Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром: проявления и способы коррекции — Подавлен

Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром — это систематический бред различного содержания.

Это может быть бред ревности, изобретения, преследования, любовный, ипохондрический. Характеризуется постепенным и медленным течением.

Мучает какая-то проблема? Введите в форму «Симптом» или «Название болезни» нажмите Enter и вы узнаете все лечении данной проблемы или болезни.

Сайт предоставляет справочную информацию. Адекватная диагностика и лечение болезни возможны под наблюдением добросовестного врача. У любых препаратов есть противопоказания. Необходима консультация специалиста, а также подробное изучение инструкции! Здесь можно записаться на прием к врачу.

При подобном расстройстве отсутствуют проявления психического автоматизма, галлюцинации.

Факторы развития

По мере прогрессирования расстройства поведение всё сильнее обуславливается бредом:

  • Снижается, а после вовсе исчезает гибкость мыслительных процессов;
  • Факты, которые отличны от бредовой картины восприятия, игнорируются или интерпретируются в соответствии с бредовой теорией;
  • Речь становится обстоятельной.

Болезнь способна отразиться на взаимоотношениях с окружающими, изменив отношение и поведение относительно друзей, близких.

Причины болезни

Часто развивается паранойяльный синдром при шизофрении. Расстройство может сопутствовать предстарческим, старческим и сосудистым психозам.

Может проявляться при органических поражениях головного мозга, алкоголизме или эпилепсии. Это расстройство может быть как основным заболеванием, так и усложняться другими патологиями: параноидным или парафренным синдромами.

Основная роль в развитии заболевания принадлежит наследственной предрасположенности (у родственников, подверженных психиатрическим заболеваниям, преобладает склонность к определенному типу расстройств).

Признаки и симптомы

Развитию паранойи могут способствовать некоторые черты характера:

  • Низкая самокритичность;
  • Чрезмерная прямолинейность;
  • Подозрительность;
  • Недоверчивость;
  • Чрезмерный эгоцентризм;
  • Чувство собственного превосходства над людьми.

При паранойяльном синдроме у больных:

  1. Повышается активность, они начинают активно доказывать бредовые теории окружающим, убеждая их в правильности своих доводов.
  2. Высказывания пациентов многословны, детализированы — они стремятся убедить окружающих в логичности и правильности своих теорий.
  3. Все идеи сочетаются с основной бредовой теорией — пациент способен интерпретировать происходящее в том ключе, который соответствует его восприятию действительности.
  4. Бредовая идея, имеет определенную направленность — развивается одна основная идея, которой со временем подчиняются остальные.
  5. События, которые не соответствуют бредовой теории, отвергаются, игнорируются или трактуются в по бредовой идее — уже эти признаки помогают диагностировать заболевание.

Возникают ложные воспоминания — они подкрепляют основную бредовую теорию, пациент уверен в правдивости воспоминаний.

Не следует пытаться переубедить человека с расстройством — при защите своей точки зрения пациент способен становиться агрессивным и агрессивно реагировать на окружающих.

Развитие психического заболевания

Опасность представляет та особенность, что этот синдром развивается долго, потому отследить начало расстройства сложно. Поначалу развитие заболевания можно принять за особенность характера или чудачество.

Из-за невозможности ранней диагностики, своевременного начала лечения, можно упустить начало болезни, что может сделать пациента опасным для окружающих и самого себя — разные идеи, включая преследование, могут повлечь действия, которые несут опасность пациенту, его близким.

https://feedmed.ru/bolezni/psihicheskie/paranojjalnyj-sindrom.html

Форма заболевания называется хроническим паранойяльным синдромом.

Есть острая форма — такое расстройство проявляется внезапно, в качестве идеи или озарения.

При таком течении болезни идеи будут менее систематизированы и, отследить такое развитие заболевания намного проще из-за резкого изменения поведения. Обострение вызывается нервным потрясением или стрессом, приёмом ноотропных препаратов.

Часто расстройство возникает при шизофрении, отмечаются бредовые проявления: навязчивые идеи ведут к переоценке своей личности и личности окружающих.

Могут усугубляться сложности во взаимоотношениях с окружающими:

  1. На почве ревности болезнь может спровоцировать более активный поиск, попытки выявления мнимых соперников;
  2. Бред преследования;
  3. Попытки вычислить, поймать преследователя.

При таком течении болезни развивается параноидная шизофрения — помимо возникновения мнимых воспоминаний, бредовых идей, могут появляться разные галлюцинации: как слуховые, так и визуальные.

Эффективные методы лечения

Для лечения симптомов паранойи часто используются психотропные препараты, угнетающие проявление расстройства. Они могут использоваться на стационарном лечении, так и амбулаторно, под контролем врача.

Подбор средства основан на остроте состояния, степени выраженности проявлений, степени проявления аффективных расстройств, восприимчивости пациента к действующим веществам препаратов.

Основными лекарственными средствами выступают нейролептики широкого действия, которые способны быстро снизить проявления болезни.

При проявлении систематического интерпретативного бреда, галлюцинаторных симптомов, могут использоваться производные пиперазина и бутирофеноны. При наличии депрессивного синдрома к основному курсу лечения могут добавляться антидепрессанты.

При хронической форме заболевания препараты принимаются регулярно в дозировке, согласованной с лечащим врачом. В случае острой формы прием лекарств может проводиться парентерально и назначается в больших дозах, чем при хронической форме.

Амбулаторное лечение осуществляется при отсутствии агрессивных тенденций, после снижения степени проявления расстройств. В таком лечении используются те же препараты, что и стационарном, но в более низких дозировках.

Широко применяются нейролептики пролонгированного действия — они помогают организовать прием лекарств, уменьшить бесконтрольное их применение.

Результат терапии и прогноз

В ходе лечения, после уменьшения симптомов этого патологического состояния, у пациента не всегда проявляется критическое восприятие идеи, которой он был подвержен во время болезни. По истечении определенного времени эта идея теряет для пациента свою актуальность, и бредовая активность может существенно снизиться.

Прогноз лечения при возникновении паранойи в целом благоприятный — благодаря постепенному развитию расстройства и медленному усложнению симптомов.

Если же бред имеет узкую направленность, то он может не влиять на другие сферы жизни, не сказываться на работе. Социальный и клинический прогнозы благоприятны при развитии критического отношения к ранее поддерживаемой бредовой идее.

Врач: Шишкина Ольга ✓ Статья проверена доктором

Источник:

Паранойяльный синдром: описание, причины, симптомы и особенности лечения

Здоровье 15 мая 2016

Нет здоровых людей, есть необследованные. Психические расстройства — это бич современности. Однако не стоит винить таких людей: это болезнь, как и сахарный диабет, но кто будет смотреть на диабетика с презрением? Плачевность подобных заболеваний в том, что сахарный диабет не может подпортить отношения с окружающими или даже навредить им. А паранойя может…

Описание расстройства

Люди, имеющие паранойяльный синдром, как правило, характеризуются наличием всепроникающего недоверия и подозрительности к другим личностям, что проявляется в систематизированном бреде.

Человек с таким расстройством почти всегда считает, что мотивы других имеют подтекст или злонамеренное действие. Они циклично могут рассказывать о своих подозрениях доверенному лицу, игнорируя основную тему разговора.

Если же доверенное лицо уличит его в неправоте, оно автоматически подпадает под подозрение в заговоре с врагами и ненавистниками.

Другой вариант, когда человеку всюду мерещится некий заговор, составленный против него определенной группой людей, и он рассказывает об этом всем, кого бы ни встречал.

Таким образом больной хочет защитить себя от «нападок» и поставить окружающих в известность об этом.

В этих случаях синдром галлюцинаторно-паранойяльный может проявляться в том, что больной вызывает милицию или обращается в другие социальные учреждения, заявляя о «покушениях» злоумышленников.

Личности с этим расстройством предполагают, что другие будут иметь целью использовать их или обмануть, даже если никаких доказательств этого не существует.

Хотя иметь некоторую фобию и подозрения — это нормально для большинства людей, у больных паранойей это расстройство ​​пронизывает практически все профессиональные и личные отношения.

Такое поведение стабильно и продолжительно, независимо от того, какая вокруг обстановка.

Люди, у которых диагностирован паранойяльный синдром, зачастую имеют проблемы с близкими или родственниками. Это проявляется в регулярных спорах, беспочвенных жалобах, обвинениях и враждебной отчужденности.

Такое поведение приводит к нарушениям или расстройствам в социальной работе, поскольку параноики проявляют сверхбдительность, они скрытны и не проявляют дружелюбных, нежных чувств.Тотальное недоверие к другим вызывает чрезмерную потребность быть самодостаточным и автономным.

Такие люди также должны иметь высокую степень контроля над окружающими. Зачастую это грубые и жесткие натуры, которые критикуют других и очень тяжелы в общении.

Паранойяльный синдром: симптомы

  • Безосновательные подозрения, что другие ими пользуются, вредят или обманывают.
  • Озабоченность и неоправданные сомнения по поводу преданности и надежности друзей, супругов или партнеров.
  • Не хотят довериться другим из-за необоснованного страха, что информация будет использоваться злонамеренно по отношению к ним.
  • Воспринимают замечания или критику в свой адрес как унижение или угрозу и моментально реагируют злобными нападками или контратакой.
  • Упорно не прощают обид.
  • Имеют бредовые идеи, причем без обоснования, в отношении верности супруга или сексуального партнера.
  • Больные уверены в том, что люди, которые рядом, шепчутся или смеются, издеваясь над ними (вербальные иллюзии).

Примеры паранойяльного синдрома

  • Человеку может казаться, что большинство сотрудников на работе сговорились его выжить с занимаемой должности; что смеющиеся рядом люди обсуждают именно его; не приглашают на чай или вечеринку, потому что ненавидят.
  • Страдающий паранойей часто накладывает свои бредовые идеи на реальные события и перемешивает частичные воспоминания с несуществующими событиями (в связи с чем слушающий такие речи не может понять, правда это или вымысел).
  • Синдром галлюцинаторно-паранойяльный может проявляться в том, что человеку кажется, будто люди смотрят на него как-то зло, с ненавистью, хотят наброситься и причинить вред. Может казаться, что все, кто его окружает, — тайные агенты, посланные схватить и отправить его в заключение. Что у него в комнате есть подслушивающие аппараты, и в его отсутствие в дом проникают противники. В более тяжелых случаях имеют место навязчивые идеи о том, что по телу ползают насекомые, что еда отравлена и т. д.
  • Бред может быть связан также с мнимой недооцененностью уникальности, одаренности или научного открытия больного. Параноик везде будет демонстрировать свой неоценимый талант и доказывать, что «враги» ему просто завидуют.

Это расстройство наиболее часто диагностируется в возрасте после сорока. Тяжело обнаружить заболевание у детей или подростков, потому как они постоянно меняются и развиваются как личности. Однако если паранойя диагностируется в детском возрасте, особенности болезни должны присутствовать самое меньшее год. Психоэмоциональные расстройства личности больше присущи мужчинам, чем женщинам.

Галлюцинации

Галлюцинации могут проявляться в виде голоса в голове или наличии мнимых друзей. Голоса часто несут негативную информацию.

Следовательно, некоторым из тех, кто «слышит» какие-то речи, кажется, что другие люди говорили о них или были «против» них.

Есть пациенты, которые смирились с галлюцинациями и научились жить с ними, не обращая внимания на их наличие. Один из способов отвлечь себя — слушать музыку или фокусироваться на чем-то другом.

Источник: https://glpni.ru/deppecciya/paranojyalnyj-sindrom-proyavleniya-i-sposoby-korrektsii.html

Параноидный синдром

Паранойяльный синдром

⇐ ПредыдущаяСтр 35 из 66Следующая ⇒

Сочетание интерпретативного или интерпретативно-образного бреда преследования с обманами восприятия (чаще слуховыми) и явлениями психического автоматизма.

Обычно выявляются персекуторные бредовые идеи слежки, отравления, причинения ущерба, колдовства, наведения порчи, нанесения физического или морального вреда самому больному или его близким. Степень систематизации бредовых идей может колебаться в очень широких пределах и зависит от остроты развития патологического состояния.

При остром развитии психоза бред существует в виде разрозненных представлений, при затяжных или хронических болезненных состояниях — имеет систематизированный характер.

Косвенным признаком систематизации бреда является персонификация “преследователей” (больной точно называет, кто это) и активная оборона в виде жалоб в силовые учреждения и общественные инстанции, а также нападение на “врага”.

Если у больного имеются лишь смутные представления о личности или организации “преследователей”, а поведению свойственна пассивная оборона в виде миграции с “места опасности”, установки дополнительных замков на дверях и охранной сигнализации, проявлении патологической осторожности при приготовлении пищи и т. п., то бред квалифицируют как систематизированный в общих чертах.

Обманы восприятия могут возникать в любой сфере, но типичный вариант синдрома подразумевает наличие слуховых иллюзий и галлюцинаций. Они могут быть единичными или обильными, истинными или псевдогаллюцинаторного типа. Для экзогенного и психогенного вариантов П. с.типичны галлюцинации истинного типа, для эндогенного варианта — псевдогаллюцинации.

Психические автоматизмы также могут широко варьировать как по спектру клинических проявлений, так и по массивности. В минимальном объеме они представлены ментизмом или “разматыванием воспоминаний”. Разнообразные и обильные автоматизмы обычно наблюдаются при П. с.в рамках шизофрении.

Для больного с П. с.характерно нарушение контактов с окружающими вследствие скрытности и подозрительности, особенно при проявлении собеседником интереса к жизни и чувствам пациента.

Больные довольно свободно беседуют на посторонние темы, но мгновенно замыкаются и становятся напряженными при прямых или косвенных вопросах об их личной жизни и психическом состоянии, крайне скупо, неохотно и уклончиво говорят на эту тему.

При большой глубине психотических переживаний больные перестают обсуждать даже обыденные события своей жизни, становятся полностью недоступны для контакта.

По структуре П. с., в зависимости от преобладания в клинической картине бреда или галлюцинаций, выделяются:

Бредовой вариант —характеризуется систематизированным бредом и преобладанием психических автоматизмов над единичными галлюцинациями. Обычно сочетается с малой доступностью.

Галлюцинаторный вариант (галлюцинаторно-бредовой синдром)— проявляется обильными вербальными галлюцинациями, явно преобладающими в клинической картине над неразвернутыми бредовыми переживаниями и рудиментарными явлениями психического автоматизма. Бредовые идеи малосистематизированы, а сами больные относительно доступны в плане своих переживаний.

Прогностически галлюцинаторный вариант обычно лучше бредового.

По течению П. с.выделяются:

Острый параноид— транзиторный бред преследования с фабулой конкретного, близкого к реальности содержания, возникающий на фоне насыщенного аффекта страха, тревоги, растерянности и сочетающийся с вербальными иллюзиями и галлюцинациями. Образный бред преобладает над интерпретативным.

Систематизация бредовых идей отсутствует или существует в самом общем виде. Истинные вербальные обманы восприятия по своей массивности могут достигать степени галлюциноза. Сопровождается изменением поведения с появлением импульсивных действий, являющихся проявлением пассивной, реже активной защиты. В возникновении О. п.

, как правило, имеет значение сочетание и наложение друг на друга по времени нескольких незначительных в отдельности патогенных факторов: ситуационных вредностей (легкие психогении) и нерезко выраженной экзогении (черепно-мозговая травма в анамнезе, алкоголизация или злоупотребление токсическими веществами); важная роль принадлежит астении — переутомление, лишение сна, физическое истощение, перенесенные соматические заболевания. Часто О. п.возникает в особых условиях (в иноязычном окружении, в дороге). Проявлением О. п.является острый алкогольный параноид, ситуационный (внешней обстановки, железнодорожный) параноид, психогенный параноид, экзогенноспровоцированный дебют параноидной шизофрении.

Хронический параноидный синдромразвивается исподволь из предшествующего ему на протяжении многих месяцев, а иногда и лет интерпретативного бреда.

Переход паранойяльного состояния в параноидное сопровождается обострением болезни: появляются растерянность, страх, двигательное возбуждение (тревожнобоязливое возбуждение), различные проявления образного бреда, сенсорные расстройства. Через некоторое время устанавливается галлюцинаторно-бредовое состояние.

В развернутом виде Х. п. с.характеризуется систематизированным или склонным к систематизации бредом преследования, отсутствием растерянности и ярких аффективных нарушений.

При неблагоприятном течении заболевания возможны трансформация параноидного синдрома в парафренный и/или появление кататонической симптоматики, что свидетельствует об углублении психоза.

Параноидные состояния у детей могут возникать уже с дошкольного возраста, никогда не носят систематизированного характера, сопровождаются иллюзорными и галлюцинаторными расстройствами, бредовые идеи отрывочны, по содержанию приближаются к детским страхам, но сопровождаются отчетливым бредовым защитным, иногда агрессивным поведением. У подростков параноидный психоз принимает более развернутые формы. (Л. Данилова)

ПАРАНОЙЯЛЬНЫЙ СИНДРОМ (паранойя)

В основе синдрома лежит первичный систематизированный бред. В формировании бредовой идеи основную роль играет ложная интерпретация реальных фактов, паралогическое мышление. Типичным компонентом является бредовая обстоятельность мышления, проявляющаяся при изложении больными содержания бредовых идей.

П. с. острый.Возникает остро, словно “озарение” или “внезапная мысль”, сопровождается ярким аффектом.

По содержанию это чаще всего бред преследования, ипохондрический, отравления с выраженным напряжением, растерянностью, страхом, возможностью развития бреда особого значения.

Быстро возникает тенденция к систематизации, не получающая, однако, полного завершения. Состояние разрешается исчезновением всех расстройств.

У детей дошкольного возраста не встречается. Но уже в 5–7 лет возможны состояния тревоги, беспокойства, безотчетного страха, на высоте которых почти как “озарение” возникает ощущение антипатии к родным, особое отношение к пище.

При этом бредовых идей преследования, отношения, отравления как таковых нет — бред формируется скорее на уровне смутных, но, вместе с тем, не корригируемых извне и детерминирующих поведение ребенка ощущений. Вербализация этого состояния изменчива, всякий раз другая (“она чужая…”, “она злая…”, “пища грязная…” и т. д.).

Однако, как и при формулировке острой паранойяльной идеи, со времени вербализации чувства антипатии, состояние несколько стабилизируются, аффект сглаживается. Эти состояния возможно относить лишь к малоструктурированным прообразам бреда.

У подростков уже возможно формирование паранойяльного бреда на высоте боязливого аффекта по типу “озарения”, доступна вербализация идей отношения, преследования, влияния, отравления, воздействия, которые подвергаются затем определенной интерпретации.

П. с. с анорексией.Это состояние является особым вариантом дисморфомании. В основе его лежит бредовое убеждение в чрезмерной полноте, чем обусловлено ограничение в приеме пищи, вплоть до полного отказа от еды. Синдром встречается преимущественно у лиц женского пола в возрасте 10 лет и старше. Соотношение лиц мужского и женского пола составляет 1 : 20.

Динамика синдрома складывается из четырех этапов.

I этап — “дисморфофобический”. Его определяют сверхценные переживания “излишней полноты”, снижение настроения, нестойкие идеи отношения. Длительность этапа 2–3 года.

II этап — “дисморфоманический” отличается упорным ограничением приема пищи, временами с полным отказом от нее, сверхценным стремлением к усиленной физической активности. Как и на первом этапе, аппетит не снижен.

Нередки гиперкомпенсаторные формы поведения в виде повышенного интереса к кулинарии, закармливания других лиц.

Похудание становится источником приподнятого настроения наряду с раздражительностью, истерическими реакциями, появлением соматоэндокринных расстройств.

III этап — “кахектический” — наступает спустя примерно два года от начала активного ограничения в еде. Больные выглядят резко истощенными, кожа землистого цвета, сухая, шелушащаяся, осанка типа “крючка”.

Возможны трофические язвы, пролежни, заеды в углах рта. Наблюдаются дистрофия миокарда, брадикардия, артериальная гипотония, гастроптоз, запоры, анацидный гастрит, энтероколит, анемия, в моче — белок, в крови — снижение сахара.

Преобладает астеноадинамия. Сохраняется аноректическое поведение.

IV этап — “терапевтически обусловленной редукции”. Дисморфомания сменяется дисморфофобией (полного отказа от еды не бывает).

П. с. с бредом чужих родителей.Прообразы бреда “чужих родителей” отмечаются у детей в возрасте 5–7 лет. На высоте состояний, которые характеризуются аффектом тревоги, беспокойством, безотчетным страхом, негативизмом, неожиданно появляется неприязнь к родным.

Чувство антипатии к тому или иному человеку нередко так сильно, что ребенок не остается с ним наедине. В присутствии родителей дети становятся тревожными, суетливыми, стремятся причинить им вред: толкают, щиплют, ударяют. Неприязненное отношение иногда распространяется и на другого члена семьи, которого дети также начинают чуждаться.

Это отношение неприязненности не объясняется или объясняется всякий раз по-разному: “она чужая”, “он черный” и т. п. — по-видимому, речь может идти скорее об ощущениях, которые не достигают в своем развитии уровня стойкого патологического суждения.

Вместе с тем, эти ощущения приобретают такие же качества, как и патологическое суждение, не обусловлены реальным отношением к ребенку и не поддаются коррекции извне, определяя его поведение. Такие состояния непродолжительны.

В более старшем возрасте, чаще в пубертатном периоде, этот рудиментарный феномен нередко превращается в более очерченную и стойкую форму паранойяльного “бреда чужих родителей”, при котором подросток убежден в том, что его родители (чаще только мать) не родные, но скрывают это.

В доказательство приводятся разные незначительные факты или случайные высказывания родителей, якобы свидетельствующие об их плохом отношении к больному, указывающем на то, что они не родные.

В отличие от рудиментов бредового отношения к родителям, наблюдаемого у детей более младшего возраста, бредовое отношение к родителям, а тем более бред чужих родителей в пубертатном возрасте носит интерпретативный характер, его обоснования крайне односторонни и паралогичны — подростки по отдельным случайным признакам “догадываются, что их родители не родные”, бесконечно ищут доказательства своей догадки, для чего расспрашивают родственников и знакомых, сверяют документы о рождении, сравнивают свою внешность с внешностью родителей и т. п.

П. с. с дисморфоманией.Состояние определяется идеями мнимого или необоснованно преувеличенного физического недостатка, наряду с которыми имеются идеи отношения (окружающие “обращают внимание”, “высмеивают”), что нередко сопровождается тревожным настроением.

Стойкие идеи дисморфоманического характера влияют на все поведение подростков, которые начинают избегать людей, меняют одежду, прическу, подвергают себя бинтованию или перетягиванию для “сокрытия дефекта”.

Стеничные подростки при этом разрабатывают различные приемы самолечения, специальные физические упражнения, упорно обращаются к косметологам, хирургам с требованием пластической операции или особого лечения гормонами роста. Больные часто разглядывают себя в зеркале — “симптом зеркала”.

По мере развития болезни наблюдается усложнение тематики бреда с увеличением числа мнимых дефектов и сохранением его интерпретативного, систематизированного характера. Больные при этом становятся на путь борьбы за изменение своего физического облика.

П. с. с метафизической интоксикацией.У детей аутистическое поведение с так называемой метафизической интоксикацией (сверхценного характера) возникает в первом кризовом периоде (в 3–5 или, при задержанном развитии, в 4–6 лет). Пропадает свойственная детям живость, тускнеют эмоции, меняется манера поведения.

Становление самосознания протекает искаженно. Свойственный этому периоду повышенный интерес к окружающему приобретает патологический характер, что отражается в появлении “заумных”, отвлеченных вопросов “о жизни, земле, мироздании”. Вопросы формулируются примитивно, по-детски наивно (“есть? нет?” или “да? нет?”, “что такое да?”, “почему масленка — это масленка?”).

В пубертатном возрасте синдром взаимосвязан с идеями самоусовершенствования, реформаторства, поиска смысла жизни. Больные увлекаются различными философскими учениями, проблемами биологии, психологии, созданием собственных теорий, убеждены в их ценности и полезности.

Обнаруживается тенденция к пустому рассуждательству с паралогичностью, полярностью в заключениях, символикой. (В. Башина, Н. Симашкова)

П. с. хронический.Проявляется медленным развитием бреда с постепенным расширением и систематизацией патологических переживаний.

Фабула сохраняет монотематичность на всем протяжении болезни или состоит из нескольких различных по содержанию бредовых идей, которые могут существовать независимо и изолированно друг от друга или же объединяются в единую бредовую систему.

Всегда сочетается с повышенной активностью — борьбой за отстаивание своих прав и достижений, за излечение или устранение мнимого дефекта, за победу в преодолении “козней” мнимых противников.

При экспансивном и ипохондрическом варианте синдрома борьба ведется явно и открыто; при персекуторном варианте — может длительное время носить скрытый характер внутренней напряженности и внезапно проявиться жестоким нападением на мнимых врагов.

Для больных характерна аффективная заряженность, правдоподобие утверждений, способность к временному приспособлению к людям и обстоятельствам, также сохранность профессиональных навыков. Это способствует тому, что на ранних этапах болезни нередко создаётся впечатление правдивости рассказов больного.

Среди родственников и друзей больного нередко находятся люди, индуцированные его болезненными переживаниями, сочувствующие ему и защищающие “интересы обиженного”.

Однако со временем нелепость притязаний становится очевидной, поведение из психопатоподобного трансформируется в отчетливо психотическое, бредовое.

Синдром может формироваться при параноическом развитии у психопатических личностей или же развивается в рамках шизофрении. В последнем случае он исчерпывает собой клиническую картину болезни (малопрогредиентная шизофрения) или, при более прогредиентном течении, происходит его трансформация в параноидный, а затем в парафренный синдромы. (Л. Данилова)

⇐ Предыдущая30313233343536373839Следующая ⇒

Date: 2015-05-23; view: 526; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/1-82782.html

Паранойяльный синдром: описание, причины, симптомы и особенности лечения

Паранойяльный синдром

Нет здоровых людей, есть необследованные. Психические расстройства — это бич современности. Однако не стоит винить таких людей: это болезнь, как и сахарный диабет, но кто будет смотреть на диабетика с презрением? Плачевность подобных заболеваний в том, что сахарный диабет не может подпортить отношения с окружающими или даже навредить им. А паранойя может…

Галлюцинации

Галлюцинации могут проявляться в виде голоса в голове или наличии мнимых друзей. Голоса часто несут негативную информацию.

Следовательно, некоторым из тех, кто «слышит» какие-то речи, кажется, что другие люди говорили о них или были «против» них.

Есть пациенты, которые смирились с галлюцинациями и научились жить с ними, не обращая внимания на их наличие. Один из способов отвлечь себя — слушать музыку или фокусироваться на чем-то другом.

Как диагностируется расстройство личности?

Расстройства личности, в частности, такие как паранойя, диагностируются квалифицированным специалистом в области психического здоровья (психологом или психиатром). Семейные врачи и терапевты, как правило, этому не обучены.

Таким образом, можно сначала проконсультироваться с семейным доктором и получить направление к профильному специалисту для выявления причин недуга и лечения. Диагноз невозможно поставить на основании результатов анализов крови или генетических тестов.

Некоторую информацию можно получить путем томографии головного мозга, так как нарушение кислородного снабжения данного органа или сосудистые заболевания могут провоцировать паранойю.

Причины параноидального расстройства личности

Есть много теорий относительно данного вопроса, однако исследователи сегодня не знают точно, что вызывает параноидальное расстройство. Большинство профессионалов сходятся на том, что причины могут быть комплексными:

  • взаимодействие в раннем детстве с семьей, друзьями и другими детьми;
  • личность человека и характер;
  • формирование психики в стрессовых ситуациях (психозы);
  • шизофрения;
  • апноэ (сильный храп);
  • сосудистые заболевания мозга;
  • травма головы.

Существует повышенный риск передачи этого расстройства последующим поколениям.

Паранойяльный синдром может быть вызван злоупотреблением алкоголя и наркотиков, в том числе стимуляторов, таких как метамфетамин (мет) и кокаин. Прием галлюциногенных препаратов носит временный характер.

Люди, которые недосыпают в течение длительного периода времени, могут испытывать симптомы психоза.

Некоторые отпускаемые по рецепту лекарства, такие как стероиды и стимуляторы, способны вызвать расстройства психики.

Лечение расстройства личности

Личности, имеющие паранойяльный синдром, лечение зачастую отвергают. Все, кто может побуждать их к этому, автоматически определяются в категорию врагов, замышляющих против них зло.

Лечение подразумевает долгосрочную психотерапию с врачом, который имеет опыт в коррекции такого рода расстройств. Терапия подразумевает постоянные встречи, в ходе которых можно поговорить с консультантом по охране психического здоровья.

Цель подобных бесед — изменение мышления и поведения пациента. Такой подход показал свою эффективность: параноики получают возможность управлять своей болезнью.

Могут быть назначены лекарственные препараты, чтобы помочь с конкретными тревожными симптомами.

Источник: https://FB.ru/article/247105/paranoyyalnyiy-sindrom-opisanie-prichinyi-simptomyi-i-osobennosti-lecheniya

iHerb

Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром

Паранойяльный интерпретативный бред, или бред толкования, связан с нарушением абстрактного познания действительности, когда бредовые идеи строятся на доказательствах, имеющих субъективную логику, а факты, приводимые больными в доказательство своей бредовой системы, трактуются односторонне.

К типичным проявлениям относят эмоциональную заряженность бреда, соответствующую его содержанию, бредовое поведение больных, которое соответствует не только содержанию, но и выраженности бреда.

Паранойяльный синдром в одних случаях является хроническим состоянием, в других развивается остро.

Хроническая форма синдрома отличается прогредиентным развитием бреда, постепенным расширением и систематизацией патологического содержания, отсутствием выраженных аффективных расстройств, нарушением мышления, монотонностью, нарастанием изменений личности.

Паранойяльный синдром с хроническим течением имеет характерную динамику. Как правило, вначале возникает монотематический систематизированный бред, в содержании которого нередко находят отражение реальные события. При этом в его развитии можно выделить ряд этапов:

1) бредовое настроение – недифференцированное состояние внутреннего беспокойства, предчувствия надвигающейся опасности, реальная действительность кажется больному враждебной, загадочной, несущей угрозу;

2) бредовое восприятие – малодифференцированное состояние внутреннего беспокойства с выделением отдельных событий, явлений, объектов, на которых постепенно фиксируется внимание пациента и которым придается не соответствующее действительности значение;

3) бредовое толкование – патологическое объяснение разрозненных фактов и явлений без объединения их единой системой доказательств;

4) кристаллизация бреда – болезненное объединение разрозненных событий, происшествий, фактов единой, разработанной и продолжающей разрабатываться системой устойчивых доказательств. После кристаллизации бреда сразу наступает улучшение субъективного эмоционального состояния больных, меняется поведение.

Больные полностью захвачены переживаниями, которые приобретают доминирующее значение в их сознании.

Паранойяльный бред разнообразен по содержанию: бред ревности, при котором отдельные подозрения и факты связываются в систему доказательств измены партнера; любовный бред с убежденностью в чувствах со стороны какого-либо лица; бред преследования, выражающийся в твердом убеждении, что то или иное лицо или группа лиц следят за больным и преследуют его с определенной целью; ипохондрический бред, проявляющийся убежденностью больных в том, что они страдают неизлечимым заболеванием и др. Деятельность больных подчинена болезненным идеям и устремлена на их реализацию, а также сбор новых доказательств. Такой вариант паранойяльного синдрома носит название рудиментарного.

При постепенном развитии паранойяльного синдрома через этапы сверхценных образований и сверхценного бреда сверхценная концепция, возникающая у больного в качестве первого признака болезни, сопровождается развитием интерпретативного бреда, нередко недостаточно систематизированного, но тесно связанного по фабуле с содержанием сверхценных образований.

В одних случаях паранойяльный бред ограничен содержанием ревности, преследования или реформаторства (монотематический бред), в других бред разного содержания возникает у одного и того же больного последовательно или, что бывает значительно реже, почти одновременно (политематический бред). Различное содержание бреда может быть объединено в единую систему или существовать изолированно.

Последующее развитие паранойяльного синдрома с хроническим течением сопровождается угасанием симптоматики с ее редукцией, что связано с постепенным уменьшением напряженности аффекта и упорядочением поведения, либо приобретает стационарное течение, при котором бред остается монотематичным и актуальным на протяжении длительного времени без признаков его трансформации в иные бредовые идеи. Редуцирующийся и стационарный варианты паранойяльного синдрома с хроническим течением встречаются при реактивных состояниях. Трансформация симптоматики наблюдается при непрерывно текущей шизофрении.

Развитие политематичности не является признаком усложнения синдрома, сохраняющего свою моносимптоматичность и продолжающего исчерпываться систематизированным бредом.

Степень систематизации бреда имеет важное прогностическое значение: высокая степень обычно свидетельствует о достаточной стабилизации состояния, в то время как отсутствие взаимосвязи между отдельными фабулами бреда в картине паранойяльного синдрома говорит о нестойкости синдрома и возможности трансформации его в другие, более тяжелые и сложные состояния.

Больные с паранойяльным бредом обычно отличаются высокой активностью: одни борются с преследователями или, напротив, мигрируют, спасаясь от преследователей; другие следят за партнером по браку с целью обнаружения мнимого соперника, третьи добиваются всестороннего медицинского обследования, чтобы подтвердить диагноз, и т. д. Таким больным свойственна обстоятельность мышления, ограничивающаяся пределами бредового содержания или распространяющаяся на мышление в целом.

Для острой формы паранойяльного синдрома характерны внезапное и быстрое формирование бредовой системы, возможность развития эпизодов острого чувственного бреда, яркость аффекта и очерченность состояния с последующим исчезновением всех перечисленных расстройств.

Ведущий симптом – остро возникающий интерпретативный бред (отравления, ущерба, ревности, преследования, ипохондрический), реже – эротический, реформаторства. Бред имеет тенденцию к систематизации, но полной завершенности, стройности, законченности разработки системы доказательств не возникает.

Обязательные симптомы – аффективные расстройства (эмоциональное напряжение, тревога, страх), соответствующие содержанию бреда, бредовое поведение, растерянность большей или меньшей степени выраженности. Могут встречаться рудиментарные и эпизодические истинные и ложные галлюцинации, автоматизмы.

Встречаются при приступообразно текущей шизофрении, реже при реактивном психозе.

Галлюцинаторно-параноидный синдром (синдром Кандинского – Клерамбо)

Синдром складывается из бреда преследования и воздействия, явлений психического автоматизма и псевдогаллюцинаций. При развитии бредовых идей больной может ощущать воздействие, осуществляемое различными способами, – от колдовства и гипноза до самых современных средств (радиацией, атомной энергией, лучами лазера и т. д.).

Явления психического автоматизма проявляются у больных ощущением овладения, которое возникает при мнимом воздействии на больного. Выделяют 3 типа психического автоматизма: идеаторный, или ассоциативный; сенсорный, или сенестопатический; моторный, или кинестетический.

Идеаторные, или ассоциативные, автоматизмы возникают в результате мнимого воздействия на процессы мышления и другие формы психической деятельности.

Наиболее простым проявлением идеаторных автоматизмов является ментизм – непроизвольное течение мыслей и представлений и симптом открытости, выражающийся в ощущении, что мысли больного известны окружающим, о чем он узнает по их высказываниям, поведению, намекам, содержанию разговоров.

К идеаторным автоматизмам относится также звучание мыслей: о чем бы ни подумал больной, его мысли громко и отчетливо звучат в голове; этому расстройству предшествует «шелест мыслей» – тихое и неотчетливое их звучание.

Впоследствии у больных развивается симптом «отнятия мыслей», при котором у больного мысли исчезают из головы, а также феномен «сделанных мыслей» – убеждение, что его мысли принадлежат посторонним лицам. Могут отмечаться «сделанные сновидения», проявляющиеся сновидениями с особым значением, вызываемые также при помощи воздействия.

Характерным симптомом является также симптом разматывания воспоминаний, когда больные вопреки своей воле и желанию под влиянием посторонней силы вынуждены вспоминать те или иные события своей жизни; нередко одновременно с этим больному показывают картины, иллюстрирующие воспоминания. Идеаторные автоматизмы включают феномен «сделанных» настроения, чувств (больные утверждают, что их настроения, чувства, симпатии и антипатии являются результатом воздействия извне).

Сенестопатические, или сенсорные, автоматизмы проявляются крайне неприятными ощущениями, возникающие у больных в результате мнимого воздействия посторонней силы.

Они могут быть разнообразными и проявляются чувством внезапно наступающего жара или холода, болезненными ощущениями во внутренних органах, голове, конечностях, часто бывают необычными, вычурными, своеобразными (перекручивание, пульсация, распирание и т. д.).

При развитии кинестетических, или моторных, автоматизмов у больных появляется убеждение, что совершаемые ими движения производятся помимо их воли под влиянием извне.

Больные утверждают, что их действиями руководят, двигают конечностями, вызывают ощущение неподвижности, оцепенения, лишают их способности произвольных движений.

К кинестетическим автоматизмам относятся речедвигательные автоматизмы, при которых больные утверждают, что их языком управляют, говорят, а слова, произносимые ими, принадлежат посторонним лицам.

Часто явления психического автоматизма возникают в определенной последовательности: вначале развиваются идеаторные автоматизмы, далее сенестопатические и, наконец, кинестетические.

Галлюцинаторно-параноидный синдром Кандинского – Клерамбо характеризуется также псевдогаллюцинациями. Они могут быть зрительными, слуховыми, обонятельными, вкусовыми, тактильными, висцеральными, иметь характер сделанности.

К зрительным псевдогаллюцинациям относят сделанные видения: образы, лица, панорамические картины, которые показывают больному, как правило, его преследователи при помощи тех или иных аппаратов.

Слуховые псевдогаллюцинации – шумы, слова, фразы, передаваемые больному по радио, через различную аппаратуру; они могут доноситься извне или локализоваться в голове, теле; иметь императивный и комментирующий характер, принадлежать знакомым и незнакомым лицам, быть мужскими, женскими, детскими. Обонятельные, вкусовые, тактильные, висцеральные псевдогаллюцинации также имеют характер сделанности.

Выделяют галлюцинаторный и бредовой варианты описываемого синдрома, в зависимости от превалирования в клинической картине галлюцинаторных или бредовых расстройств.

При галлюцинаторном варианте преобладают псевдогаллюцинации, а бредовые расстройства и явления психического автоматизма выражены в меньшей степени.

Если в статусе больного на первый план выступают бредовые идеи преследования и воздействия, психические автоматизмы, а псевдогаллюцинаторные расстройства отсутствуют или выражены минимально, то состояние определяют как бредовой вариант галлюцинаторно-параноидного синдрома.

Встречается и так называемый инвертированный вариант синдрома Кандинского – Клерамбо, который проявляется способностью самих больных воздействовать на окружающих, узнавать их мысли, влиять на их настроение, ощущения, поведение, поступки. Эти явления обычно сочетаются с идеями переоценки своей личности или бредовыми идеями величия и наблюдаются в картине парафрений.

Галлюцинаторно-параноидные синдромы могут развиваться остро или хронически.

При остром течении галлюцинаторно-параноидные синдромы отличаются большой чувственностью бредовых расстройств и отсутствием тенденции последних к систематизации, достаточной выраженностью всех типов психических автоматизмов, аффектом страха и тревоги, растерянностью, кататоническими расстройствами.

При хронических галлюцинаторно-параноидных состояниях отсутствуют растерянность, яркость аффекта, имеется систематизация или склонность к систематизации бредовых расстройств. Явления психического автоматизма возникают не одномоментно, а в определенной последовательности: идеаторные, сенестопатические, кинестетические.

Page 3

Галлюцинаторный синдром (галлюцинозы)

Галлюцинации – это восприятия, появляющиеся без наличия действительного объекта, имеющие характер объективной реальности, чувственно яркие, проецирующиеся вовне, вытесняющие действительные впечатления и возникающие непроизвольно.

Многие состояния, которым свойственны наплывы галлюцинаций, не могут быть расценены как галлюцинозы (делирий, галлюцинаторные варианты сумеречных состояний), так как они развиваются в картине состояний, квалифицируемых как синдромы помрачения сознания.

Данный психопатологический синдром проявляется обильными галлюцинациями, возникающими в одном, реже – в двух и более анализаторах. Кроме галлюцинаций часто возникают аффективные расстройства, острый чувственный бред и психомоторное возбуждение, соответствующие по содержанию галлюцинациям.

В картине галлюцинозов могут развиваться бредовые идеи, идентичные по фабуле содержанию галлюциноза (галлюцинаторный бред). Развитие бреда в этих случаях является особенностью саморазвития галлюцинаторного синдрома.

При этом многие галлюцинозы несмотря на многолетнее течение часто не сопровождаются развитием галлюцинаторного бреда.

У больных могут возникать психосенсорные расстройства, сенестопатии. Галлюцинозы возникают на фоне формально ясного сознания. Галлюцинозы делятся по динамике на две большие группы – острые и хронические.

Острый галлюциноз имеет непродолжительный (до нескольких суток) продромальный период, в который возникают эмоционально-гиперестетические расстройства в виде тревожности, безотчетного страха, подавленности, раздражительности, нарушения сна, психической гиперестезии.

Возникают галлюцинозы остро, когда чаще в вечерне-ночное время отмечается наплыв фабульных, имеющих одну сюжетную линию, истинных галлюцинаций. Одновременно появляются обязательные симптомы – однотематические острый чувственный бред, эмоциональное напряжение, галлюцинаторный вариант психомоторного возбуждения.

Сознание остается формально ясным, однако происходит психотическое сужение сознания, которое при особо бурном течении заболевания достигает максимальной степени выраженности – галлюцинаторной загруженности.

При этом больные полностью сосредоточены на своих патологических переживаниях, почти не замечают окружающего, контакт с пациентами резко затруднен, порой невозможен. Выделяются слуховые, зрительные, обонятельные, тактильные галлюцинозы.

Острый слуховой галлюциноз проявляется вербальными галлюцинациями, поэтому он носит еще название «вербальный галлюциноз». Вербальный галлюциноз имеет сценоподобный характер – больной слышит монолог, диалог или голос, обращенный непосредственно к нему. Голоса принадлежат родственникам, знакомым, порой уже умершим, незнакомым, взрослым или детям, громкие или тихие.

Они раздаются чаще всего из-за стены, из другой комнаты, с улицы, из-за спины, доносятся с другого этажа. Объектом обсуждения обычно является сам больной или его близкие. Галлюцинации чаще всего угрожающие, ругающие, обвиняющие, комментирующие, императивные.

К обязательным симптомам относят чувственный, образный, несистематизированный, однотематический бред, соответствующий по содержанию галлюцинациям (преследования, отравления), аффективные расстройства в виде эмоционального напряжения, злобы, страха, тревоги, угнетенности.

Больные прислушиваются, что-то кому-то отвечают, иногда затыкают уши, баррикадируются, спасаются бегством, прячутся, совершают суицидальные попытки, в целях самообороны вооружаются, проявляют агрессию и проч.

При бурном развитии вербального галлюциноза через этап галлюцинаторной спутанности с растерянностью может возникнуть галлюцинаторный ступор, что свидетельствует об утяжелении состояния.

Острый вербальный галлюциноз встречается при интоксикационных (алкогольный, гашишный, барбитуратами и проч.) психозах, органических заболеваниях головного мозга, шизофрении, сосудистых заболеваниях мозга.

Зрительный галлюциноз Лермитта проявляется зрительными истинными галлюцинациями с экстрапроекцией на небольшом удалении от глаз, чаще сбоку (справа или слева), реже – прямо перед глазами. Галлюцинации имеют панорамический или кинематографический характер, представляют собой сложные динамические красочные картины.

Чаще всего это полиоптические микропсии в виде зоопсий (змеи, птицы, рыбы и т. п.), реже – человечков. Как правило, эти галлюцинации подвижны, беззвучны, эмоционально нейтральны, являются простыми галлюцинациями.

У больных отмечается аффект заинтересованности, любопытства, удивления, критическое отношение к галлюцинаторным переживаниям.

Встречается при органических заболеваниях головного мозга – опухоли, лептоменингоэнцефалите в резидуальной или подострой стадии, сифилисе мозга, токсоплазмозе, травматической болезни мозга, сосудистых поражениях мозга и др. При этом локализация поражения такова, что приводит к раздражению ножек мозга.

Хронический галлюциноз характеризуется галлюцинациями, которые постепенно упрощаются, становятся стереотипными.

У больных исчезает возбуждение, дезактуализируется и пропадает бред, поведение упорядочивается, нередко появляется критическое отношение к галлюцинациям, которые как бы перестают замечаться пациентом, он к ним привыкает (инкапсуляция галлюцинаций).

Хронический галлюциноз сосуществует с обычной психической деятельностью, не оказывая на нее существенного влияния и не мешая пациенту.

Хроничесммй вербальный галлюциноз встречается в двух разновидностях.

Наиболее часто отмечается хронический вербальный галлюциноз как неблагоприятный исход острого вербального галлюциноза.

Выход из острого состояния постепенный, сопровождается уменьшением напряженности аффекта, ослабевает и исчезает страх, уменьшается степень выраженности психомоторного возбуждения, которое постепенно сменяется упорядоченным поведением. Параллельно дезактуализируется и исчезает бред.

Слуховые галлюцинации постепенно теряют яркость, интенсивность, нередко переходят в шепотные, как бы приближаются к уху больного. У больных появляется вначале формальное, а затем полное критическое отношение к ним.

Их содержание становится стереотипным, обычно безразличным для пациента, они инкапсулируются. Больные постепенно к ним привыкают, приспосабливаются, приучаются не обращать на них внимания. Часто сохраняются семейный, социальный, профессиональный статусы.

Хронический вербальный галлюциноз без этапа острого психотического состояния начинается с эпизодов слуховых галлюцинаций, которые постепенно учащаются, усиливаются, становятся постоянными.

Больному легко внушить слуховые галлюцинации в светлые промежутки, стоит лишь предложить ему прислушаться. Критическое отношение формальное. Иногда такой галлюциноз сопровождается малоактуальным интерпретативным бредом.

Имеется тенденция к усложнению с трансформацией в галлюцинаторно-параноидный синдром, в синдром Кандинского.

Течение хронического вербального галлюциноза обычно стационарное либо регрессирующее. При алкоголизации, соматогении, психогении, алиментарном истощении и так далее он может принять вид рецидивирующего галлюциноза, при котором периоды хронического и острого вербального галлюциноза перемежаются.

Хронический слуховой галлюциноз встречается при инфекционных и интоксикационных поражениях головного мозга, его органических заболеваниях травматического, сосудистого, сифилитического происхождения. Трансформация его в синдром Кандинского наблюдается при галлюцинаторном варианте непрерывно текущей шизофрении.

Зрительный галлюциноз Ван Богарта проявляется непрерывными цветными, яркими истинными зрительными галлюцинациями в виде множества красивых бабочек, рыбок, животных.

Вначале все это происходит на нейтральном эмоциональном фоне, однако вскоре появляются аффективное напряжение, страх, тревога, психомоторное возбуждение, однотематический бред, убежденность в истинности и близком расположении галлюцинаторных образов.

По мере утяжеления заболевания происходит усложнение симптоматики, зрительный галлюциноз сменяется делирием, как правило, тяжелым и с последующей амнезией. Характерно, что рассматриваемому галлюцинозу предшествует этап сомноленции и нарколептических приступов, что отличает его от зрительного галлюциноза Лермитта. Встречается при вирусном энцефалите.

Тактильный галлюциноз характеризуется тактильными галлюцинациями с постоянным чувством ползания, перемещения насекомых по коже, внутри нее и под ней.

Как правило, у больных возникает однотематический образный дерматозоидный бред (бред кожных паразитов), мрачность, подавленность, напряженный аффект, галлюцинаторный вариант психомоторного возбуждения, содержанием которого является желание пациента избавиться от мнимых паразитов, нередко с самоповреждением. Иногда этот синдром называют дерматозоидным галлюцинозом Экбома или галлюцинозом Берса-Конрада.

Встречается редко при сенильных и пресенильных психозах, церебральном атеросклерозе, органических повреждениях теменно-височной доли.

Обонятельный галлюциноз проявляется обонятельными галлюцинациями в виде запаха гнили, тления, фекалий, исходящего, как правило, от их собственного тела.

У больных возникает ипохондрический образный бред, эмоциональное напряжение, подавленность, мрачность, галлюцинаторный вариант психомоторного возбуждения.

На этом фоне могут отмечаться сенестопатии, парестезии, отдельные эпизодические тактильные галлюцинации.

Встречается крайне редко в виде изолированного обонятельного галлюциноза Габека при органическом поражении базально-височных и височно-теменных отделов головного мозга.

Источник: https://med-tutorial.ru/m-lib/b/book/2212063653/45

Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром — это в психиатрии патологического состояние психики, основным отличительным признаком которого является наличие первичного интерпретативного бреда (бреда толкования).

Термин «первичный» означает, что выявляющиеся расстройства мышления (ошибочное толкование тех или иных событий, явлений) не определяются патологией в других сферах психической деятельности (прежде всего, в сфере восприятия). То есть бредовая интерпретация действительности не является следствием наличия галлюцинаций, псевдогаллюцинаций или иллюзий.

Первичный бред характеризуется высокой степенью систематизации (детальной «проработанностью», правдоподобием) высказываемых идей.

Симптомы паранойяльного синдрома

* — наличие бредовых расстройств — основной отличительный признак паранойяльного синдрома при шизофрении от паранойяльной психопатии;
** — наличие «развернутых» идей преследования обычно свидетельствует о параноидном синдроме.

Среди симптомов паранойяльного синдрома по содержанию чаще всего отмечаются ипохондрические бредовые идеи и бред ревности, реже — идеи изобретательства («технические усовершенствования») и реформаторства («социальное переустройство»).

Наконец, выделяют сутяжнический (кверулянтский) бред — склонность к жалобам, «правдоискательству» с убежденностью в том, что больные были несправедливо «обойдены», незаслуженно забыты и т. п.

, а также паранойяльный бред преследования (в этом случае, в отличие от параноидного синдрома, не выявляется псевдогаллюцинаций и других явлений психического автоматизма).

Склонность к детализации (обстоятельность мышления) определяется наличием гипермнезии (избирательным повышением памяти на события, подтверждающие бредовые идеи, при вытеснении из памяти фактов, противоречащих им) и аффективной напряжённостью больных (их неспособностью спокойно, «хладнокровно» относиться к «предмету» бредовых переживаний: при ипохондрических расстройствах — к своему здоровью, при идеях ревности — к поведению жены и т. д.). Следствием гипермнезии и аффективной напряжённости является патологическая стеничность (исключительная, но избирательная активность, «целенаправленность» в реализации бредовых идей или в их «подтверждении», сочетающаяся с отсутствием «гибкости», неспособностью к компромиссам). При этом факты, противоречащие бредовым убеждениям, «отклоняются без рассмотрения».

Идеи преследования при паранойяльном синдроме обычно проявляются переживанием «недооценки», «недопонимания», якобы недостаточно положительного отношения к больному со стороны окружающих, убеждённостью в «ущемлении» его прав.

Выявление «развернутых» идей преследования обычно свидетельствует о наличии у больного параноидного, а не паранойяльного синдрома (причём при параноидном синдроме они обязательно сочетаются с явлениями психического автоматизма).

О важности своевременного выявления (и адекватной оценки) бреда преследования свидетельствует следующий анекдот.

Беседуют два психиатра.

— Как чувствует себя тот Ваш пациент — с бредом преследования?

— Вы знаете, ему стало намного лучше. Помните, каким он был мнительным, подозрительным, всего боялся? Понемногу, в процессе лечения, он улучшился: исчезли страхи, уже ни от кого не скрывался… Жаль, что его убили.

Наконец, типичным симптомом паранойяльного синдрома является неадекватно повышенная самооценка. Существенно, что этот признак выявляется даже при таких «ущербных» видах бреда, как бред ревности или ипохондрический бред.

В этих случаях неадекватность самооценки проявляется в уничижительной оценке окружающих (при бреде ревности подчеркивается ничтожность, недостойность «соперника», а при паранойяльной ипохондрии повышенная самооценка больного часто проявляется в уничижительной характеристике медицинского персонала, оказывающего ему помощь).

Для иллюстрации сформулированных положений ниже приводится следующее пример паранойяльного синдрома.

Пример паранойяльного синдрома

Старший лейтенант ВВ МВД, 31 год.

Анамнез

Ранее развитие без отчетливых особенностей, успешно закончил среднюю школу и технический вуз.

После окончания института (в 1985 г.) был призван лейтенантом на службу во Внутренние войска МВД (на 2 года) в маленький отдалённый изолированный гарнизон (охрана «спецобъекта»).

Из сопроводительных документов (служебной характеристики) следует, что был назначен на должность командира взвода, однако «в связи со служебной необходимостью» (неукомплектованность должностей ит. п.) сразу должен был приступить к исполнению обязанностей командира роты.

На службу, однако, практически не выходил: всё время проводил в гарнизонной библиотеке, конспектируя работы К. Маркса и В. И. Ленина, а также газетные публикации.

Командованию объяснял, что «должен срочно закончить важную работу», «в стране идёт перестройка и нельзя медлить», «работает над предложениями по совершенствованию управления системой производства в стране». Через три месяца командиром части ему было сообщено, что «удалось договориться с академиком-экономистом в Ленинграде», которому больной сможет показать свои «работы».

В сопровождении врача части был доставлен в приемное отделение клиники психиатрии ВМедА. При первичном осмотре сообщил врачу, что «был готов ко всему», «знал, что его поймут неправильно», попросил «ручку и бумагу для записей». От приема лекарств категорически отказывался. На отделении ни с кем не общался, целыми днями писал «продолжение работы».

Клиника

Ориентирован правильно. Охотно, многословно рассказывает о своих «предложениях по изменению принципов работы предприятий», «подтверждая» их свободным (по памяти) цитированием высказываний классиков марксизма, последних постановлений правительства и т. п.

«Увлеченно» обсуждал с врачом «способы совершенствования управления обществом».

В процессе лечения эмоциональная «насыщенность» переживаний уменьшилась; перед выпиской соглашался, что «конечно, управление производством — не моя специальность», но от обсуждения последующих планов на жизнь уклонялся, где и кем планирует работать не сообщал.

Приведенный клинический пример, иллюстрирующий паранойяльный синдром с идеями реформаторства, может рассматриваться как подтверждение известного в психиатрии положения: «содержание бреда отражает эпоху» (именно 1985 год, то есть год начала заболевания, явился и годом начала так называемой «перестройки» — масштабных социальных преобразований в стране, сопровождавшихся и своеобразным «взрывом» социально-политической активности населения).

Резюмируя вышеприведенную информацию о паранойяльном синдроме, целесообразно подчеркнуть необходимость особой тщательности и «врачебной настороженности» при оценке состояния больных и оказании помощи лицам с паранойяльными расстройствами (с одной стороны, вследствие сложности выявления этой патологии, а с другой — ввиду непредсказуемости поведения больных с бредовыми расстройствами).

А.В. Рустанович

Источник: http://NewVrach.ru/paranojyalnyj-sindrom.html

Параноидный синдром — причины, проявления, лечение

Паранойяльный синдром

Психотические расстройства

20.12.2017

6.2 тыс.

4.2 тыс.

5 мин.

Параноидальный синдром не является самостоятельным заболеванием. Его возникновение считается проявлением психического нарушения или интоксикации психотропными веществами.

Наиболее эффективна терапия данного расстройства при раннем обращении к врачу, когда заболевание только начинает проявлять себя. Лечение острой фазы должно проходить в условиях стационара под систематическим наблюдением специалистов.

Параноидный (параноидальный) синдром — это симптомокомплекс, характеризующийся наличием у пациента бреда, галлюцинаторного синдрома, псевдогаллюцинаций, психических автоматизмов, навязчивых идей преследования, нанесением телесных и душевных травм.

Бред при этом расстройстве носит разнообразный характер. Со слов пациента, иногда он представляет собой четко спланированную схему слежки, а может и вовсе не иметь никакой последовательности. В обоих случаях больной демонстрирует чрезмерную сосредоточенность на собственной личности.

Параноидальный синдром входит в структуру клинической картины многих психических заболеваний, полностью меняет поведение и стиль жизни пациента.

Выраженность симптомов параноидального симптомокомплекса характеризует степень тяжести и глубину расстройства.

Такие специфические проявления данного нарушения, как недоверчивость, доходящая до абсурда, повышенная подозрительность пациента, скрытность существенно затрудняют диагностику. В ряде случаев диагноз ставится исходя из косвенных признаков и результатов тщательного наблюдения за больным.

Однозначно ответить на вопрос о причинах возникновения данного расстройства специалисты затрудняются.

Заболевания, в структуру которых входит этот синдром, имеют различную этиологию: они формируются на базе генетической предрасположенности, патологий нервной системы, имеющих врожденный характер, или болезней, приобретенных в процессе жизнедеятельности, нарушений в метаболизме нейромедиаторов.

Общей чертой таких заболевания является наличие изменений биохимических процессов в тканях центральной нервной системы.

В случаях злоупотребления алкоголем, наркотическими или психотропными средствами причины происхождения параноидального синдрома очевидны.

У людей, находящихся под воздействием продолжительного, сильного, оказывающего выраженное негативное влияние на психику, стресса нередко регистрируется явление паранойи. У здоровых людей в случае изоляции от стрессовой ситуации симптомы способны постепенно исчезать самостоятельно.

В группе риска развития параноидного синдрома находятся:

  1. 1. Пациенты, страдающие психическими заболеваниями в хронической форме (чаще всего это шизофрения).
  2. 2. Пациенты, имеющие органические поражения головного мозга (энцефалит, нейросифилис и другие).
  3. 3. Лица, имеющие привычку злоупотреблять большими дозами алкоголя или принимающие наркотические или психотропные вещества.

Из анализа статистических данных известно, что наиболее часто параноидальный синдром регистрируется у мужчин.

Впервые симптоматика проявляется в молодом возрасте (от 20 до 30 лет).

Параноидальный синдром характеризуется следующими признаками:

  • постоянная повышенная подозрительность по отношению к друзьям, коллегам, знакомым, родственникам;
  • абсолютная убежденность в заговоре против себя всех окружающих;
  • неадекватное, чрезмерно острая реакция на безобидные замечания, поиск в них скрытой угрозы;
  • чрезмерные обиды;
  • подозрения близких в предательстве, неверности, формирование бреда ревности.

Диагностику затрудняет ряд специфических черт расстройства: скрытность, подозрительность, замкнутость пациентов.

В дальнейшем при прогрессировании заболевания развиваются слуховые галлюцинации, регистрируются признаки мании преследования, вторичный систематизированный бред (пациент в состоянии четко пояснить, каким образом, при помощи каких средств и в какой день начата слежка за ним, кто этим занимается, по каким признакам он установил этот факт). Присоединяются и нарушения сенсорики.

Прогрессирование параноидального синдрома происходит по галлюциногенному или бредовому пути развития.

Бредовая разновидность нарушения наиболее сложна для курации, плохо поддается лечению и требует длительной терапии. Причины таких особенностей кроются в нежелании пациента вступать с кем-либо в контакт, а тем более лечиться.

Для этой разновидности расстройства характерен галлюцинаторный синдром и псевдогаллюцинации.

Наиболее часто галлюцинаторно-параноидный синдром развивается после сильного аффективного потрясения. У пациента отмечается выраженное постоянное ощущение страха. Бредовые идеи разнообразны.

Расстройство при данном типе параноидного синдрома имеет следующий порядок:

  1. 1. Больной не сомневается, что посторонние читают его мысли и могут на них воздействовать.
  2. 2. На втором этапе характерно учащение сердечных сокращений пациента, возникновение судорог, развитие гипертермического синдрома, состояние, схожее с ломкой.
  3. 3. Заключительная стадия характеризуется формированием у больного уверенности в управлении его физическим состоянием и подсознанием извне.

Каждая из стадий развития сопровождается галлюцинациями в виде ясных образов или размытых пятен. Описать увиденное пациент затрудняется, но убежден, что видения порождены посторонним влиянием на его мышление.

Галлюцинаторный вариант параноидального синдром может протекать в виде острого или хронического расстройства. Он считается относительно легкой его формой. Прогноз при лечении галлюцинаторно варианта данной патологии относительно благоприятен. Пациент коммуникабелен, идет на контакт, выполняет предписания врача.

Причиной возникновения такого нарушения является сложная психическая травма. Существующее на протяжении длительного периода времени подавленное состояние и депрессия вызывают нарушение сна, вплоть до полного его отсутствия.

Поведение пациента характеризуется заторможенностью. Развитие нарушения занимает около 3 месяцев. Пациент начинает испытывать проблемы со стороны сердечно-сосудистой системы, теряет массу тела. Характерная симптоматика:

  1. 1. Постепенное или резкое снижение самооценки, потеря способности радоваться жизни, отсутствие сексуального влечения.
  2. 2. Появление суицидальных мыслей.
  3. 3. Трансформация наклонностей в навязчивую идею суицида.
  4. 4. Формирование бреда.

Состояние пациента отличается чрезмерным возбуждением — психоэмоциональным и зачастую двигательным. Темп мышления высокий, больной озвучивает собственные мысли.

Нередко возникновение данного отклонения является осложнением приема алкоголя или наркотических средств или перенесенного сильного стресса.

Психоэмоциональные вспышки подсознания могут приводить к преследованию противоположного пола, в том числе с целью совершения насильственных действий.

В некоторых случаях диагноз ставится не сразу, а после продолжительного наблюдения, бесед с близкими пациента, проведения психологических тестов.

Особенности и затруднения в постановке диагноза связаны с поведенческими особенностями больного, являющимися проявлением заболевания.

Дифференциальная диагностика параноидального синдрома осуществляется со следующими патологическими состояниями:

  • слабоумие;
  • сильный стресс;
  • аффективные нарушения при эпилепсии.

Лечение параноидального синдрома должно осуществляться в стационаре в условиях отделения психиатрии.

Кругу общения пациента, его близким следует понимать, что успех терапии и прогноз заболевания зависит от своевременности выявления патологии. Указанное расстройство не прогрессирует самостоятельно.

Болезням, в структуре которых обнаруживается параноидальная синдром, свойственно прогрессирующее течение с нарастанием симптоматики.

Терапевтическая схема выбирается индивидуально для каждого пациента.

В назначениях присутствуют препараты нейролептического действия (Аминазин, Сонапакс и другие), необходимые для введения пациента в устойчивое состояние сознания.

Сроки применения данных медикаментов зависят от степени выраженности заболевания и динамики симптомов, обычно они применяются в течение периода от одной недели до месяца.

Хорошие результаты показывает терапия, начатая на ранних сроках болезни, при первых проявлениях симптоматики.

При поздних обращениях к врачу лечение занимает много времени, и симптомы регрессируют медленнее. Такой больной нуждается в постоянном наблюдении, контроле и уходе.

Задача лечащего врача — объяснить близким больного, что полное выздоровление невозможно, задача окружающих пациента — не допустить рецидива заболевания. А в случае очередного обострения своевременно обратиться за медицинской помощью. При лечении нейролептиками необходимо помнить об особенностях их воздействия на организм и возможности взаимодействия с другими фармацевтическими средствами.

Источник: https://neurofob.com/mental-behavioural/psychotic-disorders/paranoidnyj-sindrom.html

Book for ucheba
Добавить комментарий