Поисковая активность

Поисковая активность

Поисковая активность
?

Categories:

  • общество
  • психология
  • Cancel

В продолжение темы: «Ген счастья».

Концепция поисковой активности.

Активное поведение в условиях неопределенности (поисковое поведение) является важнейшим фактором соматического здоровья, предотвращает возникновение психосоматических заболеваний и повышает устойчивость организма к стрессу. Напротив, отказ от поиска является неспецифической и универсальной предпосылкой к развитию самых разнообразных форм патологии.

Известно, что в основе любой отрицательной эмоции лежит неудовлетворенная потребность. При этом, если у животных только внешние препятствия мешают удовлетворению «эгоистических» желаний, для человека препятствиями нередко становятся воспитанные с детства и хорошо усвоенные социальные нормы поведения, превратившиеся в императивные социальные потребности. Таким образом, причиной возникновения эмоционального стресса у человека чаще всего оказывается внутренний конфликт между одинаково сильными, но взаимно несовместимыми и исключающими друг друга побуждениями.Стресс в широком понимании — обязательный компонент жизни, он может не только снижать, но и повышать устойчивость организма к вредным болезнетворным факторам.Не наличие длительного стресса как такового и не знак доминирующей эмоции — отрицательной или положительной — определяют степень сопротивляемости организма.

Самостимуляция и активно-оборонительное поведение отличаются от пассивно-оборонительного поведения по критерию поисковой активности, под которой мы понимаем активность, направленную на изменение ситуации (или отношения к ней) при отсутствии определенного прогноза результатов этой активности, но при постоянном учете достигнутых результатов. Очевидна роль поисковой активности при агрессии и бегстве, ибо при таком поведении предпринимается попытка преодолеть стрессирующую ситуацию, но нет априорной уверенности в успехе попытки. У человека поиск проявляется в форме планирования, фантазии и других форм проявления психической активности.

Перед человеком, добившимся поставленной цели и удовлетворенным ситуацией, открываются две возможности:

— он может либо ставить перед собой новые задачи (как это происходит, например, в процессе творчества),
— либо успокоиться на достигнутом.

Но именно в последнем случае — при добровольном отказе от дальнейшего поиска — и развиваются вдруг «болезни достижения». Если же человек не прекращает деятельности, принимается за решение новых, пусть даже очень трудных проблем, его здоровье остается сохраненным, хотя в процессе решения новых проблемных ситуаций он может периодически испытывать горечь неудач.

Выученная беспомощность.

Итак, основной фактор, влияющий на устойчивость организма, — не «знак» эмоции, а характер поведения, наличие или отсутствие поисковой активности.

Лучше испытывать неприятные переживания, стимулирующие поиск, чем находиться в состоянии пассивности. Устойчивые положительные эмоции возникают только в процессе поискового поведения. Прекращение поиска при высокой исходной потребности в нем приводит к невозможности ее удовлетворения с соответствующими неприятными субъективными переживаниями.

Предпосылки к поисковому поведению являются врожденными и биологически обусловлены.
Но реализоваться они могут только при адекватном воспитании. Потребность в поиске и способность к поисковому поведению формируется на ранних этапах индивидуального развития.

Высокая самооценка и уважение к себе — это неисчерпаемый резервуар поисковой активности. Особенно наглядно это проявляется в творчестве. В процессе любого творчества — художественного или научного — отдельные неудачи неизбежны. Человек с высокой самооценкой извлекает из этих неудач уроки и ищет другие пути. Он ориентирован на задачу, а не на подтверждение своих возможностей.

Для человека с низкой самооценкой любая неудача оборачивается личностным крахом, он прежде всего оценивает самого себя и, выставив себе отрицательную оценку, приходит в отчаянье.Систематический отрицательный опыт (столкновение с непреодолимыми трудностями) на этих этапах приводит к снижению поисковой активности, а в дальнейшем — к реакции по типу отказа от поиска.

Отказ от поиска может возникнуть также в тех случаях, когда отрицательные результаты безуспешного поиска становятся более значимыми и травмирующими для субъекта, чем недостижение поставленной цели.

Отказ от поиска опасен и вреден для организма, и природой предусмотрены механизмы защиты организма от этого состояния.

Важнейшим из них является быстрый — «парадоксальный» — сон, сон со сновидениями.

Сон и бодрствование.
Зачем нужен сон.
Важность сна.Психологи и психоаналитики обнаружили, что сновидения могут способствовать укреплению психологической защиты и освобождению от груза неразрешенных конфликтов, даже если сами эти конфликты никак не представлены в содержании сновидения.

Кроме того, если признать, что участие в психологической защите является основной функцией сновидений, то как объяснить функцию сновидений у животных? У них ведь нет ни творческих задач, ни внутренних конфликтов, ни механизмов психологической защиты.

Защита по типу вытеснения — это, по существу, отказ от поиска.

Ведь внутренний конфликт при этом не решается и нет больше никаких попыток ни примирить враждующие мотивы, ни удовлетворить один из них в поведении.

Вытеснение — это вариант капитуляции перед лицом трудной, конфликтной ситуации. И как всякая капитуляция, вытеснение отрицательно сказывается на здоровье: тревога повышается, нарушаются функции внутренних органов.

Поэтому устранение вытеснения — одна из частных, конкретных задач сновидения.

У здорового человека парадоксальный сон и связанные с ним сновидения обеспечивают адаптацию к эмоциональному стрессу, играют важную роль в механизмах психологической защиты, способствуют усвоению непривычной и травмирующей информации, противоречащей прошлому опыту.

Во время быстрого сна и сновидений осуществляется поисковая активность, задача которой — компенсация состояния отказа от поиска в предшествующем сну бодрствовании и восстановление готовности к поисковой активности после пробуждения.

Восстановление поисковой активности — это самостоятельная задача, независимо от того, чем именно вызван отказ от поиска. И поэтому в сновидении реальная проблема вполне может быть заменена искусственной.

Важно только, чтобы в процессе решения этой искусственной проблемы человек проявил достаточно высокую поисковую активность, ибо эта активность как процесс, независимо от содержания, обладает основной ценностью.

Сновидения создают прекрасные условия для этой задачи: человек отключен от той реальности, которая привела к капитуляции, и может заняться любой другой проблемой.

Важно лишь, чтобы он получил опыт активного и успешного решения этой проблемы.

Тот же принцип используется и в психотерапии, когда вместо того, чтобы бесполезно бороться с ситуацией, которая выглядит неразрешимой, человека ориентируют на самореализацию в других сферах жизни.

И неожиданно для него самого конфликт утрачивает свою остроту или даже находит нестандартное решение. Важно только, чтобы человек не утрачивал способности к поиску — важно и для здоровья, и для решения различных проблем.

Вот это восстановление поисковой активности и является центральной задачей сновидений.Между поисковой активностью и отказом от поиска существуют взаимоисключающие отношения.

Поэтому усиление поисковой активности в бодрствовании или во время сновидений способствует преодолению отказа от поиска.

Следовательно, функциональная полноценность быстрого сна играет решающую роль в поддержании физического и психического здоровья.

Во многих исследованиях отмечается, что искусственное лишение быстрого сна методом многократных пробуждений среди ночи приводит к нарастанию невротической тревоги. Если быстрый сон оказывается функционально неполноценным и не справляется со своими задачами, это приводит к развитию разнообразных форм патологии.

И действительно, у больных неврозами и некоторыми психосоматическими заболеваниями быстрый сон качественно изменен: уменьшено число сновидений, менее выражена вегетативная активация. Такие изменения быстрого сна играют важную роль в механизмах развития разнообразных форм патологии.

Однако можно ли утверждать, что поисковая активность полезна всегда и во всем? Если говорить о телесном здоровье, то безусловно можно: для нашего организма совершенно безразлично, в какую сторону мы направляем наше поисковое поведение и каковы его последствия для нашего социального окружения. Однако для самого социального окружения, т.е.

для людей, среди которых мы существуем, это далеко не безразлично.Поисковое поведение не дифференцирует конструктивное и деструктивное поведение, а для анализа социальных последствий это весьма желательно.

Поисковая активность может быть разрушительной и представлять опасность для социума, но даже в этом случае она сохраняет свое защитное влияние на здоровье.

В романе О. Форш «Одеты камнем» один из героев говорит, что убивший в себе художника становится злодеем.

Не только художника — человек, угасивший в себе творческую искру, легко может стать злодеем, ибо потребность в поиске, подобно запруженному ручью, находит в себе другое русло и заодно способна размыть моральные ценности.

И все же — замечу, что употреблять именно слово «художник», наверное, не стоит — уж слишком влиятельные у этого слова коннотаций. А суть в том, что у человека должен иметься не-эгоитический интерес к тому делу, что он делает. Конечно, чаще и очевиднее всего это это встречается у художников.

Не каждый имеет задатки и интерес для того, чтобы стать именно художником. А описанное — немножко шире и вполне воспитуемо. У хороших педагогов, кстати, получается…

Неправильно ориентированный поиск — страшная разрушительная сила, ибо тесно связан с потребностью в самосохранении.

Концепция поисковой активности позволяет по-новому взглянуть на старую проблему юношеской агрессивности. Долгое время считалось, да и сейчас многие придерживаются мнения, что агрессивность — неотъемлемое биологическое свойство юности, и следовательно с ним бесполезно бороться.

Однако некоторые факты позволяют усомниться в таком обобщении.

— Во-первых, согласно этой концепции, биологическая агрессивность зависит от пола и свойственна преимущественно мальчикам.

— Во-вторых, большой опыт наблюдения и воспитания свидетельствует о том, что избыточная агрессивность — отнюдь не универсальное свойство юности. У многих благополучно развивающихся юношей нет и намека на агрессивное поведение.

Чем больше юноша поглощен интересующими его делами — будь то учеба, кружки, спорт или хобби, — тем не менее он агрессивен. Напротив, отсутствие стабильных интересов предрасполагает к агрессии и другим формам отклоняющегося поведения.

Рассуждая в русле концепции поисковой активности, можно сказать, что чем в большей степени поисковая активность находит выражение в адекватном и продуктивном поведении, тем меньше шансов для деструктивной агрессии.

Но это значит, что агрессивность поддается регуляции, и воспитание правильных установок и нормальных интересов играет решающую роль.

Это означает также, что недостаточно подавить агрессивное поведение угрозой наказания — необходимо предоставить человеку альтернативную возможность поискового поведения.

Без такой альтернативы подавление агрессивности может привести к депрессии или психосоматическим заболеваниям.

Прошлый успех может стать поводом для бесконечной ностальгии, парализующей любую активность; но он же может стать источником уважения к себе и веры в себя, стимулирующей поисковую активность в новой, сложной ситуации.

И последнее, что необходимо помнить.

Наше уважение к себе, наше самовосприятие формирует наших детей. И чтобы они выросли с психологией духовной аристократии, а не с психологией чиновника («Я начальник — ты дурак, ты начальник — я дурак»), им необходимо видеть перед собой образец такой психологии и такого поведения.

[Источник]
https://rotenberg.bib.bz/i-kontseptsiya-poiskovoy-aktivnosti-poiskovaya-aktivnost-son-i-ustoychivost-organizma
https://rotenberg.bib.bz/samovospriyatie-i-poiskovoe-povedenie
https://rotenberg.bib.bz/poiskovaya-aktivnost-i-sotsialnaya-patologiya

Здоровье, Мнение, Наука, Общество, Человеческий мир

Источник: https://evan-gcrm.livejournal.com/1076806.html

Поисковая активность и отказ от поиска

Поисковая активность

Тема 6 Надситуативная активность

6.1 Поисковая активность и отказ от поиска

6.2 Сущность и феноменология надситуативной активности

6.3 Внутренняя мотивация активности

6.4 Развитие внутренней и надситуативной активности

Поисковая активность и отказ от поиска

Психика обеспечивает человеку взаимодействие с окружающим миром. Стоит напомнить, что П. Я. Гальперин считал предметом психологии ориентировочную деятельность.

Ориентировка, прежде всего, носит адаптивный характер, но в своих высших проявлениях ориентировка становится самостоятельным мотивом и помогает человеку делать многое помимо того, что необходимо «здесь-и-сейчас» в силу давления ситуации.

Активность, направленная на ориентировку и поиск приемлемого поведения, имеет ценность не только в силу своей созидательности и социальной значимости, но и в силу своего саногенного характера.

В исследованиях В. С. Роттенберга и В. В.

Аршавского показано, что основным компонентом поведения, определяющим устойчивость организма к разнообразным вредным воздействиям, является поисковая активность.

Поисковая активность – деятельность, направленная на изменение неприемлемой ситуации, или на изменение своего отношения к ней, или на сохранение благоприятной ситуации вопреки действию угрожающих ей факторов и обстоятельств, при отсутствии определенного прогноза результатов такой активности, но при постоянном учете промежуточных результатов в процессе самой деятельности.

Неопределенный прогноз конечных результатов делает активность поисковой. Если бы прогноз был 100-%-ный, деятельность была бы автоматизированной и не содержала бы никаких элементов поиска.

В процессе поискового поведения не только конечные, но и промежуточные его результаты должны постоянно учитываться и использоваться для коррекции поведения, которое без этого окажется негибким и неэффективным.

Этим поисковое поведение отличается от панического, при котором животное или человек тоже пытается активно действовать для изменения ситуации, однако эта активность носит панический, непродуктивный характер, ошибочные действия не исправляются, ни один из путей спасения не прослеживается до конца, и такое поведение, как правило, не оказывает защитного действия на здоровье.

В определение поисковой активности входит оговорка, что это может быть и деятельность, направленная на изменение отношения к ситуации. Это очень важное обстоятельство.

Значительная часть человеческой деятельности протекает только на психическом уровне, не проявляясь в реальных поступках (например, осмысление, планирование, фантазирование, переживание). Данная внутренняя активность далеко не всегда осознается субъектом.

Психика человека, как известно, располагает защитными механизмами, которые позволяют без прямого участия сознания приспособиться к сложной, травмирующей ситуации.

Антиподом поисковой активности является отказ от поиска.

У животных отказ от поиска проявляется в пассивно-оборонительном поведении капитуляции (когда животное распластывается на полу без признаков жизни) или пассивном ожидании катастрофы (когда все вегетативные проявления свидетельствуют об остром страхе, но нет никаких попыток спастись). У человека проявления отказа от поиска более разнообразны: сюда относится депрессия, невротическая тревога, переживания апатии, беспомощности, безнадежности, которые часто предшествуют развитию заболеваний, особенно язвенной болезни желудка и кишечника, аллергических расстройств, опухолеобразования. Установлено, что чем более высокой активностью характеризуется человек в его обычном состоянии, тем тяжелее переносится внезапно наступающий отказ от поиска.

Установлен интересный факт: ишемическая болезнь сердца (стенокардия) и особенно инфаркты оказались не характерными для японцев. В США в связи с этим было проведено тщательное и длительное исследование американцев японского происхождения.

Было установлено, что если японец почти по всем параметрам относится к типу А (энергичен, дорожит своим временем, много и напряженно трудится), но не склонен к конкурентной борьбе и не сравнивает себя с другими (тем более – не противопоставляет себя им), инфаркт ему не угрожает.

Если же он полностью воспринял американский образ жизни и высоко конкурентен, он при всех прочих равных имеет такие же шансы на инфаркт, как и американцы типа А. Это значит, что к инфаркту приводит не высокая активность сама по себе, а некоторые дополнительные особенности, которые содействуют резкому переходу от поиска к отказу от него.

Действительно, если для человека главным является постоянно контролировать ситуацию и всегда ощущать себя выше других, он легко может попасть в непереносимые и в то же время неподвластные ему условия явного преимущества конкурента.

Возникает парадокс – безудержное стремление контролировать ситуацию приводит в действительности к зависимости от ситуации, повлиять на которую у человека нет никакой возможности. В Японии одним из основных принципов обучения и воспитания является внушение ребенку идеи, что он всегда должен сравнивать себя с самим собой, а не с другими и стремиться стать лучше, чем вчера, а не лучше, чем его сосед.

Показано, что люди, у которых в структуре мотивации преобладает стремление к достижению успеха в деятельности (а не потребность во власти), характеризуются устойчивыми нормальными цифрами артериального давления.

Состояние отказа от поиска не только вредно для здоровья – оно резко отрицательно сказывается на результатах любой деятельности.

Возникнув в конкретной ситуации, оно имеет тенденцию «захватывать» поведение целиком, потому что если даже ощущение безнадежности и депрессия явились реакцией на какую-то отдельную неудачу, они способны парализовать активность в любом другом направлении.

Снижение поисковой активности обусловливает возникновение новых неудач, и формируется замкнутый круг.

Вырваться из него можно не только с помощью лекарств, но и самостоятельно – если вдруг в неудачах возникает просвет или внезапно случается событие, требующее полной мобилизации для спасения собственной жизни или жизни близких, и помощь данного человека вполне реальна и необходима. Именно об этом писал А. Вознесенский:

У души обиженной

Есть отрада тайная:

Помогите ближнему,

Помогите дальнему.

Но наряду с ситуативно обусловленным поиском существует и поиск, вызванный внутренними обстоятельствами, самостоятельной потребностью в поисковой активности.

Есть надежный показатель наличия такой потребности: если человек осуществляет поисковое поведение в благоприятных условиях и даже с риском для собственного благополучия.

Только у человека благодаря самосознанию потребность в поиске может проявится в творчестве.

Таким образом важна не поисковая активность сама по себе, а ее мотивационно-смысловое оформление, место характер активности, что и определяет ее психологическое содержание, характер переживания личностью своей активности.

Date: 2015-09-05; view: 452; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/6-44001.html

Читать

Поисковая активность
sh: 1: —format=html: not found

Поисковая активность и адаптация

Вадим Семенович Ротенберг

Виктор Вульфович Аршавский

© Вадим Семенович Ротенберг, 2015

© Виктор Вульфович Аршавский, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

В книге систематически излагается новая биологическая концепция. Суть ее в том, что широко понимаемая поисковая активность повышает устойчивость организма к стрессу и разнообразным вредным воздействиям, тогда как отказ от поиска является важной неспецифической предпосылкой к развитию многих заболеваний.

Показана роль быстрого сна и сновидений в компенсации состояния отказа от поиска и восстановлении поисковой активности. Предложено новое понимание смысла функциональной церебральной асимметрии и обсуждается особая роль правополушарного мышления в адаптации в период бодрствования и сна.

Предлагаются новые трактовки механизмов творчества, а также механизмов развития ряда заболеваний.

Рецензенты

И. М. Фейгенберг, Э. М. Рутман

Предисловие ко второму изданию

Эта книга появилась благодаря случайной встрече ее будущих авторов, которая произошла более 40 лет тому назад. Встреча эта была большой удачей. Один из нас в то время исследовал ночной сон здоровых людей и больных депрессией, а другой изучал влияние различных эмоциональных состояний на течение искусственно вызванных соматических расстройств у животных.

Незадолго до нашей встречи каждый из нас столкнулся с неожиданными результатами своих исследований, противоречащими общепринятым в то время научным представлениям и побуждающими эти представления пересмотреть.

Наше совместное обсуждение этих, казалось бы, далеких друг от друга проблем привело к внезапному озарению – созданию новой психофизиологической концепции, концепции поисковой активности, связывающей особенности поведения человека и животных с их устойчивостью к стрессу и заболеваниям и с функцией быстрого сна.

Эта концепция получила международное признание и была впоследствии дополнена новыми взглядами на функции двух полушарий мозга человека и позволила пересмотреть психофизиологические механизмы развития психических и психосоматических расстройств. Первое издание этой книги вышло более 30 лет назад, и она сразу стала бестселлером.

И не только потому, что в ней предлагались новые решения ряда глобальных проблем, но и потому, что она представляла эти решения в простой форме, доступной для понимания не только медиков, психологов и физиологов, но и широкого круга интеллигентных читателей.

Книга была быстро раскуплена, и мы знаем по личной переписке и по сообщениям в Интернете, что ее постоянно ищут. Это побудило нас к ее переизданию, с учетом, что все ее основные положения остаются в силе и побуждают к дальнейшему научному поиску в разных направлениях. Надеемся, что читатели встретят переиздание этой книги с интересом и энтузиазмом.

Введение

С тех пор как в 1936 г. выдающийся канадский физиолог Ганс Селье ввел понятие «стресса», «общего адаптационного синдрома», это понятие получило чрезвычайно широкое распространение. По-видимому, нет пи одного другого научного термина, который столь же часто использовался бы в художественной литературе и в быту.

Одна из основных причин такой экстраординарной популярности состоит в том, что концепция стресса претендует на объяснение многих явлений повседневной жизни: реакций человека на неожиданные события, возникающие трудности, развитие самых различных заболеваний как соматических (сома – по-гречески «тело»), так и психических.

Согласно классическому определению самого автора концепции, стресс является неспецифическим ответом организма на любое предъявленное ему требование, и этот ответ представляет собой напряжение организма (стресс – в переводе с английского «напряжение»), направленное на преодоление возникающих трудностей и приспособление к возросшим требованиям. Г.

Селье выделяет три фазы такого реагирования: 1) реакцию тревоги, отражающую мобилизацию всех ресурсов организма, 2) фазу сопротивления, когда благодаря предшествующей мобилизации удается успешно справляться с вызвавшими стресс воздействиями без какого-либо видимого ущерба для здоровья, и 3) фазу истощения, когда, по мнению автора концепции, слишком длительная или слишком интенсивная борьба приводит к снижению приспособительных (адаптационных) возможностей организма и тем самым открывается дорога для развития самых разнообразных заболеваний. Мы не будем останавливаться на всех физиологических и биохимических, прежде всего гормональных, изменениях в организме, соответствующих каждой из выделенных фаз. Эти изменения уже во многом хорошо изучены и продолжают изучаться во многих лабораториях мира, а основные результаты проведения исследований неоднократно излагались в научно-популярной литературе, в том числе в переведенных на русский язык книгах самого Г. Селье (Очерки об адаптационном синдроме. М.: Медгиз, 1960; На уровне целого организма. М.: Наука, 1972; Стресс без дистресса М.: Наука, 1979). Важно лишь подчеркнуть, что эта общебиологическая концепция была воспринята медиками как ключ к пониманию основных закономерностей развития многих наиболее распространенных заболеваний. Вторая половина XX в. характеризуется неуклонным ростом числа неврозов и так называемых психосоматических расстройств (к ним относятся: стенокардия и инфаркт миокарда, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки и желудка, гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, колиты, некоторые аллергические заболевания). В последние годы все большее число ученых ставит вопрос об отнесении к этой же категории злокачественных опухолей. Происхождение именно этих заболеваний традиционно связывают с вредным истощающим действием стресса, прежде всего эмоционального стресса, т. е. отрицательных, неприятных переживаний: горя, тоски, страха, тревоги, ненависти, обиды, отчаяния и т. п. В самом развитии состояния стресса, чем бы он ни был вызван, даже физическим воздействием, например травмой, такого рода переживаниям придается очень важное, даже решающее, значение. Один из виднейших специалистов в этой области, Дж. Мейсон, полагает, что действие любого стрессора (т. е. фактора, вызывающего стресс) определяется характером и выраженностью эмоциональной реакции на него, и, следовательно, эмоциональный компонент стресса является наиболее важным. Хотя сам Г. Селье считает такую позицию излишне категоричной, он также признает, что у человека эмоциональные раздражители – самый частый стрессор.

Правда, в своих основных работах Г. Селье подчеркивает, что любые воздействия и физические и эмоциональные, вызывают одинаковые биохимические сдвиги в организме.

Однако необходимо учесть, что любые воздействия на организм, даже сугубо физические (тепло, холод, болевые раздражения), обязательно вызывают эмоциональную реакцию, и удельный вес этой эмоциональной реакции в изменениях всего состояния организма достаточно трудно учесть.

В этой связи заслуживают большого внимания данные, приведенные Р. Лазарусом (одним из наиболее последовательных сторонников ведущей роли эмоционального напряжения во всем синдроме стресса). Автор указывает, что у людей, погибавших от различных заболеваний, в агональном (т. е.

предшествующем смерти) периоде активность коры надпочечников, как очень важного показателя состояния стрессированности, была совершенно различной в зависимости от того, погибали ли они в сознании или нет; те, кто погибал в сознании, обнаруживали по этому показателю выраженные признаки стресса, а те, кто погибал в бессознательном состоянии, этого не обнаруживали, хотя экстремальные (чрезмерные) изменения в организме, связанные с переходом от жизни к смерти, были, разумеется, выражены во всех случаях. Добровольный отказ от пищи (на какой-то ограниченный период времени) не вызывает состояния стресса, тогда как насильственное лишение на такой же или даже меньший срок вызывает стресс. Наркоз перед операцией значительно снижает операционный стресс, хотя само по себе оперативное вмешательство проводится при этом в таком же объеме. Количество таких примеров можно было бы значительно расширить.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=430278&p=1

Преодоление беспомощности. Поисковая активность. Статья. Кризисная психотерапия. Самопознание.ру

Поисковая активность

На противоположном полюсе от выученной беспомощности находятся способность к активному действию и исследованию ситуации (поисковая активность) и самостоятельность. Они играют решающую роль в адаптации и сохранении здоровья.

Поисковая активность — форма поведения человека (или животного) в условиях неопределённости, когда индивид не имеет уверенности, будут ли результаты его активности успешными или нет.

Однако он способен адекватно оценивать промежуточный результат на пути к конечной цели и менять своё поведение.

Противоположным поиску является стереотипное поведение, когда цепочка действий, будучи запущена, выполняется уже без отслеживания внешних и внутренних изменений, т.к. их результат может быть спрогнозирован с большой вероятностью.

Поисковая активность имеет тенденцию к саморазвитию и поддержанию себя самой по закону положительной обратной связи: при поисковой активности восстанавливаются те химические вещества в мозгу, которые необходимы для продолжения этой активности. Например, творчество — типичный образец поисковой активности, и мозг, расходуя энергию в творческом процессе, не требует дополнительной стимуляции. Он как бы находится на самообеспечении.

Поисковая активность — это форма инстинктивного поведения, которая существует у нас с рождения, и в процессе воспитания или развивается или блокируется. При подавлении поисковой активности нарушается естественный «исследовательский» путь от проб и ошибок через инсайт к новому, творчески созданному решению.

Выделяют сферы наиболее частого подавления поиска у ребёнка. Последствия этого не проходят бесследно, и выработанная в детстве личностная беспомощность остаётся и в зрелом возрасте. Для того чтобы восстановить свою естественную способность к поиску, необходимо выявить те сферы, в которых она была у нас подавлена.

С младенчества в силу культурных стереотипов родители подавляют поисковую активность ребёнка в еде: кормят вначале по часам, потом в соответствии с правилами питания заставляют употреблять «полезные» продукты и т.д. Как следствие, у многих взрослых имеется негативная реакция на эти продукты.

Когда дома мама заботливо кладёт еду в тарелку, ребёнок съедает не столько, сколько хочет, а сколько положили, «чтобы мама не обиделась», «продукты не пропадали», потому что «тарелки должны остаться чистыми». В результате подавления нарушается способность понимать, в какой еде нуждается наше тело.

Также с самого раннего возраста ребёнка пеленают, ограничивают его территорию кроваткой или манежем. Последствие этого — формирование двигательной беспомощности, которое появляется в состоянии под названием «лень».

Лень — результат обучения через негативное подкрепление («нельзя», «не трогай», «не подходи»).

Маленькому ребёнку не бывает лень играть, активно двигаться, гулять, в отличие от детей более старшего возраста, когда беспомощность уже сформирована.

В 3–5 лет — в период освоения физического мира у ребёнка — возникает потребность всё делать самому, что, естественно, он делает не так, как «правильно», а экспериментируя и совершая ошибки. Взрослые или запрещают самостоятельные действия, или прерывают их прежде, чем ребёнок достигнет успеха, или дают сделать только то, в чём удача абсолютно гарантирована.

Если же поисковая активность ребёнка прерывается родителем сильно и резко, например, криком, то некоторое время после этого ребёнок находится в изменённом состоянии сознания — в лёгком трансе. Это состояние характеризуется некритичностью восприятия реальности.

Родитель, произносящий растерянному ребёнку в этот момент своё нравоучение, играет роль гипнотизёра, внушающего «формулу беспомощности». Например: «Ты никогда не научишься делать это!», «Вечно ты всё портишь!».

Эти формулы (их принято называть «родительскими посланиями») работают многие годы, как самореализующееся пророчество, пребывая вне критики и осмысления.

И, вырастая, человек продолжает искренне считать, что «он вечно всё забывает», «он глупее других», «ему нельзя доверять технику» и т.п. и ведёт себя соответствующим образом.

Этот период у большинства детей проходит в детском саду и младших классах школы. Чтобы научиться управлять своим временем, также нужен эксперимент, путь проб и ошибок.

Но родители и педагоги могут предлагать традиционный способ управления временем — режим дня, который определяет регламент для активности, типа движений ребёнка («время спать», «время бегать», «время спокойных игр» и пр.).

К сожалению, это не учит ребёнка самого управлять своим временем, в зависимости от того, в чем нуждается его организм в эту минуту / час, а формирует беспомощность в данной сфере.

Примеры беспомощности в отношении управления временем: постоянные опоздания, например, когда каждое утро не хватает пяти минут, чтобы собраться (даже если человек встанет на час раньше), неэффективное планирование (на день планируется столько дел, которые с трудом можно выполнить за три).

  1. Построение отношений с окружающими.

Очень часто ограничения касаются поисковой активности в социальной жизни ребёнка, исследований допустимого поведения с родными, знакомыми и посторонними людьми.

Родители или другие важные для ребёнка взрослые могут подавлять его социальные эксперименты разными способами: запрещать ему проявлять инициативу в общении — «Не мешай взрослым», игнорировать его чувства — «Ну что тебе ещё надо?!», требовать безусловного подчинения — «Делай, как тебе сказано», принимать за ребёнка решения, с кем ему дружить — «Не води его к нам домой, он из неблагополучной семьи», и многими другими. В результате у ребёнка появляются проблемы в отношениях с окружающими — нарушение психологических границ, неумение договариваться, разрешать конфликты, обращаться за поддержкой, страх неодобрения, враждебность, отсутствие эмпатии, холодность, отказ от близости, авторитарность, дискриминация, принятие роли жертвы и т.д. Возникающая в этом случае беспомощность обычно сопровождается тяжёлыми состояниями — депрессией, постоянной тревогой, регулярными вспышками агрессии, безнадёжностью, эмоциональной зависимостью и пр.

12 шагов для преодоления выученной беспомощности

Независимо от того, как проявляется у человека выученная беспомощность, можно выделить общие рекомендации, как выйти из этого состояния и переключиться на новые жизненные стратегии. К этим шагам относятся:

  1. Осознание человеком своей ситуативной или личностной беспомощности, определение причин её возникновения.
  2. Актуализация собственных желаний и потребностей. Осознание того, что в данный момент по-настоящему важно для нашего тела, личности и духа, позволяет человеку снимать физическое и психическое напряжение и переживать удовлетворённость, спокойствие, радость, благодарность. Опора на свои чувства и желания, доверие себе подпитывает процесс творчества, необходимый для решения проблем и изменения своей жизни.
  3. Осознание своих прав (на ошибку, на собственный выбор, на несовершенство и т.п.) и ответственности за свою жизнь. Преодоление негативных родительских посланий — ограничений, запретов, «проклятий», которые составляют ядро застарелого внутреннего конфликта, высвобождает у человека энергию для ежедневного принятия собственных решений.
  4. Повышение самооценки. Человек, который в любой ситуации уважает себя, реже попадает в состояние беспомощности, чем человек с чувством собственной неполноценности. Человек, который считает, что его удачи в основном закономерны и обусловлены его личными достоинствами, знаниями, навыками и усилиями, а неудачи часто случайны и обусловлены определённым стечением обстоятельств, сохраняет уверенность в своих силах и положительный настрой при появлении проблемы.
  5. Внутренняя работа с тяжёлыми эмоциональными состояниями (тревогой, апатией, стыдом и виной, горем или депрессией), в случае необходимости при помощи специалистов.
  6. Актуализация опыта побед и преодоления трудностей. Опыт собственного поискового поведения повышает сопротивляемость человека к неудачам. Легко достигнутый успех, напротив, снижает эту сопротивляемость, и когда человек, получавший всё без приложения достаточных усилий, сталкивается с реальностью, он не в состоянии мобилизоваться для решения проблемы.
  7. Формирование позитивного прогноза в проблемной ситуации. Оптимизм как позитивное мышление, вера человека в лучшее, является одним важных условий преодоления выученной беспомощности.
  8. Постановка целей для разрешения трудной ситуации и принятие на себя ответственности за их достижение.
  9. Обнаружение внутренних и внешних ресурсов для преодоления возникшей проблемы. Внутренние ресурсы — это потенциал личности, те знания, навыки и качества человека, которые делают его сильным, целостным, устойчивым и эффективным. Они позволяют человеку существовать, сопротивляясь среде в одиночку, осознавая реальное положение дел, выдерживая стресс и сохраняя себя. Однако наличие внутренних ресурсов не отменяет нужды во внешних. Важнейшим внутренним ресурсом является доверие к миру, готовность принять события как уроки для совершенствования, ощутить любовь жизни к себе, которую некоторым даёт вера в Бога. Доверие к миру помогает человеку восстанавливать внешние ресурсы, ведь у него появляется открытость миру.
  10. Создание новой стратегии преодоления препятствий. В ресурсном состоянии события воспринимаются по-другому, и реакция человека на обстоятельства меняется. Новое поведение скорее приведёт к положительному сдвигу в проблемной ситуации, чем то, что уже опробовано и не дало результата.
  11. Составление плана выхода из ситуации, спровоцировавшей состояние беспомощности.
  12. Реализация конкретных действий для достижения поставленных целей, при необходимости обращение к близким или специалистам за поддержкой для этого.
Анозогнозия (алкогольное отрицание) представляет собой систему, состоящую из различных защитных механизмов, которые играют свои роли на всех этапах разрешения конфликта, связанного со злоупотреблением алкоголем.На первом этапе этого конфликта алкоголь/наркотики выступают как средство защиты:Психологическая защита — это система стабилизации личности, направленная на ограждение сознания от неприятных, травмирующих переживаний. Защитные механизмы запускаются в действие, когда человек терпит неудачу и под угрозой оказывается душевное равновесие. Критерием эффективности защитных механизмов… Читать дальше
Сопротивление — это все силы в психике клиента, которые противодействуют психотерапевтической работе, связанной с неизбежностью болезненных ощущений. Любая форма поведения может стать сопротивлением, если она достигает определённой силы.На первый взгляд, сопротивление — это самое парадоксальное… Читать дальшеВыученная беспомощность — одна из проблем современного человечества. Каждый человек хоть раз в жизни испытывал состояние, когда не мог выйти из гнетущего переживания («Я никогда не смогу справиться», «Это бесполезно, всё равно ничего хорошего не выйдет»), или не удавалось прекратить неэффективные… Читать дальше
Наверное, впервые под известным высказыванием всемирной иконы красоты и молодости появляется рассуждение о привлекательности и омоложении с точки зрения целителя, биоэнергета и Мага…Мы живём в то время, когда передовые технологии аппаратной косметологии, таких как Элос, подкожные инъекции высокоэффективных… Читать дальшеС кризисами по жизни приходится сталкиваться каждому человеку. Но знанием психологии кризисов обладают немногие, и часто на пути их преодоления возникают разные сложности. Человек может «застревать» в переживаниях и, соответственно, значительно теряет в качестве своей жизни.Поэтому в этой теме, я думаю… Читать дальше
Запланированные необычные поступки — это управляемые микро-стрессы, которые дают психике человека то необходимое количество адреналина, к которому он привык во время регулярных неконтролируемых панических атак и вспышек гнева. Когда человек начинает перестраивать своё сознание (и подсознание частично… Читать дальшеВ каждой семье, которой посчастливилось иметь детей, рано или поздно наступает важный момент. Время, когда ребёнок вдруг перестанет исполнять родительские указания, перестанет быть хорошим послушным ребёнком и начнёт сопротивляться всему доброму, разумному, вечному! Время, когда повзрослевший ребёнок… Читать дальше

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/preodolenie_bespomoschnosti_poiskovaya_aktivnost/

Вадим Ротенберг ПОИСКОВАЯ АКТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ПАТОЛОГИЯ

Поисковая активность

ПОИСКОВАЯ АКТИВНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ПАТОЛОГИЯ

В предыдущих главах я довольно подробно обосновал концепцию поисковой активности (созданную всего лишь 20 лет назад и потому все еще воспринимаемую научным сообществом в качестве новой и оригинальной).

Согласно этой концепции, активное поведение в условиях неопределенности (поисковое поведение) является важнейшим фактором соматического здоровья, предотвращает возникновение психосоматических заболеваний и повышает устойчивость организма к стрессу.

Напротив, отказ от поиска является неспецифической и универсальной предпосылкой к развитию самых разнообразных форм патологии.

Однако можно ли утверждать, что поисковая активность полезна всегда и во всем? Если говорить о телесном здоровье, то безусловно можно: для нашего организма совершенно безразлично, в какую сторону мы направляем наше поисковое поведение и каковы его последствия для нашего социального окружения. Однако для самого социального окружения, т.е.

для людей, среди которых мы существуем, это далеко не безразлично. Поисковое поведение может проявляться в творчестве, в борьбе за благородные идеалы, в альтруистическом поведении, наконец, в попытках преодолеть собственные слабости и отрицательные тенденции.

Во всех этих случаях поиск оказывается не только спасительным для здоровья, но и в высшей степени благотворным для морального климата в малой или большой группе. Я вспоминаю, с какой белой завистью я читал о психологической атмосфере в научной «школе Н.Бора», превосходно отраженной в книге Данина.

Зависть вызывала именно атмосфера научного поиска и взаимной поддержки в процессе этого поиска. В таком психологическом климате проявляются и усиливаются лучшие человеческие качества.

Однако, к сожалению, это далеко не единственный и, может быть, даже не самый распространенный способ реализации поискового поведения.

Активное поведение в условиях неопределенности вполне может быть разрушительным, направленным на достижение не просто эгоистических, а даже низких и опасных целей.

В этом случае оно не утрачивает своего положительного воздействия на физическое здоровье человека, склонного к такому поведению, но крайне отрицательно влияет на моральное здоровье всего общества.

Лет 15 назад у меня возникла дискуссия с видным немецким психиатром и философом, основателем движения «Динамическая психиатрия» Г.Аммоном. Аммон развивал представления о двух типах агрессивности: деструктивной, т.е. разрушительной (этот вид агрессивности подробно описан классическим психоанализом) и так называемой конструктивной агрессивности.

Под последним термином Аммон подразумевал, в сущности, то же самое, что я называл поисковым поведением, но только с положительным знаком: сюда относится активное и полезное преобразование мира, творчество, открытость по отношению к новому и т.п.

К сожалению, само понятие агрессивности имеет слишком отрицательную репутацию и даже прилагательное «конструктивная» не может эту репутацию изменить, поэтому я предпочитаю термин «поисковое поведение», тем более, что за этим термином стоят объяснения конкретных механизмов воздействия поведения на здоровье и серьезные философские обоснования.

Однако поисковое поведение не дифференцирует конструктивное и деструктивное поведение, а для анализа социальных последствий это весьма желательно.

Итак, вернемся к дискуссии с Аммоном. Как выдающийся гуманист, Г.

Аммон придавал конструктивной агрессивности высокую моральную ценность и предположил, что этот тип агрессивности преобладает у здоровых творчески ориентированных людей, тогда как деструктивная агрессивность характеризует асоциальных психопатов (личностей без сформированных социальных установок) и больных с психосоматическими заболеваниями.

Аммон полагал, что при психосоматических заболеваниях деструктивная агрессивность направлена не против общества, а против самого человека. Я же, исходя из концепции поисковой активности, возражал против такого представления и предположил, что психосоматические больные характеризуются низким уровнем как конструктивной, так и деструктивной агрессивности.

Исследования, проведенные в школе Аммона, подтвердили мою точку зрения: психопаты по уровню агрессивности (преимущественно деструктивной, но отчасти и с включением конструктивных элементов) оказались противоположны психосоматическим больным, у которых оба вида агрессивности приближаются к нулевой отметке, по крайней мере в период обострения заболевания.

Аммон описал этот феномен как дефицит агрессивности, я же предпочитаю говорить о снижении поисковой активности, независимо от ее направленности. Из этих исследований вытекают два важных вывода: во-первых, поисковая активность может быть разрушительной и представлять опасность для социума, во-вторых, даже в этом случае она сохраняет свое защитное влияние на здоровье.

Если перейти от исследований на больных к повседневному опыту, то каждый читатель может привести примеры «опасного», разрушительного поискового поведения. В начале главы я привел в качестве образца творческой атмосферы институт Бора в 30-е годы этого столетия.

К сожалению, многие ученые, и не только выходцы из СССР, могут вспомнить прямо противоположные примеры разрушительного психологического климата во многих научных лабораториях. Я заинтересовался этим феноменом и провел не столько научное исследование, сколько частное детективное расследование, беседуя с сотрудниками таких лабораторий.

Выяснилось, что для них была характерна одна и та же динамика поведения руководителя.

Будучи исходно человеком активным и инициативным, с высокой потребностью в достижении успеха и нередко даже с определенным уровнем творческих способностей, этот руководитепь, по мере достижения административных постов, все меньше интересовался наукой и вообще тем делом, ради которого лаборатория создавалась, и все больше — конкурентными отношениями с другими заведующими лабораториями.

Конструктивное поисковое поведение прекращалось, выдыхалось (этому очень способствовали общие социальные условия «наказуемости инициативы»). Но высокая потребность в поиске как таковом сохранялась, организм требовал ее удовлетворения, организм угрожал сбоем и нарушением здоровья в случае отказа от поиска.

Между тем творческая деятельность уже утратила привлекательность, ученый терял темп и отставал от развития науки в то время, которое тратил на создание и упрочение карьеры. И реально оставался только один путь для реализации поискового поведения — путь закулисной борьбы и взаимного подсиживания, путь интриг и административных восторгов.

Когда убеждаешься, с какой страстью заслуженный в прошлом человек отдается мелочной борьбе за совершенно недостойные интересы, поневоле закрадывается сомнение, что человеком движут только рациональные (пусть даже крайне эгоистические и аморальные, но все же рациональные) мотивы.

Возникает подозрение, что его толкает на этот путь едва ли не какая-то биологическая мотивация, нечто, требующее немедленного удовлетворения. Я полагаю, что это потребность в поисковом поведении, принявшая крайние анти-социальные формы.

Не исключено, что в глубине собственного подсознания такой начальник чувствует унизительность своего поведения; но организм властно требует активности, никакая другая форма активности уже невозможна, и подспудное недовольство собой, по механизму психологической защиты, трансформируется в ненависть и агрессивность по отношению к другим — и особенно по отношению к тем своим подчиненным, которые еще не утратили способности к конструктивной поисковой активности, к научному творчеству. Поразительно, с какой закономерностью такой начальник начинает преследовать наиболее одаренных своих сотрудников, способствующих процветанию его собственной лаборатории, ее конкурентоспособности. Возникает парадоксальная ситуация: администратор еще может найти общий язык, договориться со своими реальными конкурентами — такими же карьеристами, как он сам, но не может примириться с существованием собственного одаренного сотрудника, повышающего рейтинг его лаборатории.

Однако по психоаналитическим механизмам это вполне объяснимо: такой сотрудник становится постоянным укором начальнику, который не смог до конца вытравить из своего подсознания ни воспоминания о счастье подлинно творческой деятельности, ни адекватную оценку такой деятельности.

А потому существование человека, способного к конструктивному поиску, снижает самооценку начальника и провоцирует комплекс неполноценности.

В результате вся деструктивная агрессивность, весь нереализованный запас поисковой активности направляется на тех, кто мог бы восстановить творческий климат в коллективе, и коллектив переходит в состояние стагнации.

Мне больше всего знакома эта динамика в научных коллективах, но, к сожалению, это характерно и для других групп и целых социальных систем. В романе О.Форш «Одеты камнем» один из героев говорит, что убивший в себе художника становится злодеем.

Я бы сказал, не только художника — человек, угасивший в себе творческую искру, легко может стать злодеем, ибо потребность в поиске, подобно запруженному ручью, находит себе другое русло и заодно способна размыть моральные ценности. Неправильно ориентированный поиск — страшная разрушительная сила, ибо тесно связан с потребностью в самосохранении.

Концепция поисковой активность позволяет по-новому взглянуть на старую проблему юношеской агрессивности. Долгое время считалось, да и сейчас многие придерживаются мнения, что агрессивность — неотъемлемое биологическое свойство юности, и следовательно с ним бесполезно бороться.

Однако некоторые факты позволяют усомниться в таком обобщении. Во-первых, согласно этой концепции, биологическая агрессивность зависит от пола и свойственна преимущественно мальчикам. Между тем, в последние годы в России неоднократно обсуждалась проблема беспричинной девичьей агрессивности.

Во-вторых, большой опыт наблюдения и воспитания свидетельствует о том, что избыточная агрессивность — отнюдь не универсальное свойство юности. У многих благополучно развивающихся юношей нет и намека на агрессивное поведение.

Чем больше юноша поглощен интересующими его делами — будь то учеба, кружки, спорт или хобби, — тем менее он агрессивен. Напротив, отсутствие стабильных интересов предрасполагает к агрессии и другим формам отклоняющегося поведения.

Рассуждая в русле концепции поисковой активности, можно сказать, что чем в большей степени поисковая активность находит выражение в адекватном и продуктивном поведении, тем меньше шансов для деструктивной агрессивности.

Но это значит, что агрессивность поддается регуляции и воспитание правильных установок и нормальных интересов играет решающую роль. Это означает также, что недостаточно подавить агрессивное поведение угрозой наказания — необходимо предоставить человеку альтернативную возможность для самореализации, для осуществления поискового поведения. Без такой альтернативы подавление агрессивности может привести к депрессии или психосоматическим заболеваниям.

Вся книга:

Источник: http://vsrotenberg.rjews.com/6.htm

Book for ucheba
Добавить комментарий