ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Проблемы общих способностей (интеллект, обучаемость, креативность)

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Привычка начинать с дефиниций, внедренная в нашу психику немецкой науч­ной традицией, ведущей свою родословную (через Гегеля) от средневековой схоластики, вынуждает в начале изложения давать определения понятиям. Хотя К. Поппер и полагает, что определения понятий суть результаты научного обще­ния, а не его предпосылка, принято давать трактовку основных понятий перед изложением основного материала.

«Способность» — одно из наиболее общих психологических понятий. В оте­чественной психологии многие авторы давали ему развернутые определения. В частности, С. Л. Рубинштейн понимал под способностями «…

сложное синтети­ческое образование, которое включает в себя целый ряд данных, без которых человек не был бы способен к какой-либо конкретной деятельности, и свойств, которые лишь в процессе определенным образом организованной деятельности вырабатываются» [2].

Аналогичные по содержанию высказывания можно найти и у других авторов.

Б. М.

Теплов [3] выделил три признака способностей, которые и легли в основу определения, наиболее часто используемого специалистами: 1) способно­сти — это индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого; 2) только те особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения деятельности или нескольких деятельностей; 3) спо­собности несводимы к знаниям, умениям и навыкам, которые уже выработаны у человека, хотя и обусловливают легкость и быстроту их приобретения.

Тем самым область психологии способностей — это раздел психологии индивидуальных различий (дифференциальной психологии).

Естественно, успешность выполнения деятельности определяют и мотивация, и личностные особенности, что и побудило К. К. Платонова отнести к способно­стям любые свойства психики, в той или иной мере определяющие успех в конкретной деятельности. Однако Б. М.

Теплов идет дальше и указывает на то, что, помимо успеха в деятельности, способность детерминирует скорость и лег­кость овладения той или иной деятельностью, и это изменяет положение с опре­делением: скорость обучения может зависеть от мотивации, но чувство легкости при обучении (иначе — «субъективная цена», переживание трудности) скорее обратно пропорционально мотивационному напряжению.

Итак, чем больше развита у человека способность, тем успешнее он выпол­няет деятельность, быстрее ею овладевает, а процесс овладения деятельностью и сама деятельность даются ему субъективно легче, чем обучение или работа в той сфере, в которой он не имеет способности.

Эту формулу способности можно выразить в объективной форме:

продуктивность СПОСОБНОСТЬ ———————————

«цена»

Проблемы психологии способностей__________________________________13

или же в субъективной форме:

СПОСОБНОСТЬ = успешность

трудность

То есть неспособный проливает больше пота и слез, чем способный, которо­му все дается легче.

Возникает вопрос, что же это за психическая сущность — способности? Одного указания на поведенческие и субъективные ее проявления недостаточно.

Наиболее детально этот вопрос рассматривается в работах В. Д. Шадрикова. Он приходит к выводу, что понятие «способность» является психологической конкретизацией категории свойства. Свойством какой «вещи» является способ­ность? По В. Д.

Шадрикову, наиболее общим понятием, которое описывает пси­хологическую реальность, является понятие психической функциональной сис­темы, процесс функционирования которой (психический процесс) обеспечивает достижение некоторого полезного результата.

Отсюда «…

способности можно определить как свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, имеющих индивидуаль­ную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеоб­разии освоения и реализации отдельных психических функций.

При определении индивидуальной меры выраженности способностей целесообразно придержи­ваться тех же параметров, что и при характеристике любой деятельности: производительности, качества и надежности (в отношении рассматриваемой функ­ции)» [4].

14 Глава 1

Поскольку всякий психический процесс (в том числе — познавательный) является временной характеристикой функционирования соответствующей сис­темы, В. Д. Шадриков выделяет способности мыслительные, восприятия, памяти и так далее.

Способности, по Шадрикову, являются общими в смысле отнесенности к конкретным видам деятельности: не существует, с этой точки зрения, «летных», «кулинарных», «музыкальных», «педагогических» и прочих способно­стей.

Но остается неясным, если рассуждать в терминах Шадрикова, есть ли функциональные психические системы более общие, чем те, которые соответ­ствуют отдельным познавательным процессам, описанным в учебниках по об­щей психологии?

Оставим пока в стороне вопрос о том, является ли любая психическая сис­тема функциональной (по П. Н. Анохину), то есть системой, обеспечивающей достижение полезного результата.

Правда, Шадриков вводит понятие общей одаренности, определяя ее как пригодность к широкому кругу деятельностей или сочетание способностей, от каждой из которых зависит успешность выполнения той или иной деятельности, но и в этом случае общее не предшествует частному, а наоборот есть результат «сборки» отдельных элементов.

Различая специальные и общие способности, Д. Н. Завалишина вслед за Б. М. Тепловым связывает общие способности с более общими условиями веду­щих форм человеческой деятельности, а специальные — с отдельными видами деятельности [5]. Тем самым вновь проводится линия «деятельностной редук­ции»: способности конституируются не по видам психических функциональных систем, а по видам деятельности.

Разумнее было бы предположить, что способности связаны с какими-то общими сторонами функционирования психики, которые проявляются не в кон­кретных деятельностях или группах деятельностей, а в общих формах внешней активности (поведения) человека.

Следуя Б. Ф. Ломову [б], выделявшему три функции психики: коммуникатив­ную, регуляторную и познавательную, можно было бы говорить о коммуникатив­ных, регуляторных и познавательных способностях. В данной книге речь пойдет лишь о группе познавательных способностей (точнее — когнитивных).

Воспользуемся когнитивной парадигмой (как она ни условна) и рассмотрим работу психики как единой системы, перерабатывающей информацию.

В этом процессе можно выделить: 1) приобретение, 2) применение, 3) преоб­разование и сохранение знаний.

Тем самым мы получаем следующую схему, где компонентами выступают три перечисленные выше системы (рис. 1)

Эта система имеет один вход и один выход. Способность к применению знаний можно было бы отождествлять с интеллектом как способностью решать задачи на основе имеющихся знаний (тестовый интеллект).

Проблемы психологии способностей 15

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ И СОХРАНЕНИЕ ЗНАНИЙ

Рис. 1. Схема когнитивной психической деятельности

Обучаемость является способностью к приобретению знаний, а креативность (общая творческая способность) — способностью к преобразованию знаний (с ним связано воображение, фантазия, порождение гипотез и пр.).

Сохранение знаний преимущественно связывается с долговременной памятью, но, поскольку ее содержание не является актуальной психической реальностью (в отличие от содержания кратковременной памяти), есть основания считать этот процесс физиологическим, либо, по крайней мере, — психофизиологиче­ским. Дальнейшее изложение будет посвящено природе и взаимоотношениям трех основных общих способностей.

Каждой из них соответствует специфическая мотивация и специфическая форма активности, как-то: креативности — мотивация самоактуализации (по А. Маслоу) и творческая активность, интеллекту — мотивация достижений и адаптивное поведение, обучаемости — познавательная мотивация.

Частично эти предварительные соображения будут подтверждены, частично — опровергнуты при изложении и анализе результатов экспериментальных иссле­дований в следующих главах книги.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бодалев А. А. О направлениях и задачах научной разработки проблемы способностей // Вопросы психологии. 1984. № 1.

2. Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.

3. Теплое Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961.

4. Шадриков В. Д. Способности, одаренность, талант //Развитие и диагностика способно­стей. Отв. ред. В.Н.Дружинин, В. Д. Шадриков М.: Наука, 1991. С. 11.

5. Завалишина Д. Н. Психологическая структура способностей / / Развитие и диагности­ка способностей. М.: Наука, 1991.

6. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.

Предыдущая123456789101112131415Следующая

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/9x38fb.html

Интеллект и креативность — психология

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Page 13 of 24

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И КРЕАТИВНОСТИ

Интеллект (от лат.Intellectus — понимание, познание) — общие способности к познанию, пониманию и разрешению проблем. Понятие интеллект объединяет все познавательные способности индивида: ощущение, восприятие, память, представление, мышление, воображение.

Креативность относят к типу общих способностей человека и связывают с творческими возможностями его. Это способность человека генерировать новые идеи, создавать новые понятия, формировать новые навыки и т.п.

До сих пор некоторые психологи рассматривают креативность как одну из сторон интеллекта. Однако между ними имеется более существенное различие, для объяснения которого можно воспользоваться двумя типами мышления, предложенными Д.

Гилфордом в его кубической модели интеллекта:

конвергентное мышление (мышление одностороннего движения к единственному решению проблем через сведение или синтез известных знаний);

дивергентное мышление (мышление разностороннего движения к решению проблем с нахождением многих решений, новых идей и возможностей).

В психологии существует, по крайней мере, три точки зрения на взаимоотношения этих двух общих способностей.

В.Н. Дружинин охарактеризовал эту точку зрения «как редукцию креативности к интеллекту». В данном случае речь идет не просто о том, что это единая способность, а о том, что творчество производное интеллекта. Высокий интеллект – высокие творческие способности.

Низкий интеллект – никакого творчества невозможно. Нет никакой необходимости, считает Ганс Айзенк, выделять креативность как особую способность. Способность к любому виду творчества (научному, художественному) обеспечивается, прежде всего, высокими значениями общего интеллекта. И был по-своему прав, вероятно, имея перед собой ярчайший пример – самого себя.

Ведь интеллект – это, прежде всего, высшая адаптационная способность, дающая своим носителям возможность приспособиться к изменяющимся условиям окружающего мира. Так определял интеллект В.Н. Дружинин, как «общую успешность адаптации человека (и животных) к новым ситуациям посредством решения задачи во внутреннем плане действия («в уме») при доминирующей роли сознания над бессознательным»

Но другие исследователи категорично утверждают абсолютную несводимость креативности к интеллекту. Творчество – это не адаптация к миру, а его преобразование -утверждают они. А причиной творчества является именно дезадаптация человека, его неприспособленность к окружающему природному и социальному миру.

Пожалуй, самым первым в науке креативность и интеллект противопоставил Дж. Гилфорд. Он опирался на свою собственную теорию двух видов мышления: конвергентного и дивергентного.

Конвергентное мышление (сходящееся мышление), оно направлено на анализ всех имеющихся способов решения задачи, с тем, чтобы выбрать из них – единственно верный. Конвергентное мышление лежит в основе интеллекта.

Дивергентное мышление – это мышление «идущее одновременно во многих направлениях», оно направлено на то, чтобы породить множество различных вариантов решения задачи. Дивергентное мышление лежит в основе креативности.

В.Н. Дружинин также рассматривал интеллект и креативность, как две различные общие способности, он связывал их существование с процессами переработки информации.

Креативность отвечает за преобразование имеющейся у человека информации и порождение бесконечного множества новых моделей мира.

Интеллект — за применение этой информации в реальной практике, и, в конечном счете, все за ту же адаптацию к окружающему миру.

ЕЩЕ точку зрения на соотношение интеллекта и креативности можно назвать примиряющей. Ее авторы пытаются сгладить непримиримость двух первых позиций. Интеллект и креативность вроде бы и разные факторы, но в то же время между ними есть определенная взаимосвязь. Как таковых творческих способностей нет, считают личностно ориентированные психологи (А. Маслоу, Д.Б.

Богоявленская и др.), и вообще творческая активность больше определяется особыми чертами личности (любознательностью, рискованностью и т.п.), чем способностями. Однако для проявления этой активности необходим высокий уровень интеллектуальной одаренности. Наиболее разработанной моделью этого плана выступает концепция «интеллектуального порога» Е. Торренса.

При низких и средних значениях IQ интеллект и креативность (до 115 -120) выступают как единый фактор, т.е., люди с низким интеллектом обладают почти никакой креативностью, люди со средним интеллектом – так себе креативностью.

И только при IQ свыше 120, интеллект и креативность становятся независимыми факторами, так что возможны интеллектуалы с чуть заметными творческими способностями и интеллектуалы с высочайшей креативностью.

Источник:

Клиническая психология

. . .

Проблема способностей существует в психологии с конца XIX века, когда появились первые попытки измерения способностей с помощью тестов. Одним из первых тестов способностей была шкала измерения интеллекта Бине и Симона, созданная в 1905 г.

, которая измеряла 30 разнообразных способностей от сенсомоторной координации до конструирования предложений и предназначалась для детей от 2 до 12 лет. Таким образом, с самого начала предполагалось, что способности — это сложное многофакторное образование.

Способности — это индивидуально-психологические особенности человека, обеспечивающие легкость усвоения и успешность выполнения какой-либо деятельности. Во-первых, способности не сводятся к тем знаниям, умениям, или навыкам, которые выработаны у человека. В них включаются те показатели, которые являются условиями успешности деятельности.

Во-вторых, о способностях свидетельствует высокий темп усвоения знаний, умений, навыков, необходимых для деятельности. В-третьих, о способностях свидетельствует высокий творческий уровень деятельности, оригинальность, новизна. В отношении состава и структуры способностей в психологии нет единой точки зрения.

Так, согласно концепции Шадрикова, способности можно определить как свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, имеющие индивидуальную меру выраженности, проявляющиеся в успешности и качественном своеобразии деятельности.

Психические способности — это свойства нервной системы, в которой реализуется функция отражения объективно существующего мира. Эта способность ощущать, воспринимать, запоминать, мыслить. Общие свойства нервной системы проявляются в продуктивности деятельности, работоспособности, активности, произвольной и непроизвольной регуляции, мнемических способностях.

А вербальные и невербальные способности определяются специализацией и взаимодействием полушарий. Попытка систематизации и анализа способностей предпринята Дружининым. Общие способности он определяет как способности получать, преобразовывать и применять знания.

А в этом наиболее важную роль играет интеллект (способность решать задачи на основе применения имеющихся знаний), обучаемость (способность приобретать знания) и креативность (способность преобразовывать знания с участием воображения и фантазии).

Интеллект многими исследователями рассматривается как эквивалент понятия общей одаренности, как способность к обучению и труду вообще, независимо от их содержания. Такой точки зрения придерживаются Бине, Спирмен, Рубинштейн.

Интеллект рассматривается как механизм адаптации к среде, например, Пиаже пишет о том, что развитый интеллект проявляется в универсальной адаптивности, структурировании равновесных отношений между индивидом и средой.

Наиболее полным, с содержательной точки зрения, является определение интеллекта Векслера, он понимает интеллект как способность к целесообразному поведению, рациональному мышлению и эффективному взаимодействию с окружающим миром.

Векслер вслед за Верноном придерживается иерархической модели интеллекта, в которой выделяется фактор общего интеллекта, или генеральный (G), основные групповые факторы: вербальный и невербальный (или пространственный, практико-технический), а также парциальные факторы (включающие отдельные перцептивные и сенсорные способности).

Вербальный интеллект в большой мере зависит от социализации, приобщения к культуре, уровня знаний и интеллектуальных навыков. Эту подструктуру интеллекта Кеттел называет связанным или кристаллизованным интеллектом.

Невербальный, практико-технический интеллект (или свободный, текучий) не зависит от приобщения к культуре, его уровень определяется общим развитием третичных или ассоциативных зон коры больших полушарий.

Этот интеллект проявляется при решении перцептивных задач, когда требуется воспринять и найти соотношение элементов.

Парциальные факторы определяются уровнем развития отдельных сенсорных и моторных зон коры больших полушарий.

Коэффициент генетической детерминации общего интеллекта составляет от 0,4 до 0,66. Он максимален для вербального и пространственного интеллекта и минимален для перцептивных и сенсорных способностей. В целом, можно отметить, что чем больше связана конкретная способность с общей, тем выше генетическая детерминированность (рис. 11).

Источник: https://obu4ayka.ru/obshhenie/__trashed-2070.html

Обучаемость, креативность и интеллект

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Остановимся на понятии «обучаемость».

Введение его в психологический обиход предполагает существование общей способности, аналогичной общему интеллекту и, возможно, креативности. Однако факты свидетельствуют скорее об отсутствии способности к обучению как общей способности, аналогичной общему интеллекту.

В частности, Кэттелл рассматривал в качестве эмпирического индикатора обучаемости интеркорреляции приростов показателей выполнения заданий после обучения: испытуемых сначала тестируют, определяя уровень первичной обученности, затем проводят обучающую серию и тестируют вторично.

Если величины приростов качественно вырастают после обучения разным навыкам, коррелируют и образуют общий фактор, то это свидетельствует о существовании общей обучаемости.

В большинстве случаев корреляции приростов близки к нулю, следовательно, обучаемость различным навыкам определяется в основном их спецификой.

На успешность обучения влияет как общий интеллект, так и установки, интересы, мотивация и многие другие психические свойства личности.

Корреляции между успешностью обучения и уровнями общего или вербального интеллекта, как правило, колеблются от 0,19 до 0,60 [20].

Возможно, что формируемые и вырабатываемые в ходе жизни личностные черты и мотивация как бы опосредуют преобразование общей одаренности в обучаемость.

Л. Ф. Бурлачук и В. М. Блейхер показали, что в разряд слабоуспевающих школьников попадают и школьники с высоким показателем умственного развития. Одна из основных причин такого положения дел – отсутствие мотивации к обучению.

Однако люди с интеллектом ниже среднего никогда не входят в число хорошо успевающих [21].

Эта зависимость напоминает связь между интеллектом и творческостью (креативностью) в модели Торренса: интеллект служит базой креативности, интеллектуал может не быть творческим человеком, но человек с низким интеллектом никогда не будет креативом.

Исследования В. А. Самойловой и Л. А. Ясюковой дают богатый материал для обобщения и выявления отношений между креативностью, интеллектом и обучаемостью.

Согласно их данным исследования школьников, наиболее высокие показатели творческих способностей наблюдаются у тех, кто хорошо успевает по основным интересующим их предметам.

Среди творчески продуктивных инженеров практически не встречается вузовских отличников. Последние предпочитают административную или исполнительскую работу.

Только оценки по математическим предметам зависят от общего интеллекта.

Самое любопытное, что, по данным тестирования, личность «идеального ученика» противоположна по своим характеристикам личности творческой. В центре структуры психических свойств, определяющих способность к обучению в школе и вузе, не интеллект, а личностные черты: исполнительность, дисциплинированность, самоконтроль, отсутствие критичности, доверие к авторитетам.

С ростом исполнительности, эмоциональной уравновешенности и практичности (у многих учеников эти черты формируются к 5-му классу) растет успешность обучения.

Творчески продуктивная личность обладает креативностью, широтой интересов и увлечений, мечтательностью, чувствительностью, впечатлительностью, богатым внутренним миром, эстетической восприимчивостью, нонкомформизмом, смелостью, естественностью, непосредственностью, эмоциональностью.

Создается впечатление, что обучаемость в регламентированных условиях сводится к системе, состоящей из общего интеллекта и определенных личностных черт (включая мотивацию).

Итак, если креативность как общая способность не связана с обучаемостью или даже противоположна ей, то интеллект служит ее предпосылкой. Вероятно, общей обучаемости как способности не существует, а есть обучаемость как система специальных способностей, аналогичная системе специальных факторов интеллекта, с той лишь разницей, что за последними стоит общий интеллект.

Мы вели речь о способности к обучению как о свойстве некоторого единого психического процесса. Но сегодня, на взгляд ряда исследователей, наиболее достоверной является гипотеза о двух способностях, двух видах обучаемости. Они основаны на различных нейрофизиологических механизмах.

К таким выводам привели экспериментальные исследования больных с удаленными височными долями коры головного мозга. Эти больные с трудом запоминают новую информацию, сохраняя способность воспроизводить ранее накопленную. Кроме того, они сохранили способность к элементарным формам обучения и запоминания (привыкание, сензитизация, образование классических условных рефлексов).

«Стало очевидным, что различия между типами обучения, выявленные при изучении больных с повреждением височных долей, отражают некие фундаментальные психологические характеристики, касающиеся способа приобретения знаний.

Хотя пока неясно, сколько существует разных систем памяти, специалисты единодушны в том, что повреждение височных долей мозга меньше всего нарушает такие формы обучения и памяти, которые требуют сознательного процесса.

Эти формы обучения называют… декларативным или эксплицитным обучением.

Эксплицитное обучение происходит быстро, иногда после первого же «урока».

Часто оно основано на ассоциации одновременно действующих раздражителей и позволяет хранить информацию о разовом событии, совершившемся в определенное время в определенном месте; следовательно, оно позволяет распознавать знакомые, случившиеся прежде, и незнакомые события.

Напротив, имплицитное обучение осуществляется медленно, его эффект накапливается по мере повторения «урока». Часто оно основано на ассоциации последовательно действующих раздражителей и позволяет хранить информацию о причинно-следственных отношениях между событиями.

Имплицитное обучение проявляется главным образом в улучшении выполнения определенных заданий, когда и сам испытуемый не может описать, чему он, собственно, научился; оно предполагает деятельность систем памяти, не касающихся общего запаса знаний индивида…

В то время как эксплицитная память у позвоночных связана со структурами височных долей, имплицитная предположительно определяется активацией тех специфических сенсорных и моторных систем, которые участвуют в выполнении данного задания при обучении…» [22].

Опираясь на эти утверждения, можно высказать предположение о том, что обучаемость, как общий интеллект и, может быть, креативность, имеет уровневую структуру, которая включает в себя: 1) первичную имплицитную обучаемость (общую способность) и 2) вторичную – эксплицитную или «сознательную» обучаемость (систему отдельных факторов обучаемости).

Результаты исследований, касающихся интеркорреляции приростов навыков, равно как и изучение взаимосвязей личностных способностей и успеваемости, относятся к эксплицитной обучаемости. Эксплицитная обучаемость, как и общий интеллект, связана с доминированием сознания над бессознательным в процессе регуляции.

Имплицитная обучаемость наряду с креативностью обусловлена доминированием бессознательной активности психики. Более того, наблюдается определенное сходство между имплицитным обучением и подражанием.

Результаты исследований Н. В. Хазратовой и Н. М. Гнатко свидетельствуют в пользу тесной связи креативности и подражания, которое является неосознанным, помимо воли человека протекающим «научением». Парадокс заключается в том, что творчество, по своей природе отрицающее какие-либо стереотипы, имеет некоторые воспроизводимые активностью самого человека особенности, иначе – законы.

Источник: http://indbooks.in/mirror5.ru/?p=268216

Реферат на тему: «Классификация понятий способности, одаренности и таланта в трудах Б.М. Теплова и С.Л. Рубинштейна»

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Министерство образования и науки РФ

ФГБОУ ВПО «ЯРОСЛАВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» им. К.Д. УШИНСКОГО

Реферат на тему:

«Классификация понятий способности, одаренности и таланта в трудах Б.М. Теплова и С.Л. Рубинштейна»

Выполнила:

Румянцева Ю.Л.

студентка 1 курса

педагогического факультета

группы 67101

Введение

Сергей Леонидович Рубинштейн писал: «Изучению одаренности посвящено много работ. Однако полученные результаты никак не адекватны количеству затраченного на эти работы труда.

Это объясняется ошибочностью исходных установок очень многих из исследований и неудовлетворительностью тех методик, которые в них по большей части использовались».

Слова из 40х годов XX века в той или иной мере актуально прозвучат и сегодня.

Вопросы одаренности, таланта, гениальности, как верно было выше подмечено Рубинштейном, несмотря на регулярность изучения, так и остаются не понятыми до конца, с настолько разными вариантами причинно -следственных отношений, что трудно говорить о какой-либо логической связи между этими теориями. Очень часто, когда мы пытаемся объяснить, почему люди, оказавшиеся в одинаковых или почти одинаковых условиях, достигают разных успехов, мы обращаемся к понятиям способности и одаренности, полагая, что разницу в успехах людей можно объяснить именно этим.

Изучение источников и состояния разработанности проблемы одаренности в науке свидетельствуют об огромном интересе к ней в разные эпохи, начиная от возникновения и до настоящего времени.

Следует отметить, что наука до сих пор не совсем адекватно объясняет многие вопросы данного феномена.

Несколько размытой является точка зрения о генетической наследственности, ведь в истории существует немало примеров, когда у бездарных родителей рождались гении, а у гениев бездарные дети; когда были великие пианисты с короткими пальцами и великие полководцы с малым ростом и т.д. Часто возникает много вопросов и о роли среды в проявлении талантов и одарённостей.

Значительные трудности в определении понятий способности и одаренности связаны с общепринятым, бытовым пониманием этих терминов. Если мы обратимся к толковым словарям, то увидим, что очень часто термины «способный», «одаренный», «талантливый» употребляются как синонимы и отражают степень выраженности способностей.

Но еще более важно подчеркнуть, что понятием «талантливый» подчеркиваются природные данные человека. Так, в толковом словаре В. Даля «способный» определяется как «годный к чему-либо или склонный, ловкий, сручной, пригодный, удобный». Наряду со «способным» используются понятия «способливый» и «способляться».

Способливый человек характеризуется как находчивый, изворотливый, умеющий способиться, а способляться, в свою очередь, понимается, как умение сладить, управиться, устроить дело. Способный здесь фактически понимается как умелый, а понятия «умение» в словаре нет.

Таким образом, понятие «способный» определяется через соотношение с успехами в деятельности.

При определении понятия «талант» подчеркивается его врожденный характер. Талант определяется как дарование к чему-либо, а дарование как способность, данная богом. Иными словами, талант — это врожденные способности, данные богом, обеспечивающие высокие успехи в деятельности. В словаре иностранных слов также подчеркивается, что талант (гр.

talanton) — выдающееся врожденное качество, особые природные способности. Одаренность рассматривается, как состояние таланта, как степень выраженности таланта. Недаром, как самостоятельное понятие, одаренность отсутствует в словаре Даля и в словаре С. И. Ожегова и в Советском энциклопедическом словаре, и в толковом словаре иностранных слов.

Из сказанного можно сделать вывод, что способности, с одной стороны, одаренность и талант, с другой, выделяются как бы по разным основаниям.

Говоря о способности, подчеркивают возможность человека что-то делать, а, говоря о таланте (одаренности), подчеркивается прирожденный характер данного качества (способности) человека.

Вместе с тем, и способности и одаренность проявляются в успешности деятельности.

1.1. Подходы в определении способностей

Способности представляют собой дифференциально-психофизиологический феномен. С давних пор и до настоящего времени ведутся споры об их генезе.

В настоящее время существуют различные подходы к рассмотрению способностей — общепсихологический и дифференциально-психологический.

Согласно общепсихологическому подходу способностями признаются любые проявления возможностей человека (исходная посылка: человек способен, может осуществлять какую-либо деятельность). В центре проблемы оказывается вопрос о том, как эффективнее развивать возможности всех людей, включая их знания и умения.

Такая точка зрения имеет давние корни. Например, по мнению К. Д. Ушинского, ум есть не что иное, как хорошо организованная система знаний. Следовательно, проблема способностей приобретает психолого-педагогический оттенок. Получается, что все люди способные, все всё могут. Вот и в книге В. Н.

Дружинина «Психология общих способностей»[1] эта традиция находит свое продолжение, так как под общими способностями понимается интеллект, обучаемость, креативность.

Дело сводится не к тому, какого уровня может достигнуть человек в том или ином виде деятельности, а к тому, сколько он прольет пота, чтобы достичь одинакового со способными людьми результата. Отсюда и предлагается формула способностей:

При индивидуально – психологическом (дифференцированном) подходе, наоборот, подчеркиваются различия между людьми в их способностях. При этом Б. М.

Теплов, будучи приверженцем такой точки зрения, не включал в способности знания и умения. И для этого действительно есть веские основания, которые можно найти в биографиях многих талантливых людей. Так, у И. Репина и В.

Сурикова способности к рисованию проявились уже в возрасте 3-4 лет, еще до того, как их стали обучать живописи.

В советской психологии, прежде всего трудами С. Л. Рубинштейна и Б. М. Теплова сделана попытка дать классификацию понятий «способности», «одаренность» и «талант» по единому основанию — успешности деятельности.

Способности рассматриваются как индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого, от которых зависит возможность успеха деятельности, а одаренность — как качественно своеобразное сочетание способностей (индивидуально-психологических особенностей), от которого также зависит возможность успеха в деятельности.

В частности, С. Л. Рубинштейн понимал под способностями «…сложное синтетическое образование, которое включает в себя целый ряд данных, без которых человек не был бы способен к какой-либо конкретной деятельности, и свойств, которые лишь в процессе определенным образом организованной деятельности вырабатываются» [4].

Аналогичные по содержанию высказывания можно найти и у других авторов. Еще в 1941 г. Б. М. Теплов писал, что способность не может возникнуть вне соответствующей конкретной деятельности. Через 30 лет с ним согласился К. К. Платонов (1972): «Вне деятельности их (способностей. — Е. И.

вообще не существует в известном смысле способности можно понимать как отражение деятельности».

Способности, считал Б. М. Теплов, не могут существовать иначе как в постоянном процессе развития. Способность, которая не развивается, которой на практике человек перестает пользоваться, со временем утрачивается.

Только благодаря постоянным упражнениям, связанным с систематическими занятиями такими сложными видами человеческой деятельности, как музыка, техническое и художественное творчество, математика, спорт и т.п.

, мы поддерживаем и развиваем у себя соответствующие способности [4].

Б. М. Теплов выделил три признака способностей, которые и легли в основу определения, наиболее часто используемого специалистами:

1) способности — это индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого;

2) только те особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения деятельности или нескольких деятельностей;

3) способности несводимы к знаниям, умениям и навыкам, которые уже выработаны у человека, хотя и обусловливают легкость и быстроту их приобретения.

Таким образом, способности (ability) — индивидуально-психологические особенности, определяющие успешность выполнения деятельности или ряда деятельностей, несводимые к знаниям, умениям и навыкам, но обусловливающие легкость и быстроту обучения новым способам и приемам деятельности .

    1. Структура и классификация способностей

С.Л. Рубинштейном дано определение состава, структуры способностей: «В состав каждой способности, делающей человека пригодным к выполнению определенной деятельности, всегда входят некоторые операции или способы действия, посредством которой эта деятельность осуществляется.

Ни одна способность не является актуальной, реальной способностью, пока она органически не вобрала в себя систему соответствующих общественно выработанных операций; но ядро способности – это не усвоенная, не автоматизированная операция, а те психические процессы, посредством которых эти операции регулируются». Таким образом, С.Л. Рубинштейном выделяется два основных компонента структуры способностей: 1) «операционный» — это те способы действия, посредством которых осуществляется деятельность и 2) «ядро» — психические процессы, которыми регулируются операции, как качества процессов анализа и синтеза [3].

Одаренность является следующим уровнем развития способностей. Одаренностью называют своеобразное сочетание способностей, которое обеспечивает человеку возможность успешного выполнения какой-либо деятельности. От одаренности зависит не успешное выполнение деятельности, а только возможность такого успешного выполнения

Долгое время «одаренность» считалась синонимом «способности». Однако, по мнению С. Л. Рубинштейна, которое он высказал еще в 1935 г., она определяется комплексом свойств личности. И этому есть ряд веских доказательств.

Одна из газет поведала о биологе, который опубликовал научный труд, включавший обширную библиографию — 300 названий, которую он продиктовал машинистке по памяти и без единой ошибки. Однако незаурядная память не сделала этого биолога незаурядным ученым.

Б. М. Теплов (1941) тоже понимал одаренность как совокупность способностей. При этом он считал, что они не просто сосуществуют, но приобретают иной характер в зависимости от наличия и степени развития друг друга. Это качественно новое образование, а не сумма энного числа способностей. Однако такое образование остается, согласно Б. М. Теплову, чисто психологическим.

По его мнению, своеобразие понятий «одаренность» и «способности» обусловлено тем, что они рассматриваются сквозь призму деятельности, успех которой ими обеспечен. Поэтому, как писал автор, нельзя говорить об одаренности вообще, а только об одаренности в какой-нибудь конкретной деятельности.

Итак, отечественные психологи считают:  Одаренность— это сочетание ряда способностей, обеспечивающее успешность (уровень и своеобразие) выполнения определенной деятельности.

С.Л. Рубинштейн (1946) выделяет общую и специальную одаренность. Первая соотносится с более общими условиями ведущих форм человеческой деятельности, вторая — с требованиями специальных ее видов. При этом общая одаренность существует не сама по себе, а проявляется благодаря специальным способностям [5].

Отсутствие четкости в этих представлениях С.Л. Рубинштейна заставило Б. М. Теплова уточнить ряд моментов. Он отметил: «Было бы более точным говорить не об общей и специальной одаренности, а об общих и специальных моментах в одаренности, или еще точней — о более общих и более специальных моментах.

Решительно во всякой одаренности есть и общее и особенное. Поскольку в различных формах деятельности имеются общие моменты, постольку можно говорить и об «общей одаренности» в широком смысле, как об одаренности к весьма широкому кругу деятельностей.

Но нет никакого научного смысла в таком понятии одаренности, которое включает в себя только общие признаки…

Метафизический разрыв между понятием общей и специальной одаренности проявляется не только в том, что общая одаренность рассматривается до предела абстрактно, как «общее без особенного», но и в том, что из понятия «специальная одаренность» в свою очередь тщательно изгоняются все общие признаки».

Высшую ступень развития способностей называют талантом. Так же как и способности, талант представляет собой лишь возможность приобретения высокого мастерства и значительных успехов в творчестве.

Слово «талант» (от греч talanton — «вес, мера») впервые встречается в Новом Завете, где обозначает меру серебра, которую ленивый раб получил от господина на время его отсутствия и предпочел зарыть в землю вместо того, чтобы пустить в оборот и получить прибыль (отсюда и поговорка «зарыть свой талант в землю»). Талант одними психологами отождествляется с одаренностью, другими рассматривается как высокий уровень развития способностей, прежде всегоспециальных(музыкальных, литературных и т.д.).Так же, как и способности, талант проявляется и развивается в деятельности. При этом считается, что результаты деятельности талантливого человека должны отличаться оригинальностью,принципиальной новизной, оригинальностью подхода и направляться потребностью в творчестве. Такое мнение сложилось под влиянием того, что признаки таланта у людей отмечаются в детстве именно тогда, когда дело касается искусства и математики.

Однако вряд ли это справедливо по отношению к таланту, проявляемому в двигательной деятельности.

Талантливый (одаренный) спортсмен может считаться таковым не по результатам творчества, а по уровню и качеству исполнения действий и деятельности, носящих даже рутинный характер (например, в циклических видах спорта — беге, плавании, гребле и т. д.). Да и талант, проявляемый при изучении иностранных языков, также не связан с творческой активностью человека.

Талант – это определенное сочетание способностей, их совокупность. Отдельная изолированная способность, даже очень высокоразвитая, не может быть названа талантом.

Б.М. Теплов полагал, что талант многосторонен, и этому утверждению, казалось бы, есть доказательства. Как известно, многие поэты (М. Лермонтов, В. Жуковский, К. Хетагуров, М. Волошин) неплохо рисовали.

Грибоедов сочинял музыку, Шаляпин сам создавал эскизы костюмов тех драматических героев, которых ему предстояло играть. Но назвать их выдающимися художниками, композиторами пока никто еще не решился.

Можно лишь заметить, что одаренные в каком-то виде творчества бывают не лишены некоторых других творческих способностей, но не более того.

  1. Способности, одаренность, талант – соотношение понятий.

Очень часто термины «способный», «одаренный», «талантливый» употребляются как синонимы и отражают степень выраженности способностей. Но еще более важно подчеркнуть, что понятием «талантливый» подчеркиваются природные данные человека. Так, в толковом словаре В. Даля «способный» определяется как «годный к чему-либо или склонный, ловкий, пригодный, удобный».

Наряду со «способным» используются понятия «способливый» и «способляться». Способливый человек характеризуется как находчивый, изворотливый, умеющий способиться, а способляться, в свою очередь, понимается, как умение сладить, управиться, устроить дело. Способный здесь фактически понимается как умелый, а понятия «умение» в словаре нет.

Таким образом, понятие «способный» определяется через соотношение с успехами в деятельности.

При определении понятия «талант» подчеркивается его врожденный характер. Талант определяется как дарование к чему-либо, а дарование как способность, данная богом. Иными словами, талант — это врожденные способности, данные богом, обеспечивающие высокие успехи в деятельности. В словаре иностранных слов также подчеркивается, что талант (гр.

talanton) — выдающееся врожденное качество, особые природные способности. Одаренность рассматривается, как состояние таланта, как степень выраженности таланта. Недаром, как самостоятельное понятие, одаренность отсутствует в словаре Даля и в словаре С. И. Ожегова и в Советском энциклопедическом словаре, и в толковом словаре иностранных слов.

Из сказанного можно сделать вывод, что способности, с одной стороны, одаренность и талант, с другой, выделяются как бы по разным основаниям.

Говоря о способности, подчеркивают возможность человека что-то делать, а, говоря о таланте (одаренности), подчеркивается прирожденный характер данного качества (способности) человека.

Вместе с тем, и способности и одаренность проявляются в успешности деятельности.

В отечественной психологии, прежде всего в трудах С. Л. Рубинштейна и Б. М. Теплова, сделана попытка дать классификацию понятий способности, одаренность и талант по единому основанию успешности деятельности.

Способности рассматриваются как индивидуально-психологические особенности, отличающие одного человека от другого, от которых зависит возможность успеха деятельности, а одаренность — как качественно своеобразное сочетание способностей (индивидуально-психологических особенностей), от которого также зависит возможность успеха деятельности.

Зачастую способности считают врожденными, данными от природы. Однако научный анализ показывает, что врожденными могут быть лишь задатки, а способности являются результатом развития задатков. Задатки — врожденные анатомо-физиологические особенности организма.

К ним относятся прежде всего особенности строения головного мозга, органов чувств и движения, свойства нервной системы, которыми организм наделен от рождения. На развитие способностей оказывают влияние особенности высшей нервной деятельности.

Так, от скорости образования и прочности условных рефлексов зависят быстрота и прочность овладения знаниями и навыками; от быстроты выработки дифференцированного торможения на сходные раздражители — возможность тонко улавливать сходство и различие между предметами или их свойствами; от скорости и легкости образования и переделки динамического стереотипа — приспособляемость к новым условиям и готовность быстро переходить от одного способа выполнения деятельности к другому.

Заключение

Природа человеческих способностей вызывает достаточно бурные споры среди ученых. Являются ли наши способности врожденными или они формируются прижизненно? Нужно ли родиться музыкантом, или талант, как следует из известного высказывания, — это 1% способностей и 99% пота? Среди ученых имеются активные приверженцы как одной, так и другой точки зрения.

Сторонники идеи способностей утверждают, что способности биологически обусловлены и их проявление целиком зависит от унаследованного генетического фонда. Обучение и воспитание, считают ученые, стоящие на этой позиции, может лишь ускорить процесс проявления способностей, но и без педагогического воздействия они обязательно проявятся.

Представители другой крайней точки зрения считают, что особенности психики определяются качеством воспитания и обучения и что у каждого человека можно сформировать любые способности.

Сторонники данного направления ссылаются на случаи, когда дети самых примитивных племен, получив соответствующее обучение, ничем не отличались от образованных европейцев.

Здесь же говорят о так называемых «детях-маугли», которые убедительно свидетельствуют о непоправимом уроне, даже невозможности человеческого развития вне социума.

Способности формируются и развиваются в процессе деятельности на основе задатков — наследственных и врожденных психологических качеств человека. Следовательно, для развития способности к данному виду деятельности необходимо непременное выполнение этой деятельности. Способности характеризуют человека как субъекта деятельности.

Проблема таланта стоит перед психологами в течение долгого времени и на сегодняшний день не существует единой концепции в рамках какой-либо теории личности, которая бы объясняла её в полном объёме.

Большинство теорий личности рассматривают лишь некоторые аспекты данной проблемы.

Тем не менее, изучение вопросов структуры таланта имеет очень большое значение, как для теории психологии, так и для решения конкретных психолого-педагогических задач современного образования.

Источник: https://infourok.ru/referat-na-temu-klassifikaciya-ponyatij-sposobnosti-odarennosti-i-talanta-v-trudah-b-m-teplova-i-s-l-rubinshtejna-4153311.html

ИНТЕЛЛЕКТ, КРЕАТИВНОСТЬ, ОБУЧАЕМОСТЬ: РЕСУРСНЫЙ ПОДХОД (О РАЗВИТИИ ИДЕЙ В.Н. ДРУЖИНИНА)

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2015, том 36, № 5, с. 5-14

К 60-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.Н. ДРУЖИНИНА

ИНТЕЛЛЕКТ, КРЕАТИВНОСТЬ, ОБУЧАЕМОСТЬ: РЕСУРСНЫЙ ПОДХОД (О РАЗВИТИИ ИДЕЙ В.Н. ДРУЖИНИНА)1

© 2015 г. М. А. Холодная

Доктор психологических наук, профессор, зав. лабораторией психологии способностей и ментальных ресурсов ФГБУН Института психологии РАН, Москва

Проанализированы новые подходы к анализу природы общих познавательных способностей, предложенные В.Н. Дружининым: концепция когнитивного ресурса, модель интеллектуального диапазона и ситуационный подход к диагностике когнитивных способностей.

Эти подходы рассматриваются в контексте трех проблем: соотношение интеллекта и творчества, связь интеллекта с успешностью деятельности (в том числе обучаемостью), ситуационные факторы и природа когнитивных способностей.

Обосновывается неправомерность противопоставления интеллектуальных (конвергентных) и творческих (дивергентных) способностей, в качестве механизма их взаимосвязи выступает индивидуальный когнитивный ресурс; успешность (учебная, профессиональная) выступает как «диапазон достижений», нижний и верхний порог которого определяются не только величиной Щ, но также мотивацией и личностными качествами; можно говорить о новом типе психодиагностики способностей, в которой индивидуальный опыт человека является важным элементом психодиагностической ситуации. Обсуждается перспектива перехода от противопоставления отдельных познавательных способностей к их анализу в качестве проявлений единого интеллекта, трактуемого как важнейший индивидуальный ментальный ресурс.

Ключевые слова: когнитивные способности, интеллект, креативность, обучаемость, творчество, психодиагностическая ситуация, когнитивный ресурс, интеллектуальный диапазон, ситуационный подход, В.Н. Дружинин, ментальные ресурсы, ресурсный подход.

Психология способностей — это достаточно традиционная область психологических исследований. Однако именно в рамках проблематики способностей в последние годы появилось множество новых идей, принципиально важных для понимания природы человеческих возможностей. Важную роль в развитии психологии способностей сыграли работы В.Д. Шадрикова и его ученика В.Н. Дружинина.

В центре научных интересов Дружинина были когнитивные, или общие познавательные способности.

Дружинин в своих работах неоднократно подчеркивал, что считает себя приверженцем «измерительной» психологии, то есть той психологии, которая основывает свои выводы на количественных результатах, полученных с помощью стандартизированных процедур сбора и обработки данных. Поэтому такие базовые когнитивные способности, как интеллект и креативность, он

1 Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 14-28-00087), ФГБУН Институт психологии РАН.

рассматривал преимущественно с психометрических позиций.

Однако, активно используя традиционные тесты интеллекта и креативности, при разработке своих исследовательских программ и при интерпретации полученных результатов он постоянно выходил за границы психометрического подхода, предлагая новые формы трактовки природы интеллектуальных и творческих способностей. Вокруг поставленных В.Н. Дружининым проблем состоялись обстоятельные дискуссии на научных конференциях, посвященных его памяти [19-21].

Дружинин считал своими главными теоретическими результатами концепцию когнитивного ресурса, модель интеллектуального диапазона и ситуационный подход к диагностике когнитивных способностей.

Рассмотрим эти новые подходы к анализу природы общих познавательных способностей на примере обсуждения трех проблем: соотношение интеллекта и творчества, связь интеллекта с успешностью деятельности (в том числе обучаемостью), ситуационные факторы и природа когнитивных способностей.

ИНТЕЛЛЕКТ И ТВОРЧЕСТВО

В проблеме «интеллект и творчество» скромный союз «и» незаметно приобрел смысл альтернативного различения этих понятий, при этом наблюдается деформация их содержания. С одной стороны, происходит обеднение понятия интеллекта и принижение его роли вплоть до сведения интеллекта к способности усваивать, перерабатывать и применять знания.

С другой — имеет место мифологизация понятия творчества и мистификация его возможностей за счет подчеркивания «особых» механизмов творческой деятельности, в рамках которых творческий продукт создается «из ничего» на основе озарения (инсайта).

Причем чем большая роль приписывается сфере творчества, тем большему опустошению подвергается сфера интеллекта.

Теоретические и эмпирические истоки противопоставления интеллекта и творчества

Теоретические истоки дихотомии «интеллект-творчество» коренятся, как представляется, в противопоставлении, во-первых, мышления и воображения, во-вторых, логических и интуитивных процессов и, в-третьих, конвергентных и дивергентных способностей.

В свое время Т. Рибо впервые сформулировал представление о независимом развитии в онтогенезе рассудочного мышления (интеллекта) и творческого воображения. В подростковом возрасте линии развития интеллекта и воображения «встречаются». После этого развитие интеллекта продолжается, тогда как развитие воображения приобретает регрессивный характер, в частности, его показатели резко падают [23].

Впоследствии различия между мышлением и воображением были зафиксированы во всех отечественных учебниках психологии. Мышление в широком смысле определялось как обобщенное и опосредованное отражение существенных отношений действительности, а в узком — как способность решать задачи.

Воображение в широком смысле определялось как возможность «отлета» от действительности на основе построения образов реально не существующих объектов, а в узком — как фантазирование в виде способности создавать необычные комбинации мысленных образов.

Незаметно понятие интеллекта стало рассматриваться как своего рода калька с понятия «мышление», а понятие творчества — как калька с понятия «воображение».

Постепенно дихотомия «интеллект-творчество» закреплялась за счет противопоставления

логических и интуитивных процессов. Сформи-рованность логических процессов соотносилась с уровнем развития интеллекта, тогда как сформи-рованность интуитивных процессов — с уровнем развития творческих способностей.

Наконец, существенную роль в разведении понятий интеллекта и творчества сыграли выделенные Дж. Гилфордом [38] в рамках структурной модели интеллекта два типа мыслительных операций: конвергентное продуцирование (конвергентное мышление) и дивергентное продуцирование (дивергентное мышление).

По отношению к исходным условиям проблемной ситуации (задачи) конвергентные операции лежат в основе способности находить один единственно верный ответ, а дивергентные операции — находить множество в равной мере правильных ответов.

С течением времени конвергентное мышление стало рассматриваться как синоним интеллекта, а дивергентное мышление — как синоним креативности (творчества).

В своем окончательном виде дихотомический подход разводит эти явления с крайней жесткостью: интеллект трактуется как усвоение и воспроизведение стереотипов в целях адаптации, тогда как творчество — как преодоление стереотипов [34].

В ряде исследований результаты корреляционного анализа свидетельствовали о том, что показатели тестов интеллекта и тестов креативности, как правило, связаны между собой весьма умеренно (коэффициент корреляции в среднем около 0.30) либо вообще не связаны [35, 42, 49].

Эти факты, казалось бы, позволяли сделать заключение о том, что интеллектуальные и творческие способности — это самостоятельные типы способностей, в основе которых лежат особые, различающиеся и, возможно, реципрокные механизмы. Этой точки зрения придерживался и В.Н. Дружинин, отмечая, что «… интеллект и креативность проявляются как независимые факторы» [11, с. 51].

Теоретические и эмпирические предпосылки

отказа от противопоставления интеллекта и творчества

Начнем с обсуждения критериев творчества. Общепризнанной является точка зрения, согласно которой творчество — это создание нового. Однако если «новое» трактовать как нечто отличное от уже известного, то вырисовывается весьма специфический тип «творца», ориентированного на порождение как можно более необычных идей и экстравагантного в способах организации своего интеллектуального поведе-

ния. Такое «творчество» действительно может не нуждаться в интеллекте и демонстративно им пренебрегать.

Если же творчество — это создание нового в смысле возможности сделать открытие, то творчество без интеллекта оказывается в принципе невозможным.

Ибо любое открытие либо изобретение (вне зависимости от того, сделал ли его маленький ребенок, школьник или ученый, вне зависимости от предметной области: шахматы, изобразительное искусство, музыка, менеджмент и т.д.

) — это всегда выявление или реализация ранее неизвестных объективно существующих закономерностей реального мира (материального, социального, ментального).

Иными словами, любое открытие или изобретение — это результат напряженной работы интеллекта, предполагающей опору на имеющиеся знания и в то же время выстраивание в ментальном опыте субъекта некоторой качественно новой ментальной репрезентации происходящего. Способность увидеть мир по-новому («по-другому»), в свою очередь, основывается на линейных и нелинейных изменениях в структуре ментального опыта субъекта творческой деятельности.

Еще более отчетливо просматривается принципиальная невозможность противопоставления интеллекта и творчества в современных отечественных теориях, в центре внимания которых оказываются механизмы творческой деятельности.

Согласно представлениям А.В. Брушлинского, механизмы мышления складываются не до процесса мышления, а в самом процессе мышления. Ярким примером тому является феномен «немгновенного инсайта», свидетельствующий о том, что «творческое озарение» постепенно подготавливается за счет работы различных интеллектуальных механизмов [3].

По Я.А. Пономареву, центральное психологическое звено поведения (в том числе творчества) характеризуется единством логического и интуитивного уровней переработки информации. Между этими двумя базовыми

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/intellekt-kreativnost-obuchaemost-resursnyy-podhod-o-razvitii-idey-v-n-druzhinina

Способности и интеллект

ОБУЧАЕМОСТЬ, КРЕАТИВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ

Проблема способностей и интеллекта в современном обществе выходит за рамки узко профессиональных психологических проблем и приобретает социальное значение.

С одной стороны, она лежит в основе самоопределения человека, его самореализации, зачастую являясь причиной как внутриличностных, так и межличностных конфликтов и создавая напряжение в случае нереализации тех или иных способностей.

С другой, — обеспечивает потребность общества в трудовых ресурсах, по направленности и квалификации соответствующих той стадии развития, на которой общество находится. В соотношении этих двух сторон одной проблемы также кроется множество конфликтов, так как потребности общества в определенных видах деятельности и способности человека к ним зачастую не совпадают.

Способности человека представляют главное условие эффективности реализации им той или иной деятельности.

Способности обнаруживаются в процессе деятельности, и в связи с этим специалисты выделяют как бы две стороны способностей: пассивную – пока человек не начинает деятельность, невозможно судить о наличии способностей, активную – человека что-то побуждает заниматься определенным видом деятельности.

С последней тесно связано такое понятие, как склонности человека к определенным видам деятельности. А.В.

Орлов считает, что под склонностью следует понимать не любую, а вполне определенную, внутренне мотивированную предрасположенность к деятельности, когда привлекательными оказываются не только достигаемые цели, но и сам процесс деятельности. Склонность выступает как «потребностное отношение» к деятельности, к которой данное лицо особенно неравнодушно. В.Н. Мясищев отмечает такую особенность склонности, како неустанное внимание к из­бранной деятельности, неутолимая любовь к ней, это негаснущее увлечение

Специфические особенности склонности Е.П.

Ильин обозначает следующим образом: а) как побуждение к деятельности склонность всегда соответствует содержанию дея­тельности (она внутренне мотивирована своим содержанием, типом деятельно­сти; например, при выборе вида спорта склонность к работе «взрывного» характера приводит к занятиям спринтом, склонность к разнообразной деятельнос­ти, к занятиям спортивными играми и т.

д.); б) склонность определяется чаще всего стабильными типологическими особенностями свойств нервной системы, уровнем активированности мозга, она является устойчивым вектором выбора вида деятельности; в) деятельность в соответствии со склонностью всегда личностно значима, занима­ет важное место среди ценностей человека, способствует формированию направ­ленности личности, определенного видения мира; г) склонность при выборе адекватной ей деятельности перерастает в стойкий инте­рес; д) при отсутствии деятельности, соответствующей склонности, у человека появля­ется скука и неудовлетворенность своими занятиями. Следовательно, можно предположить, что в условиях нереализации имеющейся у человека склонности к определенному виду деятельности возможны негативные реакции, а так как природа не терпит пустоты, то место скуки и неудовлетворенности могут занять социально неодобряемые проявления личности. Поэтому в консультационном процессе особое значение приобретает оказание клиенту помощи в своевременном выявлении тех или иных способностей и разработка стратегии по их реализации.

Различают общие и специальные способности.

Общие способности — относительно стабильные свойства личности, которые проявляются в успешности освоения знаний, в овладении и реализации различных видов деятельности.

Специальные способности – свойства личности, которые позволяют достигать значительных результатов в том или ином конкретном виде деятельности.

К общим способностям относят познавательные, или умственные, психомоторные и духовные. Психомоторные способности проявляются при реализации сенсомоторных процессов и моторных действий.

В качестве основных показателей психомоторных способностей выделяют: скорость, силу, темп (количество движений за определенный промежуток времени), ритм, координацию, точность и легкость, пластичность и легкость.

Духовные способности представляют собой индивидуальное своеобразие психических процессов человека, проявляющееся в отношении к окружающему миру, к проблемам окружающих людей.

Выделяют такие духовные способности, как сопереживание, сострадание, способности к самопознанию и самосознанию, способности видеть красивое, отражать гармонию объективного мира, способности быть благодарным и делать добро.

Критерием духовных способностей является поступок.

Познавательные способности являются орудием познавательной деятельности и познавательной активности человека.

К ним относят способности, связанные с уровнем развития познавательных психических процессов: восприятия – перцептивные способности, памяти – мненмические, внимания – аттенционные, мышления – мыслительные, воображения – имажинитивные способности. Совокупность же познавательных способностей составляет основу интеллекта.

В.Н. Дружинин предложил рассматривать общие способности как целостную работу психики по оперированию знаниями. В этом процессе он выделил приобретение знаний, применение знаний и преобразование знаний (рис. 2.1).

Оперирование знаниями Приобретение знаний Преобразование знаний Применение знаний
  Способности   ОБУЧАЕМОСТЬ КРЕАТИВНОСТЬ ИНТЕЛЛЕКТ
Мотивация Познавательная активность Самоактуализация и творческая активность Мотивация достижений и адаптивность

Рис. 2.1. Схема общих способностей по В.Н. Дружинину

Способность к обучаемости характеризует способность к приобретению знаний и ведущей мотивацией к этому процессу является познавательная активность человека («хочу все знать»).

Креативность характеризуется способностью преобразовывать знания и связана с воображением, порождением гипотез, склонностью к фантазированию.

Ведущей мотивационной направленностью для ее реализации служит стремление к самореализации, творческая активность.

Способность к применению знаний, как выходная характеристика в этой схеме, отождествляется со способностью решать задачи на основе имеющихся знаний, или интеллектом. Ведущей мотивацией в реализации интеллектуальных способностей является мотивация достижений и адаптивное поведение в окружающей среде.

Все выделенные виды общих способностей во многом коррелируют между собой, однако полного соответствия, разумеется, не существует.

Человек, обладающий выраженной способностью к приобретению знаний, которая подтверждается учебной успеваемостью, не всегда способен применить свои знания в реальной жизни («синдром отличника»), высокий уровень интеллекта еще не говорит о творческих возможностях человека, умении найти новое, нестандартное решение.

В этом несовпадении выраженности разных видов способностей кроются многие социальные проблемы клиентов: обладатель «красного диплома» может оказаться несостоятельным в решении практических задач в трудовой деятельности, ярко выраженный интеллектуал может проигрывать людям с меньшим уровнем интеллекта, но обладающим творческими способностями. Такие несоответствия приводят человека к внутренним конфликтам (высокий уровень притязаний и низкий уровень достижений, неоправданные ожидания), крушению жизненных планов и, как следствие, негативному отношению к жизни.

Способность к обучению достаточно наглядно проявляется в процессе учебной деятельности.

Прогнозировать успешность обучения можно посредством изучения уровня развития познавательных психических процессов (восприятия, внимания, памяти, воображения, мышления) с использованием тестовых методик, соответствующих возрасту.

В случае возникновения проблем, связанных с обучаемостью, рекомендуется использовать техники по развитию этих процессов. Так, для развития внимания и памяти хорошо зарекомендовал себя метод развития эйдетической памяти.

Проблема интеллекта в настоящее время является наиболее дискуссионной и волнует, как уже говорилось, не только специалистов, но и широкую общественность.

Применение интеллектуальных тестов, раскрывающих индивидуальные различия в способностях, дифференцирует тем самым людей на более способных и менее способных.

Такая дифференциация в современном мире имеет серьезные последствия и сопряжена со значительными этическими проблемами. Еще Ларошфуко в свое время язвительно отметил: «Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой ум».

Термин «интеллект», помимо научного определения, которое также на сегодняшний день во многом зависит от теоретических позиций того или иного автора, по словам В.Н.

Дружинина, «как старый крейсер ракушками, оброс бесконечным количеством обыденных и популяризаторских истолкований».

В настоящее время выделяются два основных подхода к определению интеллекта: 1) интеллект – это то, что измеряют тесты интеллекта; 2) интеллект – это то, что обеспечивает эффективность адаптации в сложной среде.

Измерительный подход к определению интеллекта имеет давнюю традицию. Суть его лежит в конструировании задач: уровень интеллекта определяется на основе успешности решения разного рода задач, приближенным к тем, которые человек решает в повседневной жизни. Сторонник такого подхода Г.

Айзенк отмечает: «Определение интеллекта на основании психометрических свойств, выявляемых с помощью IQ тестов, проще, а потому удобнее в использовании…. На первый взгляд оно кажется тавтологическим и тривиальным, однако это не так.

Тесты интеллекта не составляются как Бог на душу положит: они основываются на определенных и хорошо известных природных закономерностях … В данное определение также укладывается то обстоятельство, что матрицы взаимных корреляций между тестами, как правило, имеют ранг, близкий к единице, что предполагает наличие очень сильного общего фактора».

Недостатком такого подхода является тот факт, что в современных тестах на интеллект используется не только шкала отношений, предполагающая абсолютную точку отсчета, но и шкала интервалов, в которой нет абсолютной точки отсчета.

Невозможно определить интеллект вне многообразных форм взаимодействия индивида с окружающей средой. Поэтому определение интеллекта через приспособительную деятельность находит все больше сторонников.

В русле этого направления интеллект определяется как некоторая способность, определяющая общую успешность адаптации человека к новым ситуациям посредством решения задачи во внутреннем плане («действия в уме») при доминирующей роли сознания над бессознательным.

В настоящее время существует большое количество интеллектуальных тестов, строение и содержание которых во многом опирается на теоретические взгляды их авторов на понимание и структуру интеллекта.

Тест «Прогрессивные матрицы Равена», базирующийся на теории Спирмена, в которой выделяется G-фактор как общая способность и факторы специфических способностей, выявляет уровень развития общего G-фактора.

Тест Векслера также диагностирует общий интеллект (G-фактор) и его составляющие – вербальный и невербальный интеллект.

Внефакторная модель интеллекта Г. Айзенка также примыкает к школе, подчеркивающей значение G-фактора. На основе своей модели Г. Айзенк разработал батарею интеллектуальных тестов, направленных не только на определение IQ клиента, но и позволяющих работать над развитием интеллектуальных способностей, что особенно важно для консультирования.

Предложенная Р. Кеттеллом модель также может быть отнесена к иерархическим моделям. В концепции Р. Кеттелла G-фактор складывается из двух общих факторов – текучего («свободного») интеллекта и кристаллизованного, или «связного» интеллекта.

Кристаллизованный интеллект оценивает совокупность знаний и интеллектуальных навыков, приобретаемых личностью в процессе социализации, и является мерой овладения культурой того общества, к которому принадлежит индивид. Текучий, или «свободный» интеллект, по мнению Р.

Кеттелла, независим от приобщенности к культуре, его уровень определятся общим развитием «третичных» ассоциативных зон коры больших полушарий и проявляется при решении перцептивных задач (когда от испытуемого требуется воспринять и найти соотношение элементов). Для измерения текучего интеллекта Р. Кеттеллом разработан культурно-свободный тест интеллекта.

Известно, что если показатели текучего интеллекта с возрастом снижаются, то кристаллизованный интеллект остается сохранным на поздних этапах жизни. Знание этого факта очень важно при консультировании по проблемам пожилого возраста.

Тесты структуры интеллекта основаны на модели Л.

Терстоуна, который отрицал наличие общей основы интеллектуальных действий и выделял несколько несвязанных между собой интеллектуальных факторов (пространственное мышление, вычислительные способности.

вербальные способности и др.). К числу наиболее употребляемых в России тестов структуры интеллекта принадлежит тест Р. Амтхауэра.

Близка к факторной модели и трехмерная модель интеллекта Дж.Гилфорда. В разработанной им модели каждый фактор интеллекта образуется сочетанием одного из типов интеллектуальных операций, области, в которой она производится (содержание), и получаемого результата.

Гилфорд различает пять типов операций, составляющих первое изменение в его модели: понимание информации (С), запоминание (М), дивергентное мышление, или производство логических альтернатив, связанных с предъявляемой информацией, многовариативный поиск решения проблемы (D), конвергентное мышление, или производство единственного логического следствия, поиск одного правильного решения (N) и оценивание – сравнение и оценка информационных единиц по определенному критерию (E). Второе измерение определяется в терминах содержания и форм информации: образная (F), символическая (S), семантическая (M) и поведенческая (B). Третье измерение представляет результат приложения определенной интеллектуальной операции к конкретному содержанию и предстают виде: элементов, единиц (U), классов (C), отношений (R), систем (S), трансформаций (T) и импликаций (I). Таким образом, предполагается существование 120 факторов интеллекта. Благодаря исследованиям Дж. Гилфорда обрел подлинную реальность термин «социальный интеллект», характеризующий интегральную интеллектуальную способность, определяющую успешность общения и социальной адаптации, им разработан тест исследования социального интеллекта.

Большой заслугой Гилфорда является также выделение дивергентного и конвергентного мышления. Конвергентное мышление направлено на поиск единственного верного результата и диагностируется традиционными тестами интеллекта, а дивергентное связано с порождением множества решений на основе однозначных данных и является основанием творческости.

Благодаря его работам получила распространение концепция креативности как универсальной познавательной творческой способности. Для изучения креативности разрабатываются тестовые материалы, однако валидность большинства имеющиеся в настоящее время тестов креативности не доказана.

Для выявления креативности больше походят так называемые естественные задания (сочинение стихов, рассказов, сборка мозаики и т.д.), а также биографический метод.

Были выявлены личностные особенности творческих людей, такие как придание высокой ценности эстетическим качествам, широта интересов, энергичность, независимость суждений, автономность, уверенность в себе, способность разрешать парадоксы или примирять явно противоположные конфликтные элементы.

Анализ биографий творческих личностей свидетельствует, что творческие способности чаще развиты у первенцев в семье и детей, рано потерявших родителей. Кроме того, креативность связана как с наследственностью, так и с регламентацией окружения: чем менее регламентировано окружение ребенка, тем больше шансов проявления креативности в его деятельности.

При консультировании креативных личностей следует учитывать, что для проявления творчества нужна непринужденная свободная обстановка. Кроме того, многие исследования показывают, что сильные мотивации достижения, социального одобрения, соревновательная мотивация блокируют самоактуализацию личности, затрудняют проявление творческих способностей.

Было выявлено четыре группы детей с разными уровнями развития креативности и интеллекта, отличающиеся способами адаптации к внешним условиям и решения жизненных проблем (Дружинин).

Дети, обладающие высоким уровнем интеллекта и высокой креативностью, были уверены в своих способностях, имели адекватный уровень самооценки, обладали внутренней свободой и вместе с тем высоки самоконтролем.

Проявляя большой интерес ко всему новому и необычному, они обладают большой инициативой, сохраняют личную независимость суждений и действий. Дети с высоким уровнем интеллекта и низкой креативностью стремятся к школьным успехам, крайне тяжело переживают неудачу, у них преобладает не надежда на успех, а страх перед неудачей.

Они избегают риска, сдержанны, скрытны, не любят высказывать публично свои мысли, дистанцируются от одноклассников. У них мало близких друзей. Они не любят быть предоставлены сами себе и страдают без внешней адекватной оценки своих поступков, результатов, деятельности.

Дети, обладающим низким уровнем интеллекта, но высоким уровнем креативности часто попадают в ситуацию «изгоев». Они с трудом приспосабливаются к школьным требованиям, часто имеют увлечения «на стороне» (кружки, хобби и т.д.). Они более тревожны, страдают от неверия в себя, комплекса неполноценности.

Учителя часто характеризуют их как тупых, невнимательных, поскольку они с неохотой выполняют рутинные задания и не могут сосредоточиться. Дети с низким уровнем интеллекта и творческих способностей внешне хорошо адаптируются, держатся в «середняках», имеют адекватную самооценку и довольны своим положением.

Низкий уровень предметных способностей компенсируется развитием социального интеллекта, общительностью.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/13_95051_sposobnosti-i-intellekt.html

Book for ucheba
Добавить комментарий