Оформление франко-русского союза (1891—1893).

Франко-русский союз (1891 — 1893 гг.)

Оформление франко-русского союза (1891—1893).

Русское правительство без замедления сделало свои выводы из отказа правительства Каприви от возобновления договора перестраховки и из попыток Германии сблизиться с Англией. Франция отныне должна была стать не только кредитором, но и союзником Российской империи. Гире, правда, по мере своих сил тормозил сближение с Францией.

Когда весной 1891 г. французское правительство, оправившись от испуга, объявшего его в 1887 г., поставило в Петербурге вопрос о союзе, оно сначала получило уклончивый ответ.

Царскому правительству скоро пришлось об этом пожалеть: парижский Ротшильд тут же отказал ему в очередном займе, вдруг вспомнив об участи своих единоверцев-евреев в Российской империи.

В военном союзе Франция нуждалась больше, чем Россия. При этом финансовую зависимость царизма от французского капитала она могла использовать, чтобы побудить Россию связать себя союзными обязательствами. Не следует, однако, видеть в этой зависимости единственную основу франко-русского союза.

Хотя и не так сильно, как Франция, но и царское правительство тоже боялось остаться изолированным перед лицом Германии. Особенно встревожилось оно после того, как 6 мая 1891 г. состоялось возобновление Тройственного союза, сопровождавшееся демонстрациями дружбы между его участниками и Англией.

В июле 1891 г. французский флот прибыл с визитом в Кронштадт; при встрече эскадры царь Александр III с непокрытой головой прослушал «Марсельезу». То было невиданным зрелищем: самодержец всероссийский обнажил голову при звуках революционного гимна.

Одновременно с кронштадтской демонстрацией был заключён франко-русский консультативный пакт (самый термин, впрочем, в ту пору ещё не употреблялся). Пакту была придана довольно сложная форма. 21 августа 1891 г. Гире послал русскому послу в Париже Моренгейму письмо для передачи французскому министру иностранных дел Рибо.

Письмо начиналось с указания на причины, которые ближайшим образом вызывали заключение франко-русского соглашения. Гире указывал на «положение, создавшееся в Европе благодаря открытому возобновлению Тройственного союза и более или менее вероятному присоединению Великобритании к политическим целям, преследуемым этим союзом».

В письме далее констатировалось, что «в случае, если бы мир оказался действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны уславливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий настоятельным для обоих правительств». 27 августа Рибо ответил письмом на имя Моренгейма. В нём он подтверждал согласие французского правительства со всеми положениями Гирса и, кроме того, ставил вопрос о переговорах, которые заранее уточнили бы характер предусмотренных данным соглашением «мер». По существу, Рибо предлагал заключение военной конвенции. Летом 1892 г. в Петербург приехал заместитель начальника французского генерального штаба. Во время его пребывания в русской столице военная конвенция была предварительно подписана представителями генеральных штабов. После этого по приказу царя её текст был послан на политическую апробацию министру иностранных дел.

Гире считал, что обмена прошлогодними письмами о взаимной консультации вполне достаточно. Он положил проект конвенции под сукно. В таком положении дело оставалось до декабря 1893 г. Панамский скандал, создавший некоторую неустойчивость внутреннего положения Франции, помогал Гирсу тормозить оформление военной конвенции.

Сдвинуть с мёртвой точки дело франко-русского сближения помогло германское правительство. Оно совершило по отношению к России новые враждебные акты. Стремясь завоевать для своей промышленности русский рынок, оно явно клонило дело к таможенной войне. В 1893 г. такая война, наконец, разразилась.

Таможенная война должна была способствовать экономическому закабалению России германским капиталом. В том же году в Германии был принят закон о новом значительном усилении армии. В результате в 1893 г. русская эскадра демонстративно отдала визит французскому флоту в Тулоне. 27 декабря 1893 г.

Гире был вынужден сообщить французам, что Александр III одобрил проект франко-русской военной конвенции.

Статья 1 конвенции гласила:

«Если Франция подвергнется нападению Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все свои наличные силы для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все свои наличные силы для нападения на Германию».

Статья 2 устанавливала, что «в случае мобилизации сил Тройственного союза или одной из входящих в него держав Франция и Россия по поступлении этого известия и не ожидая никакого предварительного соглашения мобилизуют немедленно и одновременно все свои силы и придвинут их как можно ближе к своим границам». Далее определялось количество войск, которое будет двинуто Россией и Францией против Германии как сильнейшего члена враждебной группировки. Французы очень добивались, чтобы Россия поменьше сил направляла на австрийский фронт. Для французов было очень важно, чтобы возможно большее количество русских войск было брошено против Германии. Это вынудило бы германское командование перебрасывать на восток свои войска с французского фронта. С апробацией военной конвенции франко-русский союз был окончательно оформлен.

Германское правительство пожинало плоды своего отдаления от России. Страшной ценой расплачивалось оно за близорукость и самонадеянность своей дипломатии: расплатой явился франко-русский союз.

Хотя соглашения 1891 и 1893 гг. и оставались строго секретными, но Кронштадт и Тулон достаточно ясно говорили о том, что происходило за кулисами.

Германия осложнила отношения с Россией, но не добилась взамен союза с Англией.

Германское правительство попыталось было исправить свою ошибку и вновь сблизиться с Россией. В 1894 г. таможенная война закончилась заключением русско-германского торгового договора. Это отчасти открывало путь и для нормализации политических отношений.

Потребность восстановить неосторожно нарушенные нормальные отношения с Россией была тем сильнее, что влиятельные капиталистические круги Германии всё решительнее требовали приобретения обширных колоний; это означало, что внешняя политика Германии должна вступить на антианглийский путь.

Опасность одновременного отчуждения и от России и от Англии была слишком очевидна. За восстановление прежних отношений с Россией агитировал и опальный Бисмарк: он развернул энергичную борьбу против правительства Вильгельма II.

Но франко-русский союз стал уже фактом; устранить его Германия не могла.

Итоги развития международных отношений с 1871 по 1893 г. можно резюмировать словами Энгельса: «Крупные военные державы континента разделились на два больших, угрожающих друг другу лагеря: Россия и Франция — с одной стороны, Германия и Австрия — с другой».

Англия оставалась пока вне этих двух блоков; она продолжала строить свою политику на их противоречиях.

При этом до- середины 90-х годов её дипломатия тяготела скорее к германской группировке, хотя объективно уже в течение довольно долгого времени нарастал англо-германский антагонизм.

страницаназад
страницавперед

О проекте

Источник: http://tajni.ru/franko_russkiy_souz-a338.html

Заключение союза с Францией 1 января 1894

Оформление франко-русского союза (1891—1893).

РЕЧЬ М. СКОБЕЛЕВА В ПАРИЖЕ В 1882 Г.

[…] Я должен откровенно высказаться перед вами, – я это сделаю.

Я вам скажу, я открою вам, почему Россия не всегда на высоте своих патриотических обязанностей вообще и своей славянской миссии, в частности. Это происходит потому, что как во внутренних, так и во внешних своих делах она в зависимости от иностранного влияния. У с е б я м ы н е у с е б я .

Да! Чужестранец проник всюду! Во всем его рука! Он одурачивает нас своей политикой, мы – жертвы его интриг, рабы его могущества…

Мы настолько подчинены и парализованы его бесконечным, гибельным влиянием, что, если когда-нибудь, рано или поздно, мы освободимся от н е го , – на что я надеюсь, – мы сможем это сделать не иначе, как с о р у ж и е м в р у к а х !

Если вы хотите, чтобы я назвал вам этого чужака, этого самозванца, этого интригана, этого врага, столь опасного для России и для славян… я назову вам его.

Это – автор «натиска на Восток» – он всем вам знаком – это Германия. Повторяю вам и прошу не забыть этого: враг – это Германия.

Борьба между славянством и тевтонами неизбежна…

Она даже очень близка.

Она будет длительна, кровава, ужасна, но я верю, что она завершится победой славян…

Что касается вас, то естественно, что вы жаждете узнать, как должно вам поступить, – ибо кровь у вас уже льется.

Я не буду много говорить об этом, но могу вас заверить, что если будут задеты государства, признанные европейскими договорами, будь то Сербия, или Черногория… одним словом, вы … вы не будете биться в одиночку.

Еще раз благодарю, и, если то будет угодно судьбе, до свидания на иоле битвы плечом к плечу против общего врага».

Речь генерала Скобелева в Париже в 1882 // Красный архив. 1928. Т. 2 (27). http://istmat.info/files/uploads/32994/krasnyy_arhiv_2-27-1928.pdf

О РЕЧИ СКОБЕЛЕВА

17 (по русскому календарю, 5-го) февраля 1882 г. в Париже Скобелев на свой страх и риск произнес «сорвиголовью» речь перед сербскими студентами – речь, которая обошла европейскую прессу и повергла в смятение дипломатические круги России и Германии.

«Ни одна победа генерала Скобелева не наделала такого шума в Европе, как его речь в Париже», – резонно подметила тогда же газета «Киевлянин». Русский посол во Франции князь Н.А. Орлов (сын шефа жандармов А.Ф. Орлова) был так шокирован этой речью, что донес Гирсу, будто Скобелев «открыто изображает из себя Гарибальди».

О чем же так громко говорил «белый генерал»? Он заклеймил официальную Россию за то, что она стала жертвой «иностранных влияний» и теряет ориентировку в том, кто ее друг, а кто враг. […]

В Германии и Франции, а также в Австро-Венгрии речь Скобелева надолго стала политической злобой дня. Впечатление от нее было тем сильнее, что она воспринималась как инспирация «свыше».

«Что Скобелев, генерал на действительной службе, знаменитейший из русских военных деятелей того времени, говорит никем не уполномоченный, исключительно от своего собственного имени, этому никто не поверил ни во Франции, ни в Германии», – справедливо заключал Е.В. Тарле. Скобелев спустя четыре месяца после этой речи внезапно умер.

Но «французская» партия в российских «верхах» продолжала набирать силы. Ее составляли духовный пастырь царя К.П. Победоносцев, главы правительства Н.П. Игнатьев и сменивший его Д.А. Толстой, начальник Генерального штаба Н.Н. Обручев, самый авторитетный из генералов (вскоре ставший фельдмаршалом) И.В. Гурко, самый влиятельный из коноводов прессы М.Н.

Катков. В январе 1887 г. царь уже так сказал Гирсу о национальных антипатиях россиян к Германии: «Прежде я думал, что это только Катков, но теперь убедился, что это – вся Россия».

Троицкий Н. Русско-французский союз // Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1997. http://scepsis.net/library/id_1549.html

УХУДШЕНИЕ РУССКО-ГЕРМАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Результатом всех мероприятий, предпринятых Бисмарком против России, было резкое ухудшение русско-германских отношении. Оно совпало с ещё более острым кризисом в отношениях России с Австро-Венгрией.

Причиной этого кризиса была энергичная поддержка, которую Австро-Венгрия оказывала новому болгарскому князю, в то время как Россия упорно уклонялась от его признания, считая его узурпатором. Осенью Кальноки в публичной речи подверг резкой критике русскую политику.

Русское правительство в свою очередь приняло в отношении Австрии угрожающий тон. Всё это сопровождалось шумной газетной перебранкой. Особую серьёзность придавало этим событиям то обстоятельство, что в России они совпали с переброской нескольких воинских частей на австрийскую границу.

На самом деле эта переброска была частью большого плана изменения дислокации русской армии, который был выработан уже давно, ещё до русско-турецкой войны. Новые переброски войск в конце 1887 г., таким образом, не заключали в себе ровно ничего непосредственно угрожающего. Но в накалённой атмосфере 1887 г.

австрийцы очень испугались этих военных мероприятий России. Со своей стороны, и русская дипломатия не рассеивала этих страхов, рассчитывая использовать их для давления на Австрию в вопросе о судьбах болгарского княжеского престола. […].

На обратном пути из Копенгагена царь заехал в Берлин. Бисмарк встретил его весьма своеобразно. За день до приезда Александра он издал упомянутый выше указ, запрещавший ломбардирование русских бумаг в Рейхсбанке.

А затем, показав таким образом когти, при личной встрече канцлер со всем своим красноречием постарался убедить царя, что Германия вовсе не заинтересована в поддержке Фердинанда Кобургского. […] Но как ни ненавидел Бисмарк Россию, он, тем не менее, не хотел войны против неё. Он предвидел необычайные трудности этой войны.

Он знал, что она неизбежно осложнится вмешательством Франции, и понимал все тяготы войны на два фронта. Канцлер запугивал Россию, но решительно противился воинственным планам германского генерального штаба. К концу декабря русское правительство поняло, что угрозы по адресу Австрии ему не дадут ничего.

Но и Бисмарк в свою очередь убедился, что не достигнет тех целей, которые себе ставил, и лишь окончательно испортит русско-германские отношения. […] Бисмарк не сумел направить русскую политику в нужный ему политический фарватер.

Своим нажимом на Россию Бисмарк достиг результатов, прямо обратных тем, к которым стремился: собственной рукой он заложил фундамент того самого франко-русского союза, предотвращению которого он после 1871 г. в течение стольких лет отдавал свои силы.

Деньги, в которых отказывали в Берлине, царское правительство нашло в Париже. В 1887 г. были заключены первые русские займы во Франции, а в 1888 — 1889 гг. на парижском денежном рынке была проведена огромная финансовая операция по конверсии русского государственного долга.

С тех пор один заём следовал за другим. Французский капитал стал главным кредитором царизма. Вскоре царская Россия сделалась важнейшей сферой экспорта французского капитала.

Дальнейшие события показали, каким важным политическим орудием явились эти займы в отношениях Франции с царской Россией.

[…] В военном союзе Франция нуждалась больше, чем Россия. При этом финансовую зависимость царизма от французского капитала она могла использовать, чтобы побудить Россию связать себя союзными обязательствами. Не следует, однако, видеть в этой зависимости единственную основу франко-русского союза.

Хотя и не так сильно, как Франция, но и царское правительство тоже боялось остаться изолированным перед лицом Германии. Особенно встревожилось оно после того, как 6 мая 1891 г. состоялось возобновление Тройственного союза, сопровождавшееся демонстрациями дружбы между его участниками и Англией.

История Дипломатии. Том 2. Под редакцией В. П. Потемкина. Москва–Ленинград, 1945. С. 76–106 http://1big.ru/history/2008-vneshnyaya-politika-bismarka-v-poslednie-gody-ego-kanclerstva-1885-1890-gg-zaklyuchenie-franko-russkogo-soyuza-1891-1893-gg.html или http://www.diphis.ru/franko_russkiy_souz-a338.html

ПРОЕКТ ВОЕННОЙ КОНВЕНЦИИ ОТ 5/17 АВГУСТА 1892 Г.

https://www.youtube.com/watch?v=5P6h1ApTNas

Одушевленные одинаковым стремлением к сохранению мира, Франция и Россия, имея единственной целью подготовиться к требованиям оборонительной войны, вызванной нападением войск Тройственного союза против одной из них, договорились о следующих положениях:

1. Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все войска, какими она может располагать для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все войска, какими может располагать для нападения на Германию.

(Первоначальный французский проект: «Если Франция или Россия подвергнутся нападению со стороны Тройственного союза или одной Германии…»)

2.

В случае мобилизации войск Тройственного союза или одной из входящих в него держав, Франция и Россия немедленно, по получении известия об этом, не ожидая никакого предварительного соглашения, мобилизуют немедленно и одновременно все свои силы и двинут их как можно ближе к своим границам. (Первоначальный французский проект: «В случае мобилизации сил Тройственного союза или одной Германии…»)

3. Действующие армии, которые должны быть употреблены против Германии, будут со стороны Франции равняться 1300.000 человек, со стороны России – от 700.000 до 800.000 человек. Эти войска будут полностью и со всей быстротой введены в дело, так чтобы Германии пришлось сражаться сразу и на востоке и на западе.

4. Генеральные штабы обеих стран будут все время сноситься друг с другом, чтобы подготовить и облегчить проведение предусмотренных выше мер. Они будут сообщать друг другу в мирное время все данные относительно армий Тройственного союза, которые известны им, или будут им известны. Пути и способы сношения во время войны будут изучены и предусмотрены заранее.

5. Ни Франция, ни Россия не заключат сепаратного мира.

6. Настоящая конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз.

7. Все перечисленные выше пункты будут сохраняться в строжайшем секрете.

Проект военной конвенции от 5/17 августа 1892 г. Документы по заключению франко-русского союза (1891–1893 гг.) // Сборник договоров России с другими государствами. 1856–1917. М., 1952 // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/francrus.htm

ОФОРМЛЕНИЕ СОЮЗА

Весной 1893 г. Германия начала очередную таможенную войну против России, а 3 августа ее рейхстаг принял новый военный закон, по которому вооруженные силы Германии численно вырастали с 2 млн. 800 тыс. до 4 млн. 300 тыс. человек.

Получив подробную информацию об этом от французского Генерального штаба, Александр III рассердился и демонстративно сделал новый шаг к сближению с Францией, а именно послал в Тулон с ответным визитом русскую военную эскадру. Правда, царь все еще осторожничал. Он затребовал списки тех адмиралов, которые хорошо говорят по-французски, и тех, которые – плохо.

Из второго списка царь повелел выбрать говорящего по-французски хуже всех. Таковым оказался вице-адмирал Ф.К. Авелан. Он и был послан во главе эскадры во Францию, «чтобы меньше там болтал».

Франция оказала русским морякам столь восторженный прием, что Александр III оставил все сомнения. Он приказал Гирсу ускорить представление русско-французской конвенции и 14 декабря одобрил ее.

Затем состоялся предусмотренный дипломатическим протоколом обмен письмами между Петербургом и Парижем, а 23 декабря 1893 г. (4 января 1894 г.) конвенция официально вступила в действие.

Русско-французский союз был оформлен.

Подобно Тройственному союзу, русско-французский союз создавался внешне как оборонительный. По существу же оба они таили в себе агрессивное начало как соперники в борьбе за раздел и передел сфер влияния, источников сырья, рынков сбыта на пути к европейской и мировой войне. Союз 1894 г.

между Россией и Францией в основном завершил ту перегруппировку сил, которая происходила в Европе после Берлинского конгресса 1878 г. Ф. Энгельс так определил итоги развития международных отношений 1879–1894 гг.

: «Крупные военные державы континента разделились на два больших, угрожающих друг другу лагеря: Россия и Франция – с одной стороны, Германия и Австро-Венгрия – с другой». Соотношение сил между ними во многом зависело от того, на чью сторону встанет Англия – самая развитая в экономическом отношении держава тогдашнего мира.

Правящие круги Англии пока еще предпочитали оставаться вне блоков, продолжая политику «блестящей изоляции». Но нараставший из-за колониальных претензий друг к другу англо-германский антагонизм заставлял Англию все определеннее склоняться к русско-французскому блоку.

Троицкий Н. Русско-французский союз // Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1997. http://scepsis.net/library/id_1549.html

ЗНАЧЕНИЕ СОЮЗА

По инициативе Франции соглашением Делькассе с Муравьёвым 9. VIII 1899 срок действия Русско-французского союза во изменение ст. 6 военной конвенции 1892 не связывался больше сроком действия Тройственного союза.

Даже после заключения англо-французской Антанты руководители французской политики тех лет (Делькассе, Клемансо, Пуанкаре и др.) понимали, что английская военная поддержка не может заменить русскую военную помощь.

Для России союз с Францией имел иное значение.

Если в период подготовки, оформления и в первые годы союза России принадлежала определяющая и в известной степени руководящая роль, а Франция, как более слабая и более заинтересованная сторона, мирилась с этим, то с течением времени положение изменилось.

Продолжая нуждаться в деньгах и заключая всё новые займы (в 1894, 1896, 1901, 1904 и т. д.), достигшие нескольких миллиардов, русский царизм со временем попал в финансовую зависимость от французского империализма. […]

Сотрудничество генеральных штабов обеих стран, установившееся с 90-х годов (в начале 20 в. был непродолжительный перерыв), приняло в предвоенные годы более тесные формы. 16. VII 1912 в Париже начальником русского морского генерального штаба кн. Ливеном и начальником французского морского генерального штаба Обером была подписана русско-французская морская конвенция о совместных действиях.

В мировую империалистическую войну 1914–18 Россия и Франция вступили, связанные союзным договором. Это оказало решающее влияние на ход и на исход войны, т. к. заставило Германию с первых же дней войны драться одновременно на двух фронтах, что привело к крушению плана Шлиффена, предусматривавшего разгром противников поодиночке, а затем и к поражению Германии.

Для России французская военная помощь, ввиду отсутствия на Западном фронте крупных манёвренных операций и нежелания союзников в должной мере помогать России военной техникой, имела ограниченное значение. Но для Франции роль русской военной помощи была решающей.

Русское наступление в Восточной Пруссии в августе–сентябре 1914 спасло Францию от разгрома на Марне и сделало невозможным то, что произошло в мае 1940, – молниеносное сокрушение французских военных сил немцами.

Русский фронт, оттягивавший огромные силы немцев активными операциями и в особенности наступлением в 1916, спас Францию, заставив немцев прекратить операцию под Верденом. В общем именно военная помощь России дала Франции возможность выдержать борьбу с Германией и добиться победы.

Русско-французский союз // Дипломатический словарь. М., 1948. http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/1091/%D0%A0%D0%A3%D0%A1%D0%A1%D0%9A%D0%9E

СООТНОШЕНИЕ СИЛ В ЕВРОПЕ

После образования франко-русского союза континент Европы раскололся на два военно-политических блока, приблизительно равные по своей мощи.

Соотношение сил между ними во многом зависело от того, к какому из них в конце концов присоединится Англия – обладательница мощного военного флота, огромных финансовых, экономических и сырьевых ресурсов.

Правящие круги Англии до определенного времени считали для себя выгодным продолжать политику «блестящей изоляции». Но Англии приходилось сталкиваться со все возрастающими трудностями на международной арене.

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/zakliuchieniie-soiuza-s-frantsiiei

Заключение франко-русского союза (1891-1893 гг.)

Оформление франко-русского союза (1891—1893).

Париж, 15/27 августа 1891 г.

Г. министр,

Во время моего недавнего пребывания в Санкт-Петербурге, куда я был вызван по повелению моего августейшего монарха, государю было угодно снабдить меня специальными инструкциями, изложенными в прилагаемом в копии письме, посланном на мое имя его превосходительством г. Гирсом, министром иностранных дел, которое его величество благоволил предписать мне сообщить правительству республики.

Во исполнение этого высочайшего повеления я вменяю себе в обязанность довести этот документ до сведения вашего превосходительства, в твердой надежде, что его содержание, предварительно согласованное и сообща формулированное нашими двумя кабинетами, найдет полное одобрение французского правительства и что вы, г. министр, соблаговолите, согласно желанию, выраженному г. Гирсом, почтить меня ответом, свидетельствующим о полном согласии, счастливо установившемся на будущее время между нашими двумя правительствами.

Дальнейшее развитие, которое эти два согласованные и установленные сообща пункты не только допускают, но которое должно составить их естественное и необходимое дополнение, может стать предметом доверительных и строго личных переговоров и обмена мнений в тот момент, в который это будет найдено своевременным тем или другим кабинетом, и там, где они сочтут для себя возможным приступить к ним в нужное время.

Отдавая себя на этот случай в полное распоряжение вашего превосходительства, я счастлив воспользоваться подобным случаем, чтобы просить вас принять уверения в моем глубочайшем почтении.

Моренгейм

Ламадорф В. Н. Дневник (1891‑1892), М.‑Л. «Academia». 1934, стр. 176—177.

II. Письмо министра иностранных дел России Гирса послу России в Париже Моренгейму

С.-Петербург, 9/21 августа 1891 г.

Г. посол,

Положение, создавшееся в Европе, в силу открытого возобновления Тройственного союза и более или менее вероятного присоединения Великобритании к политическим целям, преследуемым этим союзом, вызвало во время недавнего пребывания здесь г.

де-Лабулэ обмен мнениями между французским послом и мною с тем, чтобы установить позицию, которая при нынешних условиях, в случае возникновения известных обстоятельств, была бы наиболее целесообразной для обоих наших правительств, которые, оставшись вне какого-либо союза, тем не менее искренно желают создать самые действительные гарантии для сохранения мира. Таким образом, мы пришли к формулированию нижеследующих двух пунктов:

1) В целях определения и утверждения сердечного согласия, объединяющего их, и желая сообща способствовать поддержанию мира, который является предметом их самых искренних желаний, оба правительства заявляют, что они будут совещаться между собой по каждому вопросу, способному угрожать всеобщему миру.

2) В случае, если мир оказался бы действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны уславливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий настоятельным для обоих правительств.

Доложив государю об этих переговорах, а равно и текст принятых окончательных формулировок, я имею честь вам ныне сообщить, что его величество соизволил полностью одобрить означенные принципы соглашения и согласиться на принятие их обоими правительствами.

Сообщая вам об этой высочайшей воле, я прошу вас довести это до сведения французского правительства и уведомить меня о тех решениях, на которых, со своей стороны, оно остановится. Примите и проч.

Гирс

Ламадорф, стр. 171—172.

III. Письмо французского министра иностранных дел Рибо послу России в Париже Моренгейму

Париж, 15/27 августа 1891 г.

Г. посол,

Вы соблаговолили по приказанию вашего правительства сообщить мне текст письма императорского министра иностранных дел, в коем заключаются специальные инструкции, которыми его величество император Александр решил снабдить вас в результате вызванного общеевропейским положением последнего обмена мнений между г.

 Гирсом и послом французской республики в Петербурге. Вашему превосходительству было поручено выразить в то же время надежду, что содержание этого документа, предварительно согласованное между двумя кабинетами и формулированное сообща, встретит полное одобрение французского правительства.

Я спешу поблагодарить ваше превосходительство за это сообщение.

Правительство [республики] может оценить положение, создавшееся в Европе в силу тех обстоятельств, при которых состоялось возобновление Тройственного союза, лишь так же, как это делает императорское правительство, и вместе с ним считает, что наступил момент определить позицию, при нынешней обстановке и при наступлении известных событий наиболее целесообразную для обоих правительств, одинаково стремящихся обеспечить гарантии сохранения мира, заключающиеся в поддержании равновесия сил в Европе. Я счастлив поэтому сообщить вашему превосходительству, что правительство республики полностью присоединяется к двум пунктам, которые являются предметом сообщения г. Гирса и которые формулированы следующим образом:

1) В целях определения и утверждения сердечного согласия, объединяющего их, и желая сообща способствовать поддержанию мира, который является предметом их самых искренних желаний, оба правительства заявляют, что они будут совещаться между собой по каждому вопросу, способному угрожать всеобщему миру.

2) В случае, если мир оказался бы действительно в опасности, и в особенности в том случае, если бы одна из двух сторон оказалась под угрозой нападения, обе стороны уславливаются договориться о мерах, немедленное и одновременное проведение которых окажется в случае наступления означенных событий необходимым для обоих правительств.

Я отдаю себя, впрочем, в ваше распоряжение для обсуждения всех вопросов, которые при нынешнем общеполитическом положении привлекут особое внимание обоих правительств.

С другой стороны, императорское правительство, подобно нам, несомненно, отдает себе отчет в том, насколько важно было бы поручить специальным делегатам, которых следовало бы назначить в ближайший срок, практически изучить те меры, которые надлежит противопоставить событиям, предусмотренным во втором пункте соглашения.

Обращаясь с просьбой довести до сведения императорского правительства ответ французского правительства, я считаю долгом отметить, как ценно было для меня иметь возможность оказать содействие, по мере моих сил, утверждению согласия, которое всегда было предметом наших общих усилий. Примите и проч.

А. Рибо

Ламадорф, стр. 177—178.

IV. Проект военной конвенции от 5/17 августа 1892 г

Одушевленные одинаковым стремлением к сохранению мира, Франция и Россия, имея единственной целью подготовиться к требованиям оборонительной войны, вызванной нападением войск Тройственного союза против одной из них, договорились о следующих положениях:

1. Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия употребит все войска, какими она может располагать для нападения на Германию.

Если Россия подвергнется нападению Германии или Австрии, поддержанной Германией, Франция употребит все войска, какими может располагать для нападения на Германию. (Первоначальный французский проект: «Если Франция или Россия подвергнутся нападению со стороны Тройственного союза или одной Германии…»)¹*

2. В случае мобилизации войск Тройственного союза или одной из входящих в него держав, Франция и Россия немедленно, по получении известия об этом, не ожидая никакого предварительного соглашения, мобилизуют немедленно и одновременно все свои силы и двинут их как можно ближе к своим границам.

(Первоначальный французский проект: «В случае мобилизации сил Тройственного союза или одной Германии…»)

3. Действующие армии, которые должны быть употреблены против Германии, будут со стороны Франции равняться 1 300 000 человек, со стороны России — от 700 000 до 800 000 человек. Эти войска будут полностью и со всей быстротой введены в дело, так чтобы Германии пришлось сражаться сразу и на востоке и на западе.

4. Генеральные штабы обеих стран будут все время сноситься друг с другом, чтобы подготовить и облегчить проведение предусмотренных выше мер.

Они будут сообщать друг другу в мирное время все данные относительно армий Тройственного союза, которые известны им, или будут им известны. Пути и способы сношения во время войны будут изучены и предусмотрены заранее.

5. Ни Франция, ни Россия не заключат сепаратного мира.

6. Настоящая конвенция будет иметь силу в течение того же срока, что и Тройственный союз.

7. Все перечисленные выше пункты будут сохраняться в строжайшем секрете.

ПОДПИСАЛИ:

генерал-адъютант, начальник Генерального штаба Обручев,

дивизионный генерал, помощник начальника Генерального штаба Буадефр.

А. М. Зайончковский, Подготовка России к мировой войне в международном отношении. Изд. Наркомвоенмора. М. 1926, стр. 343‑344 (франц. текст); Ламадорф, стр. 388 (русский перевод).

V. Письмо министра иностранных дел России Гирса послу Франции в С.-Петербурге Монтебелло

С.-Петербург, 15/27 декабря 1893 г.

Весьма секретно.

Изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанный русским и французским генеральными штабами в августе 1892 года, и представив мои соображения императору, я считаю долгом сообщить вашему превосходительству, что текст этого соглашения в том виде, как он был в принципе одобрен его величеством и подписан ген.-ад. Обручевым и дивизионным генералом Буадефром, отныне может рассматриваться, как окончательно принятый в его настоящей форме. Оба генеральных штаба будут иметь, таким образом, возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями.

АВПР. Французский текст опубликован в Documents diplomatiques. L'Alliance franco-russe. Paris. 1918, p. 128. (Ministère des affaires étrangères).

VI. Письмо посла Франции в Петербурге Монтебелло министру иностранных дел России Гирсу

С.-Петербург, 23 декабря 1893 г./4 января 1894 г.

Я получил письмо, которое Ваше превосходительство соблаговолили адресовать мне 15/27 декабря 1893 г.

и которым Вы извещаете меня о том, что, изучив по высочайшему повелению проект военной конвенции, выработанной русским и французским генеральными штабами, и доложив императору все свои соображения, Вы сочли долгом уведомить меня, что это соглашение, в том виде, как оно было в принципе одобрено его величеством и как его подписали в августе1892 года уполномоченные для этой цели правительствами соответствующие представители сторон: — ген.-ад. Обручев и дивизионный генерал Буадефр, может отныне рассматриваться как окончательно принятое.

Я поспешил известить об этом решении свое правительство, и я уполномочен заявить Вашему превосходительству, с просьбой довести это решение до сведения е. в.

императора, что президент Республики и французское правительство также рассматривают вышеупомянутую военную конвенцию, текст которой одобрен той и другой стороной, как подлежащую выполнению.

В силу этого соглашения оба генеральных штаба теперь будут иметь возможность периодически сговариваться и обоюдно обмениваться полезными сведениями.

Монтебелло.

Примечание:

¹* Слова в скобках вписаны в текст конвенции В. Н. Ламадорфом.

АВПР. Documents diplomatiques. L'Alliance franco-russe, 1918, p. 129. Paris

Источник: http://istmat.info/node/27256

Русско-французский союз

Оформление франко-русского союза (1891—1893).

Русско-французский союз, оформлен соглашениями 1891—93, просуществовал до 1917. Усиление Германской империи, возникновение Тройственного союза 1882, обострение к концу 80-х гг. франко-германских и русско-германских противоречий обусловили общность внешнеполитических и военно-стратегических интересов Франции и России.

Развитие финансовых связей между ними создало экономические предпосылки для Р.-ф. с. Предыстория Союза восходит к началу 70-х гг. 19 в., к противоречиям, порожденным франко-прусской войной и Франкфуртским миром 1871.

Русское правительство оказало Франции поддержку во время так называемой «военной тревоги 1875», когда вмешательство России заставило Германию отказаться от нападения на Францию. В 1876 потерпели неудачу попытки германского канцлера О.

Бисмарка добиться от России гарантии сохранения территории Эльзас-Лотарингии в составе Германии в обмен за безоговорочную поддержку Германией русской политики на Востоке. В 1877 во время новой франко-германской «военной тревоги» Россия сохранила по отношению к Франции дружественной позиции.

Однако со времени Берлинского конгресса 1878 французская дипломатия, ориентируясь на сближение с Великобританией и Германией, заняла враждебную России позицию. Отчуждение Франции от России и политика колониальных захватов, проводимая Францией, продолжались до 1885, когда после поражения французских войск в Аннаме обострились франко-германские противоречия.

В начале 1887 возникли новые осложнения во франко-германских отношениях. Французское правительство обратилось к правительству России с призывом о помощи. При заключении в 1887 с Германией так называемой Перестраховки договора правительство России настояло на сохранении для Франции тех же условий, которые выговорила Германия для своей союзницы Австрии. В конце 80-х гг. 19 в.

усилились русско-германские экономические противоречия. Политическое русско-французское сближение способствовало проникновению французского капитала в Россию. В конце 80 — начале 90-х гг. Россия получила от Франции ряд крупных займов.

Ухудшение русско-германских отношений, возобновление в 1891 Тройственного союза и слухи о присоединении к нему Великобритании создали почву для заключения между Россией и Францией политического соглашения. Во время визита французской эскадры в Кронштадт в июле 1891 в форме обмена письмами между министрами иностранных дел было заключено соглашение 1891.

Франция, заинтересованная в военном союзе значительно больше, чем Россия, стремилась дополнить соглашение 1891 военными обязательствами. В результате переговоров представители русских и французских генеральных штабов 5 (17) августа 1892 подписали военную конвенцию, предусматривавшую взаимную военную помощь в случае нападения Германии. Обменом письмами 15 (27) декабря 1893 — 23 декабря 1893 (4 января 1894) оба правительства известили о ратификации ими военной конвенции. Этим был оформлен русско-французский военно-политический союз. Он явился ответом на образование агрессивного военного блока (Тройственный союз) во главе с Германией. В Европе образовались два противостоящих друг другу враждебных империалистических блока.

  Опираясь на поддержку России, Франция активизировала свою колониальную политику. После Фашодского кризиса 1898 с Великобританией она стремилась ещё более укрепить союз с Россией. Союз с Францией облегчил также царскому правительству в 90-х гг. экспансию в Маньчжурии. В период подготовки и в первые годы существования Р.-ф. с.

определяющая роль принадлежала России, с течением времени положение изменилось. Русский царизм, получая от Франции всё новые займы, постепенно попадал в финансовую зависимость от французского империализма. Перед первой мировой войной 1914—18 сотрудничество генеральных штабов обеих стран приняло более тесные формы.

В 1912 была подписана русско-французская военно-морская конвенция. В войну Россия и Франция вступили связанные союзным договором. Это оказало значительное влияние на ход и исход войны, так как заставило Германию с первых дней войны воевать на двух фронтах, что привело к поражению на Марне, крушению плана Шлифена, а затем и к поражению Германии. Р.-ф. с.

аннулирован Советским правительством в 1917 наряду с другими империалистическими соглашениями царского и буржуазного Временного правительств.

  Лит.: Сборник договоров России с другими государствами 1856—1917, М., 1952; Грюнвальд К., Франко-русские союзы, М., 1968.

Оглавление

Источник: https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/098/303.htm

​Русско-французский союз

Оформление франко-русского союза (1891—1893).
Союз между Россией и Францией, заключенный в декабре 1893 г., был продиктован не только общностью военно-стратегических интересов той и другой державы, наличием угрозы со стороны общих врагов. К тому времени уже оказалась налицо и прочная экономическая основа для союза.

Россия с 70-х годов XIX века остро нуждалась в свободных капиталах для вложения их в промышленность и железнодорожное строительство, Франция, напротив, не находила у себя достаточного числа объектов для собственных капиталовложений и активно вывозила свой капитал за рубеж. Именно с тех пор постепенно стал расти удельный вес французского капитала в российской экономике.

За 1869-1887 гг. в России были основаны 17 иностранных предприятий, из них 9 французских. Экономические предпосылки союза имели и специальный военно-технический аспект. Уже в 1888 г.

приехавший в Париж с неофициальным визитом брат Александра III великий князь Владимир Александрович сумел разместить по французским военным заводам взаимовыгодный заказ на изготовление 500 тыс. винтовок для русской армии. Давними и прочными были культурные предпосылки союза между Россией и Францией.

Ни одна другая страна не оказывала на Россию столь мощного культурного воздействия, как Франция. Имена Вольтера и Руссо, Гюго и Бальзака были известны каждому образованному россиянину. Во Франции всегда меньше знали о русской культуре, чем в России – о французской. Но с 80-х годов французы, как никогда ранее, приобщаются к русским культурным ценностям.

Возникают издательства, специализирующиеся на тиражировании шедевров русской литературы – произведений Толстого и Достоевского, Гончарова и Салтыкова-Щедрина, не говоря уже об И.С. Тургеневе, который долго жил во Франции и стал для французов одним из любимейших писателей.

В условиях нараставшего сближения между Россией и Францией за союз ратовали в обеих странах поборники активной наступательной политики против Германии. Во Франции, пока она придерживалась оборонительной позиции по отношению к Германии, союз с Россией не был жгучей потребностью. Но как только Париж оправился от последствий разгрома 1870 г.

и встал вопрос о реванше, среди руководителей страны стал резко преобладать курс на союз с Россией.

В то же время и в России начала складываться “французская” партия. Ее провозвестником стал знаменитый генерал Скобелев. 5 февраля 1882 г.

в Париже Скобелев на свой страх и риск произнес речь перед сербскими студентами – речь, которая обошла европейскую прессу и повергла в смятение дипломатические круги России и Германии. Он заклеймил официальную Россию за то, что она стала жертвой “иностранных влияний” и теряет ориентировку в том, кто ее друг, а кто враг. “Если вы хотите, чтобы я назвал вам этого врага, столь опасного для России и для славян, я назову вам его, – гремел Скобелев. – Это автор “натиска на Восток” – он всем вам знаком – это Германия. Повторяю вам и прошу не забыть этого: враг – это Германия. Борьба между славянством и тевтонами неизбежна. Она даже очень близка!”.

В Германии и Франции, а также в Австро-Венгрии речь Скобелева надолго стала политической злобой дня. Впечатление от нее было тем сильнее, что она воспринималась как инспирация “свыше”.

“Что Скобелев, генерал на действительной службе, знаменитейший из русских военных деятелей того времени, говорит никем не уполномоченный, исключительно от своего собственного имени, этому никто не поверил ни во Франции, ни в Германии”, – отмечал историк Тарле. Скобелев спустя четыре месяца после этой речи внезапно умер.

Но на сближении с Францией стали настаивать Победоносцев, Игнатьев и Катков. В январе 1887 г. Александр III в одной из бесед с Гирсом заметит: “Прежде я думал, что это только Катков недолюбливает Германию, но теперь убедился, что это – вся Россия”.

Правда, сильны были при дворе и в правительстве России позиции сторонников сближения с Германией: министра иностранных дел Гирса, его ближайшего помощника и будущего преемника Ламздорфа, военного министра Ванновского.

Русско-французский союз складывался медленно и трудно. Ему предшествовал ряд предварительных шагов к сближению между двумя странами – шагов взаимных, но более активных со стороны Франции. Весной 1890 г.

, после того как Германия отказалась возобновить русско-германский договор “о перестраховке”, французские власти искусно воспользовались затруднительной для России ситуацией. Чтобы завоевать расположение Александра III, они 29 мая 1890 г.

арестовали в Париже сразу 27 русских политических эмигрантов. Арестованные жертвы провокации были преданы суду и приговорены к тюремному заключению. Александр III, узнав об этом, воскликнул: “Наконец-то во Франции есть правительство!”.

Интересно, что правительство Франции возглавлял в то время Шарль-Луи Фрейсине, который отказался выдать России народовольца Гартмана, обвиненного в подготовке террористического акта против Александра II.

13 июля 1891 г. в Кронштадт с официальным визитом пришла французская военная эскадра. Ее визит стал впечатляющей демонстрацией франко-русской дружбы. Эскадру встречал сам Александр III. Российский самодержец стоя, с непокрытой головой, смиренно прослушал революционный гимн Франции “Марсельезу”, за исполнение которой в самой России людей карали как за “государственное преступление”. Вслед за визитом эскадры состоялся новый раунд дипломатических переговоров, результатом которых стал своего рода консультативный пакт между Россией и Францией, скрепленный подписями двух министров иностранных дел – Гирса и Рибо. По этому пакту стороны обязались в случае угрозы нападения на одну из них договориться о совместных мерах, которые можно было бы принять “немедленно и одновременно”.

Действительно, царский прием, оказанный военным морякам Франции в Кронштадте, стал как бы событием года с далеко идущими последствиями.

Газета “Санкт-Петербургские ведомости” удовлетворенно констатировала: “Две державы, связанные естественною дружбой, располагают такой грозной силой штыков, что Тройственный союз должен остановиться невольно в раздумье”.

Германский поверенный Бюлов в докладе рейхсканцлеру оценил кронштадтское свидание как “очень важный фактор, который тяжело падает на чашу весов против обновленного Тройственного союза”.

Новый год повлек за собой новый шаг в создании русско-французского союза. Буадефр, к тому времени возглавивший Генеральный штаб Франции, вновь был приглашен на военные маневры русской армии. 5 августа 1892 г. в Петербурге он и генерал Обручев подписали согласованный текст военной конвенции, которая фактически означала договор между Россией и Францией о союзе. Вот главные условия конвенции.1. Если Франция подвергнется нападению со стороны Германии или Италии, поддержанной Германией, Россия нападет на Германию, а если Россия будет атакована Германией или Австро-Венгрией, поддержанной Германией, то Франция выступит против Германии.2. В случае мобилизации войск Тройственного союза или одной из его держав Россия и Франция немедленно и одновременно мобилизуют все свои силы и придвинут их как можно ближе к своим границам.

3. Франция обязуется выставить против Германии 1300 тыс. солдат, Россия – до 800 тыс. “Эти войска, – говорилось в конвенции, – будут полностью и со всей быстротой введены в дело так, чтобы Германии пришлось сражаться сразу и на Востоке и на Западе”.

Конвенция должна была вступить в силу после ее ратификации императором России и президентом Франции. Подготовить же и представить ее текст к ратификации полагалось министрам иностранных дел. Однако Гирс затягивал представление, ссылаясь на то, что болезнь мешает ему изучить с надлежащей тщательностью детали. Французское правительство, сверх его ожиданий, помогло ему: оно запуталось осенью 1892 г. в грандиозной панамской афере.

Международная акционерная компания, созданная во Франции в 1879 г. для строительства Панамского канала, под председательством Лессепса обанкротилась в результате хищений и подкупа множества видных должностных лиц, включая трех бывших премьер-министров. Ряд этих лиц, безнадежно скомпрометированных, предстал перед судом.

Во Франции началась министерская чехарда. Гирс и Ламздорф злорадствовали, предвкушая реакцию Александра III.

“Государь, – писал в своем дневнике Ламздорф, – получит возможность убедиться, насколько опасно и неосторожно слишком тесно связываться с государствами без постоянного правительства, каковым является в настоящее время Франция”.

Александр III действительно не торопил Гирса с изучением конвенции, но тут правительство Германии расстроило всю его игру. Весной 1893 г. Германия начала очередную таможенную войну против России, а 3 августа ее рейхстаг принял новый военный закон, по которому вооруженные силы Германии численно вырастали до 4 млн. человек. Получив подробную информацию об этом от французского Генерального штаба, Александр III рассердился и демонстративно сделал новый шаг к сближению с Францией, а именно послал в Тулон с ответным визитом русскую военную эскадру. Франция оказала русским морякам столь восторженный прием, что Александр III оставил все сомнения. Он приказал Гирсу ускорить представление русско-французской конвенции и 14 декабря одобрил ее. Затем состоялся предусмотренный дипломатическим протоколом обмен письмами между Петербургом и Парижем, а 23 декабря 1893 г. конвенция официально вступила в действие. Русско-французский союз был оформлен. Подобно Тройственному союзу, русско-французский союз создавался внешне как оборонительный. По существу же оба они таили в себе агрессивное начало как соперники в борьбе за раздел и передел сфер влияния, источников сырья, рынков сбыта на пути к европейской и мировой войне. Союз 1894 г. между Россией и Францией в основном завершил ту перегруппировку сил, которая происходила в Европе после Берлинского конгресса 1878 г. Соотношение сил во многом зависело от того, на чью сторону встанет Англия – самая развитая в экономическом отношении держава тогдашнего мира. Туманный Альбион пока еще предпочитал оставаться вне блоков, продолжая политику “блестящей изоляции”. Но нараставший из-за колониальных претензий друг к другу англо-германский антагонизм заставлял Англию все определеннее склоняться к русско-французскому блоку.

Источник: https://www.mid.ru/about/professional_holiday/history/-/asset_publisher/8DMVoaXSrMPo/content/id/747164

Заключение русско-французского союза (1891—1894)

Оформление франко-русского союза (1891—1893).

Основная статья: Франко-русский союз

В конце 1880-х началось сближение России и Франции, что было для Франции единственным путём избежать войны с Германией; в 1887 году французское правительство предоставило России крупные кредиты.

Александру III пришлось примирять консерватизм внутренней политики с республиканским направлением во внешней, что приветствовалось значительной частью общества, но шло вразрез с традиционной линией российского МИД (и личными взглядами Гирса и его ближайшего влиятельного помощника Ламздорфа[45]).

11 (23) июля[46] 1891 года французская эскадра прибыла в Кронштадт с визитом дружбы; 13 июля состоялось посещение эскадры царём: «Их Величества и Их Императорские Высочества взошли на „Marengo“, где встретил Государя Императора адмирал Жервэ и командир с рапортами.

Музыка играла „Боже, Царя храни“»[47]. Сближение царя с республиканской Францией стало неприятным сюрпризом для Бисмарка, ушедшего в отставку в 1890 году.

Советский историк Евгений Тарле, сравнивая Бисмарка в той ситуации с французским дипломатом Талейраном, имевшим репутацию образца ловкости и проницательности, замечал:

Бисмарк долго думал (и говорил), что франко-русский союз абсолютно невозможен, потому что царь и «Марсельеза» непримиримы, и когда Александр III выслушал на кронштадтском рейде в 1891 г.

«Марсельезу» стоя и с обнажённой головой[48], то Бисмарк тогда только, уже в отставке, понял свою роковую ошибку, и его нисколько не утешило глубокомысленное разъяснение этого инцидента, последовавшее с российской стороны, что царь имел в виду не слова, а лишь восхитительный музыкальный мотив французского революционного гимна. Талейран никогда не допустил бы такой ошибки: он только учёл бы возможный факт расторжения русско-германского пакта и справился бы вовремя и в точности о потребностях русского казначейства и о золотой наличности французского банка и уже года за два до Кронштадта предугадал бы, что царь без колебаний почувствует и одобрит музыкальную прелесть «Марсельезы».

— [49]

4—28 июля 1891 года велись переговоры о сближении между Россией и Францией. 28 июля Александр III утвердил окончательную редакцию договора, и 15 августа 1891 года, путём обмена письмами между министрами иностранных дел, русско-французское политическое соглашение вступило в силу.

В случае нападения на Францию Германии или Италии, поддержанной Германией, и в случае нападения на Россию Германии или Австро-Венгрии, поддержанной Германией, Россия должна была выставить на германский фронт 700—800 тыс. чел. из общего числа мобилизуемых в 1,6 млн чел.

, Франция — 1,3 млн чел. В случае начала мобилизации в одной из стран Тройственного союза Франция и Россия немедленно приступали к мобилизации.

Союзники обещали не заключать сепаратного мира в случае войны и установить постоянное сотрудничество между Главным штабом русской и Генеральным штабом французской армий.

Русско-французский союз заключался на то время, пока существует Тройственный союз. Секретность договора была очень высокой, Александр III предупредил правительство Франции, что в случае разглашения тайны союз будет расторгнут. В 1893 году в Тулоне французы принимали русских моряков.

Среднеазиатская политика. В Средней Азии после присоединения Казахстана, Кокандского ханства, Бухарского эмирата, Хивинского ханства продолжалось присоединение туркменских племён. В правление Александра III территория Российской империи увеличилась на 430 тыс.

кв. км. На этом расширение границ Российской империи закончилось. России удалось избежать военного столкновения с Англией. В 1885 году было подписано соглашение о создании русско-английских военных комиссий для определения окончательных границ России и Афганистана.

Дальневосточное направление. В конце XIX в. на Дальнем Востоке быстро усиливалась экспансия Японии.

Япония до 60-х годов XIX века была феодальной страной, но в 1867—1868 годах там произошла буржуазная революция, и японская экономика стала динамично развиваться.

С помощью Германии Япония создала современную армию, при помощи Англии и США активно строила свой флот. В то же время Япония проводила на Дальнем Востоке агрессивную политику.

В 1876 году японцы приступили к захватам в Корее. В 1894 году между Японией и Китаем началась война из-за Кореи, в которой Китай потерпел поражение. Корея становилась зависимой от Японии, к Японии отходил Ляодунский полуостров. Затем Япония захватила Тайвань (китайский остров) и острова Пэнхуледао.

Китай выплачивал огромную контрибуцию, японцы получили право свободного плавания по главной китайской реке Янцзы. Но Россия, Германия и Франция заявили официальный протест и заставили Японию отказаться от Ляодунского полуострова. По соглашению с Россией Япония получала право держать войска в Корее. Россия становилась соперницей Японии на Дальнем Востоке.

Из-за отсутствия дорог, слабости военных сил на Дальнем Востоке Россия была не готова к военным столкновениям и старалась их избегать.

В 1891 году Россия начала строительство Великой Сибирской магистрали — железнодорожной линии Челябинск-Омск-Иркутск-Хабаровск-Владивосток (ок. 7 тыс. км).

Его завершение должно было резко увеличить силы России на Дальнем Востоке.

Одним из руководителей строительства железной дороги был инженер-путеец Свиягин, а на открытии во Владивостоке присутствовал сам цесаревич-наследник, только что закончивший мировое путешествие прибытием из Японии.

В царствование Александра III Россия не вела ни одной войны. За поддержание европейского мира Александр III получил название Миротворца. Как писал С. Ю.

Витте, «Император Александр III, получив Россию при стечении самых неблагоприятных политических конъюнктур, — глубоко поднял международный престиж России без пролития капли русской крови»[33]:371.

Подобную же оценку давали результатам внешней политики Александра III другие современники[17]:53.

Заслуги Александра III во внешней политике были отмечены Францией, которая назвала главный мост через р. Сену в Париже в честь Александра III (Мост Александра III, соединяющий Большой Дворец и Музей Армии).

Но и Германия, с которой при нём уже не было столь теплых отношений, как при его предшественниках, высоко его оценивала.

Как говорил император Германии Вильгельм II после его смерти, «Вот это, действительно, был самодержавный Император»

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/13_126291_vneshnyaya-politika.html

Book for ucheba
Добавить комментарий