ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ИВ РАССКАЗОВ О ЯВЛЕНИЯХ УМЕРШИХ

Читать

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ИВ РАССКАЗОВ О ЯВЛЕНИЯХ УМЕРШИХ
sh: 1: —format=html: not found

Проф. Г. А. Знаменский

Свидетельства о умерших, о бессмертии души и о загробной жизни

Свидетельства о умерших, о бессмертии души и о загробной жизни (РАССКАЗ ПРИХОДСКОГО СВЯЩЕННИКА)

Летом 1864 года прибыл к нам в село молодой человек, лет двадцати пяти и поселился в чистеньком домике. Этот господин сначала никуда не выходил, а недели через две я увидел его в церкви. Несмотря на молодые лета лицо его было помято, морщины кое-где легли целыми складками и невольно говорили, что не без бурь и потрясений .

прошло его юношество. Он стал часто посещать нашу церковь, и не только в праздники, но и в будни можно было его видеть молящимся где-нибудь в углу, при слабом мерцании лампадки. Он всегда приходил рано, уходил позднее всех, и каждый раз с каким-то особенным благоговением целовал крест.

Вот что передал о себе этот молодой человек:

– Отец мой был мелкопоместный помещик в Я-ской губернии Д. уезда; принадлежала ему одна деревенька. Тихо, плавно текла моя жизнь и я был примерным ребенком. Но вот мне исполнилось десять лет, и я поступил в одно из среднеучебных светских заведений.

Тяжело мне было привыкать к новой жизни; в заведении я уже не слышал более того теплого, истинно религиозного наставления, какое мне давали дома на каждом шагу. Сначала я был религиозен и часто молился, но эта молитва была нередко причиной насмешек моих товарищей.

Все воспитанники этого заведения, без надзора родителей, были страшными кощунами, и их язвительные насмешки сыпались градом на мою голову за мою религиозность.

Поддержки у меня не было и моя охота к молитве слабела с каждым днем, сначала потому, что я стыдился товарищей, а потом опущение молитвы обратилось уже мне в привычку; я пристал к моим товарищам, и молитва уже более никогда не приходила мне на ум. Беседы и разговоры наши были самые грязные, богопротивные.

Насмешки над Священным Писанием, над богослужением, над усердием и религиозностью некоторых священников и простого народа, — вот что было постоянным предметом наших разговоров. Сначала меня коробило от всего этого; потом время и общество притупили во мне и это последнее проявление доброго, остаток домашнего воспитания.

Но все-таки, как я ни опошлился в этой среде, во мне было сознание того, что я грешу перед Богом; а между тем я продолжал делать то же, что и товарищи. Время шло; я перешел в последний класс и тут-то окончательно совершилось мое падение, и прежние насмешки над священными обрядами и религиозностью людей перешли в полное осмеяние всей Божественной религии. Я сделался отъявленным материалистом.

Бытие Бога, безсмертне души, будущая загробная жизнь – все это я считал порождением фантазии и зло смеялся над всем. Крест, это орудие нашего спасения, я сбросил с себя и с каким-то презрением посмотрел на него… Когда я стоял в церкви по приказанию начальства, как я издевался, как смеялся над отправлением Божественной службы. Когда наступали постные дни, я нарочно старался поесть скоромного, чтобы показать полное презрение к церковным постановлениям. Святые иконы, жития святых были главными предметами моих насмешек. Всегда перед принятием Св. Тайн я старался хоть чего-нибудь поесть и потом уже шел к причастию. Одним словом, в эту пору я был каким-то извергом, а не человекам.

Но вот наступило время выхода моего из заведения, и тут-то я ринулся со всей силой в бездну погибели, и много, много я увлек за собой чистых, невинных душ!..

В один год умерли от холеры мои добрые родители, и их теплая молитва перед престолом Всевышнего, должно быть, повела к исправлению заблудшего их сына. По получении известия о их смерти я отправился в село к ним на могилу.

Странно: как я ни опошлел, как ни смеялся над всеми святыми чувствами человека, все-таки привязанность к родителям осталась, и холодный развратный ум уступил голосу сердца – желанию побывать на могиле – и не осмеял его. Это я приписываю особенному действию Промысла Божия, потому что эта поездка на родину была началом моего исправления.

Приехав в родное село, я спросил церковного сторожа, где могила таких-то, и, не думая перекреститься на церковь, отправился к указанному месту…

Вот уже могила от меня шагах в десяти, вот уж я вижу и свежую насыпь, но..і вдруг потемнело у меня в глазах, дыхание захватило, голова закружилась, и я упал без памяти на землю.

Не знаю, что со мной тут было, только я пришел в сознание уже в квартире, нанятой моим слугой у одного крестьянина.

Из рассказов его я узнал, что все окружавшие меня думали, что со мною удар, потому что я был без памяти, с багровым лицом и пеной у рта.

На другой день я встал, однако, совершенно здоровый и, как ни ломал голову, не мог объяснить себе, отчего со мной сделался такой припадок. Потом я опять в те же часы дня отправился на могилу: но каково было мое удивление, когда и в этот раз случилось со мной то же, что вчера.

Думая, что меня постигла падучая болезнь, периодически возвращающаяся в известные часы дня, я на третий день остался дома, и припадка не было. Но когда я пошел на четвертый день и стал только приближаться к могиле, прежний припадок снова повторился. Встав утром на другой день, я встретил своего слугу каким-то испуганным, боящимся меня.

После я узнал, что он тут же порешил, что в этих припадках что-нибудь недоброе и что я, должно быть, слишком грешен, коли Господь не до: пускает меня до могилы родителей. Счастливее меня он был тогда: у него была вера в Промысл, вера в Бога, а я был жалкий человек и не хотел признавать во всем этом перста Божия.

Впрочем, меня довольно озадачили эти странные припадки, и я послал на ближайшую станцию за доктором. Доктор обещал прибыть на другой день и в ожидании его я уснул часов в двенадцать ночи.

Утром я проснулся рано, и – Боже мой! – страшно вспомнить: я не Мог пошевелиться, язык не повиновался; я лежал весь расслабленный, тело мое было все в огне, губы высохли, я чувствовал страшную жажду и окончательно упал духом.

Явился доктор, осмотрел меня и дал лекарство.

Началось лечение… Сначала Доктор прописывал мне лекарства без затруднения, но потом долго-долго иногда просиживал около меня, кусая губы, и однажды, после шестинедельного лечения, написал мне на бумаге: «Имея дело с мужчиной, я всегда открыто говорю о его болезни, как бы она ни была опасна; ваша болезнь необъяснима, несмотря на мои усилия понять ее; поэтому, не предвидя успеха от трудов моих, я оставляю вас ждать, когда она сама собой откроется». Каков же был мой ужас, когда меня оставляла человеческая помощь, на которую я только и надеялся! У другого есть надежда на высшую помощь, но ее отверг мой развращенный ум. С каждым днем болезнь моя усиливалась и осложнялась: на теле появились прыщи, которые перешли в гнойные раны, от них несся смрадный запах, я не знал, что и делать. Целые ночи я не спал и не находил себе покоя.

Но вот однажды, только что я стал засыпать, вдруг чувствую в своей руке чужую руку. Я вздрогнул, раскрыл глаза и – Боже мой! – передо мной стояла моя мать. Я не мог вообразить, каким образом она очутилась передо мной… «Да ведь она умерла, – подумал я, – как же она явилась мне?». А между тем сердце билось во мне.

Мать моя была вся в белом, и только в одном месте виднелось черное пятно; лицо ее было сумрачно, и она была вся в каком-то полумраке. «Я твоя мать, – начала она. – Твои беззакония и твоя распутная жизнь, полная неверия и безбожия, дошли до Господа, и Он хотел истребить тебя, стереть с лица земли.

Ты не только погубил себя, но даже запятнал и нас, и это черное пятно на моей душе – твои тяжкие грехи. Господь, говорю, хотел поразить тебя, но отец твой и я молились перед престолом Всевышнего о тебе, и Он захотел обратить тебя к Себе не милостью, потому что ты этого не мог понять, а строгостью.

Он знал, что одна могила наша для тебя дорога здесь, и потому не допустил тебя к ней, поразив сверхъестественной болезнью, дабы ты признал над собой высшую силу, тобой отвергнутую, но ты не обратился. Потом Господь послал меня к тебе – это последнее средство для твоего исправления.

Ты не признавал Бога, будущей жизни, безсмертия души, – вот же тебе доказательство загробной жизни: я умерла, но явилась и говорю с тобой. Уверуй же в отрицаемого тобой Бога. Вспомни твою мать, которая жизни не жалея старалась сделать из тебя истинного христианина!». .

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=122325&p=59

Рассказы умерших

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ИВ РАССКАЗОВ О ЯВЛЕНИЯХ УМЕРШИХ


 ……………………………………………………………………………………………………………………………….

Эту историю поведала София Каждан. Привожу её здесь в том виде, в котором она была рассказана.

В тот вечер я провожала мать своей подруги, которая более чем пятьдесят лет прожила в нашем небольшом городке. Я пришла домой поздно вечером и никак не могла заснуть. Евгения пять лет как стала вдовой и жила буквально в десяти минутах ходьбы от моего дома. Дочь её, Юля, моя подруга детства, умоляла мать переехать жить к ней, в другой город.

— Мама, я хочу, чтобы ты была рядом. Не хочу просыпаться каждое утро только с одной мыслью, что ты там одна, в сотне километров от меня и внуков. Как назло, глаза в прямом смысле слипались, но сна не было. Несколько раз за ночь я включала телевизор, брала в руки книгу. Потом решила перебороть себя. Отключила телевизор, положила книгу и, выключив свет, стала считать.

«Один… два… три… десять… восемьдесят… сто тридцать… двести пятьдесят…» А дальше… Дальше действие разворачивалось по сценарию фантастического фильма. Лежа в кровати, уже почти уснув, я услышала сквозь сон негромкий стук в окно. Лениво поднявшись, подошла к окну и, открыв штору, пришла в ужас.

На дороге возле моего дома стоял автобус из похоронного бюро с черной полосой посередине. Из него на меня смотрели в окна мои знакомые, которые покинули этот мир и переселились в «ИНОЙ». Я почувствовала, как холодеют мои руки и пальцы ног, как на лбу и носу выступает пот, как ноги становятся ватными, а язык прилипает к небу. По телу стали бегать мурашки.

Возле моего окна стоял отец моей подруги детства Юльки и муж Евгении, которая рано утром должна было покинуть наш городок, дядя Леня. — Сонька, почему ты так испуганно на меня смотришь? – спросил он и, улыбнувшись мне, продолжил, — Я тебе плохого ничего не сделаю.

Оденься и выйди на улицу… Потолковать нужно… Я продолжала стоять и с ужасом смотрела на улицу через оконное стекло. Из автобуса стали выходить люди. Многих из них я лично видела в гробу. На них были те же вещи, в которых их видели знакомые и друзья, провожая в последний путь.

К дяде Лене подошла Тамара, бывшая коллега моей сестры, которая умерла от рака, оставив двухлетнего сына.

— Почему ты не выходишь к нам? — спросила Тамара, — Ты не бойся нас… Мы тебе плохого ничего не сделаем… Нужно бояться живых, а не мертвых… — Что вы здесь делаете? – испуганно спросила я, подумав, что за мной пришла СМЕРТЬ, — Я не хочу умирать! Не хо-чу! Там плохо, там страшно и там темно… — Посмотри на меня, — произнес дядя Леня и вновь улыбнулся, — Посмотри на меня внимательно… Разве я плохо выгляжу? И на самом деле… Дядя Леня последние десять лет своей жизни очень часто болел и был очень грузным. У него кроме астмы была еще куча всяких побочных болезней. Сейчас передо мной стоял подтянутый живой мужчина с ясными глазами. — Я живу в прекрасном месте, — произнес он, — в сосновом бору… Это место идеально для моего здоровья. — Что вы здесь делаете? – заплетающимся языком спросила я, — Вы же все мертвецы. — Пришли проведать вас, землян, — вмешался в разговор один мой хороший знакомый, который погиб в автомобильной катастрофе. Я не помню, что было дальше… и сколько я стояла минут или секунд с открытым ртом. Потом… Потом я у них спросила: — Что там? По ту сторону жизни? Там страшно? Плохо? — Нет, — сказал дядя Леня, — не так страшен ЧЕРТ, как его вы рисуете… Там другая жизнь… Другие понятия о жизни… — Вы хотите назад… к нам… на Землю? — Мы хотим покоя… Хотим, чтобы бы Земляне нас не трогали, не обижали и помнили, что мы всегда рядом с вами, мы следим за вашей жизнью… — Следите? – испуганно спросила я. — Вот, пришел посмотреть, как моя супруга будет покидать наш дом… Тяжело ей это делать… Тяжело… Вот я и пришел помочь ей, поддержать её… — Дядя Леня, — после непродолжительного молчания, спросила я, — Вы хотите к нам? В нашу жизнь? — Моя миссия на Земле закончена… Все, что мог, я сделал… Сейчас я дома. — Дома? – с недоумением спросила я, — Как это дома? Дома я… А вы не дома… Вы в гробу… — Ха-ха-ха, — весело рассмеялись мертвецы. — Сонечка, — сказала Тамара, — Это ты гостья… Земная гостья… А гроб… Так мы покидаем ваш мир… — Только не вздумайте мне сказать, что там хорошо… Что там есть загробное царство, и все живут припеваючи, как в сказке. — Почему все живут припеваючи, как в сказке?! Нет… Жизнь и там не райская… Там нужно тоже трудиться и жить… Там вечность… А здесь остановка… Я уже не помню, что я спрашивала, что они мне говорили, только помню одно, что я задала несколько вопросов, которые по сей день заставляют меня задуматься над многим. — Как часто вы посещаете нас, и как часто вам хочется увидеть нас? — Практически никого из нас не тянет на Землю… Но есть исключения… Бабушки и дедушки, у которых остались маленькие внуки, желают увидеть малышей… Они приходят к ним ночью, когда те крепко спят, — произнес дядя Леня. — Я хочу увидеть сына… Прижать его к себе… Я его оставила такого маленького, такого беспомощного… Я ушла от него тогда, когда он так во мне нуждался… Я не очень часто навещаю его… Времени нет на это, — с досадой в голосе произнесла Тамара. — У нас своя жизнь, и не беспокойте нас по пустякам… Не приходите на могилу, когда вам вздумается… Не тревожьте нас… Не мучайте нас и не терзайте наши души… Для этого есть церковь… Идите туда… Молитесь за упокой нашей души, — проговорил дядя Леня. — Почему? — Вы вторгаетесь в иной мир… Мир, непонятный вам… Придет время, и ты сама все поймешь… — Кому там плохо, в этом ИНОМ мире? — Кому плохо? Тому, кто сам себе вынес приговор и лишил себя ЖИЗНИ?… Это страшно… Это очень страшно… Этих людей не принимаем МЫ, наш мир, и в вашем они уже мертвы… Они пытаются подселиться к умершим, но это невозможно… Бог дал человеку жизнь, и только Бог может у нас её отнять. — Дядя Леня, не пугай меня. Ты что, хочешь сказать, что убийца… Человек, который лишил жизни другого, в вашем мире живет лучше, чем тот, кто сам распорядился своей судьбой? — Наверное, да… Эти люди — рабы… Они принимают вновь прибывших… Они работают с ними… Проходят с ними адаптацию… Учат их жить по нашим законам… В комнате зазвенел будильник… Я стояла посредине комнаты в одежде и вся тряслась от страха… По сей день я так и не могу понять, что это было: СОН ИЛИ… А если ИЛИ… Я раньше времени прибежала на работу, чтобы поделиться увиденным и услышанным со своими коллегами. Заикаясь, я стала рассказывать про ночных пришельцев. После рассказанной истории в бухгалтерии наступила тишина. Прервала её пожилая женщина. -Вот чудо, — произнесла она, — Раньше тех людей, которые лишали себя жизни, хоронили за воротами кладбища и в церкви их не отпевали… Спустя год приходит ко мне моя подруга и говорит: — У меня была такая жизненная ситуация… Я не видела выхода… Мать умерла, муж ушел к другой… Мне совершено не хотелось жить… Я решила перерезать себе вены… Наполнила ванну водой, взяла нож и… В этот момент я вспомнила твой рассказ про ночных гостей… Мне стало страшно… Страшно, что в том непонятном мне мире я буду страдать еще больше. Спустя два дня я познакомилась с Сашкой… Сейчас мы ждем сыночка… Безвыходных ситуаций просто не бывает… Если не можешь бороться, то нужно просто переждать этот неудачный период. ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ В ТО, ЧТО МЫ НЕ УМИРАЕМ НАСОВСЕМ…

ЧТО ДУША ПОСЛЕ НАШЕЙ СМЕРТИ БУДЕТ ЖИТЬ… НО ТОТ МИР нам неизвестен… И вторгаться в него никто не дал нам права. Если он и есть, ТОТ МИР, то люди там живут по своим законам…

Источник: http://ezo.club/article/rasskazy_umtrshih/

Общие выводы из рассказов о явлениях умерших.. Тайна загробного мира (Свидетельства об умерших, о бессмертии души и о загробной жизни)

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ИВ РАССКАЗОВ О ЯВЛЕНИЯХ УМЕРШИХ

Основываясь на тех данных, какие имеются в представляемых нами рассказах, можно сделать следующие выводы о явлениях умерших живым.

Являются умершие, преимущественно, близким их сердцу – родным, друзьям и знакомым, хотя иногда бывают случаи явления их и посторонним лицам, даже незнакомым. Почему не все умершие являются в этот мир, а лишь некоторые, неизвестно.

Видно только из одного рассказа, что им строго воспрещено являться людям, которые сильно могут испугаться их.

Являются умершие как во сне, так и наяву, хотя некоторым лицам только во сне – это тем, кто не может перенести свидания с ними наяву. Одни из них являются днем, другие только ночью. Являются большей частью там, где было последнее их на земле местопребывание, хотя встречаются примеры явления и в местах совершенно случайных. Чаще всего являются в той одежде, в какой они преданы были земле.

Одни умершие, являясь определенному лицу, стараются, чтобы никто из посторонних не заметил их. Случается и так, что посторонние, хотя- и не видят умершего, но голос его слышат.

Есть и такие примеры: умерший является сразу нескольким лицам, находящимся в одном и том же месте, так что видят его все с одинаковой отчетливостью. Иногда являются целыми группами, и даже в сопровождении лиц, совершенно незнакомых для тех, кому они явились.

Замечательно то обстоятельство, что умерших видят даже животные, как, например, собаки, которые замечают появление умерших прежде человека и при этом так же, как и люди, пугаются их.

Нам кажется, что не все отшедшие души имеют одинаковую материальную оболочку, в которой являются живым. По всей вероятности, от их оболочки зависит и то обстоятельство, что одни являются вдруг, словно из земли вырастают, другие медленно, предупреждая о своем появлении разными внешними знаками – шорохом, постукиванием в дверь, звуком шагов и др.

Затем, одни из них входят и выходят через затворенные двери, окна, стены, так что для них не существует никакой внешней преграды. Другие же – не иначе, как через открытые двери. Если же двери бывают заперты на замок, то они стучат, чтобы им отворили.

Трудно сказать наверное, потому ли они стучат, что не могут войти через запертые двери, или же стуком предупреждают о себе, чтобы внезапным своим появлением никого не испугать.

Исчезновение умерших происходит тоже неодинаково. Одни скрываются вдруг, так что нет возможности заметить, как и куда скрылся умерший. Другие же удаляются медленно, точно не желая расстаться с тем лицом, которому явились.

Сначала явившийся бледнеет, превращаясь как бы в туман или облако, тихо отделяется от земли, потом мало-помалу поднимается вверх, становится более и более воздушным, сливаясь с воздухом, наконец, расплывается в нем и исчезает в пространстве.

Некоторые умершие при свидании с живыми бывают весьма общительны. Они выражают свой привет рукопожатием, поклонами, поцелуями, принимают живых в свои объятия, ласково гладят лицо их, волосы, а равно не препятствуют и живым проявлять чувства нежности. Случается даже, что явившиеся приносят живым приветы из загробного мира и от живых не отказываются передавать поклоны умершим…

Благодаря такой общительности, некоторые живые настолько осваиваются с умершими, что иногда забывают, с кем они имеют дело. Так, один парикмахер, закурив трубку, предложил умершему тоже покурить, но тот, конечно, отказался: «У нас, – сказал он, – не курят». Иные же умершие не только сами держат себя далеко от живых, но последних не допускают приближаться к себе.

То же необходимо сказать и относительно речи их. Одни из умерших охотно вступают в разговор с живыми, рассказывают, как они бывают между родными, что видят, что слышат; другие же сохраняют строгое молчание и отвечают только тогда, когда их спрашивают. Отчего такая разница – неизвестно.

Замечательно при этом, что некоторые умершие, беседуя с живыми, не все позволяют рассказывать другим, и это запрещение имеет такую необыкновенную силу, что живые до самой смерти сохраняют тайну, несмотря ни на какие просьбы друзей открыть им запрещенные слова.

Можно ли определенно сказать, с какими целями являются умершие живым? Если мы часто не в состоянии дать себе отчета в своих действиях, а равно не можем объяснить многих явлений из мира, нас окружающего, мира физического, то тем более нам трудно проникнуть в тайны мира загробного, духовного. Тем не менее, основываясь на тех данных, какие представляют нам рассказы о явлениях умерших, мы можем отметить следующее.

Некоторые являются по обещанию, еще при жизни данному своим родным или друзьям. Весьма многие являются, чтобы известить близкое лицо о своем отшествии в загробный мир. Такие явления бывают большей частью в момент смерти или вскоре после нее, и умершие в это время обыкновенно не вступают в беседу с живыми, за редкими исключениями.

Так как вера в безсмертие души и существование загробной жизни озаряет наш земной путь и раскрывает перед нашим взором назначение земной жизни, то многие умершие являются единственно с целью убедить тех, кто колеблется в вере или совсем потерял ее. Одна умершая, когда явилась больной сестре, которая страшилась смерти, показала ей на самой себе, что есть смерть.

https://www.youtube.com/watch?v=rmyF-XTrHeU

Другие являются близким их сердцу с тем, чтобы уверить, что они снова свидятся в загробном мире, где соединятся навеки. Являются умершим и с тою целью, чтобы известить родных и друзей, как они живут за гробом.

Умершие весьма часто со слезами просят своих родных, друзей и знакомых молиться за них и подавать милостыню. И эти просьбы их, конечно, весьма понятны для нас. Им дорого и приятно думать, что они не покинуты за гробом, что на земле есть существа, которые помнят их, интересуются судьбою их и желают им блаженства. Но, главное, они чувствуют на себе, как наши молитвы умилостивляют Бога.

Есть примеры, что умершие, указывая, где находятся их тела, просят совершить над ними обряд погребения. Это, конечно, те, тела которых лишены были надлежащего погребения.

Отшедшие души, являясь, глубоко благодарят своих молитвенников. Иногда в выражение своей благодарности за поминовение, умершие предостерегают своих благодетелей от непредвиденных опасностей; иные открывают все, что случится с ними в жизни и, особенно, день кончины их.

Судя по целям, с какими являются умершие, мы полагаем, что души, удостоенные вечного блаженства, редко возвращаются на землю для свидания с живыми. Если же являются иногда, то стараются проявить свое влияние на живых в смысле нравственного усовершенствования и исправления порочной жизни, отнюдь не вмешиваясь в житейские интересы их.

Чаще являются на землю души, не способные к возвышенным стремлениям и лишенные общения со светлыми духами. Они, по необходимости, держатся земли и постоянно вмешиваются в нашу жизнь. Они исключительно заняты бывают тем, что порабощало их мысль и чувство во время земного существования. Поэтому, за них-то особенно необходимо молиться, чтобы помочь им подняться от земли на небо.

В заключение скажем, что многие лица, которые ранее не были убеждены в безсмертии души и существовании загробной жизни, после явлений умерших навсегда сделались глубоко верующими, и эту веру их уже никакие возражения не в состоянии поколебать.

  • 114
  • 115
  • 116
  • 117
  • 118
  • 119
  • 120
  • 121
  • 122
  • 123
  • 124
  • 125
  • 126
  • 127
  • 128
  • 129

Источник: https://bookitut.ru/Tajna-zagrobnogo-mira-Svideteljstva-ob-umershikh-o-bessmertii-dushi-i-o-zagrobnoj-zhizni.122.html

Общие выводы ив рассказов о явлениях умерших: некоторые учители церкви имеют это мнение, что души и по разлучению

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ИВ РАССКАЗОВ О ЯВЛЕНИЯХ УМЕРШИХ
Некоторые учители церкви имеют это мнение, что души и по разлучению с телом сохраняют некоторую материальную оболочку, потому что только один Бог бестелесен.

Приведя здесь некоторые примеры явления умерших живым, мы не берем на себя смелости объяснять эти примеры, а предоставим каждому понимать их по собственному разумению.

Единственно, что мы можем предложить читателю, это общие выводы из рассказов о явлениях умерших, основанных на данных этих рассказов.

Являются умершие преимущественно близким их сердцу, родным, друзьям и знакомым, редко и посторонним лицам.

Почему не все умершие являются, а только некоторые из них — неизвестно. Видно только из одного рассказа, что если их живые испугаются — они лишаются права на свидания. Так мать, явившись на свидание к ребенку (во сне) предупреждает его, чтобы он не испугался, когда она придет к нему наяву.

Одни умершие являются только днем, другие ночью. Являются преимущественно там, где было их последнее местопребывание на земле. Чаще всего в той одежде, в которой были захоронены.

Умершие насильственной смертью появляются с признаками, служащими указанием на род их смерти. (Утонувшие являются в мокрой одежде, убитые с ранами). Эти явления чаще всего бывают в момент смерти или вскоре после нее. Одни являются только известному лицу без посторонних. Другие — сразу нескольким лицам и даже животным.

Одни являются медленно, предупреждая о своем появлении шорохом, постукиванием в дверь, стуком шагов, другие появляются внезапно. Для них не существует никаких преград, они проникают в закрытые двери, сквозь стены, некоторые входят только в дверь, заранее постучав. В этом случае трудно предугадать почему стучит, тем более, если дверь открыта, очевидно боится испугать внезапным появлением.

Многие появляются при ярком свете, подобном лунному сиянию, тогда они не идут, а как бы плывут, другие идут сильно стуча ногами. Исчезновение их происходит тоже неодинаково: одни скрываются вдруг, другие удаляются медленно.

Сами ли по себе умершие являются на земле или с разрешения Высшей силы?

«А нас отпускают», — говорит один. Кто? — не объяснил.

«Мне дозволено явиться». Кем? — не сказал.

«Придешь ли ты снова?» — спросили его.

«Не знаю, это очень трудно», — был ответ.

«Больше я не явлюсь — моя миссия окончена», — говорит одна. На приглашение одного присесть, он ответил: «Ах, нет, мне дано мало времени. Я летел издалека и спешил, мне пора возвращаться».

О некоторых явлениях можно сказать, что они были с соизволения Божия.

Одна говорит: «По милости Всевышнего мне самой разрешено объявить тебе о моей кончине». А другая говорит: «Послал меня к тебе Господь». Некоторые бывают общительны, выражают свой привет поцелуем, рукопожатием, поглаживанием волос, засматриванием в лицо и не препятствуют живым в этом же. Другие не разрешают касаться их.

Некоторые приносят привет от умерших и передают поклоны от живых. Благодаря такой общительности, живые забывают иногда с кем имеют дело. Мать хотела обнять умершего младенца — он отстранился: «Меня теперь трогать нельзя». Многие из них вступают в разговор, но предупреждают молчать о своей беседе. И люди хранили молчание до гроба.

Многие читают мысли и предсказывают будущее. Предсказание сбывается в срок.

Интересно бы знать, что могли поведать умершие живым и отчего бы ради общей пользы кому- нибудь не нарушить молчание, но никто из живых на это не согласился.

Один явившийся рассказывал живому другу, что испытывает душа по исходе из тела, а что именно, запретил ему поведать другим.

Кроме всего прочего умершие уклоняются от вопросов о загробной жизни. «Нам запрещено отвечать на все вопросы живых», — говорит один.

С какими же целями являются они живым?

Некоторые по обещанию, еще при жизни данному своим друзьям, родным. Другие приходят, чтобы известить родных о своей кончине. Так как вера в бессмертие души и существование загробной жизни озаряет наш земной путь и раскрывает назначение земной жизни, то многие умершие являются единственно с целью удостоверить тех, кто колеблется в этой вере.

Одна говорит своему жениху: «Ты не веришь, что за гробом есть жизнь, вот смотри, я пришла к тебе. Жизнь со смертью не прекращается. Помни — смерти нет, тело сгниет — душа же вечна».

Мать говорит сыну: «Ты не веришь в загробную жизнь, бросил нательный крест свой, а я пришла и принесла тебе его — надень».

Ребенок говорит матери: «Мне там хорошо, было бы и лучше, если бы ты перестала обо мне плакать».

Умершие просят молиться за них и подавать милостыню, а так же не плакать. Есть примеры, что умершие, указывая где находятся их тела, просят совершить обряд погребения.

Некоторые являются вразумлять своих неверующих близких, родных, друзей. Один человек, к которому явился друг, говорит: «Я сделался по милости Божией опять верующим человеком и не знаю, как благодарить Господа».

«Его явление, — говорит он, — до глубины души потрясло мою душу, во мне заговорила совесть, прежние убеждения рушились».

Многие являются по чисто житейским интересам: один просит об уничтожении документов, компрометирующих дорогих ему живых, другой просит друга не оставлять в беде семью, третья просит врача навестить больную мать.

Некоторые являются лишь только с тем, чтобы проявить свое внимание на живых в смысле нравственного усовершенствования и исправления порочной жизни. Те же, кто является по житейским интересам к живым, больше всех нуждаются в поминовении и молитвах за них.

Умершие оставляют у живых и видимые следы: умершая мать надела крестик на сына, от свидания с умершей невестой человек стал совершенно седым.

Таких следов не бывает от галлюцинаций, просто лица, видевшие умерших, не были подготовлены к свиданию.

Необходимо сказать, что после галлюцинаций люди не изменялись в смысле христианской нравственности. Это же оставляет реальный след.

В заключении скажем, что многие лица, которым являлись умершие, хотя раньше сомневались в бессмертии души и загробной жизни, сделались глубоко верующими в действительность загробной жизни, и эту веру их уже никакие доводы не в состоянии поколебать.

Сильно распространен теперь неправильный взгляд на муки, вообще их понимают как-то слишком духовно и отвлеченно, как угрызения совести. Конечно, угрызения совести будут, но будут мучения и для тела, не для того, в котором мы сейчас облечены, но для нового, в которое мы облачимся после воскресения. И ад имеет определенное место, а не есть понятие отвлеченное.

В одном городе N жил один молодой офицер, ведущий пустую, рассеянную жизнь. Он, кажется, никогда не задумывался над религиозными вопросами, во всяком случае, относился к ним скептически. Но вот что однажды произошло. Об этом он сам рассказывал так:

«Однажды, придя домой, я почувствовал себя плохо, лег в постель и, кажется, уснул. Когда я пришел в себя, то увидел, что нахожусь в каком- то незнакомом городе. Печальный вид имел он. Большие полуразрушенные серые дома уныло вырисовывались на фоне бледного неба.

Улицы узкие, кривые, местами загроможденные кучами мусора, — и ни души, хоть бы одно человеческое существо. Не могу передать это чувство тоски и уныния, какое охватило мою душу. Господи, где же я? Вот, наконец, в подвале одного дома я увидел два живых, даже знакомых мне лица.

Слава Тебе, Господи! Но кто же они? Я стал усиленно думать и вспомнил, что это мои товарищи по корпусу, умершие несколько лет тому назад. Они тоже узнали меня и спросили: «Как ты тут?». Несмотря на необычность встречи, я все-таки обрадовался и попросил показать, где они живут.

Они ввели меня в сырое подземелье, и я вошел в комнату одного из них. «Друг, — сказал я ему, — ты при жизни любил красоту и изящество, у тебя всегда была такая чудная квартира, а теперь?» Он ничего не ответил, только с бесконечной тоской обвел глазами мрачные стены своей темницы.

«А ты где живешь? — обратился я к другому. Он встал и со стоном пошел в глубь подземелья. Я не решился следовать за ним и начал умолять другого вывести меня на свежий воздух. Он указал мне путь.

С большим трудом я выбрался на конец улицы, прошел несколько переулков, но вот перед глазами моими выросла огромная стена, идти было некуда. Я обернулся — позади меня стояли такие высокие мрачные стены, я находился как бы в каменном мешке. «Господи, спаси меня!» — воскликнул я в отчаянии и проснулся.

Когда я открыл глаза, то увидел, что нахожусь на краю страшной бездны, и какие-то чудовища силятся столкнуть меня в эту бездну. Ужас охватил все мое существо. «Господи, помоги мне!» — взываю я от всей души и прихожу в себя.

«Господи, где же я был? Где нахожусь теперь?» Унылая, однообразная равнина, покрытая снегом. Вдали виднеются какие-то конусообразные горы. Ни души! Я иду. Вот вдали река, покрытая тонким ледком. По ту сторону какие-то люди, они идут вереницей и повторяют: «О горе, о горе!». Я решаюсь переправится через реку.

Лед трещит и ломается, а из реки поднимаются чудовища, стремящиеся схватить меня.

Наконец я на другой стороне. Дорога идет в гору. Холодно, а на душе бесконечная тоска. Но вот вдали огонек, какая-то палатка разбита, а в ней люди. «Слава Богу, я не один!» Подхожу к палатке, в сидящих там людях, я узнал моих злейших врагов.

«А, попался ты нам наконец, голубчик, и не уйдешь от нас живым», — со злобной радостью воскликнули они и набросились на меня. «Господи, спаси и помилуй!» — воскликнул я, — что же это? Я лежу в гробу, кругом меня много народа, служат панихиду. Я вижу нашего старого священника.

Он отличался высокой духовной жизнью и обладал даром прозорливости. Он быстро подошел ко мне и сказал: «Знаете ли, что вы были душою в аду? Не рассказывайте сейчас ничего, успокойтесь!».

С тех пор молодой человек резко изменился, он оставил полк, избрал себе другую деятельность, каждый день начал посещать храм и часто причащался Святых Тайн. Видение ада оставило в нем неизгладимое впечатление. Воспоминание о смерти и аде очень полезны для души.

Источник: https://bookucheba.com/religiya-pravoslavie/obschie-vyivodyi-rasskazov-yavleniyah-23000.html

Book for ucheba
Добавить комментарий