Польская война 1830 – 1831 годов

Польская война 1830–1831 годов

Польская война 1830 - 1831 годов

Присоединенное к России на Венском конгрессе Варшавское герцогство составило с литовскими областями так называемое Царство Польское, имевшее свое автономное устройство, свою армию, администрацию, денежную систему и конституцию. Однако всего этого польским патриотам казалось мало, и они чаяли полного отделения от России. Конспиративные общества стали возникать особенно с половины 20-х годов.

Русское правительство, как мы знаем, относилось к полякам с чрезвычайным благодушием и снисходительностью — вплоть до того, что скомпрометированные в деле декабристов офицеры польских войск и члены нелегальных польских обществ были выпущены из-под стражи.

В 1828 году Император Николай короновался в Варшаве польским королем, причем вопреки пессимистам, опасавшимся покушения на жизнь Государя, торжества эти прошли вполне благополучно.

Однако огонь под пеплом тлел — общий революционный порыв Европы 1830 года увлек и Польшу.

Поводом к восстанию послужило повеление Императора Николая Павловича польской армии готовиться к походу на Бельгию совместно с русскими войсками.

17 ноября 1830 года руководимая офицерами и воспитанниками военно-учебных заведений толпа ворвалась в Бельведерский дворец с намерением убить цесаревича Константина Павловича, которому удалось, однако, спастись.

Сейм объявил династию Романовых низложенной и провозгласил главой правительства Чарторыйского{61}, а главнокомандующим с диктаторскими полномочиями генерала Хлопицкого{62}. Однако Хлопицкий отклонил от себя эту честь и настоял на назначении князя Радзивилла{63}, оставшись при нем советником — фактически же главнокомандующим.

Полагая, что всякая пролитая капля крови только испортит дело, великий князь Константин отпустил остававшиеся ему верными польские войска — и эти превосходные полки усилили армию мятежников. Крепости Модлин и Замостье были переданы полякам, и цесаревич с гвардейским отрядом отошел в русские пределы.

* * *

Силы, которыми располагала Россия для усмирения Польши, могли быть доведены до 183000 человек (гвардия из Петербурга, Гренадерский корпус из Новгородских поселений, I и II корпуса из состава 1-й армии, VI корпус бывший Литовский, III и V резервные кавалерийские корпуса). Однако для сбора всех этих войск требовалось свыше 4 месяцев. Корпуса Гвардейский великого князя Михаила Павловича и II графа Палена 2-го могли прибыть лишь к весне.

К декабрю 1830 года на месте — у Бреста и Белостока — находился один лишь VI корпус барона Розена{64} в количестве около 45000 сабель и штыков. На марше находились Гренадерский корпус князя Шаховского и I графа Палена 1-го с резервной кавалерией южных поселений.

Главнокомандующим был назначен фельдмаршал граф Дибич Забалканский, начальником штаба — Толь.

Польская армия, доведенная с 35 до 130000, была эшелонирована на дорогах из Ковны и Бреста к Варшаве. Сколько-нибудь регулярными и способными к полевой войне могло считаться не свыше 60000. Качество этих войск, одушевленных патриотизмом, было весьма высоким, все старшие начальники прошли школу наполеоновской армии.

К 20 января русские силы у польских пределов составили 114000 бойцов.

Надеясь окончить войну сразу нанесением врагу решительного удара, Дибич не обратил внимания на устройство продовольственной части и решил не утяжелять армии обозами и артиллерийскими парками.

Провианта было взято на 15 дней, фуража — на 12. В артиллерии были оставлены третьи дивизионы батарей, выступивших таким образом в составе 8 орудий вместо 12. Пехотные полки выступили в составе 2 батальонов.

24 и 25 января русские войска перешли границу Царства Польского одиннадцатью колоннами — с расчетом, однако, быть в состоянии сосредоточить в главных силах 80000 бойцов в 20-часовой срок.

Главные свои силы — I, VI пехотный и III резервный кавалерийский корпуса Дибич двинул в район между Бугом и Царевом, поручив V резервному кавалерийскому корпусу барона Крейца демонстрацию на Люблин. Гренадерскому корпусу, шедшему на правом фланге общего расположения уступом назади и на значительном удалении от главных сил, была предоставлена свобода действий.

Дожди и оттепель, сделавшие непроходимыми лесистый и болотистый Буго-Наревский район, побудили Дибича сосредоточить войска у Венгрова, а затем свернуть на Брестское шоссе. Фельдмаршал положил нанести удар в правый фланг расположения поляков, отрезав их от Варшавы. Этот фланговый марш был совершен 31 января.

В первых числах февраля быстро продвигавшиеся русские колонны вошли в соприкосновение с польской армией, отступавшей к Висле в Варшавский район. 2 февраля произошло неудачное для нас кавалерийское дело у Сточека, где конноегерская дивизия генерала Гейсмара была опрокинута Дворницким{65}.

Гейсмар раздробил свои силы, в результате чего 2 наших полка были опрокинуты по очереди, не приняв удара в сабли. Наш урон — 280 человек и 8 орудий, поляки лишились 87 человек. Гейсмар обвинил войска в подлой трусости и распущенности. Это первое дело подняло дух поляков.

5-го наш VI корпус барона Розена имел бой с дивизией Скржинецкого{66} у Добре, а 7-го числа произошло случайное сражение при Вавре, после которого польская армия отступила на Гроховскую позицию, непосредственно прикрывавшую Варшаву. Поляки атаковали I корпус, введя мало-помалу большую часть своих войск, но были остановлены и сбиты VI корпусом, взявшим их во фланг.

У нас участвовало 27000 человек, у поляков 40000. Наши конноегеря лихо атаковали польские каре, взяв реванш за Сточек и показав необоснованность упреков своего начальника. Наш урон — 3600, польский — 3700.

8 февраля наша 25-я дивизия VI корпуса по собственному почину атаковала Гроховскую позицию, но была отбита. У нас в этом деле убыло 1620 человек. Дибич решил дать 14-го числа генеральное сражение, направив удар в левый фланг неприятельской позиции.

Однако уже 12-го польский главнокомандующий атаковал при Белоленке шедший от Остроленки к главным силам Гренадерский корпус. Тогда Дибич, не успевший сосредоточить силы в намеченном направлении, атаковал 13 февраля Гроховскую позицию в лоб.

Так произошло Гроховское сражение — самое кровопролитное дело за все войны русских с поляками.

При Белоленке урон каждой стороны был по 650 человек, у нас пропало 1 орудие. Гроховская позиция была очень сильна. Многочисленные речки, канавы с водой, ямы и болота еще более затрудняли ее атаку. Тактическим ключом являлась Ольховая роща, у которой и разыгрались решительные действия.

Три наших атаки, веденные длинными линиями до 20 батальонов, были отражены, и Хлопицкий лично водил войска в яростные контратаки. Дело решила подоспевшая 3-я гренадерская дивизия, поведенная в атаку самим Дибичем.

Выбив поляков из Ольховой рощи, фельдмаршал решил нанести им окончательный удар кавалерией.

Однако кавалерийские начальники атаковали порознь вместо общей атаки и, несмотря на беспримерный героизм этих блестящих атак, они дали очень скромные результаты (тем более, что местность совершенно не благоприятствовала коннице). У нас убыло 9400 человек, поляки лишились 12000 человек и 3 орудий.

Это сражение, несмотря на весь наш тактический успех, поставило русскую армию в затруднительное положение.

Отступившие поляки прикрылись линией Вислы и сильными укреплениями Праги, тогда как русские войска (подошедшие было на версту к Праге) не имели осадной артиллерии, расстреляли все свои немногочисленные боевые припасы в Гроховской битве и, выступив в поход налегке, стали испытывать всевозможные лишения. Дибич не рискнул поэтому на штурм польской столицы и отвел войска на сближение с транспортами.

Тем временем на левом фланге общего расположения — в люблинском направлении — мы стали терпеть неудачи. Новый польский главнокомандующий генерал Скржинецкий, назначенный после Грохова на место Радзивилла, предписал действовавшему там против Крейца Дворницкому произвести диверсию на Волынь.

Диверсия эта была выполнена удачно — переоценив силы Дворницкого, русская Квартира двинула на Холмщину на усиление V кавалерийского корпуса еще III кавалерийский корпус и Литовскую гренадерскую бригаду. Все действовавшие здесь войска были подчинены генералу Толю.

Дворницкий потеснил вначале Крейца, но затем, видя неравенство сил, укрылся в Замостье с отрядом в 6500 человек при 12 орудиях.

* * *

Пополнив запасы боевого снаряжения, Дибич решил овладеть Варшавой и в первых числах марта стал сосредоточивать армию у Тырчина, где намечена была переправа через Вислу. Прикрывать всю операцию, а вместе с тем и тыл армии был оставлен VI корпус барона Розена на брестском шоссе.

Скржинецкий, которому удалось поднять дух своей армии, упавший было после Грохова, сознавал всю опасность форсирования русскими Вислы и решил во что бы то ни стало воспрепятствовать этой операции, отвлечь Дибича от переправы.

Сосредоточив скрытно у Праги до 40000, он нанес 20 марта VI корпусу жестокое поражение при Дембе-Вельке. При Дембе-Вельке у Скржинецкого было двойное превосходство (33000 поляков против 18000 русских).

Наш урон: 2500 убитых и раненых, 3000 пленных, 5 знамен и 10 орудий. У поляков убыло 2000.

Увидя свой тыл под ударом, Дибич приостановил наступление к Висле, отложил переправу и, двинувшись на выручку Розена, соединился с ним 31 марта у Седлеца.

В результате этих неудач заволновалась Литва (где вначале была оставлена одна слабая дивизия в 3200 штыков).

Дворницкий, в свою очередь, выступил из Замостья на Волынь, имел жаркое дело с отрядом генерала Ридигера{67} 7 апреля при Боремле и был им разбит 15-го у Люлинской корчмы, после чего отступил в Галицию, где и разоружился. У Ридигера при Боремле было 9000 и 36 орудий, у Дворницкого — 6000 с 12 орудиями.

Мы лишились 700 человек и 5 орудий, но преградили полякам путь в Подолию. У Дворницкого убыло 1000 человек (250 пленных). Его отряд отступил к деревне Люлинцы, прислонив тыл к границе, и после дела 15-го разоружился в количестве 4000 человек.

Дибич рассчитывал перейти в наступление от Седлеца 12 апреля, но был остановлен распоряжением Государя, повелевавшего выждать прибытия гвардии. Один лишь Крейц разбил 27 апреля отряд Хршановского у Любартова. Во время стоянки у Седлеца в армии развилась холера — в марте было всего 200 заболеваний, но к концу апреля их число дошло уже до 5000.

Узнав от лазутчиков, что Скржинецкий намерен атаковать 1 мая, Дибич решил упредить его и оттеснил польские авангарды от Янова. Однако Скржинецкий, сосредоточив 1 мая у Сероцка 45000, двинулся в ломжинском направлении против Гвардейского корпуса, в котором с отрядом Сакена{68} считалось около 27000.

После ряда упорных арьергардных дел великий князь Михаил Павлович отвел свой корпус к Снядову. Скржинецкий, несмотря на все свое превосходство в силах, не отважился атаковать русскую гвардию, а обратился сначала на отряд Сакена, занимавший Остроленку. Однако Сакен своевременно отступил в Ломжу.

Во время этой операции 2 польские дивизии — Хлаповского и Гелгуда — вышли в тыл Гвардейскому корпусу, отошедшему за Нарев в район Белостока. Попытки поляков перейти Нарев успехом не увенчались. Дибич долго не верил наступлению поляков против гвардии и поверил лишь тогда, когда польская кавалерия Лубенского показалась у Нура-на-Нареве.

Быстро двинувшись в северном направлении с гренадерами, I пехотным и III конным корпусами, фельдмаршал 10 мая отбросил Лубенского и пошел на неприятельскую армию. Скржинецкий начал отступать, но Дибич суворовским переходом настиг его и разгромил 14 мая при Остроленке.

В сражении при Остроленке с нашей стороны приняли участие всего 3-я гренадерская и 1-я пехотная дивизии — 15000 человек, прошедших с небольшим в сутки 70 верст по сыпучему песку. Поляков было 24000.

Честь победы в первую очередь принадлежит суворовцам-фанагорийцам и астраханцам, форсировавшим Нарев и долгое время дравшимся со всей польской армией. Тщетно Скржинецкий носился перед фронтом своих войск, посылая их вперед. Напшуд Малаховски! Рыбиньски напшуд! Вшистки напшуд!{69} Все усилия сбить гренадер оказались тщетными.

С польской стороны отличилась конная батарея полковника Бема, лихо прикрывшая отступление картечью. Мы лишились трети войск, польская армия совершенно расстроена, потеряв 7100 убитыми и ранеными, 2100 пленными и 3 орудия. III конный корпус генерала де Витта проявил необыкновенную вялость при преследовании, ухитрившись за 5 суток пройти всего 56 верст.

Отведя разбитые войска к Варшаве, Скржинецкий решил спасти положение диверсией на Литву — и двинул туда дивизию Гелгуда{70} — 12000 бойцов. Эти силы менее чем в две недели возросли вдвое, и в первых числах июня и русские и поляки имели в Литве по 24000.

7 июня Гелгуд атаковал Вильну, но был разбит Сакеном, отступил в Пруссию и положил оружие. Боем при Вильне руководил Сакен.

Старший чином генерал Курута присутствовал безучастным зрителем и вспомнил о своих правах, лишь когда все трудное было сделано и оставалось только пожать плоды победы: А преследовать вы не будете! Поляки тоже перессорились между собою, и Гелгуд застрелен на границе своим адъютантом.

Из всех польских начальников в Литве одному лишь Дембинскому с отрядом в 3800 удалось проскочить из Литвы в Варшаву через русское расположение блестящим маршем-маневром через Беловежскую пущу.

На Волыни восстание прекратилось сразу. Русское население здесь было решительно против поляков. Повстанцы Колышко в количестве 5500 косиньер{71} были здесь разбиты генералом Рогом у Дашева.

После сражения при Остроленке главные русские силы сосредоточились у Пултуска и Голымина, куда Дибич вызвал на соединение Крейца от Седлеца и Ридигера с Волыни. Холера косила людей тысячами, поразив самого главнокомандующего, и 30 мая Забалканского не стало. 17 июня от холеры же скончался в Витебске цесаревич Константин Павлович. В командование армией временно вступил Толь.

Приведя свои войска в порядок, Скржинецкий пытался оперировать против левого фланга русского расположения — одновременно против Ридигера и против Крейца. Однако Толь немедленно демонстрировал главными силами на Зегрж, и польский главнокомандующий отозвал свои отряды обратно.

* * *

13 июня в армию прибыл фельдмаршал граф Паскевич Эриванский. В главных русских силах с подходом свежих войск II корпуса стало считаться 64000 сабель и штыков. Паскевич положил переправиться через Вислу у Осека, близ прусской границы и оттуда двинуться на Лович — Варшаву, обеспечив себе тыл границей, а левый фланг Вислой. 1 июля были наведены мосты, а с 4-го по 7-е состоялась переправа.

Скржинецкий пытался было отвлечь Паскевича от переправы, двинувшись на стоявший в Калушине слабый отряд генерала Головина{72}. Но Головин сам перешел в наступление на неприятельскую армию и этим отважным движением сковал ее, обеспечив развертывание переправившейся армии на левом берегу.

У Головина было 5500 человек и 14 орудий, у Скржинецкого — 22000 при 42 орудиях.

Действия русского отряда следует считать образцовыми. Головин развернул его в нескольких колоннах на очень широком фронте, введя таким образом поляков в заблуждение относительно своей численности.

Наши потери: 250 убитых, 165 раненых и 700 пленных (все переранены) и 1 орудие. Урон поляков неизвестен: убыло около 1000 человек, нами взято 160 пленных.

Не успев в своем предприятии, Скржинецкий возвратился в Варшаву и под давлением общественного мнения решил дать сражение у Сохачева.

Однако предпринятая 22 июля рекогносцировка показала, что русские уже у Ловича. Опасаясь, что Паскевич двинется оттуда прямо на Варшаву, Скржинецкий занял было позицию у Болимова, но уже 25-го числа вынужден был отступить за Равку.

Варшава была охвачена паникой, и Скржинецкий был заменен Дембинским. 3 августа произошел переворот, президентом погибавшей Речи Посполитой был назначен Круковецкий, и Сейм подчинил главнокомандующего правительству. Не желая этого подчинения, Дембинский подал в отставку и был замещен Малаховским.

Тем временем генерал Ридигер переправился через Верхнюю Вислу 25 и 26 июля с отрядом в 11000 человек, взял Радом и двинул большую часть своего отряда на усиление главной армии под Варшавой.

Малаховский, сосредоточив свыше трети своих сил — 20000 генерала Ромарино — в Праге, решил повторить мартовский маневр Скржинецкого на Дембе-Вельке и разбить VI корпус на брестском шоссе.

Этим он думал отвлечь главные силы Паскевича на правый берег Вислы. Ромарино потеснил было Розена, но получил приказание не зарываться ввиду критического положения Варшавы и не удаляться от столицы.

Демонстрация конницы Лубенского на русские переправы у Осека успеха не имела.

6 августа армия Паскевича, доведенная до 85000 человек, обложила Варшаву, которую занимало 35000 поляков, не считая корпуса Ромарино, действовавшего самостоятельно. Император Николай Павлович повелел Паскевичу предложить восставшим амнистию, но Круковецкий отвергнул эти унизительные условия.

Переговоры тогда были прерваны, и 26 августа, в годовщину Бородина, Варшава взята кровопролитным штурмом. На приступе участвовало 71000 человек с 390 орудиями. У поляков, отчаянно защищавшихся, было 39000 и 224 орудия. Наш урон — 539 офицеров, 10 005 нижних чинов. Сам Паскевич контужен ядром.

Поляки потеряли 7800 убитых и раненых, 3000 пленных и 132 орудия. Приступ, начавшись утром 25 августа, длился 36 часов.

По капитуляции польская армия сохранила оружие и должна была отойти в Плоцк и там ожидать высочайших повелений. Однако поляки, как только почувствовали себя в безопасности, поспешили расторгнуть эти условия и возобновить военные действия.

Главнокомандующим вместо Малаховского сделан Рыбинский, а корпусу Ромарино, окончательно отрезанному от главных сил после падения Варшавы, было указано действовать самостоятельно в радомском направлении.

Вероломство это окончательно погубило поляков в глазах Государя, но, несмотря на все, Паскевич отправил в Главную Польскую Квартиру для переговоров генерала Берга{73}, которому приказал затягивать эти переговоры, пока Ридигер и Розен не управятся с Ромарино.

Этого долго ожидать не пришлось — в половине сентября отряды Ромарино были оттеснены за Верхнюю Вислу и сдались австрийцам. Тогда Паскевич Высочайшим именем потребовал безусловной сдачи мятежников. Круковецкому и Рыбинскому не осталось ничего иного, как перейти 20 сентября с остатками своей армии прусскую границу и разоружиться. 25 сентября сдался Модлин (переименованный в Новогеоргиевск), а 9 октября Замостье.

Польша была усмирена. Ее конституция была уничтожена и заменена органическим статутом.

Царство Польское обращено в русское генерал-губернаторство, получив то же административное устройство, что и прочие области Российской Империи, с небольшими изменениями.

Сейм и национальные войска были распущены. Генерал-губернатором был назначен Паскевич, получивший за взятие Варшавы титул светлейшего князя Варшавского.

* * *

Разбирая Польскую кампанию, мы прежде всего должны отметить недооценку противника Дибичем — крупный и досадный промах Забалканского.

Недооценка эта имела следствием выступление в поход налегке — в результате чего после Гроховского сражения во всей русской артиллерии осталось всего 5000 зарядов, с чем нельзя было приступать к штурму сильно укрепленной Варшавы.

Выступи Дибич в поход на месяц позже, кампания закончилась бы на полгода раньше: имея под рукой достаточные силы и средства, можно было бы сразу нанести решительный удар. Всю кампанию армии пришлось расплачиваться за эту первоначальную ошибку.

Тактическая подготовка войск была слаба в результате 15 лет плацпарадных излишеств. Начальник штаба армии генерал Толь составил перед выступлением в поход Правила для наблюдения во время марша на биваках, на тесных квартирах и в самом бою. Однако эти правила большинством войсковых начальников не соблюдались.

Император Николай Павлович не находился на этот раз при армии, занятый в тот тяжелый 1831 год внутренними делами страны. Поздравляя Паскевича князем Варшавским, Государь писал ему: Зачем я не летал за тобой по-прежнему в рядах тех, кои мстили за честь России; больно носить мундир и в таковые дни быть приковану к столу подобно мне, несчастному…

Переходя к разбору действий поляков, мы должны прежде всего отметить полное отсутствие какого-либо политического глазомера у вождей восстания. После взятия Варшавы, когда уже все было потеряно, с ними все-таки еще разговаривали, их еще признавали воюющей стороной.

Казалось, надо было ценить это обстоятельство и стараться лояльным выполнением условий перемирия сохранить последние остатки польских вольностей, тем более что с 20–30 тысячами разбитых к тому же войск никак нельзя было победить Россию и ее армию.

Польша сделалась жертвой безрассудного шовинизма Круковецкого и его окружения, вероломство которых не могло не восстановить против себя Государя.

В действиях Речи Посполитой мы напрасно будем искать и намека на какой-либо государственный расчет — ею владеет лишь слепая ярость и какое-то истерическое упрямство.

Польская армия 1831 года, одушевленная пламенным патриотизмом, имевшая крепкие регулярные кадры, солидную подготовку и воспитанных в наполеоновской школе командиров, являлась противником, безусловно, равноценным. Войска весь поход дрались превосходно и свой долг перед ойчизной выполнили в полной мере, во всяком случае лучше заправлявших ими политиканов.

Радзивилл был смещен после Грохова. По правде сказать, он оказал делу восстания огромную услугу, атаковав утром 13 февраля Шаховского под Белоленкой, чем спас польскую армию от готовившегося ей 14-го числа сокрушительного удара во фланг, и заставил Дибича произвести фронтальную атаку гроховской позиции.

Скржинецкого все обвиняют в вялости и нерешительности — и обвиняют, как нам кажется, напрасно. В его положении трудно было действовать лучше. Вся польская стратегия в эту войну сводилась к оттяжке рокового, но бывшего фатально неизбежным удара.

Скржинецкому удалось оттянуть этот удар на целых пять месяцев, что нельзя не признать выдающимся результатом; отдельные его операции (диверсия главными силами на Дембе-Вельке, отряда Дворницкого в Холмщину, дивизии Гелгуда на Литву) искусно проведены.

Заслуживает внимательного изучения и марш-маневр Дембинского через Беловежскую пущу — один из самых замечательных образцов партизанской войны в большом масштабе.

С русскими войсками в эту войну происходили подчас заминки, с большим злорадством отмечаемые иностранными, особенно немецкими, авторами. Этим последним мы можем указать на поражение пруссаков в 1866 году при Траутенау и баварцев в 1870 году при Кульме.

Частичные неудачи могут быть в любой победоносной армии — здесь они в значительной степени объясняются тем, что наш VI корпус (бывший Литовский), которому как раз не повезло, комплектовался уроженцами Западного края, где были сильны симпатии к восстанию.

Подвиги же нашей кавалерии в гроховской битве (уланы Его Величества, малороссийские кирасиры) предают забвению мимолетную неудачу конноегерей при Сточеке.

Источник: http://www.oldru.com/army/07_13.htm

Польское восстание 1830—1831 годов

Польская война 1830 - 1831 годов

Поляки так и не смогли смириться с потерей независимости в конце XVIII века и продолжали борьбу за свободу своей страны. XIX век стал для Польши веком борьбы против российской оккупации. Одно из крупнейших антироссийских восстаний случилось в 1830 году. Сами поляки называют его Ноябрьским. Это восстание охватило территорию Польши, а также земли Западной Белоруссии и Украины.

Оно началось в конце ноября 1830 года и длилось до октября 1831 года. Восставшие требовали восстановления Речи Посполитой в границах 1772 года.

Предыстория восстания

После окончания эпохи наполеоновских войн, польские земли вошли в состав Царства Польского – государства, находящегося под протекторатом России. Формой его правления была конституционная монархия. В стране существовал парламент, избираемый на два года, и весьма либеральная конституция. Также Царство Польское имело собственную армию, куда входили ветераны, воевавшие на стороне Наполеона.

Короля (царя) представлял наместник. В то время наместником был Зайончек, активный участник борьбы за независимость Польши. Польской армией командовал брат российского царя, Константин Павлович.

Стремясь получить поддержку в широких слоях польского общества, российское руководство объявило в Польше свободу слова, совести и равенство гражданских прав. Но на деле конституция не выполнялась, Александр I начал сокращать либеральные свободы.

Он попытался упразднить суды присяжных, а также ввести цензуру.

Кроме этого, российская сторона осуществляла политику давления на сейм, а на место наместника был поставлен великий князь Константин Павлович. Все это сильно тревожило поляков. На эту ситуацию наложился подъём патриотических чувств, связанных с утраченной независимостью Польши.

В 1819 году несколько польских офицеров организовали Национальное масонское общество, в него вошли около двухсот человек. Позже эта организация превратилась в Патриотическое общество.

Кроме него существовали и другие подобные организации: тамплиеров (на Волыни) и променистов (в Вильне). Они имели явный патриотический уклон и стремились вернуть Польше независимость. Поддержку им оказывало и польское духовенство.

Были контакты между польскими заговорщиками и российскими декабристами, но они закончились безрезультатно.

Большое влияние на заговорщиков произвела революция во Франции. Именно это событие изменило их планы и заставило действовать быстрее и решительней.

Восстание

12 августа 1830 года революционеры провели собрание, на котором звучали призывы к скорейшему выступлению. Однако, они решили заручиться поддержкой высокопоставленных военных. Вскоре им удалось склонить на свою сторону нескольких генералов. Революционное движение охватило практически все общество: офицерский корпус, студенчество, шляхту.

Революционеры планировали убить российского князя Константина Павловича и захватить казармы российских войск. По их замыслу, это должно было стать началом всеобщего восстания. Начало восстания планировали на 26 октября. Однако, великого князя предупредила его жена и он не появлялся на улице.

В это самое время случилась революция в Бельгии и по распоряжению русского царя, поляки должны были участвовать в его подавлении. Это их особенно возмутило.

Восстание началось 29 ноября. В нем приняли участие жители Варшавы и польские войска. Российские полки были блокированы в своих казармах и деморализованы. Князь Константин бежал из своего дворца, а затем отдал приказ верным войскам покинуть Варшаву. На следующий день восстала вся Польша. Князь Константин покинул территорию страны.

На следующий день часть членов Административного совета была отправлена в отставку, а их место заняли представители восставших.

Руководство революционного движения разделилось на две части: более радикальную и умеренную.

Радикальная часть, которая была представлена людьми левых убеждений, желала продолжения революции, превращения ее в общеевропейскую. Умеренные же считали, что нужно договариваться с русским царем.

Постепенно влияние правых становится все сильнее. 5 декабря генерал Хлопицкий обвинил правительство в демагогии и объявил себя диктатором.

К российскому царю были отправлены представители для начала переговоров.

Поляки хотели вернуть земли, утраченные страной, требовали выполнения конституции, открытой работы сейма и отсутствия российских войск на своей земле. Николай I пообещал только амнистию восставшим.

Начало боевых действий

В начале 1831 года русские войска численностью 125 тысяч человек вторглись на территорию Польши. 14 февраля состоялось первое сражение при Сточеке, закончившееся победой поляков. Затем была битва Грохове, в которой обе стороны понесли серьезные потери. Поляки были вынуждены отступить к Варшаве.

В марте войска восставших перешли в контрнаступление и нанесли несколько ощутимых поражений российским войскам. В это самое время на Волыни и в Белоруссии началась партизанская война против русских.

26 мая состоялась битва под Остроленкой, в ней принимали участие 40 тысяч поляков и 70 тысяч российских войск. Поляки были разбиты.

В конце августа началась осада Варшавы. Русские войска превосходили силы защитников более чем в два раза. 6 сентября, после безрезультатных переговоров русские войска пошли на штурм города.

8 сентября российские войска вошли в Варшаву. Часть польской армии перешла на австрийскую территорию, другая часть – на территорию Пруссии. Гарнизоны некоторых крепостей держались до конца октября.

Итоги восстания

Итогом восстания 1830 года стало появления «Ограниченного статуса», который значительно урезал автономию польского государства. Теперь Царство Польское становилось частью России. Упразднялся сейм, прекращала свое существование польская армия. Воеводства были заменены на губернии. Начался процесс превращения Польши в российскую провинцию.

Начались гонения католиков и принуждение их к переходу в православие.

Подавление польского восстания существенно повысило степень русофобских настроений в Европе. Поляки же, в лице европейского общественного мнения, стали героями и мучениками.

Источник: http://SlawomirKonopa.ru/%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-1830-1831/

Польский мятеж 1830 года

Польская война 1830 - 1831 годов
История взаимоотношений Польши и России сами по себе интересны, так как она прекрасно показывает русофобию среди руководства и т.н. “пассионариев” среди поляков. Статья рассказывает об известном польском мятеже 1830 года.

17 ноября (старый стиль) 1830 года началось очередное антироссийское польское восстание – «Ноябрьское восстание», как назвали его сами поляки – приведшее к Русско-польской войне 1830–1831 годов, охватившей территорию Царства Польского, Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины.

Накануне восстания положение поляков в Российской Империи было поистине привилегированным.

Сражаясь в рядах наполеоновской армии против России, они по итогам Венского конгресса были присоединены к империи в рамках автономного Царства Польского, представлявшего собой конституционную монархию, управлявшуюся сеймом (парламентом) и королем, которого в Варшаве представлял наместник (брат российского Императора Великий князь Константин Павлович, считавшийся полонофилом и женатый на польской графине). Кроме того, поляки имели собственную армию, которую составляли преимущественно ветераны польских легионов, воевавших в свое время на стороне Франции.

Но сильно развитые «великопольские» настроения поляков, мечты о полной независимости и восстановлении свободной Польши «от моря и до моря» в границах 1772 года (т.е., включая присоединение к ней Литвы, Украины и Белоруссии), побудили местную шляхту, интеллигенцию и католическое духовенство, рассчитывавших на поддержку Европы, поднять антироссийский мятеж.

Планы восстания вынашивались польскими тайными обществами с 1820-х годов.

Местные заговорщики пытались установить контакты с декабристами, затем – рассчитывали на затруднения, которые вызовет в России война с Турцией (1828).

А в 1829 году, решив воспользоваться намеченным на весну коронованием польской короной Императора Николая I, запланировали убить русского Царя. Но всем этим планам не суждено было сбыться.

Когда же в июле 1830 года во Франции разразилась революция, польские националисты вновь оживились, активизировав подготовку к выступлению.

Склонив на свою сторону ряд польских генералов и почти всех армейских офицеров, шляхту, интеллигенцию и студенчество, заговорщики решили начать бунт против России убийством наместника – Великого князя Константина и захватом казарм, в которых располагались русские солдаты.

На улицах Варшавы появились прокламации, на Бельведерском дворце, в котором располагалась резиденция Великого князя, было вывешено объявление, что с нового года дворец отдается внаймы…

17 ноября, один из организаторов мятежа офицер Петр Высоцкий, представлявший радикально-демократическое крыло польских националистов, явился в казарму подхорунжих и воскликнул: «Братья, час свободы пробил!», после чего было совершено нападение на Бельведерский дворец. Предупрежденный об опасности Великий князь Константин успел скрыться, но вместо того, чтобы поспешить организовать отпор мятежникам, проявил полную пассивность, чем немало содействовал успеху восстания.

Тем временем, мятежники убили шестерых польских генералов, сохранявших верность русскому Царю, захватили арсенал и окружили русские казармы. А вскоре поступил приказ Великого князя Константина к русским солдатам покинуть Варшаву.

Заявив о том, что он «не хочет участвовать в этой польской драке», Константин вскоре и вовсе покинул Царство Польское, тем самым оставив его без русской власти.

Подобные действия наместника тут же толкнули сомневавшихся на сторону восстания, и оно охватило всю Польшу.

Ликовали и русские революционеры. «…Как бомба, разорвавшаяся возле, оглушила нас весть о варшавском восстании, – восторженно писал А.И.Герцен. – Это уж недалеко, это дома, и мы смотрели друг на друга со слезами на глазах, повторяя любимое: Nein! Es sind keine leere Traume! (Нет! Это не пустые мечты! – нем.). (…) Я тотчас прибавил в свой иконостас портрет Фаддея Костюшки».

Восставшие поляки, между тем, не были едины в своих целях.

Левые страстно желали, чтобы восстание стало общенародным и, в союзе с революционной Францией, привело к воссоединению воедино всех польских земель, включая и те, которых находились под властью Пруссии и Австрии; правые же, нисколько не сомневаясь в необходимости расширения польских границ за счет украинских, белорусских и литовских земель, допускали возможность компромисса с русской властью.

Во главе польского Временного правительства встал князь Адам Чарторыйский — приятель юности Императора Александра I, а польскую армию возглавил генерал Иосиф Хлопицкий, вскоре объявивший себя диктатором.

Победившее правое крыло поспешило избавиться от влияния левых, и выдвинуло Петербургу свои условия: расширение польской территории, строгое соблюдение конституции, свободы и гласности; охрана королевства исключительно польскими войсками.

Западная общественность открыто встала на сторону поляков, а французские Генеральные штаты предъявили России ультиматум, грозящий военным вмешательством, что нашло отражение в известном стихотворении А.С.Пушкина «Клеветникам России» (1831):

О чем шумите вы, народные витии? Зачем анафемой грозите вы России? Что возмутило вас? волнения Литвы? Оставьте: это спор славян между собою, Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, Вопрос, которого не разрешите вы. Уже давно между собоюВраждуют эти племена; Не раз клонилась под грозоюТо их, то наша сторона.

Кто устоит в неравном споре: Кичливый лях, иль верный росс? Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читалиСии кровавые скрижали; Вам непонятна, вам чуждаСия семейная вражда; Для вас безмолвны Кремль и Прага; Бессмысленно прельщает васБорьбы отчаянной отвага –

И ненавидите вы нас…

Ответ Императора Николая, оскорбленного неблагодарностью поляков, которые имели больше привилегий, чем другие его подданные, но, тем не менее, посмели поднять мятеж, был лаконичным – никаких условий.

Единственное, что обещал полякам русский Царь – это амнистию в случае немедленного прекращения бунта. Возмущенные таким ответом, поляки немедленно приняли акт о «низложении» Николая I и запрете представителям Дома Романовых занимать польский престол.

После такого решения иного выхода как подавление восстания силой оружия уже не было…

Откликаясь на эти события, А.С.

Пушкин писал:

Скажите: скоро ль нам Варшава Предпишет гордый свой закон? Куда отдвинем строй твердынь? За Буг, до Ворсклы, до Лимана?За кем останется Волынь? За кем наследие Богдана? Признав мятежные права, От нас отторгнется ль Литва? Наш Киев дряхлый, златоглавый, Сей пращур русских городов, Сроднит ли с буйною Варшавой Святыню всех своих гробов? Ваш бурный шум и хриплый крик Смутили ль русского владыку? Скажите, кто главой поник? Кому венец: мечу иль крику? Сильна ли Русь? Война, и мор, И бунт, и внешних бурь напор Ее, беснуясь, потрясали – Смотрите ж: все стоит она! А вкруг ее волненья пали –

И Польши участь решена…

Для умиротворения мятежной Польши во главе русских войск был поставлен генерал-фельдмаршал И.И.Дибич-Забалканский, который обещал подавить восстание одним ударом; но обещание это осталось неисполненным – кампания затянулась на 7 месяцев.

Недовольный действиями командующего, Император Николай I писал Дибичу: «Я не могу достаточно выразить вам мое беспокойство, основанное на том, что я во всех ваших распоряжениях не усматриваю ничего такого, что бы давало надежду на сколь-нибудь удачное окончание кампании».

Скоропостижно скончавшегося от холеры в мае 1831 года Дибича сменил пользовавшийся особым доверием Императора генерал-фельдмаршал И.Ф.Паскевич, который решительно оттеснил польскую армию к Варшаве и, желая избегнуть бессмысленного кровопролития, предложил полякам условия сдачи.

Но «гордые ляхи» условия отвергли, что привело к штурму предместья Варшавы — селения Воля, закончившемуся нашей победой, а затем и к штурму самой польской столицы (выпавшему, кстати, на день Бородинской битвы), которая капитулировала в тот момент, когда наши войска уже готовились ворваться в город.

Сбылось – и в день Бородина Вновь наши вторглись знаменаВ проломы падшей вновь Варшавы; И Польша, как бегущий полк, Во прах бросает стяг кровавый –И бунт раздавленный умолк.

(А.С.Пушкин, «Бородинская годовщина»).

«Варшава у ног ваших», – докладывал Государю Паскевич, вскоре пожалованный за эту победу титулом князя Варшавского. Война же, после падения Варшавы, продолжалась недолго – отдельные мятежные отряды вскоре были разбиты, а основные польские силы были выдавлены в Пруссию, где и сложили оружие.

В итоге поляки, не довольствовавшиеся своим привилегированным положением в России, лишь утратили свои былые льготы.

Царство Польское объявлялось неотъемлемой частью России; конституция, сейм и национальное войско упразднялись; административное деление на воеводства было заменено делением на губернии; на территории Польши и прилегающих к ней губерний должна была разместиться крупная и хорошо обученная русская армия.

Проводить эти меры в жизнь было поручено Паскевичу, ставшему наместником Польши. «Я твердо устою, — заверял Император Паскевича, — в решимости ни на волос не отступать от принятых правил, и чем они (поляки) будут хуже, тем я строже буду и тем хуже для них.

Но если мы подадим малейший вид послабления от боязни du qu’ en dirat-t-on (того, что об этом будут говорить), то все решительно пропадет». Уяснив пожелание Государя, Паскевич энергично принялся укреплять русское господство в губерниях бывшего Царства Польского.

Посещая Варшаву в 1835 году, Император Николай I обратился к встречавшей его польской делегации с речью, в которой был подведен итог мятежа и последовавшей за ним войны. Речь эту, прекрасно характеризующую Государя и его взгляд на «польский вопрос», имеет смысл привести практически полностью:

«Я знаю, господа, что вы хотели обратиться ко мне с речью; я даже знаю ее содержание, и именно для того, чтобы избавить вас от лжи, я желаю, чтобы она не была произнесена предо мною. Да, господа, для того, чтобы избавить вас от лжи, ибо я знаю, что чувства ваши не таковы, как вы меня в том хотите уверить.

И как мне им верить, когда вы мне говорили то же самое накануне революции? Не вы ли сами, тому пять лет, тому восемь лет, говорили мне о верности, о преданности и делали мне такие торжественные заверения в преданности? Несколько дней спустя вы нарушили свои клятвы, вы совершили ужасы.

Императору Александру I, который сделал для вас более, чем русскому Императору следовало, который осыпал вас благодеяниями, который покровительствовал (vous a favorises) вам более, чем своим природным подданным, который сделал из вас нацию самую цветущую и самую счастливую, – Императору Александру I вы заплатили самою черною неблагодарностью.

Вы никогда не хотели довольствоваться самым выгодным положением и кончили тем, что сами разрушили свое счастье. (…)

Вам предстоит, господа, выбор между двумя путями: или упорствовать в мечтах о независимой Польше, или жить спокойно и верноподданными под моим правлением. Если вы будете упрямо лелеять мечту отдельной национальности, независимой Польши и все эти химеры, вы только накликаете на себя большие несчастия.

По повелению моему воздвигнута здесь цитадель, и я вам объявляю, что при малейшем возмущении я прикажу разгромить ваш город, я разрушу Варшаву, и уж, конечно, не я отстрою ее снова. (…)

От вас, господа, зависеть будет заслужить забвение прошедшего.

Достигнуть этого вы можете лишь своим поведением и своею преданностью моему правительству. (…) Хорошо воспитывая своих детей и внушая им начала религии, верность Государю, вы можете пребыть на добром пути.

Среди всех смут, волнующих Европу, и среди всех учений, потрясающих общественное здание, Россия одна остается могущественною и неприкосновенною. Поверьте мне, господа, принадлежать России и пользоваться ее покровительством есть истинное счастье…»

И хотя, как справедливо отмечал А.Х.

Бенкендорф, «наши враги и либералы всех стран поспешили выставить эти слова как живое доказательство враждебного духа, гнездящегося еще в Польше против ее Царя», люди беспристрастные увидели в речи Императора«отголосок благородной искренности и твердости монарха, который, не обращаясь к обыденным фразам милости и обещаний, предпочитает им, как в беседе отца, слова неприкрашенной вразумляющей его детей истины».

Источник – http://ruskline.ru/history/2013/11/30/i_polshi_uchast_reshena/

Источник: https://mysea.livejournal.com/2151434.html

ПО́ЛЬСКОЕ ВОССТА́НИЕ 1830–31

Польская война 1830 - 1831 годов

Авторы: Г. Ф. Матвеев

ПО́ЛЬСКОЕ ВОССТА́НИЕ 1830–31, Но­ябрь­ское вос­ста­ние (польск. – Powstanie listopadowe), воо­ру­жён­ное вы­сту­п­ле­ние в Цар­ст­ве Поль­ском (ЦП), рас­про­стра­нив­шее­ся на ряд зап. гу­бер­ний Рос. им­пе­рии. Вспых­ну­ло в свя­зи с ре­во­люц. подъ­ё­мом в Зап. Ев­ро­пе – Июль­ской ре­во­лю­ци­ей 1830 во Фран­ции и Бель­гий­ской ре­во­лю­ци­ей 1830. Ве­че­ром 17(29).11.

1830 в Вар­ша­ве груп­па за­го­вор­щи­ков во гла­ве с Л. На­бе­ля­ком и С. Го­щинь­ским по при­ка­зу ин­ст­рук­то­ра Вар­шав­ской шко­лы под­хо­рун­жих пе­хо­ты П. Вы­соц­ко­го на­па­ла на дво­рец Бель­ве­дер – ре­зи­ден­цию фак­тич. на­ме­ст­ни­ка в ЦП вел. кн. Кон­стан­ти­на Пав­ло­ви­ча. При под­держ­ке го­ро­жан за­го­вор­щи­ки за­хва­ти­ли ар­се­нал (ок. 40 тыс.

ру­жей), уби­ли 7 польск. вое­на­чаль­ни­ков, со­хра­нив­ших вер­ность Ни­ко­лаю I, в т. ч. во­ен. ми­ни­ст­ра ЦП ген. от инф. гр. М. Ф. Гау­ке. Под воз­дей­ст­ви­ем этих со­бы­тий вме­сто Со­ве­та управ­ле­ния Го­су­дар­ст­вен­но­го со­ве­та Цар­ст­ва Поль­ско­го по­сле­до­ва­тель­но об­ра­зо­ва­ны Врем. пра­ви­тель­ст­во (но­яб./дек. – дек. 1830), Выс­ший нац. со­вет (дек. 1830 – янв.

1831) и Нац. пра­ви­тель­ст­во (янв. – сент. 1831) во гла­ве с кн. А. А. Чар­то­рый­ским (сме­нён в ав­гу­сте ген.-л. гр. Я. С. Кру­ко­вец­ким). Врем. пра­ви­тель­ст­во на­зна­чи­ло глав­но­ко­ман­дую­щим польск. ар­ми­ей ген.-л. Ю. (Й. Г.) Хло­пиц­ко­го, вы­ска­зав­ше­го­ся в ус­ло­ви­ях от­сут­ст­вия во­ен. по­мо­щи зап.-ев­роп.

го­су­дарств за раз­ре­ше­ние кон­флик­та пу­тём пе­ре­го­во­ров. Од­на­ко бе­жав­ший из Вар­ша­вы Кон­стан­тин Пав­ло­вич на пред­ло­же­ние Хло­пиц­ко­го вер­нуть­ся от­ве­тил от­ка­зом. Же­лая воз­дер­жать­ся от во­ен. столк­но­ве­ний, вел. князь фак­ти­че­ски сдал но­во­му польск. пра­ви­тель­ст­ву гл. кре­по­сти Мод­лин (ны­не в чер­те г.

 Но­вы-Двур-Ма­зо­вец­ки Ма­зо­вец­ко­го вое­вод­ст­ва, Поль­ша) и За­мос­тье (ны­не г. За­мосць Люб­лин­ско­го вое­вод­ст­ва) со скла­да­ми ору­жия и по­ки­нул ЦП вме­сте с рос. гар­ни­зо­ном Вар­ша­вы. То­гда же Хло­пиц­ким в С.-Пе­тербург на­прав­ле­на де­ле­га­ция во гла­ве с К. Ф. (Ф. К.) Друц­ким-Лю­бец­ким.

До её при­бы­тия Ни­ко­лай I в «Воз­зва­нии к вой­скам и на­роду Цар­ст­ва Поль­ско­го» от 5(17) дек. и в Ма­ни­фе­сте от 12(24) дек. рас­по­ря­дил­ся вос­ста­но­вить Со­вет управ­ле­ния, жи­те­лей ЦП при­звал не­мед­лен­но отой­ти «от пре­ступ­на­го, но ми­нут­на­го зав­ле­че­ния», а польск. ар­мию – сле­до­вать при­ся­ге, дан­ной рос. им­пе­ра­то­ру как польск. ца­рю.

Тем не ме­нее польск. де­ле­га­ция до­ве­ла до све­де­ния гр. К. В. Нес­сель­ро­де, а за­тем Ни­ко­лая I свои тре­бо­ва­ния: пе­ре­да­ча в со­став ЦП тер­ри­то­рии быв­ших Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го и Ма­ло­поль­ской пров. Поль­ско­го ко­ро­лев­ст­ва; со­блю­де­ние им­пе­ра­то­ром Кон­сти­ту­ции Цар­ст­ва Поль­ско­го 1815 (ра­нее до­пу­щен ряд на­ру­ше­ний, в т. ч.

два­ж­ды пре­вы­ше­ны сро­ки со­зы­ва Сей­ма, в 1825 от­ме­не­на глас­ность его за­се­да­ний, в 1819 вве­де­на пред­ва­рит. цен­зу­ра); ам­ни­стия уча­ст­ни­кам П. в.; рос. ди­пло­ма­тич. под­держ­ка польск. ок­ку­па­ции Га­ли­ции. Ни­ко­лай I от­кло­нил боль­шин­ст­во тре­бо­ва­ний, но по­обе­щал ам­ни­сти­ро­вать «мя­теж­ни­ков».

По­сле из­вес­тия о твёр­дой по­зи­ции им­пе­ра­то­ра и под дав­ле­ни­ем ор­га­ни­зо­ван­ной «Пат­рио­ти­че­ским об­ще­ст­вом» улич­ной ма­ни­фе­ста­ции 13(25).1.1831 Сейм в на­ру­ше­ние кон­сти­ту­ции 1815 объ­я­вил о низ­ло­же­нии Ни­ко­лая I как ца­ря поль­ско­го, но со­хра­нил кон­сти­туц.-мо­нар­хич. уст­рой­ст­во ЦП, зая­вив, что польск.

на­род яв­ля­ет­ся «сво­бод­ной на­ци­ей», имею­щей пра­во от­дать польск. ко­ро­ну то­му, ко­го «её дос­той­ным со­чтёт». Вско­ре Сейм на­зна­чил но­вым глав­но­ко­манд. польск. ар­ми­ей кн. М. Рад­зи­вил­ла (в даль­ней­шем мно­го­кра­т­но за­ме­нял­ся, в ча­ст­но­сти в фев­ра­ле – бри­гад­ным ген. Я. Скжи­нец­ким, в ию­ле – ди­ви­зи­он­ным ген. Г. Дем­бин­ским).

В февр. 1831 ме­ж­ду рос. и польск. ар­мия­ми на­ча­лись во­ен. дей­ст­вия. Под на­тис­ком рос. войск под ко­манд. ген.-фельдм. И. И. Ди­би­ча по­сле пер­вых сра­же­ний под Вав­ром и Гро­ху­вом (ны­не в чер­те Вар­ша­вы) польск. ар­мия от­сту­пи­ла к Пра­ге – силь­но ук­ре­п­лён­но­му вост. при­го­ро­ду Вар­ша­вы, а за­тем за р.

 Вис­ла (од­но­вре­мен­но в февр./мар­те рос. вой­ска под ко­манд. нач. шта­ба ар­мии ген. от инф. К. Ф. То­ля за­ня­ли г. Люб­лин). Рос. ар­мия на­ча­ла под­го­тов­ку к штур­му Вар­ша­вы с за­па­да. Два­ж­ды Ди­бич от­кла­ды­вал штурм; в ча­ст­ности, по при­ка­зу Ни­ко­лая I он ждал под­хо­да Гв. кор­пу­са вел. кн.

Ми­хаи­ла Пав­ло­ви­ча, од­на­ко вско­ре вы­сту­пил на по­мощь са­мо­му Гв. кор­пу­су и одер­жал 2 по­бе­ды над польск. ар­ми­ей, в т. ч. 14(26) мая близ г. Ост­ра­лен­ка Ма­зо­вец­ко­го вое­вод­ст­ва. 4–8(16–20) ию­ля рос. вой­ска под ко­манд. ген.-фельдм. И. Ф. Пас­ке­ви­ча, за­ме­нив­ше­го скон­чав­ше­го­ся от хо­ле­ры Ди­би­ча, у польско-прус.

гра­ни­цы фор­си­ро­ва­ли р. Ви­с­ла и дви­ну­лись к Вар­ша­ве, ко­то­рую взя­ли штур­мом 26–27 авг. (7–8 сент.). Пас­ке­вич пред­ло­жил ос­тат­кам польск. ар­мии ка­пи­ту­ли­ро­вать, ра­зо­ру­жив­шись в Плоц­ке и от­пра­вив от­ту­да Ни­ко­лаю I де­пу­та­цию с по­вин­ной (ус­ло­вия при­ня­ты Я. С. Кру­ко­вец­ким, но от­верг­ну­ты Сей­мом).

В сен­тяб­ре кор­пус бри­гад­но­го ген. Дж. Ра­мо­ри­но пе­ре­шёл австр. гра­ни­цу, а в сент./окт. осн. часть польск. ар­мии – прус. гра­ни­цу, по­ки­нув тер­ри­то­рию ЦП. П. в. за­вер­ши­лось сда­чей рос. вой­скам кре­по­стей Мод­лин [26 сент. (8 окт.)] и За­мос­тье [9(21) окт.].

Вес­ной – ле­том вос­ста­ние так­же за­тро­ну­ло Ли­тов­ско-Ви­лен­скую, Грод­нен­скую, Мин­скую, Во­лын­скую, По­доль­скую гу­бер­нии и Бе­ло­сто­кскую обл. Рос. им­пе­рии.

Ма­ни­фе­стом от 20.10(1.11).1831 имп. Ни­ко­лай I ам­ни­сти­ро­вал б. ч. уча­ст­ни­ков П. в.

, за­тем от­ме­нил кон­сти­ту­цию 1815 и ввёл Ор­га­ни­че­ский ста­тут Цар­ст­ва Поль­ско­го 1832, объ­я­вив­ший ЦП ча­стью Рос. им­пе­рии.

Уча­ст­ни­ки по­дав­ле­ния вос­ста­ния на­гра­ж­да­лись «Поль­ским зна­ком от­ли­чия за во­ен­ные под­ви­ги», уч­ре­ж­дён­ным в 1831/32 и яв­ляв­шим­ся точ­ной ко­пи­ей польск. ор­де­на «Virtuti militari».

Со­бы­тия П. в. от­ра­же­ны в сти­хо­тво­ре­ни­ях К. Де­ла­ви­ня «Вар­ша­вян­ка», В. А. Жу­ков­ско­го «Ста­рая пес­ня на но­вый лад», А. С. Пуш­ки­на «Пе­ред гроб­ни­цею свя­той…», «Кле­вет­ни­кам Рос­сии», «Бо­ро­дин­ская го­дов­щи­на», муз. про­из­ве­де­нии Ф.

 Шо­пе­на – «Ре­во­лю­ци­он­ном» этю­де для фп. (op. 10, c-moll) (все 1831) и др. В па­мять об уби­тых вос­став­ши­ми в пер­вый день П. в. вое­на­чаль­ни­ках польск. ар­мии в Вар­ша­ве ус­та­нов­лен па­мят­ник (1841, ав­тор про­ек­та – А. Ко­рац­ци; унич­то­жен в 1917).

Источник: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3177461

Польское восстание 1830 года

Польская война 1830 - 1831 годов

В 1830-31 годах на территории Королевства Польского прогремело восстание, направленное против власти Петербурга. К началу восстания привёл целый комплекс причин:

  • Разочарование поляков в либеральной политике Александра. Жители Царства Польского надеялись, что Конституция 1815 года станет толчком для дальнейшего расширения самостоятельности местных властей, а также рано или поздно приведёт к воссоединению Польши с Литвой, Украиной и Белоруссией. Однако русский император не имел таких планов и в 1820 году на очередном сейме ясно дал понять полякам, что прежние обещания не будут исполнены;
  • Всё ещё популярная среди поляков идея возрождения Речи Посполитой в прежних границах;
  • Нарушение русским императором некоторых пунктов польской конституции;
  • Революционные настроения, витавшие по всей Европе. Бунты и отдельные террористические акты происходили на территории Испании, Франции и Италии. В самой Российской Империи в 1825 году произошло восстание декабристов, направленное против нового правителя — Николая

Предшествующие восстанию события

         На сейме 1820 года впервые выступила Калишская партия, представлявшая либеральную шляхетскую оппозицию. Калишане скоро стали играть ключевую роль на заседаниях сейма.

Их усилиями был отвергнут новый уголовно-процессуальный кодекс, ограничивавший судебную гласность и ликвидировавший суд присяжных, и «Органический статут», делавший министров неподсудными.

Российское правительство ответило на это преследованиями оппозиционеров и наступлением на католический клир, однако, это только способствовало всплеску национально-освободительных настроений.

Повсюду возникали студенческие кружки, масонские ложи и другие тайные организации, тесно сотрудничавшие и с русскими революционерами. Однако польским оппозиционерам пока не хватало опыта, поэтому они не могли выступить единым фронтом и их часто арестовывала полиция.

К началу сейма 1825 года русское правительство основательно подготовилось. С одной стороны, на заседания не были допущены многие влиятельные калишане, а с другой — польские помещики узнали о весьма выгодных для себя нововведениях (дешёвых кредитах, низких пошлинах на вывоз польского хлеба в Пруссию, усилении крепостного гнёта).

За счёт этих перемен русское правительство добилось воцарения самых что ни на есть верноподданических настроений среди польских землевладельцев.

Хотя идея восстановления Речи Посполитой была привлекательной для многих поляков, нахождение в составе России (на тот момент одной из наиболее могущественных европейских держав) означало экономическое благополучие — польские товары находили сбыт на огромном всероссийском рынке, а пошлины были очень низкими.

Впрочем, тайные организации никуда не исчезли. После восстания декабристов в Петербурге стало известно о связи русских революционеров с поляками. Начались массовые обыски и аресты.

Чтобы не идти на конфликт с поляками, Николай I разрешил судить мятежников Сеймовому суду. Приговоры были очень мягкими, а основное обвинение в государственной измене и вовсе было снято с подсудимых.

На фоне обострявшихся отношений с Турцией, император не хотел вносить смуту во внутренние дела государства и смирился с приговором.

В 1829 году Николай I короновался польской короной и уехал, подписав несколько указов, противоречивших конституции. Ещё одной причиной для будущего восстания стало решительное нежелание императора присоединять к Королевству Польскому литовские, белорусские и украинские губернии.

Эти два повода стали толчком к активизации варшавского кружка подхорунжих, возникшего в 1828 году. Члены кружка выдвигали самые решительные лозунги, вплоть до убийства русского императора и создания в Польше республики. Вопреки ожиданиям подхорунжих, польский сейм не принял их предложений.

Даже самые оппозиционно настроенные депутаты не были готовы к революции.

Но в варшавский кружок активно вливалось польское студенчество. По мере увеличения их числа, всё чаще звучали призывы к установлению всеобщего равенства и ликвидации сословных различий.

Это не встречало сочувствия у более умеренных участников кружка, представлявших себе будущее правительство, состоящим из крупных магнатов, шляхты и генералитета.

Многие из «умеренных» становились противниками восстания, опасаясь, что оно перерастёт в бунт черни.

Ход восстания

Вечером 29 ноября 1830 года группа революционеров напала на Бельведерский замок, где находился польский наместник — великий князь Константин Павлович. Целью повстанцев был сам брат императора, планировалось, что революция начнётся с расправы над ним.

Однако оружие против восставших подняли не только русские солдаты, охранявшие замок, но и сами поляки. Бунтовщики тщетно просили перейти на их сторону польских генералов, находившихся при Константине. На их просьбы откликнулись только младшие офицеры, выведшие свои роты из казарм. О восстании узнали городские низы.

Так к восставшим присоединились ремесленники, студенты, беднота и рабочие.

Польская аристократия была вынуждена балансировать между бунтующими соотечественниками и царской администрацией. При этом шляхта была решительно против дальнейшего развития бунта. Диктатором восстания в итоге стал генерал Хлопицкий.

Он заявил, что всячески поддерживает бунтовщиков, но его реальной целью было скорейшее налаживание отношений с Петербургом. Вместо начала военных действий против царской армии Хлопицкий начал арестовывать самих восставших и писать Николаю I верноподданические письма.

Единственным требованием Хлопицкого и его сторонников было присоединение к Королевству Польскому Литвы, Белоруссии и Украины. На это император ответил решительным отказом. «Умеренные» оказались в тупике и были готовы капитулировать. Хлопицкий сложил с себя полномочия.

Заседавший в это время сейм под давлением бунтующей молодёжи и бедноты был вынужден одобрить акт о низложении Николая I. В это время на Польшу двигала армия генерала Дибича, обстановка была раскалена до предела.

Испуганная шляхта предпочла выступить против русского императора, чем навлекать на себя гнев крестьянства, и поэтому начала готовиться к войне с Россией. Сбор войск шёл медленно и с постоянными проволочками. В феврале 1831 года произошли первые бои.

Несмотря на малочисленность польской армии и отсутствие согласия между её командирами, полякам удалось какое-то время отражать удары Дибича. Но новый командующий польским повстанческим войском — Скшинецкий — немедленно вступил в тайные переговоры с Дибичем.

Весной Скшинецкий упустил несколько удобных случаев для того, чтобы перейти в контратаку.

Между тем, по всей Польше начались крестьянские волнения. Для крестьян восстание было не столько борьбой против Петербурга, сколько способом противостоять феодальному гнёту.

В обмен на социальные реформы они были готовы пойти за своими панами на войну с Россией, но излишне консервативная политика сейма привела к тому, что к лету 1831 года крестьяне окончательно отказались поддерживать восстание и пошли против помещиков.

Однако в сложной ситуации находился и Петербург. По всей России начались холерные бунты. От болезни сильно пострадало и русское войско, стоявшее под Варшавой. Николай I требовал от армии немедленного подавления восстания.

В начале сентября войска под руководством генерала Паскевича прорвались в пригород Варшавы. Сейм предпочёл сдать столицу. Поддержки у иностранных держав, боявшихся демократических революций у себя, поляки также не нашли.

В начале октября восстание было окончательно подавлено.

Итоги восстания

         Последствия восстания были для Польши весьма плачевными:

  • Польша лишилась своей конституции, сейма и армии;
  • На её территории была введена новая административная система, фактически означавшая ликвидацию автономии;
  • Началось наступление на католическую церковь.

(2 5,00 из 5)
Для того чтобы оценить запись, вы должны быть зарегистрированным пользователем сайта.

Источник: https://PolandLife.ru/polskoe-vosstanie-1830-g/

Польское восстание 1830-1831 годов (кратко)

Польская война 1830 - 1831 годов

Несмотря на то, что Российская Империя вкладывала существенные средства в развитие окраин (на английский манер – доминионов), развивала их инфраструктуру – национальные элиты этих территорий всегда оставались источником политической нестабильности.

Польская шляхта была ярким образцом подобных элит. Используя множественные кросс-культурные различия с православной Россией, играя на политических противоречиях – шляхта не оставляла попыток добиться независимости.

Так дарованная полякам конституция, весьма либеральная для того времени, через 15 лет обернулась вооруженным восстанием польской знати.

Причины

Создание польской национальной автономии было гуманным, но опрометчивым шагом Александра 1 и послужило одной из причин будущего восстания. Слишком унизительна для католической шляхты была мысль о нахождении под властью России, слишком далеко зашли притеснения православного меньшинства.

По началу, местная аристократия смотрела на конституцию как на первый шаг к расширению самостоятельности и дальнейшему объединению с Литвой, Белоруссией и Украиной. Но уже в 1920 году, на очередном сейме, Российский император пресек эти надежды.

С этого момента, восстание становилось лишь вопросом времени. Нарушение императором отдельных пунктов конституции, восстание декабристов, европейские бунты оставляли все меньше шансов на конструктивный диалог.

Участники

С 1815 года, на территории польского анклава начал работу ряд радикальных националистических организаций, главной целью которых была независимость от России. Причем работала шляхта в этом направлении успешно.

Успех сепаратистской  деятельности стал возможен благодаря сторонникам мятежников. Ключевые государственные посты автономии принадлежали националистически-ориентированной элите. Также, существенную роль в становлении протеста сыграла всесторонняя поддержка заговорщиков со стороны Польского католического духовенства.

Активисты радикальных организаций стали ядром мятежа. К началу восстания, радикалы сумели также склонить на свою сторону практически всю польскую армию.

Реакция европейских стран

В Европе весть о польском восстании 1830-1831 гг. была принята с радостью. Во-первых, оно могло ослабить Россию. Во-вторых, правители большинства крупных европейских держав поспешили использовать его для усиления русофобских настроений в своих странах.

Была развернута широкая пропагандистская компания, в которой охотно приняли активное участие польские эмигранты. Восставшие изображались смелыми героями противостоящими кровавому тирану.

Эта пропаганда была настолько несправедливой и злобной, что даже либерально настроенный Пушкин написал несколько гневных стихотворений на эту тему, самым знаменитым из которых является «Клеветникам России».

Итоги

За попытку захвата власти польская шляхта расплатилась жизнью 40 тыс. своих соотечественников. Около 23 тыс. составили потери русской стороны

Военное поражение польского националистического лагеря обусловило полную ликвидацию зачатков польской автономии и самостоятельности от центра империи:

  • Отменялась конституция 1815 года.
  • Запрет на собственную армию.
  • Сейм и Государственный совет были ликвидированы.
  • Упразднены польские воеводства, страна была разбита на губернии.

Источник: https://IstoriyaKratko.ru/pravlenie-romanovyh/voyny-romanovyh/polskoe-vosstanie-1830-1831-godov-kratko.html

Польское восстание 1830-1831 годов

Польская война 1830 - 1831 годов

Польское восстание 1830-1831 годов было попыткой польской шляхты создать государство, независимое от Российской Империи. Восстание длилось чуть меньше года и завершилось поражением мятежников.

восстание началось в ночь с 17 на 18 ноября 1830 года. В августе 1831 года русская армия штурмом захватила Варшаву, одержав победу. В результате очень либеральная и демократическая Польская Конституция 1815 года была отменена Николаем 1.

Польша становилась одной из губерний России, без особых привелегий.

Формальным поводом для восстания стал приказ Николая 1, который приказал польским войскам готовиться к совместному походу с русской армией в Бельгию, для подавления там восстания.

Положение Польского царства

После трех разделов Речи Посполитой между Россией, Австрией и Пруссией, Польша прекратила существование как государство.

В 1815 году (спустя 20 лет после ликвидации Речи Посполитой) после окончательной победы над Наполеоном, Венский конгресс решил восстановить Польшу, но исключительно в границах Российской Империи и под покровительством Александра 1.

В результате была составлена «Конституционная хартия Царства Польского», которая даровала Польше самую демократичную конституцию своего времени.

По Конституции 1815 года Польша была государством в государстве. Ею управлял русский императора, который назначал Наместника, обязанного находиться в Варшаве.

Польша получила право содержать собственную армию, получила гарантии сохранения католичества как полноценной религии, получила право на собственный Сейм, состоящий исключительно из поляков, на собственную казну и так далее.

Фактически это было полноценное государство, которое в основном формально только подчинялось Москве.

Подготовка к восстанию

После 1815 года в Польше начали действовать тайные организации. Их главная цель – создание независимого польского государства. Деятельность этих организаций была успешной, поскольку именно польские кадры занимали все ключевые посты.

Восстание в Польше 1830 года планировалось с учетом быстрого создания польского правительства. Следовательно планировалось в кратчайшие сроки уничтожить основные элементы императорской власти. Это планировалось сделать в 3 этапа:

  1. Убийство великого князя Константина Павловича.
  2. Разоружени русской армии, чтобы она не могла принять участие в событиях.
  3. Захват арсенала в Варшаве. В результате все вооружены столицы царства должно было оказаться в руках мятежников.

Еще в мае 1829 когда в Варшаве, на коронации Николая 1, на императора готовилось покушение. Польские генералы заверили, что мятежа быть не может и готовящееся покушение на Николая 1 это акт нескольких людей.

Нападение на Бельведерский дворец

Бельведерский дворец в Варшаве был местом жительства великого князя Константина Павловича.В ночь на 17 ноября 1830 года на дворец было совершено нападение. Дворец практически не охранялся. Наместник была настолько уверен надежности своей власти, что повелел поручить охрану дворца нескольким военным коллегам.

Вечером 17 ноября небольшая группа людей (по разным оценкам от 17 до 32 человек) проникла в Бельведерский дворец. Заговорщики убивали всех на своем пути, в том числе был заколот штыками варшавский полицмейстер.

Константина Павловича спасло то, что заговорщики в темноте приняли генерал-лейтенанта Жандра за Наместника, убили его и скрылись. Примечательно, что нападением на Бельведерский дворец руководил тот же человек, что и организовывал покушение на Николая 1 – Петр Высоцкий.

Это была реализация первого этапа подготовки восстания – убийства наместника. Константин Павлович выжил и затем бежал в Россию.

События 1830 года

Одновременно с нападением на Бельведерский дворец и бегством Константина Павловича, революционеры завладели арсеналом, фактически лишив русские части в Польше вооружения. Тем самым произошел государственный переворот. Сразу после этих событий в Варшаве было объявлено о создании Временного переходного правительства, которое возглавил генерал Хлоповицкий.

Это были командующий национальной польской армии. Временное правительство должно было работать до официального признания Польши в качестве независимой страны, а Хлоповицкий получил полномочия, сопоставимым с диктаторскими. Фактически в руках этого человека было больше власти, чем у Константина Павловича и Николая 1 в Польше.

Хлоповицкий провел 2 важных мероприятия:

  1. Провел полную мобилизацию.
  2. Отправил депутатов Сейма в Петербург на переговоры с Николаем 1. В столицу Российской Империи были направлены Езерский и Любицкий. Николай 1 на переговоры с мятежниками не пошел.

В результате уже к концу 1830 года стало очевидно, что восстание в Польше прошло успешно, но добиться самостоятельности без военных действий против России – невозможно. Осознавая невозможность Царства Польского вести войну с Россией, Хлоповицкий подает в отставку.

Польша ищет союзников

Успешное восстание в Польше 1830 года заставило Польское Царство искать помощь за границей. Представители Царства отправились в 4 европейские столицы:

  • в Лондон – Александр Велепольский
  • в Берлин – Эдвард Рачиньский
  • в Вену – Константин Чарторыйский
  • в Париж – генерал Кароль Княжевич

Изначально особые надежды были на Австрию и Пруссию, которые по мнению поляков должны были поддержать «братьев по вере».

Однако обе страны понимали, что они сами участвовали в разделе Речи Посполитой, и поэтому польское восстание, в случае успеха, может переброситься и на их земли.

В Берлине и в Вене послов польских приняли, но в помощи отказали. Более того, Пруссия в дальнейшем оказывала помощь русской армии продовольствием.

В Париже и в Лондоне польскую революцию приняли, но помощь также не оказали. Во Франции, где за несколько месяцев до Польши, прошла революция, у власти была «Июльская революция». Она была настроена против Николая 1, но  вести открытую борьбу против России не решались.

Англичане, которые всегда борются с лидером в Европе, теоретически могли поддержать освободительный порыв польских шляхтичей, но не сделали этого. Причина в том, что правление Николая 1 не представляло для них угрозы.

Более того, политика европейского жандарма, которую на себя добровольно взял русский император, полностью соответствовала интересам Англии. В результате Польша осталась без возможных союзников.

События 1831 года

13 января 1831 года Сейм Польши заявил о детронизации Николая 1. Одновременно было объявлено о создании государства Речь Посполитая с историческими границами. Во главе государства был утвержден князь А.Чарторыйский. Одновременно начались призывы к другими регионам России о восстании, а также нападения на соседние области с Польшей.

До этого времени Николай 1 не предпринимал существенных шагов для борьбы с польским восстанием, поскольку надеялся договориться и решить проблему без кровопролития.

25 января Николай 1 издает Манифест, в котором объясняет, что 1,5 месяца ждал пока польский народ образумится, но проведение интронизации заставляет императора использовать армию для подавления мятежа.

В этот же день (25 января) русская армия под командованием Дибича перешла границу Польши.

Таблица: основные военные действия польского восстания 1830-1831 годов Дата Событие Победитель
февраль 1831сражение под СточкамиРоссия
февраль 1831сражение под ГроховымРоссия
май 1831генеральное сражение под ОстроленкамиРоссия
июль-август 1831генеральное наступление на ВаршавуРоссия

В феврале польской армией командовал князь Радзивилл, но после 2 поражений он сложил свои полномочия. Новым командующим стал генерал Скрижинецкий.После его поражения под Остроленками польскую армию возглавил генерал Дембинский, который отвел войска в Варшаву для обороны столицы.

В июне 1831 года от холеры умер фельдмаршал Дибич. Русскую армию возглавил фельдмаршал Паскевич. После взятия русскими войсками Варшавы, оставшиеся силы революционеров укрепились в Модлине и Замостье. Оттуда их выбили к концу октября 1831 года. На этом Польское восстание было завершено.

Исторические последствия

Изменения в политическом, социальном и экономическом статусе Польши произошли на основе Манифеста от 14 февраля 1832 года.  Этот документ вошел в историю под названием «Органический статус».

Официальное название Манифеста – «О новом порядке управления и образования Царства Польского».

Исторические последствия и значение польского восстания 1830-1831 годов заключается в следующих изменениях:

  • Конституция 1815 года отменялась практически полностью. Напомним это была одна из передовых Конституция своего времени, с огромными национальными привилегиями для Польши.
  • Польша переставала быть отдельным царством (государством в государстве) и становилась неотъемлемой частью Российской Империи. Если до 1832 года русский император проходил коронацию и в Москве и в Варшаве, то теперь коронация происходила только в Москве, а Польша принимала нового правителя, как любая другая область страны.
  • Польше запрещалось иметь собственную национальную армию. Теперь здесь могла располагаться только русская армия, частью которой были польские войска.
  • Польский Сейм ликвидировался. Создавался Государственный Совет, которым управлял имперский Наместник. В 1841 году был ликвидирован ГосСовет, который заменили Департаментом Правительствующего Сената.

Постепенно Польское царство лишилось всех элементов самостоятельности, превратившись в одну из губерний Российской Империи.

Польские деньги

Практически сразу после начала восстания в Польше в Варшаве сформировали национальное Правительство, которое взяло контроль над Варшавским монетным двором, который по распоряжению Адама Чарторыйского был передан Польскому банку. Уже 10 февраля 1831 года был утвержден рисунок герба  началась чеканка польских монет. Всего за период восстания чеканились деньги нескольких типов:

  • серебряные, номиналом 5 злотых и 2 злотых.
  • биллонные (тип низкопробного серебра специально для чеканки монет), номиналом 10 грошей.
  • медные, номиналом 3 гроша.

Монеты ходили и после подавления восстания. Официальный запрет на «революционные деньги» был наложен с 1 января 1838 года. Однако на руках у населения оставалось больше миллиона злотых, поэтому сроки обмена были продлены до 1 июня 1838 года.

Источник: https://istoriarusi.ru/imper/polskoe-vosstanie-1830-1831.html

Book for ucheba
Добавить комментарий