собственно говоря, он живет.

Добывание денег превалирует над самой жизнью; кроме получения все большей прибыли, он не знает больше ничего — ни искусства, ни даже спорта; он спускает деньги в азартных играх, в связях с женщинами, в казино, где деньги, «поставленные на деньги», представляют для него последние смысл и цель.

Невроз безработицы

Экзистенциальное значение профессии становится наиболее очевидным, когда профессиональная деятельность исчезает совсем, т. е. в случае безработицы. Психологические наблюдения над безработными людьми побудили психотерапевтов выдвинуть понятие «невроз безработицы».

На первое место по симптоматике здесь удивительным образом выступает не депрессия, как можно было бы предположить, а апатия. Безработные становятся все более безучастными ко всему, и их инициатива все более и более сменяется апатией. Эта апатия не безопасна. Она делает этих людей неспособными ухватиться за руку помощи, которую им протягивают.

Безработный воспринимает незаполненность своего времени как внутреннюю незаполненность, как незаполненность своего сознания. Он чувствует себя ненужным, так как не занят любимым делом. Он начинает думать, что его жизнь больше не имеет никакого смысла.

Но так же как в биологии имеются так называемые вакантные разрастания, так и в области психологии имеются аналогичные явления. Безработица становится питательной почвой для развития невротических заболеваний.

Апатия как главный симптом невроза безработицы является, однако, не только выражением душевного вакуума; она, как всякий невротический симптом, является также и следствием физического состояния (в данном случае чаще всего — физического истощения организма).

У тех людей, у которых невроз был уже и раньше и благодаря, так сказать, привходящему фактору безработицы обострился, — факт потери работы входит как материал в невроз и «невротически перерабатывается». Безработица в таких случаях является для невротика желанным средством, чтобы оправдать себя за все неудачи жизни, т. е. не только в профессиональной сфере.

Она служит, так сказать, козлом отпущения, на которого взваливается вся вина за «испорченную» жизнь. Собственные ошибки интерпретируются как предопределенные судьбой и как следствие безработицы.

«Да, если бы я не был безработным, то все было бы иначе, тогда все было бы хорошо и прекрасно», заверяют эти невротические типы; жизнь безработного диктует им определенный образ жизни и способствует их деградации. Они полагают, что от них нельзя ничего требовать, но и сами они ничего не требуют от себя.

Им кажется, что судьба безработного освобождает их от ответственности перед другими так же, как и от ответственности перед самими собой, освобождает их от ответственности перед жизнью. Все неудачи во всех областях бытия сваливаются на эту судьбу. Вероятно, удобно думать, что ботинок жмет лишь в одном-единственном месте.

Если объяснять все лишь одной причиной и если, к тому же, этой причиной является кажущаяся судьбой данность, то это обстоятельство имеет то преимущество, что человеку представляется, будто он ничего не потерял и что и дальше не нужно делать ничего другого, как ждать воображаемого мгновения, когда все, в силу той же причины, может быть, как-нибудь и наладится.

Как и всякий невротический симптом, невроз безработицы имеет следствие, выражение и средство; в своей последней и решающей перспективе, он оказывается равным любому другому неврозу как модус существования, как духовная позиция, как экзистенциальное решение. Но невроз безработицы вовсе не диктуется неизбежной судьбой, как это представляется невротикам.

Безработный отнюдь не должен быть обречен на невроз безработицы. И в данном случае можно сказать, что за человеком остается решение, подчинится ли он душевно силам социальной судьбы, или нет. Есть немало примеров, которые доказывают, что не всегда безработица однозначно формирует и определяет характер. Наряду с характерным невротическим типом есть еще и другой тип безработных.

Это люди, которые, потеряв работу, также вынуждены жить в неблагоприятных экономических условиях, но тем не менее они остаются свободными от невроза безработицы, не производят впечатления ни апатичных, ни угнетенных людей, более того, даже сохраняют известную веселость.

В чем же тут дело? Если присмотреться к их жизни повнимательнее, то выяснится, что эти люди хотя и не профессионально, но разносторонне заняты.

Часто это — добровольные помощники в каких-нибудь общественных организациях, почетные функционеры в учреждениях народного образования, неоплачиваемые сотрудники в молодежных союзах; они слушают интересные доклады и хорошую музыку, они много читают и обсуждают со своими товарищами прочитанное.

Избыток свободного времени они используют осмысленно и наполняют свои время и жизнь многообразным содержанием. Часто в их желудке урчит так же, как и у представителей другого, ставшего невротическим, типа безработного, и все же они сохраняют оптимизм и далеки от отчаяния. Они сумели дать своей жизни смысл и содержание.

Они поняли, что смысл человеческой жизни раскрывается не только в профессиональной деятельности, что можно, будучи безработным, не жить бессмысленно. Для них смысл жизни не исчерпывается фактом профессионального трудоустройства. Ведь то, что делает безработных апатичными и в конечном итоге лежит в основе невроза безработицы, — это ошибочное мнение, что профессиональная деятельность является единственным смыслом жизни; ложная идентификация профессии с жизненной задачей, к которой призван человек. Это приравнивание одного к другому ведет именно к тому, что безработный страдает от ощущения ненужности и бесполезности.

После всего сказанного становится ясным, как мало обусловлена судьбой душевная реакция на безработицу, какое обширное поле деятельности остается здесь для духовной свободы человека.

С точки зрения предпринятой нами попытки экзистенциального анализа невроза безработицы, одна и та же ситуация безработицы по-разному осмысляется разными людьми, или, лучше сказать, одни позволяют социальной судьбе накладывать свой отпечаток на их характер и поведение, формируя их в душевном плане, в то время как другие сами выстраивают свою судьбу.

Каждый безработный в отдельности еще может, следовательно, решить, к какому из этих двух типов он будет принадлежать — к типу внутренне оптимистичных или ставших апатичными безработных.

Итак, невроз безработицы не является непосредственным следствием безработицы. Более того, иногда мы даже видим, что безработица является следствием невроза. Ведь понятно, что невроз имеет обратное влияние на социальную судьбу и экономическую ситуацию страдающего от нее.

При прочих равных условиях выстоявший безработный, в противовес ставшему апатичным, имеет больше шансов в конкурентной борьбе и скорее может получить рабочее место.

Обратное воздействие невроза безработицы — не только социальное, но и витальное, поскольку структурированность, которую приобретает духовная жизнь благодаря своему характеру задачи, сказывается вплоть до биологического уровня.

С другой стороны, внезапная потеря внутренней структуры, которая наступает вместе с переживанием бессодержательности и бессмысленности жизни, также ведет к органическим явлениям упадка. Психиатрия знает, например, типичный психофизический упадок в форме быстро наступающих явлений старения у людей, которые ушли на пенсию.

Даже у животных встречается аналогичное явление: известно, например, что цирковые животные, перед которыми ставят определенные задачи, имеют в среднем более высокую продолжительность жизни, чем те, которые содержатся в зоологических садах и не «заняты» ничем.

Из того факта, что невроз безработицы не связан напрямую с безработицей, вытекает возможность психотерапевтического вмешательства.

Кто же, напротив, высокомерно полагает, что с психологической точки зрения на этом пути с безработицей не справиться, того следует отослать к нередко встречающемуся, особенно среди молодых безработных, мнению: то, чего мы хотим, — это не деньги, а содержание жизни. Однако психотерапия в более узком, нелоготерапевтическом смысле (например, с применением глубокого психологического воздействия) была бы в таких случаях бесперспективной. Все, о чем было сказано выше, — это, скорее всего, экзистенциальный анализ, который способен указать безработному путь к своей внутренней свободе и, вопреки его социальной судьбе, подвести его к осознанию той ответственности, которое поможет ему придать своей трудной жизни содержание и смысл.

Мы уже говорили, что как безработица, так и профессиональная деятельность могут быть употреблены в качестве средства для достижения невротической цели. Однако это средство для достижения цели следует отличать от той верной установки, которая состоит в том, что целью работы как средства является осмысленная жизнь.

Человеческое достоинство не позволяет, чтобы человек был низведен до простого элемента рабочего процесса, до средства производства. Способность работать — это еще не все, она не является ни достаточным, ни необходимым основанием для того, чтобы наполнить жизнь смыслом.

Один человек может быть работоспособным и, тем не менее, вести неполноценную, не наполненную смыслом жизнь; а другой может быть неработоспособным и, несмотря на это, наполнить свою жизнь смыслом. То же самое можно сказать и о способности человека наслаждаться.

Человек ищет смысл своей жизни преимущественно на каком-то определенном поле и, следовательно, в какой-то мере ограничивает свою жизнь и самого себя; вопрос состоит лишь в том, действительно ли нужно вводить такое ограничение, или, как в случае с неврозом, оно не является необходимым.

Другими словами совершенно не следует отказываться от способности к наслаждению в пользу способности работать или наоборот. Таким невротическим людям можно было бы адресовать слова героини романа Алисы Люткенс «Я не приеду к ужину»: «Если любви нет, работа становится суррогатом, если нет работы, любовь становится опиумом».

Источник: https://bookap.info/popular/franclpsyter/gl18.shtm

Как быстро выйти из депрессии из-за безработицы?

Невроз безработицы.

Потеря работы или невозможность ее найти на протяжении длительного периода времени для многих людей является стрессовым фактором.

Человек чувствует себя подавленно из-за навалившихся проблем, ощущает себя ненужным и одиноким.

Угнетая себя, он утрачивает способность к коммуникабельности, стрессоустойчивости, креативному мышлению — качествам, которые ценят работодатели. И перед человеком встает вопрос: «Не могу найти работу, депрессия: что делать?».

Симптомы депрессии безработных

Депрессия из-за отсутствия работы либо в результате другой стрессовой ситуации проявляется схожими симптомами:

  • чувство безысходности, страха, отчаяния из-за невозможности обеспечивать себя и семью;
  • низкая самооценка, неуверенность в своих силах;
  • снижение когнитивных функций, нежелание учиться и развиваться;
  • утрата коммуникативных навыков, ограничение круга общения;
  • утрата целей и интересов в жизни, силы воли, необходимой для поиска работы, апатия;
  • нарушения сна: бессонница, кошмары, патологическая сонливость.

Человек, который переживает депрессию из-за безработицы, задумывается об окончании жизни, он не видит выхода из ситуации и теряет смысл существования.

Каждая новая неудача усугубляет ситуацию, и продолжать поиски становится психологически сложнее.

Страх неизвестности, очередного отказа, а затем апатия и нежелание менять ставшую уже привычной пассивную жизнь — ряд психологических причин, усложняющих трудоустройство и ввергающих человека в состояние, которое требует помощи специалистов.

Способы выхода из депрессии безработным

Депрессивное состояние из-за отсутствия работы носит психогенный характер, оно основывается на внешних обстоятельствах. Его можно преодолеть, прибегнув к психологическим рекомендациям.

Нередко близкие люди дают адекватные советы, которые помогают в поиске работы. Но в некоторых случаях симптомы сильно выражены, физическое состояние человека ухудшается, происходит его изоляция от общества.

Это требует профессиональной консультации для оказания как психотерапевтической помощи, так и для назначения медикаментозных средств.

Существует несколько рекомендаций для выхода из депрессии.

Необходимо справиться со страхом неопределенности, неизвестности. Богатое воображение, природная впечатлительность, стрессы порождают большое количество необоснованных страхов. Важно посмотреть на свои страхи, как на кадры из фильма, мелькающие и тут же исчезающие. Страх — это продукт нашего воображения.

В большинстве случаев рядом всегда есть близкие люди, которые протянут руку помощи в трудную минуту. Даже если отсутствуют средства к существованию, функционируют государственные программы для поддержки малообеспеченных граждан.

Важно пресекать мысли о неприятностях, не представлять заранее негативный сценарий, не прокручивать в уме удручающие подробности. Важно ценить то, что уже есть, будь то еда, одежда, крыша над головой или любимые люди рядом.

Необходимо составить план дальнейших действий. Если после увольнения прошло относительно немного времени и позволяют финансы, можно дать себе отдых. Когда такая возможность отсутствует, важно продумать первые шаги и начать предпринимать действия для поиска трудовой деятельности, не зацикливаясь на предыдущих неудачах.

Рекомендации по поиску новой работы

  1. Составить резюме, упомянув приобретенные умения, знания языков, имеющийся опыт либо достижения во время учебы, положительные личностные качества.
  2. Просмотреть информацию о вакансиях в интернете, газетах, отобрать подходящие.
  3. Связаться с компаниями из отобранных вакансий, по возможности договориться о собеседовании.
  4. Обратиться в службу занятости и/или кадровое агентство с хорошей репутацией.
  5. Собираясь на собеседование, помимо профессиональных навыков, важно помнить о необходимости опрятного внешнего вида.

Если на первом месте стоит зарплата, стоит использовать появившийся шанс и делать маленькие шаги к цели, не рассчитывая получить сразу престижную и высокооплачиваемую работу.

Наличие не приносящей достаточно денег или непрестижной работы все равно является действенным антистрессом, при её наличии снизится подверженность психологической депрессии, что даст силы и желание развиваться и искать более выгодную работу в перспективе.

Если же главная цель — самореализация, то важно проанализировать внутренние желания, стремления и интересы, а затем искать работу по душе и не бояться рискнуть, поменяв специальность.

Уважаемые читатели! Мы настоятельно рекомендуем перед приёмом препаратов или самолечением обязательно обращаться за консультацией к врачу. Имеются противопоказания.

Источник: https://eustress.ru/depression/depressiya-u-bezrabotnyh

Book for ucheba
Добавить комментарий