Переход от античной древности к раннему средневековью

Билеты. Вариант 8. 3. Проблема перехода от античности к Средневековью. Раннехристианская литература: Новый Завет как литературный памятник (происхождение, состав, стиль, традиции)

Переход от античной древности к раннему средневековью

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

3. Проблема перехода от античности к Средневековью. Раннехристианская литература: Новый Завет как литературный памятник (происхождение, состав, стиль, традиции).

Становление христианской литературы было для культуры Средиземноморья первых веков нашей эры важнейшим сдвигом, и притом не только идеологического, но и историко-литературного порядка.

Германское завоевание на первых порах уничтожило из античного наследия практически все, но почти сразу же началось обирание остатков разрушенного как образцов и материала для создания новой культуры. Латынь была принята как язык государственных актов и высшей администрации.

На начальное развитие средневековой литературы оказала большое влияние католическая церковь- целых ряд весьма популярных жанров- религиозные гимны, духовные стихи, жития святых, парафразы библии и т. п. – церковного происхождения.

Христианская легенда ввела в обиход средневековой поэзии огромный международных фонд всякого рода сказаний и мотивов новеллистического характера.

Не менее значительно то общее влияние религиозного мышления, которое проявлялось в жанрах, по своему характеру вовсе не религиозных, например религиозные мотивы в героическом эпосе или мистическая концепция любви в некоторых формах рыцарской лирики. И др.

Именно столь значительными переменами и вызван расцвет литературы и искусства в эпоху Возрождения.

На характер и поэтику средневековой литературы оказали влияние сразу несколько факторов. Во-первых, она впитала некоторые формы и сюжеты устного народного творчества.

Во-вторых, вобрала в себя традиции античной культуры и литературы, особенно здесь следует отметить творчество Овидия и Вергилия. Наконец, на средневековую литературу оказало мощное влияние христианство, его религиозная система, пронизывавшая все стороны человеческой жизни.

Многие жанры средневековой литературы: религиозные гимны, духовные стихи, перифразы Библии — религиозного происхождения.

Христианская литература самым своим возникновением она разрушила эту грань, разомкнув замкнутый круг античной литературы и принудив ее к восприятию новых влияний.

Победа новой веры, а следовательно, и новой литературной линии по необходимости должна была в корне перестроить не только идейный, но и формальный строй грекоязычной и латиноязычной словесности. От литературы первых десятилетий христианства (вторая половина I — начало II в.

) до нас дошел прежде всего так называемый Новый Завет — комплекс религиозных сочинений, выбранных из множества им подобных, как наиболее адекватное выражение новой веры.

В канон Нового Завета входит 27 сочинений: четыре Евангелия, примыкающие к ним «Деяния апостолов», двадцать одно послание (поучения в эпистолярной форме), из которых 14 приписываются традицией апостолу Павлу, а остальные — апостолам Петру (2), Иоанну (3), Иакову и Иуде (по одному), и наконец «Откровение Иоанна Богослова», или «Апокалипсис».

Деяния апостолов, пятая книга Нового Завета, представляет собой исторический рассказ о подвижничестве последователей Христа, распространявших христианскую веру, и о росте и усилении древней церкви.

Сочинения эпистолярного жанра представлены в Новом Завете особенно широко: в него входят 13 посланий апостола Павла, 9 из которых адресованы различным церквам, а еще 4 – трем частным лицам, а также анонимное Послание к Евреям (приписанное в Вульгате апостолу Павлу) и семь т. н.

соборных посланий, одно из которых приписывается Иакову, два – Петру, три – Иоанну и одно – Иуде (не Искариоту). Последняя книга, завершающая Новый Завет (Откровение Иоанна Богослова), принадлежит к жанру апокалиптической литературы: ее предметом является «откровение» (греч.

apocalypsis), возвещающее о грядущих событиях, которым предстоит совершиться на земле и на небесах.

Все эти книги располагаются в Новом Завете в соответствии с естественной смысловой последовательностью: сначала приводится рассказ о Христе и принесенной им Благой вести, затем излагается история распространения этой вести древней церковью, далее следуют разъяснения и практические выводы, а завершается все рассказом о конечной цели божественного домостроительства.

Язык, на котором написаны все 27 книг Нового Завета, – койне, общегреческий язык той эпохи. Эта форма греческого языка, хотя и лишенная утонченной изысканности классического греческого языка 5–4 вв. до н. э.

, была знакома почти всему населению Римской империи, к которому обращались первые христианские миссионеры с проповедью Евангелия. Наиболее литературным языком – с точки зрения синтаксического строя и используемой лексики – написаны Послание к Евреям и две книги, принадлежащих Луке – Евангелие от Луки и Деяния апостолов.

К числу книг, наиболее сильно отклоняющихся от стандартов аттического диалекта и приближающихся к разговорному греческому языку, относятся Евангелие от Марка и Книга Откровения.

Кроме того, поскольку все авторы, представленные в Новом Завете, до того, как стать христианами, были либо евреями, либо обращенными в иудаизм язычниками, вполне естественно, что на их греческий койне накладывало свой отпечаток знакомство с Септуагинтой, греческим переводом еврейской Библии.

В НЗ новое понимание греха: он уже не материален (как в ВЗ), теперь это и духовное явление. В НЗ- освобождение от формализма. Самое старое евангелие – от марка(самое краткое), следующее- от матфея (родословная иисуса). Евангелие от луки- самое идиллистическое- детство Иисуса, его окружение.

Евангелие от иоанна- самое сложное по языку, насыщенно символами (символический образ иисуса), описание чудес иисуса, кот. Не было в др евангелиях.

В 4 в- библия переведена на латынь

Предыдущая страницаОглавлениеСледующая страница

Источник: http://svr-lit.ru/svr-lit/bilety-8/bilet-3.htm

Переход от античности к средневековью

Переход от античной древности к раннему средневековью

Переход от Античности к Средневековью был периодом, с одной стороны, гибели античной экономической структуры, основанной на рабстве и господстве города над деревней, а с другой, разложения первобытнообщинного строя у народов варварской периферии. Но это был и период так называемых варварских завоеваний гибнущего римского общества. Однако определяющим был не сам факт завоевания, а дальнейшее развитие народов в их сложном взаимодействии.

В течение четырёх столетий, с IV по VII вв.

, различные народы Европы, мигрируя из одной области в другую, ведя постоянные войны друг с другом и Римом, расселились на огромной территории Римской империи и за её пределами, образуя новые этнический и политические объединения. Эти передвижения и завоевания разрушили не только фундамент Римской империи, но и саму основу родоплеменной организации варварских народов.

Оценка значения и последствий германских завоеваний стала предметом научных споров и острой политической полемики ещё в XVIII веке.

Романисты – отрицали сам факт завоевания, а равно и значение германских элементов в общественном строе средневековой; зачастую считали Франкскую империю непосредственным продолжением Римской империи (Дюбо, Фюстель де Куланж).

Фюстель де Куланж в своей наиболее известной работе «История общественного строя древней Франции» подчёркивал романистическое происхождение экономической основы будущего феодального строя, категорически отрицал наличие каких-либо предфеодальных элементов в общественном строе древних германцев.

Завоевание Галлии германцами Ф. Де Куланж считал мифом. Ликвидация Империи совершилась мирным путём: произошла некоторое ускорение эволюции явлений, зародившихся уже давно.

Только уже находясь внутри империи, варвары постепенно сделались её господами, При этом они ничего не изменили ни в системе управления, ни в социальной организации общества, ни в аграрных распорядках. Политическая организация меровингской Галлии была простым продолжением и воспроизведением строя империи и в праве, и в судоустройстве, и в администрации. Прямым продолжением римских отношений оставался также аграрный и социальный строй меровингской Галлии.

Германисты, – наоборот, – на первый план выдвигали германское влияние на становление феодальной системы; заявляя порой, что феодализм явился прямым результатом завоевания (Буленвилье). Позитивисты предприняли попытку примирить диаметрально противоположные представления о роли римских и германских начал в формировании средневековой Европы.

Современная зарубежная историография видит суть процессов главным образом в столкновении варварского мира с римской цивилизацией, а последствия вторжения на римскую территорию – в постепенном, почти незаметном врастании варваров в романизм. Некоторые учёные считают, что споры романистов и германистов бесплодны, поэтому нет нужды даже ставить вопрос о происхождении феодализма.

В ожесточённой полемике о роли германских и римских начал допускали произвольное толкование источников, тенденциозный подбор аргументов, преднамеренное искажение картины социального быта. Как правило, преобладал формально-юридический метод анализа документов.

Выделяется новое направление в историографии, соединяющее элементы концепции романизма и германизма. Рише усматривал продолжение римских порядков в агрикультуре и аграрных отношениях, а германские черты – в государственной структуре, называя эпоху варварских завоеваний «романо-варварской».

Проблема перехода от рабовладельческого общества к феодальному – одна из центральных русской и отечественной медиевистике. В конце XIX – начале XX в.

Виноградов, Ковалевский, Петрушевский развивали эволюционную концепцию феодализации общества, признавали прогрессивность и закономерность исторического движения к феодализму как римского, так и варварского мира. Проблема генезиса феодализма они решали с позиции синтеза римских и германских начал. Так, работа П.Г.

Виноградова «Происхождение феодальных отношений в Лангобардской Италии» была посвящена итальянскому варианту генезиса феодализма. Этот вариант генезиса феодализма давал ценный материал в пользу теории синтеза, вопреки взглядам романистов и германистов.

Русские историки показали первостепенное значение изучения аграрной истории раннего средневековья, эволюции общинного землевладения. В разработке социально-экономических проблем они отстаивали теорию прогресса и закономерности исторического развития феодального общества.

Отечественные историки советского периода при изучении переходной эпохи от Античности к Средневековью стремились к познанию сущности коренных изменений во всех сферах жизни раннесредневекового общества. Грацианский, Сказкин, Неусыхин, Удальцова, Корсунский разработали концепцию социальной революции, которая завершилась образованием раннефеодального общества и государства.

В этом ряду стоит работа И.А.Дворецкой (зав.кафедрой Истории древнего мира и средних веков) «Западная Европа V-IX веков»,М.1990. Данное учебное пособие содержит последовательное хронологическое изложение истории народов Западной Европы в период образования раннефеодальных государств.

Показаны направления передвижения племён, расселение на завоёванной территории Римской империи, взаимоотношения с римским населением. Даны описания наиболее важных событий, исторические портреты предводителей-вождей, королей и князей.

Приведены данные археологии о развитии материальной культуры, об особенностях агрикультуры, о роли скотоводства, о технике ремесленного производства. Большой конкретно-исторический материал относится к характеристике образа жизни, религиозных представлений, обычаев и нравов.

В работу включён раздел о культуре раннего средневековья, раскрывается влияние античных традиций. Поставлены и разработаны теоретические вопросы об особенностях раннефеодального государства, о становлении новых социальных отношений. Раскрывается роль римской церкви в процессе фоедализации.

Хозяйственный и общественный строй древних германцев остаётся предметом острых историографических дискуссий, что обусловлено прежде всего состоянием и особенностями источников.

По данной теме исследуют источники, характеризующие хозяйственное устройство, аграрные и общественные отношения, систему управления у германских племён с середины I в. до н. э. до конца I в н. э.

За эти 150 лет в жизни германцев произошли значительные изменения, связанные с началом разложения родового строя.

Судить об этих переменах позволяют прежде всего нарративные (повествовательные) источники.

Произведения Цезаря, Страбона, Плиния Старшего и Тацита дают возможность осветить наиболее существенные стороны жизни и быта германцев.

Гай Юлий Цезарь (100—44 гг. до н. э.) — знаменитый римский полководец и государственный деятель, завоеватель, а затем наместник Галлии, столкнулся с германцами во время захвата этой провинции в 50-е гг. I в. до н. э. Его “Записки о Галльской войне” являют собой обработку военных доне­сений, ежегодно представлявшихся в сенат.

Особенно важны у Цезаря так называемые “германские экскурсы”, из которых. Германцы, с которыми Цезарь неоднократно сра­жался, интересовали его прежде всего как будущие противники на случай возможного завоевания Германии римлянами.

По­этому Цезарь уделяет серьезное внимание германскому войску, хотя и посвящает немало строк описанию быта германцев, что делает его труд весьма ценным для историков.

Страбон (ок. 64 г. до н. э. — 19 г. н. э.) — греческий географ, историк и философ родом из Малой Азии. Источ­никами сведений о германцах, краткие сообщения о жизни которых Страбон помещает в разных местах своей “Географии”, служили ему сочинения географов III—I вв. до н. э. — ,напр., Гиппарха, Полибия.

Черпая необходимый материал преимущественно у авторов, не сопри­касавшихся близко с германцами, относясь к ним весьма кри­тически, Страбон заимствовал у них лишь то немногое, что он считал достоверным. Тем не менее приводимые Страбоном данные не могут иметь самостоятельного значения и нуждаются в дополнении их сведениями из других источников I в. до н. э.

, прежде всего из “Записок о Галльской войне” Цезаря.

Гай Плиний Старший (ок. 24—79 гг. н. э.) — известный римский географ. В 77 г. н. э. он закончил свою “Естественную историю” в 37 книгах, где им была предпринята попытка под­вести итог всем античным знаниям. Свидетельства Плиния по­могают установить расселение основных групп германских пле­мен и охарактеризовать образ жизни и занятия германцев.

Публий Корнелий Тацит (ок. 54 — ок. 120 гг.) — один из крупнейших римских историков. Будучи наместником одной из римских провинций (Бельгики в 89—93 гг.) , Тацит изучил быт германских племен, живших на границе с этой провинцией.

Кроме того, Тацит слушал рас­сказы побывавших за Рейном купцов и солдат, а возможно, и рабов германского происхождения, и знакомился с ежеме­сячными отчетами начальников пограничной стражи, стоявшей по Рейну.

Тацит знал труд Плиния “Германские войны”, не дошедший до нас, и по долгу службы ознакомился с картой прирейнских областей, составленной Марком Випсанием Агриппой, вторым после Цезаря римским военачальником, пе­решедшим Рейн. В результате у Тацита сложились свои пред­ставления о германском мире, которые он изложил в сочинении “О происхождении, местожительстве и нравах народов Гер­мании” (ок.

98 г.), или “Германия”. Тацит часто описывает порядки у германцев в категориях римского общества. Историк был настроен оп­позиционно по отношению к императорской власти в Риме и стремился противопоставить распущенности римских нравов суровость и простоту нравов германского общества, которые он подчеркивал и в известной степени идеализировал.

Свидетельства античных авторов нуждаются в критической проверке еще и потому, что за последнее время археологи, лингвисты, специалисты по исторической географии и палео­ботанике накопили значительный материал, позволяющий до­полнить и пересмотреть традиционные представления, осно­вывавшиеся на сведениях письменных источников.

Изучение археологических памятников позволяет ответить на такие вопросы: 1) можно ли утверждать, основываясь на свидетельствах Цезаря, что гер­манцы занимались преимущественно скотоводством, а не земледелием; 2) можно ли распространять сведения Цезаря об агрикультуре свевов и даже свидетельства Тацита о земледелии германских племён на всю Галлию? Достигли ли отдельные племена или группы племён более высоких ступеней в развитии земледелия?

К началу Y века Западная Империя подвергается сильным нападениям германцев. По словам современников империя стала «резиденцией варваров».

Поначалу они поселяются на территории римского государства в качестве федератов-союзников на основе договоров, по которым, например, готы получали ежегодно от римского правительства продовольствие и деньги, взамен предоставляя Империи вспомогательные войска и неся сторожевую службу.

Императоры, прибегавшие к такой политике не заслуживали благодарности сторонников традиционного отношения к варварам, в соответствии с которым они считались скорее животными, нежели людьми. Аммиан Марцеллин (римский историк IV в.) винит Валента (император Восточной части Римской империи с 364 г.) в слепоте, когда тот в 376 г. организует переправу готов через Дунай.

«Множество людей было направлено с поручением обеспечить всем необходимым для переправы этот дикий народ. Были приняты меры, чтобы никто из будущих разрушителей Римской империи, даже будучи присмерти, не остался на том берегу. И вся эта спешка, весь этот переполох ради того, чтобы приблизить крушение римского мира».

Завоевание в 410 г. «вечного города» Аларихом во главе вестготов произвело сильное впечатление на современников. Это событие послужило поводом Августину приступить к труду «О граде божием». Поскольку всё земное преходяще, то и Рим не вечен; вечно лишь царство божье, представляемое на земле церковью.

Эти Августин отвечал на сетования тех, кто видел в захвате Рима вестготами кару за пренебрежение к старым богам, кару за принятие христианства.

Августин отказывался видеть во взятии Рима что-либо иное, чем просто горестное событие, каких римская история знала немало, и подчёркивал, что в отличие от многих прославленных полководцев, снискавших известность разграблением захваченных городов и уничтожением их жителей, Аларих согласился признать за христианскими церквами право убежища и уважал его. «Всё совершённое во время недавнего бедствия, постигшего Рим, опустошения, избиения, грабежи, поджоги и издевательства – обычное явление для войны. Но что было необычным, так это то, что варварская дикость чудесным образом обернулась такой мягкостью, что в самых больших базиликах, выбранных и предназначенных для спасения народа, никто не был избит и никого не тронули, никто оттуда не был уведён в рабство жестокими врагами, а многих… сочувствующие враги сами препровождали туда, чтобы сохранить им свободу. И всё это совершилось во имя Христа, благодаря тому, что настало христианское время».

Одним из результатов Великого переселения народов было образование варварских королевств. Так, в 486 г. в ходе франкского завоевания в Северной Галлии возникло Франкское королевство, во главе которого стоял вождь салических франков Хлодвиг (486-511) из рода Меровея (отсюда династия Меровингов).

Важнейшим источником для изучения общественного строя франков (преимущественно Северной Галлии) в меровингский период является «Салическая правда».

Она принадлежит к числу законодательных по типу источников – варварских Правд – сборников, фиксирующих старинное обычное право варварских народов ( вестготов, бургундов, саксов, баваров и других германских племён).

«Салическая правда» представляет собой запись судебных обычаев салических, т.е. приморских, франков. Поскольку текст памятника в его первоначальной записи не сохранился. Время составления его вызвало споры.

Однако, по мнению большинства современных учёных, древнейший текст «Салической правды», дошедший до нас в рукописях VIII-IX вв., был составлен и записан в последний период правления Хлодвига. Судебник записан на испорченной латыни и содержит в ранних редакциях большое число франкских терминов.

Многие титулы «Салической правды» дают возможность охарактеризовать состояние земледелия и других отраслей хозяйства франков после того, как они поселились на территории бывшей римской провинции Галлии; выявить, с одной стороны, объём прав отдельных общинников на пользование пахотной землёй, угодьями, с другой – объём прав общины.

«Салическая правда» позволяет исследовать проблему имущественного и социального облика франкского общества (положение отдельных его прослоек, статус различных слоёв покорённого галло-римского населения).

ХРИСТИАНИЗАЦИЯ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ:

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_166284_perehod-ot-antichnosti-k-srednevekovyu.html

Book for ucheba
Добавить комментарий