ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ

1/107 Гражданская война в России: Оборона Крыма | Ридли

ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ
sh: 1: –format=html: not found

Гражданская война в России: Оборона Крыма

Я. А. Слащев-Крымский, П. Н. Врангель Крым, 1920

Издание: Гражданская война в России: Оборона Крыма. – М: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003.

ООО «Издательство ACT»); ISBN 5-7921-0637-1 (TF). Состав. В. Гончаров, 2003.

В настоящее время в печати появляется много мемуаров, исследований и статей о событиях 1918-1920 гг., когда русский народ переживал великую драму гражданской войны. Многие из авторов облекают себя в беспристрастную тогу историка, претендуя на абсолютную верность своих взглядов и суждений.

Лично я на это не претендую. Человек, переживший бурный период, беспристрастно его описывать не может. На все его изложение ляжет отпечаток его личных воззрений и впечатлений.

Поэтому я, приступая к своим запискам, заранее предупреждаю читателей, что все изложенное будет пропитано моими настроениями и моей идеологией, потерпевшей страшный излом за это бурное время.

В изложении фактов, конечно, я буду придерживаться полной правдивости, но освещение их будет носить следы моей прежней идеологии, изжить которую мне удалось лишь в самое последнее время, когда у меня открылись глаза и я понял многое, чего не понимал во время переживания излагаемых событий.

От издателя [5]

Введение [11]

Глава I. Отход в Крым [17]

Глава II. Крым к январю 1920 г. [23]

Глава III. План защиты Крыма [26]

Глава IV. Подход красных и начало осады Крыма [33]

Глава V. Первый бой на Перекопском перешейке 23-24 января 1920 г. [37]

Глава VI. Положение после первого боя на Перекопе [41]

Глава VII. Орловщина, ее причины и борьба с ней [45]

Глава VIII. Подготовка к Юшуньскому бою [50]

Глава IX. Юшунь 8-12 марта [54]

Глава X. Тыл во время Юшуньского боя и ликвидация отряда Орлова [59]

Глава XI. Роль флота и Арабатского отряда полковника Гравицкого в защите Крыма [62]

Глава XII. Врангелевщина [64]

Глава XIII. Конец командования Деникина. Вступление в командование Врангеля [71]

Глава XIV. Встречные бои 22 и 29 апреля 1920 г. [77]

Глава XV. Период до наступления Врангеля в северной Таврии [82]

Глава XVI. Наступление в северную Таврию [93]

Глава XVII. Первое наступление красных на фронте Каховка – Алешки 7-15 августа 1920 г. [108]

Глава XVIII. Крымская контрразведка [119]

Глава XIX. Период поражений и картины тыла [123]

Глава XX. Разгром армии Врангеля и конец Белого Крыма [136]

Заключение [146]

Приложение [149]

Примечания

От издателя

Продолжая тему гражданской войны в России, редакция «Военно-исторической библиотеки» предлагает вниманию читателя двухтомник, посвященный борьбе за Крым в 1920 году и включающий материалы как мемуарного, так и аналитического характера.

История Белого Крыма, как и биография его руководителя, барона Врангеля, сегодня все больше привлекает внимание историков и публицистов. Во Врангеле и установленной им системе государственной власти многие видели и видят несбывшуюся альтернативу – как Советам, так и потерпевшим поражение режимам Колчака и Деникина. И мемуарист В.

Шульгин, и эмигрантский биограф Врангеля Н.

Росс, и многие другие исследователи (как эмигрантские, так и современные) отмечают, что в 1920 году белым властям удалось не только установить в Крыму твердую государственную власть, но и избавиться от большинства пороков, ранее компрометировавших белые армии в глазах населения России – беззакония, коррупции, бандитизма, массового и ничем не оправданного террора.

Но «либерализм» Врангеля во многом стал следствием прагматизма и максимально трезвой оценки реального положения дел.

Именно прагматизм вынудил его отказаться от концепции «единой и неделимой», обещать в аренду Франции минеральные богатства юга страны и даже заключить союз с врагом России – Польшей (естественно, что Польша предала Врангеля, как только ей [6] это понадобилось).

Вдобавок, нельзя не отметить весьма специфического положения Крыма весной и в начале лета 1920 года.

Малые размеры Крымского полуострова способствовали хорошему контролю за политической ситуацией со стороны центральных властей, а неразвитость системы помещичьего землевладения и нахождение большинства промышленных предприятий в государственной собственности обуславливали отсутствие в обществе серьезных социальных и классовых противоречий.

С другой стороны, Врангель имел возможность вывезти в Крым и отправить на фронт наиболее боеспособные войска из состава эвакуированной армии Деникина. Сравнительно небольшая численность врангелевских войск значительно повышала их мобильность, а география Северной Таврии позволяла белым при выходе из Крыма вести эффективную оборону захваченной территории, маневрируя силами по внутренним операционным линиям. В то же время война с Польшей не позволяла советскому руководству перебросить на Юг полноценные войска, имевшие боевой опыт.

Однако с середины лета 1920 года преимущества положения белых начали постепенно оборачиваться недостатками. Крым не мог снабдить себя продовольствием, наличие же огромного числа войск и беженцев лишь усугубляло эту и без того серьезную проблему.

Решить ее позволил захват богатых земледельческих районов Северной Таврии и массовый вывоз оттуда зерна – как для снабжения крымского населения, так и на продажу за рубеж. В результате у белых властей впервые появился реальный продукт для экспорта (Франция в 1920 году из-за неурожая испытывала крайний недостаток хлеба).

Но одновременно резко ухудшились отношение сельского населения Северной Таврии к белым властям. Произошло то же, что и при Деникине, – крестьянин, без особой симпатии относившийся к Советам, с приходом белых начал активно бороться против них (махновщина).

Тем более что местное население справедливо не доверяло врангелевской валюте – «колокольчикам», которыми расплачивались при реквизициях зерна (инфляция в Крыму за полгода составила до 15000%). Да и [7] сам Врангель признавался В. В.

Шульгину, что не считает нужным долго удерживать Северную Таврию, – достаточно время от времени делать на нее набеги, тем самым пополняя запасы продовольствия для снабжения Крыма и продажи за рубеж. Кстати, именно из-за невозможности прокормить крымское население за счет внутренних ресурсов Крыма Врангель в свое время отказался от предложенного англичанами варианта перемирия на основе сохранения в руках белых властей лишь самого полуострова (тот самый литературный «Остров Крым»).

К осени 1920 года осложнилась ситуация и внутри армии Врангеля. После подписания перемирия с Польшей советское командование смогло отправить на Южный фронт свои наиболее боеспособные войска.

В то же время лучшие части белых оказались выбиты в летних боях, их пришлось заменять пополнениями из мобилизованных крестьян либо пленных красноармейцев.

Белое командование было последовательно в стремлении держать на фронте лишь самые боеспособные части, поэтому более половины врангелевской армии в течение всей кампании оставалось в Крыму, выполняя роль резерва.

Увы, длительное пребывание вне театра боевых действий огромной массы войск, причем далеко не самого лучшего качества, отнюдь не способствовало укреплению тыла. В итоге крах фронта в Причерноморье в конце октября 1920 года дополнился загниванием белого тыла, подъемом повстанческого движения, разложением и коррупцией власти и катастрофическим падением ее поддержки среди населения – точно так же, как это случилось у Деникина.

Источник: https://readli.net/chitat-online/?b=371611&pg=1

«Каховка, Каховка»: последнее наступление Русской армии на юге России

ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ

Белогвардейцы начали свою последнюю наступательную операцию.

С поражением 1919 года, когда белогвардейские части уже предвкушали, как они будут маршировать по Красной площади, а взамен очутились в Крыму, Гражданская война не закончилась.

4 апреля 1920 года командующего Вооруженными силами юга России (ВСЮР) генерал-лейтенанта Антона Ивановича Деникина сменил другой генерал-лейтенант — Петр Николаевич Врангель. За привычку носить черную кавказскую черкеску с газырями и черную папаху, а также за наследственный титул в войсках его прозвали «черным бароном».

11 мая с его подачи ВСЮР сменили свое название и стали Русской армией. Это было время, когда поляки и их союзники петлюровцы захватили Киев и плацдармы на левом берегу Днепра. Казалось, появился новый шанс сломить хребет «красной гидре».

7 июня подразделения Русской армии смогли прорваться из Крыма через Перекопские и Чонгарские укрепления. Красная армия в северном Причерноморье была разбита. Уже через неделю белые захватили почти всю Северную Таврию, около 7 тысяч пленных, 27 орудий, 2 бронепоезда.

Организованное в начале июля контрнаступление красных провалилось. Конную группу комкора Дмитрия Жлобы численностью до 8 тысяч сабель войска Врангеля уничтожили полностью. Воспользовавшись этой победой, они продолжили наступление. Уже 2 августа им удалось на несколько дней захватить Александровск (современное Запорожье).

Советские власти не собирались с этим мириться.

К началу августа им удалось освободить Киев и отбросить поляков на запад, подразделения Красной армии наступали на Львов и Варшаву. Было организовано наступление и в Северной Таврии.7 августа в районе Каховки красным удалось переправиться через Днепр и ударить в тыл 2-му корпусу генерал-лейтенанта Якова Александровича Слащева.

По замыслу советского командования, ударной группе предстояло прорваться в район Перекопа и отрезать белые части от Крыма. До своей цели наступающие не дошли всего 25 километров. В результате ожесточенных боев слащевцы отбросили их обратно за Днепр. Только в районе Каховки у красных остался левобережный плацдарм глубиной до 12-15 километров, который нависал над врангелевскими войсками.

Уже с 8 августа на нем под командованием заместителя начальника инженеров Южного фронта, бывшего подполковника царской армии Дмитрия Михайловича Карбышева по всем правилам инженерной науки начали сооружаться полевые укрепления. С правого берега оборонявшихся прикрыли крупнокалиберные орудия ТАОН (тяжелой артиллерии особого назначения).

Начавшееся 13 августа наступление на плацдарм 2-го корпуса генерала Слащева окончилось безрезультатно, и он подал в отставку.

Тем временем советские войска потерпели тяжелое поражение от поляков в сражении на Висле. Польский диктатор Юзеф Пилсудский, не подписывая никаких договоров, дал понять Врангелю, что в случае успеха его войск поляки окажут содействие, чтобы совместными силами окончательно разгромить большевизм. Кроме того, начальник польской военной миссии уведомил барона, что польское правительство готово из интернированных в Польше русских офицеров и сочувствующих белому движению пленных красноармейцев сформировать 80-тысячную армию.

30 сентября для ускорения переговорного процесса Врангель направил в Париж своих эмиссаров.

Барон не знал, что в личных беседах со своими приближенными Пилсудский не раз признавался, что на самом деле не хочет помогать «белым». Его вполне устроит, если Врангель проиграет. В этом случае Россия, пока ею будут управлять большевики, развалится, а возродившаяся Польша воспользуется этим, чтобы снова стать великой страной «от можа до можа».

За эту его стратегическую ошибку Польша поплатится потом, в сентябре 1939 года.

А пока в белогвардейских штабах о далеко идущих планах своих новых потенциальных союзников не знали и готовились к проведению наступательной операции на правобережье Днепра.

Планировалось, что польская армия и их союзники петлюровцы выйдут на линию Киев — Фастов — Умань, после чего поведут наступление на Елисаветград (до 2016 года — город Кировоград), где и встретятся с врангелевскими дивизиями.

В начале сентября началось новое наступление белых.

21 сентября они снова захватили Александровск. В ночь на 24 сентября бойцы Марковской дивизии высадились на Хортице.

Упорные бои развернулись на севере Таврии за крупный железнодорожный узел Синельниково и на востоке — за Мариуполь, эти города несколько раз переходили из рук в руки.

К началу октября Русская армия рассеяла своих противников (красные дивизии и отряды батьки Махно) на всем фронте от Азовского моря до Александровска и развязала себе руки для Заднепровской операции (в советских источниках — Правобережной).

Самые лучшие, самые надежные дивизии Врангеля — Корниловская, Марковская, Дроздовская и Кубанская казачья, — готовясь к наступлению, сконцентрировались в районе Александровска.

При Марковской дивизии планировалось сформировать Украинский батальон, который на правом берегу Днепра предполагалось развернуть в дивизию.

К «марковцам» даже прибыли, как вспоминал потом один из них, «…какие-то не внушавшие своим внешним видом доверия украинцы, говорившие на мове».

Южнее Александровска и Никополя планировалась переправа 2-й Русской армии генерал-лейтенанта Даниила Павловича Драценко. На правом берегу ее части совместно с кубанцами должны были окружить и занять Никополь, а после разгромить тылы Каховского плацдарма и отрезать закрепившиеся на нем войска.

Каково же было удивление барона Врангеля, когда он узнал, что за его спиной поляки ведут с красными сепаратные переговоры.

ВрангельПетр Николаевич Врангель — белый генерал, главнокомандующий Вооружённых сил Юга России, а потом Русской армии

Французы заверили барона, что ни о каком заключении мира речь не идет. Просто целый ряд европейских государств, чья экономика страдает от отсутствия на их рынках российского сырья, блокирует поставки в Польшу снарядов и вооружений.

В связи с этим Пилсудский взял паузу и будет максимально оттягивать силы красных путем переговоров. Но, хорошо зная своих союзников, Врангель не очень-то им верил.

Тем не менее, другого выхода у него не было — проведение Заднепровской наступательной операции он не отменил.

А в это время советское командование стремительно перебрасывало на Южный фронт силы, занятые ранее в боях с поляками: в первую очередь 1-ю конную армию Семена Буденного, а также свежие пехотные части, броневики, танки, артиллерию.

Ленин поставил задачу — разгромить Врангеля до зимы. По личному его указанию командовать фронтом поручили Михаилу Фрунзе. Именно он ранее сыграл определяющую роль в разгроме Колчака, умиротворении уральских казаков, захвате Туркестана.

Уже 2 октября Фрунзе подписал очередной союзнический договор с батькой Махно.

В короткий срок красные дивизии численно превысили белогвардейские. Теперь это не были необстрелянные, неопытные, недисциплинированные толпы, разбегавшиеся при первом же столкновении с вышколенными «железными» офицерскими частями.

Два с половиной года Гражданской войны преобразили подразделения красных — они приобрели стойкость в обороне и инициативность в наступлении. В то же время белые дивизии во многом комплектовались из бывших пленных красноармейцев и насильно мобилизованных крестьян, готовых дезертировать при первой же опасности. Эти факторы предопределили дальнейшее развитие событий.

8 октября к 3:00 ночи полки Марковской и Корниловской дивизий белых сосредоточились на Хортице в районе брода. Бойцы лежали в прибрежном кустарнике всего в 200-300 метрах от противника. Любой залетевший в это скопление шальной снаряд сулил большие потери.

Красные, услышав подозрительный шум, открыли ружейный и пулеметный огонь, потом начался артобстрел, но белым везло, канониры противника били по пустому месту.

Затем их отвлекла артиллерия Корниловской дивизии, завязалась контрбатарейная борьба. Под шум ее канонады белогвардейцы бросились форсировать Днепр. Брод оказался неглубоким — по грудь.

Уже через несколько минут врангелевцы оказались во вражеских окопах. Два «красных» полка отошли в беспорядке, побросав вооружение и раненых.

В образовавшийся прорыв хлынули белогвардейские войска. Кубанская казачья дивизия генерал-лейтенанта Николая Гавриловича Бабиева захватила Токмаковку и рвалась к Апостолово, в тыл Никопольской группировке красных.

Тем временем 9-10 октября южнее Никополя в районе села Ушкалка на правый брег переправился 3-й корпус белых из 2-й Русской армии генерала Драценко и ударил навстречу наступавшей от Александровска коннице. 11 октября 42-й Донской стрелковый полк занял южную окраину Никополя, а с северо-востока в город ворвались кубанцы генерала Бабиева, преследуя красных, отходивших в северном направлении.

Но на этом успехи врангелевцев и закончились.

Используя свой численный перевес, войска Южного фронта ударили одновременно с востока по Донскому корпусу, сражавшемуся в районе Мелитополя, с Каховского плацдарма и Херсона, угрожая, отрезать белых от их крымских баз снабжения, из района Екатеринослава (до 2016 года город Днепропетровск), с запада от Апостолово. Врангель вынужден был перебросить Корниловскую и Дроздовскую дивизии обратно на левый берег.

В результате, когда 2-я конная армия командарма Филиппа Миронова 13 октября атаковала кубанских казаков генерала Бабиева, помочь им было некому. В ожесточенных боях командующие-кавалеристы участвовали лично: генерал Бабиев, погиб, а под командармом Мироновым убило коня.

Кубанцы были разгромлены и переправились на левый берег. Следом переправились и подразделения 2-й армии генерала Драценко, которого Врангель обвинил в топтании на месте и срыве операции.

В этот же день, уничтожив за собой мосты через Днепр, переправилась обратно на Хортицу и Марковская дивизия.

К 15 октября белых частей на Правом берегу Днепра не осталось.

Одновременно врангелевцы предприняли еще одно отчаянное наступление на Каховский плацдарм.

14 октября около 6 тысяч белогвардейцев 2-го корпуса генерала-лейтенанта Владимира Константиновича Витковского при поддержке 700 кавалеристов, 12 танков, 14 бронеавтомобилей, 80 орудий и 200 пулеметов перешли в наступление. Им противостояли 11 тысяч красногвардейцев, 10 бронеавтомобилей, 52 орудия и 368 пулеметов.

За месяц красный военинженер Карбышев превратил плацдарм в неприступную крепость с тремя линиями обороны. Их усилили 76,2-мм зенитными орудиями Лендера, поставленными на прямую наводку, батареями стационарных огнеметов, артиллерийскими броневиками и специально подготовленными для борьбы с бронетехникой противника группами солдат.

В результате ожесточенных боев войска Врангеля понесли тяжелейшее поражение: они потеряли 10 танков, 7 бронеавтомобилей и 70 пулеметов. Один из офицеров белогвардейского штаба, скрывший свое истинное имя под псевдонимом Александр Валентинов, 14 октября около 20:00 записал в своем опубликованном через два года дневнике:

«…Генерал-квартирмейстер сообщил, что «…Драценко в кислом настроении» и что «у Витковского тоже ничего не выходит». Какие там «настроения», когда налицо все признаки форменной катастрофы».

И это было правдой.

К 17 октября белые выдохлись и зарылись в оборону, а уже через 11 дней в наступление перешли красные войска командарма Фрунзе. К 3 ноября Русская армия оказалась снова «запертой» в Крыму, еще через две недели она была полностью уничтожена. А с ней исчезли и те, кто называл этот регион Новороссией или югом России.

В свой 70-летний «советский» исторический период вступила Украина.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42959751-kahovka-kahovka-poslednee-nastuplenie-russkoy-armii-na-yuge-rossii/

Разгром Красной конницы в Северной Таврии

ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ

Весной 1920 года после разгрома Деникина и последовавшего за этим кризиса руководства в Белом движении, главнокомандующим Вооружёнными Силами Юга России стал генерал Врангель. В течение короткого времени ему удалось привести в чувство отступившие в Крым части.

Однако ресурсы Крыма не позволяли содержать армию и многочисленных беженцев, наводнивших полуостров. Отсутствие продовольственных запасов грозило войскам и населению голодной смертью буквально в течение нескольких месяцев.

Крым крайне нуждался в хлебе, который можно было найти в Северной Таврии и на Кубани.

В июне 1920 года войска генерала Врангеля при поддержке танков и броневиков перешли в контрнаступление и нанесли удар по частям 13-й армии Иеронима Уборевича, разложившимся и понёсшим тяжёлые потери в неудачных боях за овладение перешейками. В короткие сроки белым удалось опрокинуть войска противника, вырваться на оперативный простор Северной Таврии и занять плодородные земли левобережья Днепра.

В этой ситуации командование Южным фронтом потребовало немедленно загнать белых обратно в Крым.

В короткие сроки была разработана операция, в ходе которой планировалось сковать главные силы Врангеля пехотными частями, а затем нанести по противнику мощный фланговый удар сводной конной группой комкора Дмитрия Жлобы.

Группа должна была разгромить части Донского корпуса, сходу захватить Мелитополь и, развивая наступление на Перекоп, отрезать от Крыма, а затем уничтожить части 1-го корпуса генерала Кутепова.

Конная группа Жлобы состояла из 3-х кавалерийских дивизий, приданных частей 40-й стрелковой дивизии и двух авиаотрядов из 9 самолётов. Общая численность сводного корпуса оценивалась до 12 тыс. сабель.

Воинские части проходили боевое слаживание в период отступления Деникина, привыкли к лёгким победам и, как показали дальнейшие события, оказались не готовы к встрече с ударными частями белой гвардии.

Командующий корпусом Дмитрий Петрович Жлоба считался в Красной армии опытным кавалерийским командиром и имел в своём активе орден Красного Знамени.

Обстановка на фронте и схема разгрома конной группы комкора Жлобы

В то же время, эмигрантские воспоминания выставляют Жлобу в неприглядном свете, как крайне бездарного, самонадеянного и недалёкого командира, в подтверждение приводя слова командира 13-го авиаотряда Межраупа:

“Когда по прибытии я доложил о готовности отряда, он (Жлоба) вынул клинок наполовину из ножен и с усмешкой сказал: “Вот чем побеждают, а не вашей бензиновой вонью.”

Маловероятно, что Жлоба не понимал значения авиации в современной войне, так как сам, в период империалистической войны, проходил службу в Московской авиашколе на Ходынском поле.

Правда, учитывая уровень авиации того времени и её качество, ироничные слова Жлобы могли иметь место. Интересно, что Жлоба был абсолютно прав в другом.

В условиях отсутствия сплошных фронтов основным средством достижения победы была именно кавалерия, способная за счёт маневра и скорости выходить на оперативный простор и проводить стремительные рейды по тылам противника.

Комкор Дмитрий Петрович Жлоба

Сводному кавалерийскому корпусу Жлобы противостояли казачьи части Донского корпуса генерала Абрамова и наиболее боеспособные силы 1-го корпуса генерала Кутепова (части Корниловской и Дроздовской ударных дивизий).

Общая численность группировки белых составляла около 11 тыс. штыков и сабель. Кроме того, в распоряжении белогвардейцев находились 4 бронепоезда, броневики, около 70 орудий и 20 самолётов. Общее командование силами принял на себя барон Врангель.

В войсках, в результате применения суровых мер, была подтянута дисциплина, налажено снабжение, пополнена материальная часть полков и батарей. Благодаря хорошо поставленной разведывательной работе Врангелю удалось вскрыть сосредоточение крупных кавалерийских сил красных.

Ни о какой оперативной внезапности речи уже и не шло.

Конная группа Жлобы перешла в наступление 28 июня 1920 г. Кавалерийским соединениям сходу удалось прорвать фронт Донского корпуса, однако в дальнейшем, вместо выхода на оперативный простор, части втянулись в затяжные бои местного значения.

Медлительность Жлобы позволила Врангелю произвести перегруппировку и зажать части красных в узком мешке, в результате чего они потеряли подвижность и маневренность.

Вдобавок конница подверглась интенсивному воздействию авиации белых, оказавшись совершенно неподготовленной к воздействию такого вида оружия.

Жлоба, ещё не осознавая, что попал в мешок, попытался в решительном сражении перемолоть силы противника. В то же самое время части Врангеля получили приказ перейти в общее контрнаступление и раздавить красных.

Решающее сражение между силами конной группы Жлобы и частями армии Врангеля произошло 3 июля 1920 года в районе колоний Клефельд – Александркрон. Поначалу красной коннице удалось потеснить донцов генерала Абрамова. Однако, в этот момент, в тыл корпуса при поддержке броневиков нанесли удар корниловцы. Пытаясь сдержать наступление Жлоба бросил в лихую кавалерийскую атаку последние резервы.

Густые лавы красной конницы были встречены шквалом пулемётного и ружейного огня. Артиллерия белых вела огонь прямой наводкой, буквально выкашивая эскадроны кубанской кавалерии. Так и не достигнув позиций противника, красная конница дрогнула. Остатки эскадронов предприняли ещё одну отчаянную попытку прорваться, минуя позиции корниловцев.

Расстроенная конница попала под кинжальный огонь пулемётов 1-го Дроздовского полка. Началось повальное бегство. Однако до конца драмы было ещё далеко. Толпы обезумевших людей накрыло лавиной пулемётно-артиллерийского огня курсирующих по железной дороге бронепоездов. Окончательную точку в разгроме корпуса Жлобы поставила донская конница генерала Морозова, захлопнувшая крышку котла.

Самому Жлобе удалось выскочить из мясорубки на автомобиле только чудом.

Остатки конной группы Жлобы были рассеяны и вынуждены малыми группами просачиваться на соединение с частями Красной Армии. Корпус потерял около 1 тыс. человек убитыми, до 9 тыс. человек пленными и практически всю материальную часть. В руки белых попал обоз длиной 4 версты, около 40 орудий, свыше 200 пулемётов и до 3,5 тыс. единиц конского поголовья.

Разгром конного корпуса Жлобы оказался последним успехом Крымской эпопеи барона Врангеля. Буквально через четыре месяца участники боёв будут смотреть на берега Крыма уже с палуб уходящих в Чёрное море кораблей.

Друзья! В продолжение, хочу предложить Вам похожие статьи:

ВОСТОЧНЫЙ ПОХОД ПОЛКОВНИКА ДЮМУРЬЕ

ТЕНИ ВАТЕРЛОО. ГВАРДИЮ В ОГОНЬ!

КАК ПРОИГРАТЬ ВЫИГРАННОЕ СРАЖЕНИЕ

ПО СЛЕДАМ КВИНТИЛИЯ ВАРА

Спасибо что дочитали до конца. Если понравилась публикация ставьте “лайк” и будете видеть посты чаще. И конечно же, подписывайтесь на канал, будет ещё много интересного.

Все представленные в статье иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bb492c1db5ea800ab722bf0/5c81145e8d1a9600b470b1e5

Разгром Врангеля

ПОРАЖЕНИЕ АРМИИ ВРАНГЕЛЯ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ

Разгром Врангеля

После провала похода буржуазно-помещичьей Польши Антанта главную ставку в борьбе против Советской России сделала на Врангеля.

6 сентября Версальский военный комитет, возглавляемый Фошем, представил Верховному совету Антанты записку о плане продолжения войны против Советской России, в которой с циничной откровенностью раскрывались политические цели империалистов.

Они стремились создать так называемую врангелевскую Россию, в которую включались лишь центральные районы. На остальной территории страны Антанта намечала создать ряд «самостоятельных» буржуазных государств: Украину, Белоруссию, автономные казачьи области и т. п.

Расчленение России и превращение ее в колонию международного империализма — вот что несли на своих штыках народам Советской республики Антанта и ее ставленник — барон Врангель.

Осенью 1920 г. борьба с Врангелем стала главной и основной задачей Красной Армии и всего советского народа. ЦК РКП (б), ВЦСПС и РКСМ объявили мобилизации, давшие фронту несколько тысяч коммунистов, свыше 9 тыс. членов профсоюзов и 5 тыс. комсомольцев.

Цартия и правительство во главе с В. И. Лениным приняли меры по усилению снабжения фронта. Наступила осень, а с нею холод и слякоть. Красная Армия нуждалась в теплой одежде, обуви. 3 сентября 1920 г. Совет труда и обороны под председательством В. И.

Ленина постановил срочно пополнить запасы обмундирования для Красной Армии. III Всероссийский съезд рабочих кожевенного производства, на котором 2 октября 1920 г. выступил В. И. Ленин, принял решение увеличить рабочий день на своих предприятиях до 10 часов.

По почину рабочих Москвы в первых числах октября началась кампания по сбору теплых вещей для армии.

Горячо откликнулись на призыв Коммунистической партии о помощи фронту трудящиеся крестьяне. С начала августа по 1 октября было заготовлено 6,5 млн. пудов хлеба, что значительно превышало заготовку хлеба за тот же период 1919 г. 2 октября В. И.

Ленин обратился к незаможным селянам Украины с призывом напрячь все свои силы и оказать всестороннюю помощь Красной Армии.

Трудовое крестьянство Украины послало много добровольцев на врангелевский фронт, снабжало войска продовольствием, боролось с антисоветскими бандами, действовавшими в тылу Красной Армии.

Для усиления крымского участка фронта было направлено несколько дивизий с Кавказского фронта и из Сибири. Из Харькова прибыла Интернациональная кавалерийская бригада. 21 сентября 1920 г. Реввоенсовет республики на основе указаний ЦК РКП (б) издал приказ о создании Южного фронта. В его состав вошли 6-я армия (командующий К. А. Авксентьев-ский, а позже А. И.

Корк), 13-я армия (командующий И. П. Уборевич), 2-я Конная армия (командующий Ф. К. Миронов) . На Южный фронт было решено направить 1-ю Конную армию. Командующим войсками Южного фронта был назначен М. В. Фрунзе, а членами Реввоенсовета фронта — С. И. Гусев и венгерский коммунист Бела Кун.

ЦК партии дал директиву Реввоенсовету республики до наступления зимы освободить Крым.

20 сентября перед выездом на Южный фронт Фрунзе был принят В. И. Лениным. Во время беседы В. И. Ленин поставил перед Южным фронтом исключительно трудную задачу: ускорить наступление на Врангеля, чтобы до зимы очистить Украину и Крым от белогвардейцев.

В ходе подготовки и проведения операции по разгрому Врангеля Фрунзе постоянно докладывал В. И. Ленину о положении на фронтах и своих планах. 26 сентября Фрунзе прибыл в Харьков, где находился штаб фронта, а 27 сентября войска Южного фронта уже получили приказ своего командующего. «Товарищи!— говорилось в приказе.

— Вся рабоче-крестьянская Россия, затаив дыхание, следит сейчас за ходом нашей борьбы здесь, на врангелевском фронте. Наша измученная, исстрадавшаяся и изголодавшаяся, но по-прежнему крепкая духом сермяжная Русь жаждет мира, чтобы скорее взяться за лечение нанесенных войной ран».

Командующий фронтом требовал от подчиненных ему войск нанести мощный удар по врагу. «Этот удар должен быть стремительным и молниеносным. Он должен избавить страну от тягот зимней кампании… Врангель должен быть разгромлен, и это сделают армии Южного фронта» ’. 28 сентября Фрунзе телеграфировал В. И. Ленину о положении дел на фронте.

В телеграмме он подчеркивал, что переход в общее наступление зависит от подхода 1-й Конной армии.

Подготовка наступления проходила в трудных условиях: не хватало продовольствия, вооружения и боеприпасов. Утомленные и ослабленные от непрерывных боев, части нуждались в свежих пополнениях. Противник, имея хорошо вооруженную пехоту и крупные кавалерийские силы, постоянно атаковал советские войска.

Потерпев поражение на Кубани, Врангель в середине сентября 1920 г. начал наступление на Донбасс. Прорвав фронт 13-й армии, белогвардейцы 19 сентября заняли Александ-ровск, а вскоре и станцию Синельниково. 28 сентября они захватили Мариуполь.

Советские войска геройски сражались, много раз переходили в контратаки. На помощь 13-й армии Фрунзе двинул резервы. Особенно ожесточенное сражение развернулось в районе Волноваха, Мариуполь. Бессмертной славой покрыли себя в этих боях воины 9-й стрелковой дивизии под командованием Н. В. Куйбышева.

Враг был остановлен. Сообщая об этом В. И. Ленину, Фрунзе 3 октября отмечал, что противник, по-видимому, попытается переправиться через Днепр где-нибудь в районе Александровска. Вместе с тем он выразил тревогу в связи с запаздыванием 1-й Конной армии *. В. И.

Ленин незамедлительно послал телеграмму Буденному и Ворошилову с требованием ускорить передвижение конницы1 2.

Предвидение Фрунзе о дальнейших действиях противника полностью подтвердилось.

3 октября Врангель отдал приказ своим войскам о вторжении на Правобережную Украину, чтобы создать единый фронт с армией Пилсудского и петлюровцами.

Врангель поставил задачу разбить 2-ю Конную армию и действовавшие с ней пехотные части 13-й армии, а в дальнейшем — 6-ю армию, основные силы которой находились в районе Каховки, Берислава.

Сосредоточив крупные силы, враг 6 октября перешел в наступление и начал переправу на правый берег Днепра против Александровска. Основной удар врага приняла на себя группа советских войск в составе двух дивизий под командованием И. Ф. Федько. С тяжелыми боями под натиском превосходящих сил противника советские войска стали отходить.

К 9 октября белогвардейцы захватили на правом берегу Днепра плацдарм глубиной до 25 километров. Но вскоре положение изменилось. 2-я Конная армия совместно с войсками 6-й и 13-й армий перешла в решительное контрнаступление.

В результате упорных боев, продолжавшихся до 15 октября, эти войска, пополненные вновь сформированными эскадронами, в составе которых было много коммунистов, разбили три кавалерийские и две пехотные дивизии врага и отбросили его к переправе через Днепр в районе деревни Бабино и к Никополю.

Беспорядочный отход противника превратился в паническое бегство. Полным провалом закончилось наступление белогвардейцев и в районе Каховки. Вместе с пехотой здесь действовало 12 танков и 16 бронемашин врангелевцев при поддержке тяжелой артиллерии и самолетов. 51-я стрелковая дивизия под командованием В. К.

Блюхера, измотав противника, вместе с другими частями перешла в наступление. В ходе боев советские войска нанесли врагу тяжелые потери, захватили много пленных, семь танков, из которых один был исправный.

15 октября Фрунзе послал телеграмму В. И. Ленину, в которой доложил о провале плана Врангеля прорваться на Право-бережную Украину. «Эта неудача,— отмечал он,— несомненно, является началом крушения Врангеля. Не позднее чем через неделю начнется наше общее наступление, и сомнения в его победоносном исходе у меня нет» '.

Поражение войск Врангеля на правом берегу Днепра и на Каховском плацдарме означало провал планов американских и англо-французских империалистов создать единый фронт Врангеля и буржуазно-помещичьей Польши. Польские правящие круги были вынуждены окончательно отказаться от намерения возобновить борьбу против Советской России.

По требованию В. И. Ленина главком представил 12 октября 1920 г. доклад о мерах, которые необходимо было провести для разгрома Врангеля. Эти соображения с поправками Владимира Ильича одобрило Политбюро ЦК РКП (б).        16 октября В. И.

Ленин послал телеграмму Фрунзе, в которой указывал: «Получив Гусева и Вашу восторженные телеграммы, боюсь чрезмерного оптимизма. Помните, что надо во что бы то пи стало на плечах противника войти в Крым.

Готовьтесь обстоятельнее, проверьте — изучены ли все переходы вброд для взятия Крыма» '.

24 октября В. И. Ленин вновь направил телеграмму Реввоенсовету 1-й Конной армии: «Врангель явно оттягивает свои части. Возможно, что он уже сейчас пытается укрыться в Крыму.

Упустить его было бы величайшим преступлением. Успех предстоящего удара в значительной степени зависит от 1 Конной.

Предлагаем РВС 1 Конной применить самые героические моры для ускорения сосредоточения 1 Конной» 1 2.

С приходом 26 октября 1920 г. 1-й Конной армии иа Южном фронте было закончено сосредоточение основных сил для нанесения решающего удара по врангелевской армии и освобождения Крыма. На Южном фронте находились 1-я, 2-я Конные, 4-я, 6-я и 13-я общевойсковые армии.

Общая численность советских войск превышала 133 тыс. человек. В боевом составе белогвардейских войск насчитывалось не менее 40 тыс. человек. Таким образом, боевые силы войск Южного фронта превосходили врага более чем в 3 раза.

Но некоторые части и соединения и тяжелая артиллерия к началу наступления не успели подойти к району боевых действий.

Фрунзе поставил перед войсками Южного фронта задачу разгромить войска Врангеля в Северной Таврии одновременным ударом с правобережья и центрального участка фронта. 26 октября Реввоенсовет Южного фронта подписал директиву об общем наступлении.

В приказе командующий фронтом подчеркивал, что враг отказался от наступательных действий и готов уйти в Крым, чтобы отсидеться за укреплениями. «Наша задача — предупредить этот отход.

Дружным, стремительным ударом всех армий фронта надо разгромить его живые силы и на плечах бегущих белогвардейцев ворваться в Крым… Зимней кампании не допустить ни в коем случае» 3.

Наступление войск Южного фронта началось 28 октября. В ходе ожесточенных боев оборона врангелевцев была прорвана. К исходу 30 октября на всех участках вражеские войска были сбиты с занимаемых ими позиций. Войска 1-й Копной армии, выйдя противнику в тыл, отрезали ему пути отхода в Крым.

Войска 13-й армии выбили белогвардейцев из мелитопольских укрепленных позиций и освободили Мелитополь. Оказавшись в окружении, врангелевские войска стали готовиться к прорыву фронта, чтобы отойти в Крым.

Сосредоточив основные силы на узких участках, враг прорвал фронт советских войск и двумя группами стал отходить в Крым через Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку. 30-я стрелковая дивизия под командованием И. К.

Грязнова совместно с конницей 2 ноября атаковала белогвардейские части, прикрывавшие отход главных сил Врангеля, и ворвалась на Чонгарский перешеек. Однако дальше продвинуться она не смогла. 51-я дивизия 29 октября заняла Перекоп, но ее попытки выбить противника с Перекопского перешейка не увенчались успехом.

Стало ясно, что прорваться в Крым не удастся. Нужно было основательно готовиться для прорыва мощных оборонительных позиций врага, прикрывавших Крым. 5 ноября Реввоенсовет Южного фронта в директиве войскам фронта подвел итоги этих боев и определил дальнейшие задачи советских войск.

Освобождение Северной Таврии было выдающейся победой Красной Армии. Белогвардейские войска понесли огромные потери. Части Южного фронта захватили до 20 тыс. пленных, более 100 орудий, большое число пулеметов, около 100 паровозов и 2 тыс. вагонов, обозы с боеприпасами и продовольствием.

Войскам фронта была поставлена задача: через крымские перешейки ворваться в Крым и энергичным наступлением на юг овладеть всем полуостровом.

Нанесение главного удара возлагалось на 6-ю армию, которая должна была переправиться через Сиваш и ударить в тыл белогвардейцам, и одновременно предполагалось наступление с фронта на Турецкий вал.

В подчинение командования 6-й армии были переданы 2-я Конная армия и отряды Махно, насчитывавшие до 6 тыс. человек.

В связи с победами Красной Армии на фронтах и укреплением Советской власти на Украине среди махновцев началось разложение. Многие повстанцы-махновцы стали выступать за совместные действия с Красной Армией.

Махно решил временно прекратить борьбу против Советской власти и предложил ей свои услуги в разгроме Врангеля. Советское правительство хорошо знало повадки Махно и истинные мотивы, заставившие его сделать такой шаг.

Тем не менее оно приняло его предложение, обезопасив тем самым тыл войск Южного фронта в период решающего сражения против Врангеля.

2-я Конная армия предназначалась для развития наступления в Крыму. Ей ставилась задача совместно с войсками 6-й армии наступать на Севастополь. 4-я армия должна была наступать на чонгарском направлении, чтобы на плечах противника ворваться в Крым и захватить плацдарм на южном берегу Сиваша.

Первоначально предполагалось, что наступление 4-й армии будет поддержано с моря Азовской военной флотилией. Но раняяя зима сковала льдом Таганрогский залив и не позволила кораблям выйти в открытое море.

1-я Конная армия полупила задачу готовиться к переправе через Сиваш у Чонгарского полуострова вслед за 4-й армией.

Весь этот район Крыма был превращен противником в одну общую укрепленную полосу.

Врангель, инспектировавший 30 октября укрепления в районе Перекопа, заявил: «Много сделано, многое предстоит еще сделать, но Крым и ныне уже для врага неприступен».

Однако во врангелевской «перекопской твердыне» было уязвимое место — Литовский полуостров. Подступы к этому полуострову прикрывались водами Сиваша.

Задача форсирования Сиваша была облегчена тем, что в то время западные ветры согнали его воду на восток. Поэтому в ряде мест образовались броды, которые позволяли перейти пехоте, коннице и даже артиллерии.

Форсирование Сиваша, неожиданное для противника, началось 7 ноября 1920 г. под покровом наступившей темноты. С передовыми частями советских войск через Сиваш шли проводники из местных жителей. Одним из них был крестьянин из села Строгановки И.

И. Оленчук г. Переправа через Сиваш проходила в исключительно тяжелых условиях. Бойды шли в темную осеннюю ночь по дну Сиваша, где грязь засасывала не только людей, но и лошадей, под ураганным огнем врага. Поэт Н.

Тихонов писал об этом подвиге:

Живыми мостами мостили Сиваш.

И мертвые, прежде чем упасть,

Делали шаг вперед.

К утру 8 ноября войска 15-й и 52-й стрелковых дивизий в ходе ожесточенных боев заняли почти весь Литовский полуостров и вскоре вышли на Перекопский перешеек. Враг вводил в бой все новые части, стремясь не дать закрепиться советским войскам.

В это время 51-я стрелковая дивизия начала артиллерийскую подготовку штурма сильно укрепленного Турецкого вала. Полки дивизии под командованием Блюхера начали штурм; однако атаки не увенчались успехом. Остановлено было и наступление советских войск по Арабатской стрелке.

Создалось исключительно тяжелое положение, которое усугубилось тем, что вследствие изменения направления ветра уровень воды в Сиваше стал быстро подниматься. Над ударной группой 6-й армии, находившейся на Литовском полуострове, нависла угроза оказаться отрезанной от главных сил.

Связь с этими войсками нарушилась. Чтобы ее восстановить, бойцы-связисты вынуждены были посменно стоять в ледяной воде по 4 часа и держать в руках телефонный провод. Для принятия срочных мер в штаб 15-й стрелковой дивизии прибыл Фрунзе.

Оценив обстановку, он отдал приказ 51-й стрелковой дивизии немедленно вновь атаковать Турецкий вал, а 7-й кавалерийской дивизии и отрядам Махно немедленно переправляться через Сиваш для подкрепления частей 15-й и 52-й стрелковых дивизий, геройски сражавшихся на Литовском полуострове.

9 ноября части 51-й стрелковой дивизии начали новую атаку, вскоре они овладели Турецким валом и продолжали наступление. Вечером 10 ноября Фрунзе отправился в штаб 4-й армии. Он передал ее бойцам радостную весть о захвате 51-й стрелковой дивизией Турецкого вала.

По приказу Фрунзе в ночь на 11 ноября 30-я дивизия начала штурм Чонгарских укреплений и вскоре овладела всеми тремя линиями вражеской обороны.

И ноября враг предпринял последнюю отчаянную попытку восстановить свои позиции на Литовском полуострове. Он собрал крупные силы в составе армейского и конного корпусов и других частей. Начались тяжелые бои.

Советские войска, отражая следовавшие один за другим удары противника, при первой возможности сами переходили в атаку, бойцы проявили величайшую стойкость и мужество. «Победа или смерть!» — таков был их девиз. Наступление врага провалилось.

Обескровленные и измотанные части белогвардейцев вынуждены были отступить. Советские войска одержали блестящую победу, но многие полки и дивизии понесли большие потери. Так, 15-я стрелковая дивизия с 8 по 11 ноября потеряла 70% своего состава.

Примерно такие же потери понесли 30-я и 51-я стрелковые дивизии, обеспечившие прорыв вражеских укреплений,

11           ноября 1920 г. командование Южного фронта предложило Врангелю прекратить сопротивление и сложить оружие. Остаткам врангелевских войск, включая высший командный состав, гарантировалось полное прощение всех их преступлений.

Всем, кто не желал остаться в Советской России, было обещано предоставление возможности выехать за границу1. Однако белогвардейцы не захотели воспользоваться этим гуманным предложением советского командования.

Они решили продолжать бессмысленное кровопролитие.

Под натиском Красной Армии остатки вражеских войск стали отступать в глубь Крыма, откуда были эвакуированы на судах интервентов.

12           ноября Фрунзе направил телеграмму В. И. Ленину и ЦК

партии, в которой сообщал:   «Свидетельствую о высочайшей

доблести, проявленной геройской пехотой при штурмах Сиваша и Перекопа. Части шли по узким проходам под убийственным огнем на проволоку противника. Наши потери чрезвычайно тяжелы… Армии фронта свой долг перед республикой выполнили. Последнее гнездо российской контрреволюции разорено, и Крым вновь станет советским» 1 2.

Анализируя причины поражений врангелевских армий, член Реввоенсовета фронта С. И.

Гусев вскоре после их разгрома писал: «В чем Врангель ошибся? Чего он не учел? Не учел Врангель трех вещей: силы советского строя, силы Коммунистической партии и героизма красноармейца.

Это как раз те три «вещи», учесть которые неспособны черносотенцы, белогвардейцы, империалисты, меньшевики и эсеры всех стран» 3.

Разгромив Врангеля, Советская республика добилась всемирно-исторической победы над интервентами и белогвардейцами, отстояла свою независимость и свободу. «Одна из самых блестящих страниц в истории Красной Армии,— говорил В. И. Ленин,— есть та полная, решительная и замечательно быстрая победа, которая одержана над Врангелем» 4.

Борьба Советского правительства за мир принесла свои плоды. Вопреки противодействию крупных империалистических держа® к концу 1920 г. Советская страна заключила мирные договоры со всеми своими западными соседями: Эстонией (2 февраля 1920 г.), Литвой (12 июля 1920 г.), Латвией (11 августа

1920      г.), Финляндией (14 октября 1920 г.), Польшей (18 марта

1921      г.) и тем самым прорвала дипломатическую блокаду, вышла из состояния изоляции.

Успешно велись переговоры о заключении дружественных договоров с Афганистаном, Персией, Турцией. Был заключен ряд соглашений и с ведущими империалистическими державами: Англией, Францией, Германией, Италией и др. Наряду с дипломатической была прорвана и экономическая блокада Советской страны.

Источник: http://www.winstein.org/publ/36-1-0-2303

Book for ucheba
Добавить комментарий