Помощники Сталина

«Откровения» секретаря Сталина

Помощники Сталина

1 января 1928 года через советско-персидскую границу перешел Борис Георгиевич Бажанов, который, появившись вскоре в Британской Индии, объявил себе «невозвращенцем». Подобных побегов было совершено немало в истории нашей страны.

Один из первых был осуществлен Андреем Михайловичем Курбским, родившимся ровно за 400 лет до побега Бажанова. Воспоминания таких «невозвращенцев» издательство «Алгоритм» публикует в серии «Я предал Родину». На сей раз книга Б.

Бажанова переиздана под заголовком «Я был секретарем Сталина».

Описывая в своем стихотворении «Василий Шибанов» реакцию литовцев на новость о прибытии в их стан Андрея Курбского, А.К. Толстой утверждал, что те пришли в «изумленье»: «И ходят их головы кругом: «Князь Курбский нам сделался другом».

Схожей была и реакция у врагов СССР на появление Бориса Бажанова в Британской Индии.

Хотя, в отличие от приближенного к Ивану Грозному Курбского, Бажанов не был князем, так как многое изменилось на Руси после 1917 года, он также занимал видное положение в Кремле, являясь помощником другого грозного московского правителя – И.В. Сталина.

В сообщениях западных газет, вынесенных на первые страницы, подчеркивалось, что в течение пяти лет Борис Бажанов был секретарем Организационного бюро (Оргбюро), а затем секретарем Политического бюро (Политбюро) ЦК Российской коммунистической партии (большевиков).

Эксперты были уверены, что Бажанов привез с собой протоколы секретных заседаний Оргбюро и Политбюро, что он может поведать о беседах со всеми видными деятелями Кремля и теперь секреты большевизма и зловещие планы Советов станут известны британской разведке.

Однако что именно доставил Бажанов Лондону, осталось неизвестным. В своих же интервью и публикациях он сообщал в основном всем известные вещи. Поэтому откровения Бажанова не сильно заинтересовали ни тогдашних журналистов, ни последующих историков-кремленологов. Исаак Дейчер в своей биографии Сталина, опубликованной в 1949 г.

, сослался на Бажанова лишь один раз, когда тот так охарактеризовал личную жизнь своего шефа: «У этого страстного политика нет других пороков. Он не любит ни денег, ни удовольствий, ни спорт, ни женщин. Женщины, кроме его жены, не существуют”.

Американский советолог Роберт Таккер в своей дилогии о Сталине привел лишь слова Бажанова о попытках Зиновьева и Каменева использовать Сталина в борьбе против Троцкого.

В конце 1970-х на книжном рынке Запада появилась новая книга воспоминаний Бажанова. Ее автор утверждал, что, наконец, он может раскрыть подлинный механизм советской власти.

Кроме того, Бажанов поведал о том, как в дни Зимней войны он консультировал фельдмаршала Г. Маннергейма, а накануне 22 июня 1941 г.

давал советы теоретику третьего рейха, а затем и министру по делам восточных территорий Альфреду Розенбергу.

Однако – удивительное дело — книга не вызвала ажиотажа среди знатоков истории на Западе. Никто из тамошних историков не спешил цитировать ее автора. Для настороженного отношения к этой публикации были веские основания. Правда, не было причин сомневаться в правдивости сообщений о рождении Бажанова в 1900 году в Могилеве, его учебе в местной гимназии, с 1918 г.

в Киевском университете, а затем с 1920 г. в Московском высшем техническом училище. Бажанов верно называет даты многие события тех лет (революции, Гражданская война, съезды и конференции Коммунистической партии) и имена видных деятелей тех лет.

И все же с того момента, когда автор книги переходит к рассказу о том, как он достиг своего высокого положения, правдивость повествования начинает вызывать все больше сомнений.

По словам Бажанова, его движению к власти помог некий Александр Володарский, с которым он работал в начале 1922 года в МВТУ. Именно он посоветовал Бажанову выполнять вечерами канцелярскую работу для ЦК РКП(б).

Вскоре Бажанов был взят на постоянную работу в аппарат ЦК заведующим орготделом ЦК Л.М. Кагановичем.

Последний высоко оценил способности Бажанова, после того, как тот превратил устное выступление Кагановича в статью, опубликованную в журнале «Советское строительство».

Во время XI съезда РКП(б) (27 марта – 2 апреля 1922 г.) Каганович, как пишет Бажанов, поручил ему выправить стенографическую запись доклада В.И. Ленина. Бажанов хорошо справился с этим поручением. А в мае того же года Борис Бажанов в одиночку написал новый устав Коммунистической партии.

Бажанов объяснял, что тогдашний устав «в основном имел тот вид, в каком он был принят в 1903 году. Он был немного изменен на VI съезде партии летом 1917 года.

VIII партийная конференция 1919 года внесла тоже некоторые робкие изменения, но в общем устав, годный для подполья дореволюционного времени, совершенно не подходил для партии, находящейся у власти и чрезвычайно стеснял ее работу, не давая ясных и точных нужных форм».

Бажанов подробно и красочно передал свои разговоры с Л. М, Кагановичем, а затем с тогдашним секретарем ЦК РКП(б) В.М. Молотовым, которым изложил свой проект. Оба видных деятеля партии были поражены дерзостью молодого человека (Бажанову было тогда 22 года), но признали разумность его аргументов и нашли его проект устава замечательным.

Молотов провел Бажанова к Сталину, который за месяц до этого разговора был избран генеральным секретарем ЦК партии. Сталин также оказался очарован проектом устава, подготовленным Бажановым, а потому тут же позвонил по телефону Ленину.

После недолгого разговора Ленин принял решение поставить вопрос о новом уставе на очередном заседании Политбюро.

Затем, как написано в книге, «с уставом пришлось возиться месяца два. Проект был разослан в местные организации с запросом их мнений, а в августе была созвана Всероссийская партийная конференция для принятия нового устава», который и был принят. После этого Бажанов стал секретарем Оргбюро ЦК партии, а затем — секретарем Политбюро и личным секретарем Сталина.

Все, кто в советское время изучал историю КПСС (а это были все, кто учился в высших учебных заведениях) и не забыл с тех пор ее полностью, могут без труда увидеть, что автор воспоминаний заметно исказил метаморфозы партийного устава.

Во-первых, на VI съезде партии 1917 года и на VIII партийной конференции 1919 года были внесены не отдельные изменения в устав 1903 года, а всякий раз принимались новые партийные уставы.

Во-вторых, решение об очередном новом уставе партии было принято не в мае 1922 года на Политбюро, а на XI съезде партии (март – апрель 1922 г.), о чем Бажанов умолчал.

Можно было бы решить, что эти отклонения от подлинной истории вызваны желанием Бажанова непомерно преувеличить свою роль в создании Устава. Многие харьковчане и туристы расходятся в своих мнениях относительно того, почему они ходят к проституткам Харькова.

Некоторые, идут к ним для того, чтобы получить какой-то новых сексуальный опыт, некоторые, потому-что просто хотят секса, а некоторые просто любят разнообразие. Сегодня круглосуточные проститутки Харькова ждут вас в любое время, несмотря на то, что в Украине официально проституция запрещена.

Однако сравнение воспоминаний Бажанова с другими фактами вызывают еще больше сомнений в их достоверности.

До XI cъезда партии Каганович никак не мог поручать Бажанову писать за него статьи или “слушать и править” доклад Ленина на съезде, потому что в это время жил не в Москве и не работал в аппарате ЦК партии, а находился в Туркестане, где трудился в партийных учреждениях этого края.

На этот съезд Каганович прибыл как делегат от Туркестана и лишь после съезда с апреля 1922 года стал работать в орготделе ЦК.

Еще больше сомнений вызывает упоминание Бажановым своего коллеги по МВТУ Саши Володарского, который направил его на работу в ЦК. Бажанов называет его «братом Володарского; питерского комиссара по делам печати, которого убил летом 1918 года рабочий Сергеев».

Между тем, в то время всем было известно, что настоящая фамилия убитого комиссара Моисея Марковича Володарского была Гольдштейн. Стало быть, фамилия его брата также должна была быть Гольдштейн, а не Володарский.

Как известно, псевдонимы революционеров не принимали их родные братья и сестры, иначе Дмитрий Ульянов был бы Дмитрием Лениным, а Мария Ульянова была бы Марией Лениной.

Многие реалии 20-х годов и события тех лет описаны так, что вызывают сомнения в том, что они отражают впечатления очевидца. В воспоминаниях Бажанова приведен отрывок из выступления Троцкого на «секретном заседании Политбюро» от 23 августа 1923 г.

, в котором оратор объявлял о приближающейся революции в Германии. Бажанов утверждал: «Политбюро ничуть не разделяло энтузиазма Троцкого,.. Действительно ли события в Германии стоят уже в повестке дня? Зиновьев этого совсем не думает».

Далее Бажанов рассказал, как Зиновьев срывал планы Троцкого о развязывании революции в Германии.

На самом же деле еще в июне 1923 г. на пленуме Исполкома Коминтерна Зиновьев энергично поддержал германских коммунистов, исходивших из скорого начала победоносной революции в их стране. В письме Зиновьева Сталину от 31 июля 1923 г.

(отрывки из него приведены в новой книге Юрия Жукова «Оборотная сторона НЭПа») утверждалось: «Кризис в Германии назревает очень быстро. Начинается новая глава германской революции».

Зиновьев предлагал снабжать «немецких коммунистов оружием в большом количестве» и мобилизовать «человек 50 наших лучших боевиков для постепенной отправки их в Германию».

Эйфории по поводу скорой революции в Германии не разделял лишь один член Политбюро – Сталин.

В своем ответе Зиновьеву от 7 августа Сталин предрекал: «Если сейчас в Германии власть, так сказать, упадет, а коммунисты подхватят, они провалятся с треском. Это «в лучшем случае». А в худшем случае – их разобьют вдребезги… По моему, немцев надо удерживать, а не поощрять».

Помощник Сталина Бажанов не мог не знать о взглядах своего начальника, а также других членов Политбюро.

Еще больше сомнений в подлинности воспоминаний вызывает версия Бажанова о так называемом «тезисе о Клемансо». Бажанов писал: «На ноябрьском пленуме ЦК 1927 года, на котором Сталин предложил, в конце концов, исключить Троцкого из партии, Троцкий взял слово и, между прочим, сказал, обращаясь к группе Сталина…: «Вы – группа бездарных бюрократов.

Если станет вопрос о судьбе советской страны, если произойдет война, вы будете совершенно бессильны организовать оборону страны и добиться победы.

Тогда, когда враг будет в 100 километрах от Москвы, мы сделаем то, что сделал в свое время Клемансо, — мы свергнем бездарное правительство; но с той разницей, что Клемансо удовлетворился взятием власти, а мы, кроме того, расстреляем эту тупую банду ничтожных бюрократов, предавших революцию. Да, мы это сделаем.

Вы тоже хотели бы расстрелять нас, но вы не смеете. А мы посмеем, так как это будет совершенно необходимым условием победы». Бажанов комментировал: «Конечно, в этом выступлении много и наивного, и непонимания Сталина, но как не снять шляпу перед этим выступлением?».

Однако выступления Троцкого на ноябрьском (1927 года) пленуме ЦК и ЦКК не было, так как он был исключен из состава ЦК уже в октябре 1927 года. На самом деле «тезис о Клемансо» был изложен Троцким в личном письме к Г.К. Орджоникидзе от 11 июля 1927 г.

Рассуждая в нем о том, что такое “пораженчество” и что такое “оборончество”, Троцкий объявлял, что пораженчеством можно называть лишь борьбу против правительства антагонистического класса. Для сравнения он приводил действия лидера французской радикальной партии Жоржа Клемансо во время Первой мировой войны.

Хотя Клемансо представлял тот же класс, что и критикуемые им правительства, он требовал их отставки.

Троцкий писал: “Несмотря на войну и военную цензуру, несмотря даже на то, что немцы стояли в 80 километрах от Парижа (Клемансо говорил, “именно поэтому”), он вел бешеную борьбу против мелкобуржуазной дряблости и нерешительности”. Эта борьба увенчалась тем, что “группа Клемансо пришла к власти”.

Разумеется, Троцкий проводил аналогию между ситуацией во Франции в Первую мировую войну и нынешним положением в СССР.

Поэтому он заявлял, что “политическая линия невежественных и бессовестных шпаргальщиков должна быть выметена, как мусор, именно в интересах победы рабочего государства”.

Троцкий утверждал, что те, кто “выметут” этот “мусор” “никак не становится “пораженцем”, а “является подлинным выразителем революционного оборончества: идейный мусор победы не дает!”

Эти высказывания Троцкого позволили Сталину в своей речи 1 августа на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) так их истолковать: “Что это за “мусор”? Это, оказывается, большинство партии, большинство ЦК, большинство правительства.

Так вот, оказывается, что, когда враг подойдет на расстояние 80 километров к Кремлю, этот опереточный Клемансо будет заниматься не тем, чтобы оборонять СССР, а свержением нынешнего большинства партии.

И это называется у него обороной!”

Не было и обещания Троцкого расстрелять Сталина и его сторонников, не было и его насмешек над «неспособностью» Сталина расправиться с ним.

На том же пленуме ЦК и ЦКК в августе 1927 года, проведя историческую аналогию между событиями в России после 1917 г.

и французской революцией XVIII века, Троцкий утверждал, что в стране происходит термидорианское перерождение, а Сталин и его сторонники – это “термидорианцы”, готовые уничтожить «подлинных революционеров», таких как Троцкий, Зиновьев, Каменев и другие. Троцкий с издевкой спрашивал члена ЦКК А.А. Сольца: «По какой главе Сольц собирается нас расстреливать?»

Слова «термидор» и «Клемансо» постоянно повторялись на многолюдных собраниях во второй половине 1927 года в ходе происходившей тогда внутрипартийной дискуссии. Очевидец этих событий И.

Дейчер считал, что троцкисты и зиновьевцы обрекли себя на поражение тем, что в то время как сталинское руководство страны объявило о популярной мере – введение 7-часового рабочего дня по случаю 10-летия Октябрьской революции, его противники продолжали на собраниях твердить об угрозе «термидора» и объяснять, что имел в виду Троцкий, говоря о Клемансо.

https://www.youtube.com/watch?v=ExjVCVaoFos

Путаться в том, какую позицию занимали Троцкий и Зиновьев в 1923 году относительно германской революции, при каких обстоятельствах прозвучали в 1927 года в СССР «тезис о Кдемансо» и обвинение в «термидоре», не мог человек, вращавшийся тогда в советских партийных верхах.

Это подобно тому, что депутат Верховного Совета России начала 90-х годов стал бы утверждать, будто в августе 1991 году Ельцин из танка расстреливал Белый дом, а Горбачев в октябре 1993 года был арестован вместе с Янаевым и Руцким.

Подобные ошибки мог бы сделать лишь человек, не живший в то время в Москве.

Уверенность в том, что сочинение Бажанова – это фантазия в стиле Хлестакова возрастает по мере того, как автор увлеченно описывает рост своего влияния на формирование советской политики. По словам Бажанова, обнаружив его необыкновенные способности, Сталин начал перекладывать на него свои собственные обязанности.

Бажанов писал: «В первые дни моей работы со Сталиным я все время ходил к нему за директивами. Вскоре я убедился, что делать это совершенно незачем – все это его не интересовало. «А как вы думаете, надо сделать? Так? Ага, ну так и делайте».

Я очень быстро к этому привык, видел, что можно прекрасно обойтись без того, чтоб его зря тревожить и начал проявлять всяческую инициативу».

Бажанов писал: “Я постепенно дошёл до того, что в сущности начал выполнять то, что должен делать Сталин.

— указывать руководителям ведомств, что вопрос недостаточно согласован с другими ведомствами, что вместо того, чтобы его зря вносить на Политбюро, надо сначала сделать то-то и то-то, давал дельные советы, сберегавшие время и работу, и не только по форме, но и сути движения всяких государственных дел. Ко мне обращались всё чаще и чаще. В конце концов, я понял, что явно превышаю свои полномочия и делаю то, что по существу должен был делать генсек ЦК”.

Чем же был занят Сталин, перекладывавший на Бажанова бремя собственных дел? Автор воспоминаний рассказал об этом в яркой сцене. Однажды Бажанов зашёл в кабинет Сталина и застал его “говорящим по одному телефону. Точнее, не говорящим, а слушающим”.

Почему-то в считанные секунды Бажанов догадался, что Сталин подслушивает чужой разговор с помощью специального устройства. Автор писал: “Сталин поднимает голову и смотрит мне прямо в глаза тяжёлым пристальным взглядом. Понимаю ли я, что открыл?…

Конечно, понимаю, и Сталин это видит…

Понятно, что за малейшее лишнее слово по поводу этого секрета Сталин уничтожит меня мгновенно. Я смотрю тоже Сталину прямо в глаза. Мы ничего не говорим, но всё понятно и без слов…

Думаю, Сталин решил, что я буду хранить его секрет”.

Вскоре Бажанов якобы узнал о том, что специальное устройство, которое позволяло Сталину подслушивать разговоры Троцкого, Зиновьева, Каменева и других членов Политбюро по телефону, было сооружено неким “чехословацким коммунистом, специалистом по автоматической телефонии”.

“Как только установка была закончена и успешно заработала”, секретарь Сталина “Каннер позвонил в ГПУ Ягоде и сообщил от имени Сталина, что Политбюро получило от чехословацкой компартии точные данные и доказательства, что чехословацкий техник — шпион.

Зная это, ему дали закончить его работу по установке автоматической станции, но теперь его надлежит немедленно арестовать и расстрелять”. Так якобы и произошло.

Даже если предположить, что Сталин на самом деле подслушивал чужие телефонные разговоры и решил уничтожить создателя сложного устройства, то следует учесть, что в 1923 году ОГПУ возглавлял не Генрих Ягода, а Феликс Дзержинский, остававшийся во главе этой организации вплоть до своей смерти в 1926 года. Поскольку Дзержинский был полновластным руководителем ОГПУ, Сталин не мог действовать через его голову, да ещё в таком сомнительном деле, и обращаться к Ягоде, который лишь недавно пришёл на работу в ОГПУ из системы внешторга.

К тому же, в отличие от 1937 года, в 20-х годах аресты коммунистов производились в единичных случаях. После Гражданской войны в 20-х годах не было случаев расстрелов коммунистов.

Тогда было немыслимо представить себе арест и расстрел иностранного коммуниста. Кроме того, вызывает сомнения техническая возможность создания описанного в книге устройства для подслушивания телефонных разговоров, так как автоматические телефонные линии возникли позже.

И опять-таки даже, если принять слова автора за чистую монету, неясно: почему Сталин пощадил Бажанова, но не чехословацкого коммуниста.

Уверенность в том, что “мемуары Бажанова” — это беззастенчивое вранье усиливается во время чтения последних глав книги, посвящённых побегу Бажанова из СССР. В книге говорится, что Бажанову под предлогом охоты удалось перейти в Туркмении советско-персидскую границу 1 января 1928 года, поскольку “вся застава была пьяна”.

(Кажется, что автор книги, вышедшей в свет в 70-х годах черпал свои представления о пограничной заставе в Туркмении по популярному в те годы фильму “Белое солнце пустыни”.) Правда, Бажанов был под постоянным надзором сопровождавшего его чекиста Максимова.

Но Бажанов якобы перехитрил своего охранника и завёл его в Персию, а затем убедил идти с ним дальше.

Затем Бажанов, не зная ни слова по-персидски, сумел не раз перехитрить местное начальство, а заодно гнавшихся за ним по Персии чекистов и доехать до границы с Британской Индией. Тут Бажанов непонятно на каком языке “разговорился” с людьми из племени белуджей, которые снарядили ему караван.

Объясняя, как Бажанов оплачивал свои поездки по Персии и Британской Индии, автор сообщал: “Когда мы покинули советский рай, у нас не было ни гроша денег, и до сих пор все путешествия шли за счет его величества шаха, а с этого момента – за счет его грациозного величества английского короля.

По крайней мере, ни я, ни вождь племени не имели на этот счет никаких сомнений”.

Путешествие двух беглецов на верблюдах по Белуджистану подозрительно напоминает рассказ о том, как Бендер и Корейко ехали через Казахстан.

Рассказ же о том, как Бажанов советовал в июне 1941 года Альфреду Розенбергу не воевать с русским народом и предупреждал теоретика третьего рейха о том, что Германию ждет неминуемое поражение, напоминает байку генерала Епанчина о том, как он в возрасте десяти лет давал в 1812 году совет Наполеону покинуть Россию и помириться с русским народом.

И всё-таки несмотря на сходство с некоторыми отрывками из российских литературных произведений, многие слова и обороты в книге “русского Бажанова” наводят на мысли об её иностранном происхождении.

Явным переводом с чужого языка (и плохим переводом) является фраза «заговор белых халатов» (смешаны слова о «заговоре кремлевских врачей» и «убийцах в белых халатах»). Явно ошибочной выглядит фраза о событиях в январе 1925 г.

: «Сталин уговаривал пленум не только не исключать Троцкого из партии, но поставить его и членом ЦК, и членом Политбюро»). В то время Троцкий был членом ЦК и Политбюро и не было нужды его туда «поставить». О низком культурном уровне автора книги свидетельствуют также искажения имен известных исторических фигур.

Так всемирно известный создатель научных основ фортификационных сооружений маршал Франции Себастьен де Вобан назван «Бобаном».

Не исключено, что родным языком для автора являлся английский, которым не владел Бажанов. Некоторые фразы выглядят грубой калькой с английского.

Например, приведённые выше слова “грациозное величество” применительно к английскому королю, вызывают подозрение, что здесь переводчик прибег к побуквенному перел”ему довелось слушать”, чтобы она не выдавала английского происхождения.

Фраза, в которой говорится, что деятельность Троцкого в качестве наркома путей сообщений (он на самом деле никогда не занимал этот пост) “ничего не дает, кроме конфуза”, на английском языке возможно звучала так: “produces nothing except confusion”.

А поскольку слово “confusion” на английском языке означает не “конфуз”, а “путаница” или “беспорядок”, то фразу следует перевести: “из этого ничего не получается, кроме путаницы”. Речь шла именно о “путанице” в делах, которая, по утверждению автора, последовала вследствие неумелых действий Троцкого.

https://www.youtube.com/watch?v=Iemo3x2UI-Q

Скорее всего, “мемуары Бажанова” были сочинены коллегами тех, кто наводнил книжный рынок еще полвека назад фальшивыми воспоминаниями, приписанных советским авторам. Возможно, “мемуары” были сфабрикованы в советологических кругах США или Великобритании и не лучшими специалистами, а теми, кто лишь поверхностно и понаслышке узнал кое-что об СССР и её истории.

Нет сомнений и в том, что видные советологи знали про поделки своих коллег-халтурщиков и поэтому на Западе книга Бажанова не была востребована. К тому времени там уже знали многие подобные изделия.

Ещё в 1955 году за рубежом были опубликованы вымышленные “Заметки для дневника” наркома иностранных дел СССР М.М. Литвинова (“Notes for a Journal”). В 1965 годы были изданы фальшивые “Материалы Олега Пеньковского” (“The Penkovsky Papers”).

В 1973 году были изданы сфабрикованные “Материалы Лаврентия Берии” (“The Beria Papers”).

В 90-х годах в нашей стране большим тиражом была выпущена книжка “Исповедь любовницы Сталина”. Утверждалось, что некий Леонард Гендлин обработал воспоминания певицы Большого театра В.А. Давыдовой.

С первых же страниц книжки, на которых утверждается, что весной 1932 года в правительственной ложе Большого театра вместе со Сталиным и другими членами Политбюро находились Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков (к этому времени исключенные из партийного руководства, а потому не допускавшиеся в правительственные ложи), ясно, что её автор понятия не имеет об истории страны.

Когда же героиня книги “зарывается в песок” на пляже в Сочи, ясно, что автор не в ладах и с географией страны, так как очевидно, что он слыхом не слыхал про пляжи из гальки этого южного города.

В конце книжки появлялись русские сани, на которых Маленков в середине 30-х годов увозил примадонну Большого театра от домогавшихся её любви поэта Пастернака, писателя Пильняка, прокурора СССР Вышинского, маршала Тухачевского, шефа ОГПУ Ягоды, а также Зиновьева, Берии и Сталина.

Поездка на санях под звон бубенцов по заснеженной дороге создавали впечатление, что книжка сочинялась на основе представлений о России, рождённых из беглого знакомства с русскими романсами XIX века и ещё более беглого знакомства со справочником о видных фигурах в СССР в ХХ веке.

Лишь упадком исторических знаний и готовностью ряда людей в нашей стране поверить примитивному вранью можно объяснить популярность подобных фальшивок. Их чтение лишь усугубляет деградацию исторического сознания.

Поэтому надпись на книжке «Я предал Родину», которая помещена издательством «Алгоритм», недостаточна. На подобных сочинениях следует писать, что они чрезвычайно опасны для интеллектуального и духовного здоровья людей.

Специально для «Столетия»

Источник: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/otkrovenija_sekretara_stalina_839.htm

Александр Поскребышев: каким был личный секретарь Сталина

Помощники Сталина

Из всего «сталинского круга» про Поскребышева говорят, наверное, меньше всех. Хотя его роль в политике СССР была очень значительна. Он долгие годы был личным секретарем Сталина, через него вершилась история.

Мнимая тень

Сталин старался окружать себя только лично преданными ему людьми. И чем выше был уровень «близости к телу», тем преданнее должен был быть человек. Поскребышев долгое время был самым близким к «вождю народов» человеком. Во всех воспоминаниях о Сталине непременно рассказывается и об Александре Николаевиче. «Поскребышев передал», «Поскребышев доложил», «Позвонил Поскребышев»…

Историк Дмитрий Волкоганов писал: «В любое время, когда бы Сталин ни вызывал Поскребышева, лысоватая голова его помощника всегда была наклонена над ворохом бумаг. Это был человек с компьютерной памятью. У него можно было получить справку по любому вопросу».

Вторил ему и французский писатель Барбюс. Он писал о Сталине: ” У него нет 32 секретарей, как у Лойда Джорджа, секретарь у него один — товарищ Поскребышев. Сталин не подписывал того, что пишут другие. Ему дают материалы, и он все делает сам”.

В своих беседах с Чуевым Вячеслав Молотов вспоминал: «Когда Сталин приходил домой с работы, — рассказывал мне Артем Федорович, — за ним шел Поскребышев с мешком писем. Сталин садился за стол, читал, некоторые — вслух».

Таким образом, перед нами вырисовывается образ эдакой «тени Сталина».

Однако Поскребышев не был простой тенью, через него проходила вся корреспонденция Иосифа Сталина, он решал личные и административные вопросы генсека. Именно Поскребышев на протяжении долгих лет определял, что ляжет на стол генсека, а что можно «завернуть», следил за соблюдением протокола и за явкой на заседания членов Политбюро.

Власть этого невысокого полноватого человека была огромной, с ним были внуждены считаться все — от простых смертных до военачальников.

Шутки ради

Оригинальную версию того, как Поскребышев оказался «при Сталине» дает в своих воспоминаниях Борис Бажанов, бывший секретарем Сталина, когда тот только шел к вершине власти.

Сам Бажанов, как он признавался, «разочаровался в коммунизме» и эммигрировал, за границей он и писал свои мемуары, ставшие бестселлером. По словам Бажанова, когда он работал в редакции «Известий ЦК» у Молотова, то заметил среди рабочих, упаковывавших тиражи, маленького лысого человека.

Ради смеха его решают выдвинуть в члены ячейки ЦК. И, конечно, так как рекомендация идет из секретариата партии, Поскребышева тут же принимают.

Дальше — больше. Опять же ради озорства Поскребышева, по словам Бажанова, рекомендуют в личные помощники секретаря ЦК Коссиора (сугубо по причинам комичности картины: два маленьких лысых человека работают в одной упряжке).

Так, дескать, Поскребышев, продвигагался по службе. Мы не станем утверждать, что воспоминания Бажанова соответствуют исторической правде. Скорее, это личное отношение «разочаровавшегося в коммунизме», однако само отношение показательно — Бажанов всячески хотел показать, что Сталин приближал к себе людей недалеких. Конечно, это было не так.

Большая дружба

Поскребышев не был кабинетным заложником, хотя и работал по 16 часов сутки. Были у него и близкие друзья. С ними он любил ездить на рыбалку. Друзья были непростые: кардиолог Бакулев, полярник Папанин, генерал Хрулев. С Бакулевым Поскребышева связывала многолетняя дружба, они вместе росли, вместе пели в церковном хоре, их называли Поскребеня и Бакуленя.

Дружбу они пронесли через всю жизнь. Любил Александр Николаевич также и активный отдых, играл в городки и теннис. Любил бывать у друзей на даче. С дачей друга Поскребышева полярника Папанина связана одна казусная история, рассказанная Владимиром Кузничевским. Сталин очень ценил Папанина и подарил ему шикарную дачу.

Полярник, натура широкая, вырыл на даче пруд и даже поселил туда двух лебедей. Вскоре после этого его к себе вызвал генсек. Спросил, нравится ли дача. Папанин принялся рассыпаться в благодарностях, тогда Сталин спросил: «Если тебе так нравится дача, зачем подарил её детскому дому?».

Ошеломленный Папанин стал отнекиваться, что не помнит, когда такое было… Сталин сказал: ” Ну, как же, сегодня утром. Вот у Поскребышева и документы. Кстати, когда будешь выходить, не забудь подписать их “…

Полярнику генсек, конечно, подарил ещё одну дачу, но лебедей Папанин больше не заводил и роскошью не хвастался.

Дело жены

Сталин любил проверять верность своих приближенных, ставя их перед сложным выбором — между личной жизнью и государственной необходимостью. Второй женой Поскребышева была Бронислава Металликова. Родная сестра жены её брата Михаила Соломоновича была одно время замужем за сыном Троцкого Львом. Эта связь оказалась фатальной.

Во время поездки в Париж в 1933 году Бронислава и Михаил повстречали Льва Львовича. Ничего не значащая, случайная встреча дала повод в 1937 году возбуждению уголовных дел против Металликовых. Жену Поскребышеву удалось спасти, но ненадолго. Бронислава очень активно хлопотала за брата, а в 1939 году поехала на Лубянку для встречи с Берией. Обратно не вернулась. Поскребышев просил Сталина вмешаться, но вынужден был сам представить на подпись Сталину ордер на арест своей жены. Если верить воспоминаниям Аллилуевой, Сталин сказал: «В чём дело? Тебе нужна баба? Мы тебе найдём». Верный Поскребышев проработал со Сталиным ещё почти 15 лет.

Фактор Берии

Под конец сталинского правления его секретарь попал под «каток» Лаврентия Берии, который методично устранял как конкурентов на власть, так и особ, приближенных к Сталину.

В ноябре 1952 года Берии удается убрать Поскребышева из Кремля.

Основные аргументы — якобы причастность Поскребышева к «делу врачей» и «сионистскому заговору», а также — утрата Поскребышевым важных документов, которые «утратились» не без усилий Берии.

Сталин сделал заявление:”Я уличил Поскребышева в утере секретного материала. Никто другой не мог этого сделать. Утечка секретных документов шла через Поскребышева. Он выдал секреты”. Расстрелять, впрочем, секретаря Сталина не успели. После смерти «вождя» Хрущев выпустил Александра Николаевича. Он жил до 1965 года. До сих пор мало известен, хотя и стал героем анекдотов.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/39632558-aleksandr-poskrebyshev-kakim-byl-lichnyy-sekretar-stalina/

Читать

Помощники Сталина
sh: 1: –format=html: not found

Борис Бажанов

Воспоминания бывшего секретаря Сталина

Предисловие автора

Мои воспоминания относятся, главным образом, к тому периоду, когда я был помощником Генерального секретаря ЦК ВКП (Центрального Комитета Всесоюзной Коммунистической Партии) Сталина и секретарём Политбюро ЦК ВКП. Я был назначен на эти должности 9 августа 1923 года.

Став антикоммунистом, я бежал из Советской России 1 января 1928 года через персидскую границу. Во Франции в 1929 и 1930 гг. я опубликовал некоторые из моих наблюдений в форме газетных статей и книги.

Их главный интерес заключался в описании настоящего механизма коммунистической власти — в то время на Западе очень мало известного, некоторых носителей этой власти и некоторых исторических событий этой эпохи.

В моих описаниях я всегда старался быть скрупулёзно точным, описывал только то, что я видел или знал с безусловной точностью.

Власти Кремля никогда не сделали ни малейшей попытки оспорить то, что я писал (да и не могли бы это сделать), и предпочли избрать тактику полного замалчивания — моё имя не должно было нигде упоминаться. Самым усердным читателем моих статей был Сталин: позднейшие, перебежчики из советского полпредства во Франции показали, что Сталин требовал, чтобы всякая моя новая статья ему немедленно посылалась аэропланом.

Между тем, будучи совершенно точным в моих описаниях фактов и событий, я, по соглашению с моими друзьями, оставшимися в России, и в целях их лучшей безопасности, должен был изменить одну деталь, касавшуюся меня лично: дату, когда я стал антикоммунистом.

Это не играло никакой роли в моих описаниях — они не менялись от того, стал ли я противником коммунизма на два года раньше или позже.

Но, как оказалось, меня лично это поставило в положение очень для меня неприятное (в одной из последних глав книги, когда я буду описывать подготовку моего бегства за границу, я объясню, как и почему мои друзья просили меня это сделать). Кроме того, о многих фактах и людях я не мог писать — они были живы.

Например, я не мог рассказать, что говорила мне личная секретарша Ленина, по очень важному вопросу — это ей могло очень дорого стоить. Теперь, когда прошло уже около полувека и большинства людей этой эпохи уже нет в живых, можно писать почти обо всём, не рискуя никого подвести под сталинскую пулю в затылок.

Кроме того, описывая сейчас те исторические события, свидетелем которых я был, я могу рассказать читателю о тех выводах и заключениях, которые вытекали из их непосредственного наблюдения. Надеюсь, что это поможет читателю лучше разобраться в сути этих событий и во всём этом отрезке эпохи коммунистической революции.

Глава 1. Вступление в партию

ГИМНАЗИЯ. УНИВЕРСИТЕТ. РАССТРЕЛ ДЕМОНСТРАЦИИ. ВСТУПЛЕНИЕ В ПАРТИЮ. ЯМПОЛЬ И МОГИЛЁВ. МОСКВА. ВЫСШЕЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ УЧИЛИЩЕ. ДИСКУССИЯ О ПРОФСОЮЗАХ. КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ. НЭП. УЧЕНИЕ.

Я родился в 1900 году в городе Могилёве-Подольском на Украине. Когда пришла февральская революция 1917 года, я был учеником 7-го класса гимназии. Весну и лето 1917 года город переживал все события революции и прежде всего постепенное разложение старого строя жизни. С октябрьской революцией это разложение ускорилось.

Распался фронт, отделилась Украина. Украинские националисты оспаривали у большевиков власть на Украине.

Но в начале 1918 года немецкие войска оккупировали Украину, и при их поддержке восстановился некоторый порядок, и установилась довольно странная власть гетмана Скоропадского, формально украинско-националистическая, на деле — неопределённо консервативная.

Жизнь вернулась в некоторое более нормальное русло, занятия в гимназии снова шли хорошо, и летом 1918 года я закончил гимназию, а в сентябре отправился продолжать учение в Киевский университет на физико-математический факультет. Увы, учение в университете продолжалось недолго.

К ноябрю определилось поражение Германии, и германские войска начали оставлять Украину. В университете забурлила революционная деятельность — митинги, речи. Власти закрыли университет.

Я в это время никакой политикой не занимался — в мои 18 лет я считал, что я недостаточно разобрался в основных вопросах жизни общества. Но как и большинство студентов, я был очень недоволен перерывом учения — я приехал в Киев из далёкой провинции учиться.

Поэтому, когда была объявлена студенческая демонстрация на улице против здания университета в знак протеста против его закрытия, я отправился на эту демонстрацию.

Тут я получил очень важный урок. Прибывший на грузовиках отряд «державной варты» (государственной полиции), спешился, выстроился и без малейшего предупреждения открыл по демонстрации стрельбу. Надо сказать, что при виде винтовок толпа бросилась врассыпную.

Против винтовок осталось три-четыре десятка человек, которые считали ниже своего достоинства бежать, как зайцы, при одном виде полиции. Эти оставшиеся были или убиты (человек двадцать), или ранены (тоже человек двадцать). Я был в числе раненых.

Пуля попала в челюсть, но скользнула по ней, и я отделался двумя-тремя неделями госпиталя.

Учение прекратилось, возобновилась борьба между большевиками и украинскими националистами, а я вернулся в родной город выздоравливать и размышлять о ходе событий, в которых я против воли начал принимать участие. До лета 1919 года я много читал, старался разобраться в марксизме и революционных учениях и программах.

В 1919 году развернулась гражданская война и наступление на Москву белых армий от окраин к центру. Но наш подольский угол лежал в стороне от этой кампании, и власть у нас оспаривалась только петлюровцами и большевиками. Летом 1919 года я решил вступить в коммунистическую партию.

Для нас, учащейся молодёжи, коммунизм представлялся в это время необычайно интересной попыткой создания нового, социалистического общества. Если я хотел принять участие в политической жизни, то здесь, в моей провинциальной действительности, у меня был только выбор между украинским национализмом и коммунизмом.

Украинский национализм меня ничуть не привлекал — он был связан для меня с каким-то уходом назад с высот русской культуры, в которой я был воспитан.

Я отнюдь не был восхищён и практикой коммунизма, как она выглядела в окружающей меня жизни, но я себе говорил (и не я один), что нельзя многого требовать от этих малокультурных и примитивных большевиков из неграмотных рабочих и крестьян, которые понимали и претворяли в жизнь лозунги коммунизма по-дикому; и что как раз люди более образованные и разбирающиеся должны исправлять эти ошибки и строить новое общество так, чтобы это гораздо более соответствовало идеям вождей, которые где-то далеко, в далёких центрах, конечно, действуют, желая народу блага.

Пуля, которую я получил в Киеве, не очень подействовала на моё политическое сознание. Но вопрос о войне сыграл для меня немалую роль.

Все последние годы моей юности я был поражён картиной многолетней бессмысленной бойни, которую представляла первая мировая война. Несмотря на мою молодость, я ясно понимал, что никакой из воюющих стран война не могла принести ничего, что могло бы идти в сравнение с миллионами жертв и колоссальными разрушениями.

Я понимал, что истребительная техника достигла такого предела, что старый способ решения войной споров между великими державами теряет всякий смысл.

И если руководители этих держав вдохновляются старой политикой национализма, которая была допустима век тому назад, когда от Парижа до Москвы было два месяца пути, и страны могли жить независимо друг от друга, то теперь, когда жизнь всех стран связана (а от Парижа до Москвы два дня езды), эти руководители государств — банкроты и несут большую долю ответственности за идущие за войнами революции, ломающие старый строй жизни. Я в это время принимал за чистую монету Циммервальдские и Кинтальские протесты интернационалистов против войны — только много позже я понял, в каком восторге были ленины от войны — лишь она могла принести им революцию.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=2777&p=10

Сбежавший на Запад сталинский секретарь Борис Бажанов мог быть тайным агентом «финансовой закулисы»

Помощники Сталина
?

Categories: Перечитав предельно внимательно книгу воспоминаний «бывшего секретаря Сталина» Бориса Бажанова (ранее, каюсь, обходился лишь отдельными главами и пересказами из неё), не могу не поделиться некоторыми впечатлениями.Безусловно, Борис Бажанов (1900-1982) – личность яркая и незаурядная.

Благодаря своему уму, расторопности и трудолюбию он не просто сполна сумел воспользоваться социальными лифтами, открытыми революцией, но и превзошёл, похоже, многих других: вступив в большевистскую партию в возрасте 19 лет, в 22 года он стал доверенным лицом сперва Кагановича и Молотова, годом позже – знаменитой «тройки» Политбюро ЦК ВКП(б) в составе Зиновьева, Каменева и Сталина, ну а после 25 – конфидентом самого советского вождя! Не являясь публичным политиком, в свои 23 года он входил в чрезвычайно ограниченный (не более 10-15 лиц) круг, внутри которого принимались ключевые решения и вершилась реальная политика страны. К слову, Ленин вошёл в круг «небожителей» после почти тридцатилетних трудов, когда ему исполнилось 47, Сталин – в 43 года, Троцкий – в 38 лет, и т.д.Многие считают историю стремительного – всего-то за год! – возвышения Бажанова [студент ВТУ (нынешняя «Бауманка») → организационно-инструкторский отдел ЦК → секретарь Оргбюро ЦК → секретариат Молотова → секретариат Политбюро] нереальной и расписанной автором мемуаров «ради красного словца». Думаю, однако, что эта история вполне правдива, ибо в переломные эпохи подобные взлёты – не такая уж и большая редкость. В 1990-м я сам за какие-то полгода вознёсся из аспирантуры МГУ едва ли не до уровня полноценного ельцинского помощника, и прояви я тогда больше политического пиетета и влюблённости в новое поприще – подвизаться бы мне вблизи кремлёвских башен и теперь!

Однако в отличие от неразумного меня, полагавшего,что, оказавшись наверху, нужно и должно по-прежнему оставаться нормальным человеком, Бажанов правила игры принял в полной мере, и потому болезненных падений из «поднебесья» на грешную землю не переживал. В то же время в истории его «хождения во власть» присутствует достаточно много моментов, которые крайне затруднительно объяснить исключительно личными характеристиками или даже везением. Итак:

  1. Юный секретарь слишком много мог себе позволить – от простых возражений до навязывания своей точки зрения «тройке» Политбюро. Он был вхож в кабинет Сталина в самые интимные моменты – в частности, когда Сталин прослушивал по секретному проводу телефонные разговоры Зиновьева с Каменевым. Был откровенен с оппонентами Сталина, не навлекая на себя в отместку сталинской нелюбви. Не боялся интересоваться у Г.Каннера, отвечавшего в сталинском секретариате за «тёмные дела», о подлинных причинах смерти Фрунзе или Склянского. И при этом, оставаясь носителем подобного рода сверхчувствительной информации, сохранял и поддерживал за пределами кремлёвских стен самый широкий и разноплановый круг общения.
  2. Перманентный и острый конфликт с Г.Ягодой, вторым лицом в тогдашнем ГПУ, не создавал для Бажанова проблем и последствий. Более того, Бажанов позволял себя в открытую над Ягодой издеваться.
  3. Будучи носителем высших государственных тайн, несмотря на противодействие ОГПУ, Бажанов свободно выезжает за рубеж (1925).
  4. Единственным из приближённых Сталина, Бажанов дважды или даже трижды обращался к нему с просьбой о смене работы – и тот всякий раз шёл навстречу! В то время как остальные секретари и помощники Сталина, подобно крепостным рабам, либо трудились пожизненно (Мехлис и Товстуха), либо покидали назначенную должность в момент своего ареста (Каннер, Поскрёбышев, Власик).
  5. В августе 1926 года Бажанов добивается разрешения Сталина полностью оставить работу в Кремле, чтобы сосредоточится на руководстве научно-исследовательским подразделением Наркомата финансов (Конъюнктурный институт). Параллельно он организует для нужд Наркомфина Заочный финансовый факультет – единственное в ту пору в СССР учебное заведение, в котором на законной основе могли получать высшее образование «лица непролетарского происхождения». И при всём при этом личный доступ к Сталину, возможность переговорить с ним в случае любой проблемы – сохраняются!

Ещё больше вопросов вызывает история легендарного побега из СССР в новогоднюю ночь с 1927 на 1928 год. Поскольку самой слаобохраняемой из советских границ была граница с Персией, летом 1927 года Бажанов обращается к Сталину с невероятной, невозможной для иного просьбой – добровольно перевести его трудиться со столичных высот на «низовую работу» в Туркестан. Тут и без донесений Ягоды ясно, что замышляется побег: однако Сталин со спокойным сердцем отъезд разрешает. Во всём бескрайнем Туркестане Бажанов выбирает «для охоты» участок отчего-то обязательно возле границы – и чекисты с пограничниками спокойно это проглатывают. Бажанова в Туркестане неотступно сопровождает сотрудник ГПУ Аркадий Максимов (Биргер), двоюродный брат знаменитого Якова Блюмкина,– Бажанов раскрывает перед ним план побега, и тот… соглашается бежать заодно!Ещё больше странностей в духе настоящей «бондианы» происходит после перехода границы. Несколько дней беглецы проводят в приграничном иранском ауле, появление в котором нарядов советских пограничников, преследующих басмачей или контрабандистов – заурядное дело; однако их никто не ищет! Правда, уже в административном центре провинции, в Мешхеде, куда Бажанов с Максимовым добираются спустя ещё четыре дня на лошадях через высокогорный перевал, их  ждут: «агенты ГПУ» в гостинице пытаются напоить чаем с цианистым калием, а после – совершить вооружённый налет на гостиничный номер. Однако буквально за минуту до налёта комнату блокирует персидская полиция и препровождает беглецов в безопасный участок… На площади перед участком тотчас же разбивает шатры какое-то племя «курдских всадников… нанятых большевиками, чтобы при выходе из полиции налететь, зарубить и ускакать….». Однако полиция оказывается на высоте – под мощным конвоем беглецов выводят из здания и затем отправляют на грузовике с охраной в Тегеран. Далее Бажанов каким-то образом узнает, что резидент ГПУ в Персии Агабеков успел организовать на пути из Мешхеда в персидскую столицу вооружённую засаду,– после чего ещё менее постижимым образом убеждает сопровождающего их унтер-офицера изменить курс и следовать вместо Тегерана в Дуздад на границе с Британской Индией (ныне это город Захедан в иранском Белуджистане). В Дуздаде путешественники пересаживаются на… верблюдов, на которых после четырехдневного перехода через пустыню достигают, в конце концов, владений британской короны.И, наконец, жизнь Бориса Бажанова в эмиграции, в Париже. Она выдалась долгой и для того времени достаточно спокойной. Парижская резидентура ГПУ и НКВД странным образом его не разыскивает, он жил не прячась, опубликовав небольшое число статей о политической кухне в СССР, периодически посещая мероприятия белоэмигрантского РОВСа (во время войны СССР с Финляндией, правда, он пытался создать из советских военнопленных прообраз власовской РОА – но война закончилась раньше), поддерживал ровные отношения с нацистами (Розенберг), однако большую часть времени занимался, по собственным словам, «наукой и техникой». Хотя трудно, очень трудно поверить, что «наука и техника» могли прокормить в Париже недоучившегося студента, покинувшего стены Высшего технического училища в далёком 1921-м…Так кем же всё-таки являлся Борис Бажанов, чем возможно объяснить все вышеперечисленны странности и нестыковки?

Первая мысль, которая приходит в голову,– о том, что Бажанов на самом деле из Советского Союза не убегал, а просто сменил место и род службы, сделавшись безупречно законспирированным сотрудником советской загранрезидентуры.

То есть агентом примерно того же уровня, на котором находился муза самого Гитлера Ольга Чехова, «раскрытая» Павлом Судоплатовым лишь после выхода в свет в 1997 году его мемуаров.

Версия вполне допустимая, если бы не одно «но»: по прошествии стольких лет фамилия бывшего сталинского секретаря на сайте, близком к ФСБ, фигурирует в перечне «изменников и предателей» / http://www.fssb.su/history-state-security/history-state-security-traitors/74-1928-bazhanov-boris-georgievich.html /.

Тогда, быть может, Бажанов являлся агентом разведки иностранной – скорее всего британской, поскольку в ту пору сопоставимых по мощи противников на «невидимом фронте» у нас попросту не имелось?Вряд ли.

Столь ценного своего агента британцы эвакуировали бы из СССР через слабоохраняемую границу с Финляндией или морем, вместо того, чтобы рисковать его жизнью во время персидской «эпопеи».

Да и Франция для жизни настоящего британского шпиона место не лучшее: до 1940 года агентам НКВД в Париже не составило бы труда организовать его устранение, подобное убийству сына Троцкого Льва Седова, или же похитить для тайной переправки в СССР, как случилось с генералами РОВСа Кутеповым и Миллером; ну а после германской оккупации крайне сомнительно, чтобы «британец» мог спокойно жить, сибаритствуя, во французской столице.

Скорее всего, Борис Бажанов являлся разведчиком иного рода, вольно или невольно работая на наднациональные финансовые структуры Запада, заинтересованные в установлении контроля над оказавшимися после революции без прежнего хозяина зарубежными финансовыми активами Российской Империи.

Известно, что далеко не все размещённые за рубежом до 1917 года русские активы юридически принадлежали государству, ибо практикой того времени являлась их передача в управление особо доверенным лицам – дипломатам, военным, предпринимателям. Общеизвестна история русского военного атташе в Париже графа А.

Игнатьева, на имя которого в годы Первой мировой были открыты счета для военных закупок: перейдя после революции на сторону большевиков, он перевёл с этих счетов советскому правительству почти 300 млн. золотых франков. Но несравненно более крупный актив в 1912 году был вручён российским императором в доверительное управление промышленнику и банкиру Н.А.Второву.

После 1917 года Второв пошёл на сотрудничество с советской властью, однако в мае 1918-го при загадочных обстоятельствах был убит в своём арбатском особняке.

Депонированный в нейтральной Швейцарии царский фонд, которым управлял Второв, имел исключительное значение и предназначался для осуществления задуманной, но так и не состоявшейся «царской индустриализации» с одновременным выкупом у иностранных владельцев контроля за русской промышленностью, страховым и банковским секторами (история этого фонда, собранная из сведений, сообщённых мне в девяностые в стенах Общества купцов и промышленников России его создателями и руководителями О.И.Гарцевым и  О.А.Второвым /непрямым потомком «русского Рокфеллера»/, а также во время неформальных бесед с хорошо знающими финансовую историю британскими банкирами в годы службы в ЕБРР и стажировок при небезызвестной консалтинговой компании «Arthur Andersen», отражена в романе “Вексель судьбы”, увидевшем свет в 2014 году).За ключами к фонду, оказавшемуся после убийства Второва и казни семьи Императора «бесхозным», в 1918-1919 гг развернулась нешуточная борьба. Достаточно сказать, что таинственная и сверхрискованная поездка главы ВЧК Ф.Дзержинского в Швейцарию осенью 1918-го связана именно с этим.  Ведь призом в той борьбе были не просто большие деньги, а по сути единственные после Первой мировой войны свободные от долговых обременений финансовые активы мирового масштаба. Тот, кто возьмёт их под свой контроль, получает ключи к глобальной финансовой власти, заключающейся в праве на эмиссию всемирной валюты при концентрации в руках у эмитента всемирных же долгов. А если ключи вдруг оказались бы в руках пролетарского государства – то и «всемирная революция» не потребовалась, «мировой социализм» удалось бы построить посредством перераспределения прибавочной стоимости через финансовую систему…В итоге всех пертурбаций второвской фонд, который публика, не ведая деталей, часто отождествляет с легендарным «русским вкладом в Федеральную резервную систему США», к концу 1920-х перешёл под контроль американских банков. Но поскольку провернуть подобного рода трансфер при наличии дееспособных европейских конкурентов и на более чем зыбких юридических основаниях являлось делом в высшей степени деликатным и рискованным, у его инициаторов должна была иметься 100% уверенность, что в красной Москве, где по-прежнему могли сохраняться ключи и  бесспорные документы, ничего на сей счёт предпринимать не станут.А поскольку вопросы подобного рода в газетах и на партийных съездах не обсуждаются, требовался умный и незаметный осведомитель, который присутствует на всех закрытых мероприятиях и через руки которого проходят бумаги Политбюро.

Ну а коль скоро так – то вдумчивый и работоспособный молодой секретарь, умеющий прятать амбиции и напрочь лишённый опасной «еврейской революционности», ибо в его жилах незаметно для многих течёт дворянская кровь, идеально подходит на роль агента финансовой закулисы. И самое главное – при этом он нисколько свой страны не предаёт, ибо общеизвестно, что государству диктатуры пролетариата финансовые активы мирового уровня противопоказаны, а оказавшись в руках просвещённых банкиров они, напротив, смогут привести мир к гармонии (на самом деле – ко Второй мировой войне приведут, о чём год назад я разместил в youtub-е небольшой на эту тему видеопродукт:).

Обладающего необходимыми свойствами молодого человека вполне могли заприметить в  «Бауманке», чтобы затем с помощью Лазаря Кагановича – малограмотного, но увлечённого и абсолютно искреннего сподвижника Сталина, в 1921-м переведённого из провинции на партийную работу в Москву, «подсадить» на нужную ступеньку в Орготдел ЦК.

Ну а дальше, уже на секретарских должностях в Оргбюро и в Политбюро, от «агента» требовалось лишь одно – просигнализировать, если вдруг в протоколах встретиться упоминание о тайных царских счетах или прозвучит по их поводу них какая-нибудь осмысленная реплика.

Непросто, конечно, представить, что «представители финансовой закулисы» так вот элементарно рыскали по голодной и холодной Москве 1920-го года, вербуя агентов из студенческой среды и заставляя ещё мало кому известного в ту пору будущего «железного наркома» помогать им с карьерным ростом.

Поэтому более вероятной представляется версия, что непосредственный вербовочный импульс исходил… от доверенных лиц Председателя ВЧК Ф.

Дзержинского или даже от него самого – ибо никто иной как Дзержинский собственноручно пытался осенью 1918-го, находясь в Швейцарии, принять царские активы под контроль, не преуспел в этом, однако вполне мог получить от посвящённых в высшие финансовые тайны банкиров ряд ценных рекомендаций…В этом случае становится объяснимым поведение Бориса Бажанова после кончины Дзержинского, случившейся 20 июля 1926 года: оставшись без высокого покровителя, сталинский секретарь был вынужден начинать готовится «к отступлению». Отсюда – и заявленный в бажановских мемуарах внезапный переход «в антикоммунизм», и неожиданно пришедшее болезненное неприятие «сталинских методов».Но с кем и как безопасно оговорить свой «уход на Запад»? Ведь резиденты финансового закулисья не дожидаются «связи» со своими агентами под крышей какого-нибудь посольства или торгпредства, нити в этой сфере куда более тонкие, нежели в разведках политических или военных. Эти тончайшие нити требуется вдумчиво искать, для чего нужно время, которого не может быть при сверхнапряжённой работе в Кремле. Отсюда – и внезапный, труднообъяснимый добровольный переход Бажанова из секретариата Политбюро на значительно более скромную должность в Наркомфин в августе 1926-го, и не менее внезапно вспыхнувший у него роман с Алёной Андреевой (при последующем замужестве – Смородиновой), которым несложно было прикрыть не подлежащие афишированию встречи, поездки или отсутствие по домашнему адресу.Проницательный Ягода «чутьём чуял», что Бажанов ведёт какую-то постороннюю игру, забрасывал Сталина доносами на «дерзкого выскочку» – однако всей его тайны разгадать так и не смог.Ещё одна тайна должна быть связана с тем, что думал сам Сталин, соглашаясь на странные карьерные метания своего любимого секретаря и откладывая без рассмотрения поступающие на него из ОГПУ доносы. Не исключено, что Сталин всё отлично знал (ибо до сих пор неизвестно, остановилось ли сердце Дзержинского из-за болезни, или же под действием яда) и не считал необходимым без нужды вмешиваться в работу «закулисных сил». Ведь переиграть их, в отличие от соперников по внутрипартийному ареопагу, он не имел ни малейшей возможности, а вот заручиться их благосклонностью и поддержкой по принципу «с поганой овцы хоть шерсти клок» – можно было вполне. И действительно, начиная с 1926-27 гг в Советскую Россию нарастающим потоком начали поступать товарные кредиты, профинансированные банками США,– бесконечные пароходы станков, машин, целые заводы, возводимые «под ключ» американскими инженерами и рабочими по планам советской индустриализации – и всё задолго до установления с Америкой дипломатических отношений в конце 1933 года! Во многом это были отступные, заплаченные «закулисой» за молчание в процессе присвоения  прав на «фонд Второва» и, надо полагать, ещё ряда других аналогичных активов, операции с которыми уже в скором времени принесут банкам США невиданную над миром власть.Когда в движение приводятся колоссальные мировые силы, человеческие судьбы теряют свою и без того невысокую ценность. Судьба Бориса Бажанова, сталинского секретаря,–  яркий этому пример. Возможно, что ему, аккуратно выполнившему задание неведомых покровителей, так и не удалось передать на Запад информацию о своём планируемом побеге, или же она дошла до адресатов неполной и неточной – отсюда столько в Персии было приключений, скитаний и смертельных угроз! И лишь главная угроза – угроза пасть на «пути к свободе» от чекистской пули,– чьей-то заботливой волей, со всей очевидностью явленной из Москвы, была надёжно устранена, а операция по поимке и выдаче беглецов на персидской территории разыгрывалась по законам фарса.Едва ли мы узнаем, что передумал Бажанов за проведённые на чужбине оставшиеся 54 года своей жизни и кто именно в порядке пожизненной пенсии оплачивал счета за его занятия «наукой и техникой». Но показательно, что подлинным человеческим общением он предпочитал наслаждаться преимущественно в обществе стареющих в изгнании белогвардейских офицеров, утративших власть, деньги, растерявших, пожалуй, всё – кроме эфемерной и едва ли востребованной в новый век неудобной и старомодной чести…

Правда, похоронили раба Божьего Бориса не вместе с нищими офицерами на пригородном русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа, а на роскошном и пафосном парижском Пер-Лашез, в одной земле с европейскими знаменитостями и сильными этого мира. Что, наверное, достаточно убедительно подтверждает версию, вынесенную в заголовок настоящей статьи.

Бажанов, Каннер, Мехлис, Сталин, Товстуха, закулиса, мировая финансовая система, роман “Вексель судьбы”, фонд Второва

Источник: https://y-shushkevich.livejournal.com/9575.html

Помощники Сталина: Берия

Помощники Сталина
rurik_lСейчас посмотрела передачу “Жди меня” (выпуск от 10 февраля 2018 года), где меня поразила одна история.

70 лет назад в Ростове, выйдя в соседний магазин за молоком, оставив дома одного 8-ми месячного сына (предположительно была еще и маленькая дочь), пропадает молодая красавица Ирина.

Она появляется через 15 лет в закрытом городе в Сибире, Томск-7, из которого выезд, как и въезд без спец.

разрешения запрещен, выходит замуж за офицера, появляется еще один сын. Ирина умерла недавно, в 87 лет, но так и не рассказала сыну, как он не просил, кто она и откуда, где она была 15 лет, между исчезновением в Ростове и появлением в Томске-7.

Один раз Ирина с сыном ездили в Ростов, но что она там искала сын не знает….Ростовский муж так и не женился больше, сына вырастил в ненависти к матери, т.к. считал, что жена бросила его и маленького сына.

Предположительно Ирина была похищена “черным воронком” на потеху Берии, который как раз в это время был в Ростове-на-Дону.

Посмотрела этот сюжет и подумала – в каком же страхе жили люди в сталинском “раю”, если спустя столько лет, Ирина так и не смогла набраться храбрости и познакомить своих сыновей. Начала смотреть информацию.

Среди набирающих популярность у экскурсантов аномальных зон Москвы одна находится в самом центре.Особняк, выходящий на Садовую-Кудринскую, Малую Никитскую и Вспольный переулок, не отличается чрезмерной роскошью. Построенная в 1884 г.

для городского головы Степана Тарасова, а перед Первой мировой войной расширенная для основателя Юрьевецкой льнопрядильной мануфактуры Ивана Бакакина городская усадьба занимала обширную площадь. Она-то, как видно, и привлекла нового владельца с Лубянки.Местные жители, инстинктивно приглушая голос, рассказывали ужасы о творившемся на территории старинной усадьбы.

Когда рабочие раскопали котлован для теплоцентрали на улице Качалова (так в советское время называлась Малая Никитская), наткнулись на… кости. Общая могила относилась к временам сталинских репрессий. Но чем ближе котлован подбирался к особняку, тем больше скелетов откапывали.

Так слухи об изнасилованных Берией и убитых по его приказу женщинах получили косвенное подтверждение.Как повествует в своей книге о Л. Берии Антон Антонов-Овсеенко, в подвале особняка нашли камнедробилку, с помощью которой, по всей видимости, измельчали останки убитых женщин перед их спуском в канализацию.

По другим источникам, во дворе усадьбы был оборудован небольшой крематорий, в котором сжигались тела жертв палача-женолюба.Во всяком случае в протоколе ареста Л. Берии имеется опись изъятых при обыске в его особняке женских кофточек, чулок, комбинаций, трико, косынок, платков.

«Коллекционер», как видно, не отказывал себе в удовольствии оставлять кое-что на память о своих очаровательных пленницах. Детские размеры некоторых вещей подтверждают слухи о том, что нередко добычей сладострастного маршала становились девочки-подростки.Поставлял сексуальных рабынь своему шефу полковник Рафаэль Саркисов.

Он обычно отправлялся на переговоры с приглянувшейся Лаврентию Павловичу дамой, вежливо, но настойчиво просил номер телефона и ночью доставлял гостью в особняк. Одних Берия грубо насиловал, других угощал и развлекал беседой – всё зависело от настроения и имевшегося времени.

Его не смущало, если женщина была замужем, ведь он знал, что нет в стране такого рыцаря, который отважился бы защитить честь жены, если она приглянулась такому кавалеру.подробнее

Из протокола допроса арестованного Л. П. Берия от 14 июля 1953 г. (полностью по ссылке на сайте “Исторические материалы”)

ВОПРОС: Вы сифилисом болели?ОТВЕТ: Я болел сифилисом в период войны, кажется в 1943 году, и прошел курс лечения.ВОПРОС: До сих пор шла речь о ваших многочисленных нечистоплотных связях. Теперь дайте правдивый ответ. Насиловали ли вы женщин?ОТВЕТ: Нет, я никого никогда не насиловал.ВОПРОС: Вы лжете, фамилия Дроздовой вам известна? Хорошо известна?ОТВЕТ: Да, хорошо известна.

ВОПРОС: Установлено, что вы изнасиловали Дроздову в то время, когда она не достигла совершеннолетия. Признаете, что вы насильник?ОТВЕТ: Нет, не признаю.ВОПРОС: Вам оглашаются показания Дроздовой В. С. от 13 июля 1953 года:«В 1949 году я училась в 7 классе 92-й школы г. Москвы. Мне было шестнадцать лет. В том же году 29 марта внезапно умерла моя бабушка.

В связи с ее смертью тяжело заболела моя мать и была отправлена в больницу на Соколиную гору. Я осталась одна. Жили мы тогда на ул. Герцена, д. 52, кв. 20. Почти напротив нашего дома находился особняк, где жил Берия, но я тогда этого не знала.Примерно 6 мая 1949 года я шла в магазин за хлебом. В это время остановилась машина, из которой вышел старик в пенсне и шляпе.

С ним был полковник в форме МГБ. Старик остановился и стал очень внимательно меня рассматривать. Я испугалась и убежала, но заметила, что за мной пошел следом какой-то мужчина в штатском и следовал до дома.На следующий день к нам в квартиру несколько раз, как говорила мне соседка, приехавшая из Львова к Чашниковым, приходил неизвестный мужчина, который спрашивал меня по имени.

Примерно около трех часов дня, когда я пришла из школы, в квартиру постучался этот неизвестный мужчина, который впоследствии, как я узнала, оказался Золотошвили. Он вызвал меня на минутку во двор, где был уже полковник, который оказался впоследствии Саркисовым. Его ждала машина «Победа».

Саркисов оказался в курсе всех наших семейных дел, знал, что моя мать лежит в больнице, что она лежит в коридоре, что она очень в тяжелом состоянии, говорил, что надо ехать за профессором, помочь ей и перевести в отдельную палату. Все это он хотел устроить. Я поверила ему, вернулась домой, закрыла дверь и поехала с ним в машине.

Я не могла ему не поверить, так как он все рассказал верно о нашей семье и о матери, которая действительно в то время находилась в очень тяжелом состоянии. На этой машине он сразу отвез меня в особняк, который, как я после узнала, принадлежал Берия.

Там он мне сказал, что мне поможет его товарищ — очень ответственный работник, который всем помогает, который узнал о тяжелом положении нашей семьи и тоже решил нам помочь.Примерно часов в 5-6 вечера пришел в комнату, где я сидела с Саркисовым, тот старик, который накануне видел меня на улице.

Он очень ласково со мной поздоровался, сказал, что не надо плакать, что маму вылечат и все будет хорошо. Потом он предложил с ним пообедать и, несмотря на мои отказы, все же посадили за стол. Он был очень любезен и угощал меня вином, но я не пила. За обедом присутствовал и Саркисов.

Потом Берия предложил мне пойти посмотреть комнаты, но я отказалась и просила скорее ехать к профессору, чтобы его привезти к маме.Тогда Берия схватил меня, несмотря на то что в комнате был Саркисов, и потащил меня в спальню. Несмотря на мои крики и сопротивление, Берия изнасиловал меня. На мои крики в спальню к нему никто не пришел. Потом меня не выпускали из дома три дня.

У меня было очень тяжелое состояние, и я все время плакала. Берия мне говорил: «Подумаешь, ничего не случилось, а то досталась бы какому-нибудь сопляку, который не оценил бы».Перед тем как выпустить меня из дома и до этого, Берия и Саркисов говорили мне, чтобы я никому ни слова об этом не говорила, так как и я, и моя мать погибнем.

Он запретил говорить даже матери, а то она умрет. Я видела, что это очень большой человек, так как вся обстановка, охрана около него и во дворе говорили об этом. Кроме того, Саркисов, не говоривший мне, что это Берия, намекал на то, что это очень большой человек, который все может со мной и матерью сделать, если я расскажу о случившемся.

Я вернулась домой, но никому из соседей первое время не говорила ничего. Я заболела тоже и не ходила даже в школу.Через несколько дней ко мне явился Саркисов и под угрозой оружия, а также под угрозами, что они сошлют мать и меня, привел меня опять в особняк.Вот тогда-то я и узнала, что меня изнасиловал Берия, так как я видела надписи на подарках, адресованных ему (на лампе).

В этот раз Берия только меня уговаривал и требовал, чтобы я молчала, иначе говорил: «Тут же сотру с лица земли».Когда мать вернулась из больницы, то я ей все рассказала, причем Саркисов приехал за ней на машине в больницу.Только я ей все рассказала и мать сказала, что мы напишем т. Сталину, пришел Саркисов и сразу велел матери и мне идти к Берия, сказав, что он нас вызывает.

Мать моя сначала сомневалась, чтобы такое преступление надо мной мог совершить Берия. Когда она встретилась с ним и убедилась, что меня изнасиловал Берия, то так разнервничалась, что дала ему пощечину. Берия тут же и мне, и матери сказал, что если обо всем этом будет кто знать, то вы живы не будете. На слова матери, что не может быть, чтобы т.

Сталин на обратил на это внимания, Берия ответил, «что все заявления все равно попадут ко мне».Некоторое время меня не беспокоили. Куда-либо писать о случившемся мы боялись. Потом Саркисов стал приходить за мной, но мы скрывались, тушили свет, запирались, все же под угрозой оружия Саркисов заставлял меня приходить к Берия, с которым мне и пришлось жить.

В 1950 году я от него забеременела. Берия требовал, чтобы я сделала аборт. Саркисов требовал этого у моей матери, но она дала ему пощечину. Давал денег на аборт, но я аборт делать не стала, а мать моя сказала, что если к этому будут понуждать силой, то она напишет т. Сталину, выйдет на улицу и будет кричать, — пусть тогда делают с ней, что хотят.

После Берия требовал, чтобы я ребенка отдала куда-то в деревню на воспитание, но я отказалась.Совершив надо мной насилие, Берия искалечил всю мою жизнь».Этот старик в пенсне были вы?ОТВЕТ: Да, это был я.ВОПРОС: Вы признаете, что изнасиловали несовершеннолетнюю Дроздову?ОТВЕТ: Нет, не признаю. С Дроздовой у меня были самые лучшие отношения.

В момент, когда ее доставили ко мне первый раз, — я не могу утверждать, достигла ли она совершеннолетия или нет, но мне было известно, что она была ученица7 класса, но она имела пропуск по учебе один или два года.То, что она описывает в своих показаниях, как ее доставили ко мне, как ее уговаривал Саркисов — я этого не знаю, но допускаю, что она говорит правду. Я не помню, был ли разговор о том, что я окажу помощь в лечении ее матери, но допускаю, что об этом могла идти речь, но Дроздова Валентина не плакала.

З.Ы. Выводы делайте сами, материалов много в Сети. Меня же больше интересует психология людей, живших в то время, когда даже спустя много лет, даже после всех реабилитаций, их окутывает липкий страх… Понимаем ли мы их состояние?

rurik_l

Размер украинских инвестиций в российскую экономику может достичь $100 млрд. и более в год, начиная уже с 2018 года.

Об этом говорится в совместном заявлении Минфина Украины и НБУ.

https://www.youtube.com/watch?v=OCLaEWSGeQk

Денежные средства  будут вкладываться главным образом в модернизацию топливно-энергетического комплекса, сельское хозяйство и транспортную инфраструктуру.

Единственным условием получения денег является смена Россией вектора конфронтации с Западом, в первую очередь с его признанными и заслуженными лидерами  – Украиной и США – на вектор сотрудничества, толерантности  и транспарентности.

В качестве основных источников финансовых поступлений названы:

1. рост инвестиций в экономику России со стороны в первую очередь европейских структур после отмены наложенных Украиной санкций и запретов, до $50-60 млрд.

2. допуск России к украинскому рынку зерна, растительного масла, удобрений и металлургической отрасли, что даст ей возможность закупать украинскую продукцию и с выгодой перепродавать её, до $20-25 млрд.

3. встраивание российской транспортной системы в коридор Европа-Украина-Китай, гарантирующее транзит до 100 млн. тонн грузов в год с уплатой за услуги $10-15 млрд.

4. отсрочка репарационных выплат ($2.5 трлн. по состоянию на 01.01.2018) со стороны России, $10-15 млрд.

Все суммы указаны в годовом исчислении.

В заявлении указывается, что Украина  готова полностью обеспечить процесс контроля поступления, распределения и хранения денежных средств силами своих специалистов и соответствующих учреждений, а также обеспечить полноту и своевременность их (средств) сбора.

Наша уверенность в том, что мы справимся с этой нелёгкой задачей, основана на многовековом опыте получения от России разного рода преференций и безвозмездных вложений и помощи, что позволило нашей стране динамично развиваться и выйти в XXI веке на самые передовые позиции в экономике и международной политике” – подчёркивается в заявлении.

Мы надеемся на то, что такое положение вещей будет восстановлено, путём всемерной поддержки со стороны наших друзей и союзников, и послужит дополнительным и решающим фактором нашего дальнейшего процветания” – указывается там же.

Особо и отдельно в заявлении отмечается роль Украины как главного гаранта энергобезопасности Европы.

В условиях стремительного сокращения уровня добычи собственных углеводородов (так, правительство Нидерландов приняло решение сократить добычу на месторождении «Гронинген», крупнейшем в Европе,  примерно в 2 раза — до 12 млрд кубометров газа в год, из-за истощения запасов), а также отсутствия возможности в обозримом будущем заместить это падение поставками из стран Залива или США, вопрос достаточности импортируемого количества энергоносителей приобретает особую остроту.

Не будет преувеличением сказать, что фактически речь идёт о наступающем масштабном кризисе, способном оказать существенное негативное влияние на экономическую ситуацию и уровень жизни во всех европейских странах.

Поставить же необходимое количество энергии европейским потребителям может только Россия, являющаяся, по меткому выражению сенатора Дж.Маккейна, страной-бензоколонкой™, погрязшей в харассменте, гомофобии и отрицании общечеловеческих ценностей.

Но почему-то все забывают, что бензоколонка бессмысленна и бесполезна без важнейшего элемента  – заправочного шланга.

И вот роль этого шланга, завоёванную Украиной в результате  многолетних усилий, она не намерена уступать никому.

Более того, “…любые попытки любой стороны претендовать на место Украины в мировом экономическом пространстве будут самым решительным образом пресекаться, в том числе не только юридическими, но и силовыми средствами и методами” –  говорится в заявлении.

Полностью с текстом заявления можно ознакомится на сайте близкой к правительственным кругам влиятельной польской газеты Курьер Поранный (Kurier Poranny), публикующей его полностью для тех, кто понимает.

Иоганн Вайс

Page 3

rurik_l

По Дагестану. Появились сведения что там происходит и почему (от контактов в обладминистрации).

Текущие мероприятия (зачистка Республики от коррупционных кланов и преступных групп) вызвана в первую очередь, стремлением обеспечить реализацию одного из центральных пунктов реализации проекта “Север-Юг”.

8 февраля прошел первый пробный поезд из России в Иран по новой железной дороге “Россия-Азербайджан-Иран”, а так же подтверждение с Иранской стороны реализации сделки нефть в обмен на товары. Именно по этой дороге ожидается самый активный трафик по товарной составляющей.

Под эту программу и под увеличение перевозок планируется создание инфраструктуры и обеспечивающих производств.

Ну и как мне сказали, сейчас идет третья фаза из 5 программы по приведению Дагестана в соответствие общегосударственным стандартам.

На первом этапе убрали большую часть банд-групп.

На втором этапе посадили мэра Махачкалы Амирова и еще ряд лиц прямо взаимодействовавших с боевиками и практически полностью добили бандподполье.
Сейчас числят верхний уровень коррупции и преступные сообщества.
На четвертом этапе будут бить коррупционеров на местах (ожидается более 20 000 уголовных дел). 2019-2021
На пятом окончательно прикроют преступные лавочки в республике (авторазборку, пенсионное мошенничество, липовые подряды и т.д.). 2022-2024.

Цель – к 2024 году сделать Дагестан нормальным регионом РФ.

источник

Справка: Железная дорога Астара — Решт — Казвин — строящийся транспортный коридор, который соединит действующие железные дороги России, Азербайджана и Ирана. Проект осуществляется в рамках международного транспортного коридора «Север — Юг», целью которого является интеграция транспортно-информационных магистралей России, Азербайджана, Ирана, Индии и Омана.

Международный транспортный коридор (МТК) “Север — Юг” — мультимодальный маршрут транспортировки пассажиров и грузов, общей протяженностью от Санкт-Петербурга до порта Мумбаи (Индия).Формирование международного транспортного коридора “Север — Юг” инициировано Минтрансом России в целях реализации стратегического партнерства России со странами Прикаспийского региона.

Одновременно этот коридор должен улучшить связи России со странами Персидского залива и Южной Азии, а также обеспечить развитие транзитных евроазиатских перевозок по отечественным транспортным коммуникациям.Идея транспортного коридора “Север-Юг” возникла в 1993 году.

Однако только 12 сентября 2000 года Россия, Иран и Индия подписали соответствующее соглашение, ратифицированное ими в 2002 году. В 2005 году к проекту присоединился АзербайджанПозднее к соглашению о МТК “Север — Юг” присоединились более десятка государств, многие из которых претендуют на транзитную роль.

Реализация идеи затормозилась в связи с западными санкциями в отношении Ирана. Со снятием санкций с Тегерана в январе 2016 года проект снова приобрел свою актуальность.Протяженность международного транспортного коридора “Север — Юг” составляет более семи тысяч километров.

Значительная часть коридора “Север — Юг” проходит по железным дорогам России, на которые приходится в зависимости от маршрута 33-53% от общей протяженности сухопутной части коридора.

Стержневым направлением для российской стороны в рамках МТК является: Бусловская — Санкт-Петербург — Москва — Рязань — Кочетовка — Ртищево — Саратов — Волгоград — Астрахань, протяженностью 2513 км.

МТК “Север — Юг” в своей южной части предполагает несколько маршрутов следования грузов с использованием железнодорожного транспорта:Транскаспийский маршрут — с использованием российских морских портов Астрахань, Оля, Махачкала и портов Ирана — Бендер-Энзели, Ноушехр и Бендер-Амирабад; Западная ветвь коридора — прямое железнодорожное сообщение через пограничные переходы Самур (Россия) — Ялама (Азербайджан), с дальнейшим выходом на железнодорожную сеть Ирана через пограничный переход Астара (Азербайджан) — Астара (Иран);Восточная ветвь коридора — прямое железнодорожное сообщение через Казахстан, Узбекистан и Туркмению с выходом на железнодорожную сеть Ирана через пограничные переходы Серахс (Туркмения) — Серахс (Иран) и Акяйла (Туркмения) — Инче Бурун (Иран).В настоящее время указанными маршрутами следуют, главным образом, экспортные грузы России назначением в Азербайджан и Иран.Основным преимуществом МТК “Север — Юг” перед другими маршрутами (в частности перед морским маршрутом через Суэцкий канал) считается сокращение в два и более раза расстояния перевозок, а также снижение стоимости перевозки контейнеров по сравнению со стоимостью транспортировки по морскому пути.Большое значение для развития МТК “Север — Юг” в среднесрочной перспективе будут иметь сроки ввода в эксплуатацию новой железнодорожной линии Решт — Астара (Иран) — Астара (Азербайджан), которая является последним недостающим звеном прямого железнодорожного маршрута по западной ветви МТК “Север — Юг”.

В настоящее время в рамках взаимодействия России, Азербайджана и Ирана ведется работа по формированию мультимодального маршрута Индия — Иран — Азербайджан — Россия, по которому на регулярной основе планируется организация перевозок грузов в контейнерах. Маршрут предполагает морскую транспортировку грузов между портами Индии и Ирана, использование железнодорожного и автомобильного транспорта на территории Ирана (в силу отсутствия в настоящее время прямого железнодорожного сообщения с Азербайджаном) и последующую доставку азербайджанскими и российскими железными дорогами до конечного потребителя.источник

Карта из статьи
Russische Breitspur dominiert den Bahn-Hochleistungs-Frachtverkehr

Page 4

rurik_l

Схема взята здесь

Флагом станет Грудинин. Об этом намекнул сегодня на своей странице ВКонтакте Леонид Развозжаев

_______

Умный ролик посмотрит и поймет на кого это рассчитано. Сделан он теми, кто “уважает” Удальцова и за ним стоящих. В ролике уже стоят призывы выходить на улицы и прямые угрозы власти, если и дальше будут проводится журналистские расследования деятельности Грудинина (авторы считают, что по заказу Кремля).

Источник: https://rurik-l.livejournal.com/2888236.html

Book for ucheba
Добавить комментарий