Православное миссионерское общество

Православное миссионерское общество

Православное миссионерское общество

По ряду причин у читателя могут возникнуть сомнения в уместности обсуждения здесь этого проекта. Первая заключается в том, что общество, о котором пойдет речь, было детищем епископа Иннокентия, миссионера Аляски, уже в бытность его Митрополитом Московским.

План создания общества был одобрен Святейшим Синодом, после чего оно было официально признано структурой Русской Православной Церкви. Согласно Уставу, президентом общества являлся Митрополит Московский, которому в иерархической структуре Русской Православной Церкви принадлежало главенствующее место.

В свете перечисленных фактов не представляется возможным рассматривать это общество в качестве вызова устоявшемуся порядку. Оно в большей степени было попыткой органично встроиться в существующую систему.

На первом заседании общества Митрополит Иннокентий заявил, что «Целью общества является обращение тех, кто еще не верует в Христа Спасителя»[613]. Общество было призвано оказывать миссионерам финансовую и молитвенную помощь. Причем, как это явствует из текста приветственного обращения высокопреосв.

Иннокентия, молитвенная помощь ставилась им выше какой-либо другой[614]. Православное миссионерское общество многим обязано энтузиазму его участников. Деятельность общества быстро распространилась из Москвы в другие крупные центры, так что через год оно было представлено уже в семнадцати епархиях[615].

Общество продолжало свою деятельность вплоть до революции 1917 г.[616]

Из этого короткого обзора ясно, что Православное миссионерское общество функционировало в рамках вышеописанных богословских установлений. Пожалуй, единственное достойное критики обстоятельство заключается в том, что оно было исключительно русским.

Однако в свете политического положения других восточных православных Церквей, которые либо только что освободились, либо еще находились под властью турецкого ига, эта критика теряет силу.

Остается отметить, что у Русской Церкви было широкое поле для собственной деятельности в тех местностях, на которые распространялось политическое влияние России, или там, где миссионерская работа велась прежде.

В пользу Православного миссионерского общества можно сказать, что оно представляло собой попытку укрепления финансовых и духовных возможностей всей Русской Церкви. Поэтому ни в коем случае нельзя считать деятельность этого общества узкой или односторонней.

Подобного рода планы мобилизации всей Церкви вынашивал другой русский миссионер, архим. Макарий Глухарев, бывший современником еп. Иннокентия[617].

Межправославный миссионерский центр «Porefthendes»

Несмотря на богатую многовековую историю миссионерской работы, исторические события сложились так, «что первая половина XX века стала по всему миру самым бесплодным периодом православного миссионерства»[618].

Однако можно сказать, что с возобновлением интереса к миссионерству в конце 50-х годов вторая половина XX века стала одним из самых плодотворных периодов для миссионерского богословия за всю историю Православной Церкви. В сентябре 1958 года в Салониках открылась IV Генеральная ассамблея Синдесмоса — Международной организации православной молодежи.

Эта ассамблея сделала первые шаги в сторону возрождения миссионерского сознания Православной Церкви. Принципиальное одобрение получило учреждение Всеправославного миссионерского общества. Крайне значительным по своим последствиям оказалось учреждение Исполнительного комитета по внешним миссиям[619].

Этот комитет начал работать с самого момента его создания и уже в феврале 1959 года издал свой первый бюллетень. Он вышел на греческом и английском языках под заглавием «Porefthendes» («Идите…» — из Мф. 28:19).

Кроме этого периодического издания, и в других журналах стали появляться статьи, цель которых заключалась в повышении интереса Православия к миссиям. Комитет организовал лекции, вечерние собрания, семинары и другие виды мероприятий, призванных постоянно напоминать широкой общественности о необходимости миссионерства.

На V Генеральной ассамблее Синдесмоса в 1961 году было одобрено создание Межправо-славного миссионерского центра[620]. Он был учрежден в Афинах под руководством преосв. Анастасия Яннулатоса с тем же названием «Porefthendes», что и издаваемое центром периодическое издание.

Центр должен был работать в четырех направлениях: 1) выявлять и исследовать богословские и практические проблемы православных зарубежных миссий; 2) пробуждать миссионерское и экуменическое сознание в Православных Церквах по всему миру; 3) обеспечивать помощь в духовном и научном образовании миссионеров; 4) устанавливать и поддерживать контакты с новоучрежденными посредством миссий Церквами для того, чтобы помогать им в решении организационных и других возникающих в процессе работы проблем[621].

Нет сомнений в том, что сотрудники Межправославного миссионерского центра преуспели в выполнении своих задач. Вот каково мнение по этому поводу Элиаса Вулгаракиса, профессора миссиологии Афинского университета: «Porefthendes — главный рычаг обновления миссии в Греции»[622].

Многочисленные публикации центра в дополнение к серьезным исследованиям, увидевшим свет в журнале «Porefthendes», стали большим вкладом в формирование православной миссиологии[623]. Не будет преувеличением сказать, что деятельность «Porefthendes» в ее различных аспектах внесла свою лепту в пробуждение интереса к миссии не только в Греции, но и во всем православном мире.

Более того, она обратила внимание неправославных специалистов на православную миссиологию, повысив интерес к православным миссиям.

Оценивая работу «Porefthendes», невольно задаешься вопросом: а не присвоил ли центр роль Церкви, в частности ее иерархии?

С самого начала это не входило в задачу центра.

«Межправославный миссионерский центр «Porefthendes» занимается исследованиями, публикует труды, зажигает миссионерский огонь в православных душах, обучает, наставляет, оказывает поддержку, но сам не осуществляет никакой миссионерской деятельности в строгом смысле этого слова. Он просто предоставляет плоды своих трудов (публикации, исследования, персонал) в распоряжение компетентных церковных властей для последующей канонической миссионерской деятельности»[624].

Из обращения, с которым директор выступил спустя десять лет после основания центра, при получении нового утверждения на пост видно, что первоначальные намерения центра остались в силе[625]. Центр видится как вспомогательное звено в работе Церкви, как организация, в чью задачу входит служить всей Церкви — и духовенству и мирянам[626].

Церковь в миссии

Анализ мотивов формирования православных миссионерских групп показывает, что миссионерская инициатива всегда принадлежала Церкви.

Те группы, которые работали внутри церковной структуры, обеспечивая выполнение задач миссии, всегда считали себя участниками общецерковного дела. Самым действенным способом мобилизации во все времена считались воззвания Церкви.

Примером могут служить решения, принятые Греческой Православной Архиепископией Северной и Южной Америки[627].

Миссионерское сознание и активность неодинаковы в разных поместных Церквах.

Православная Церковь Греции и Греческая Православная Архиепископия Северной и Южной Америки имеют постоянные контакты, неустанно оказывают помощь в миссионерской работе Церквам Африки и Кореи.

Русская Православная епархия (ныне Православная Церковь Америки) продолжает поддерживать бывшие русские миссии в Японии и на Аляске.

На этом этапе масштаб нашего исследования сужается от всемирного Православия до уровня национальных Церквей[628]. Миссия является принадлежностью всей Церкви, но, как мы уже показывали, полнота Церкви представлена в национальных Церквах и их деятельности. Это говорится не для того, чтобы отказаться от призыва к межправославному сотрудничеству.

Просто необходимо реалистически оценивать возможности совместных действий на столь широком фронте. Более того, процесс этот должен быть сдвинут еще на одну ступень — до уровня приходской церкви и ее участия в миссии. Если миссия является делом Церкви, то начинаться она должна в приходе.

Степень вовлеченности каждого прихода в миссионерское дело определяет участие всей Церкви в миссии.

Источник: https://studopedia.net/1_8837_pravoslavnoe-missionerskoe-obshchestvo.html

«Бог обращает людей, а не люди». Святитель Иннокентий (Вениаминов) как основатель Православного Миссионерского общества в Москве

Православное миссионерское общество

Информационное агентство ТАСС, то самое, которое в свое время было уполномочено заявлять, сообщило 3 октября 2014 г., что в селе Анга Качугского района Иркутской области торжественно открыт после реставрации дом-музей святителя Иннокентия (Вениаминова), широко известного как апостол Сибири и Америки.

Министр культуры и архивов региона Виталий Барышников сообщил прессе, что «восстановленный дом первой половины XVIII века дает представление о начальном периоде жизни Иннокентия. Экспозиция воспроизводит жизнь деревенского священника начала XIX века»[1].

Одноэтажный сруб входит в ансамбль зданий строящегося культурно-просветительского центра, который откроют в честь 220-летнего юбилея миссионера в 2017 г.

Родился будущий Московский святитель (в миру Иван Евсеевич Попов-Вениаминов) в 1797 г.  в селе Ангинском Иркутской епархии в семье пономаря Евсевия Попова. Духовное образование получил в Иркутской духовной семинарий. В 1814 г.

Иван получил фамилию Вениаминов в честь недавно скончавшегося епископа Иркутского Вениамина (Багрянского). В 1821 г. Иван, будучи уже женатым человеком, был рукоположён в сан пресвитера. По благословению епископа Иркутского и Нерчинского Михаила (Бурдукова) в 1824 г. отец Иоанн был назначен миссионером в Америку.

Это благословение и предопределило всю последующую судьбу простого священника Иркутской епархии. В 1838 г.

отец Иоанн отправился в Санкт-Петербург по вопросу о расширении миссионерского дела на Алеутских островах, об образовании Камчатской епархии и за разрешением печатать свои переводы священных книг на инородческие языки. В столице он узнает о смерти супруги и в 1840 г.

митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым) был пострижен в монашество с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского. В том же году состоялась его хиротония во епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Колоссальная по своим масштабам миссионерская деятельность святителя Иннокентия была продолжена, но теперь уже в архиерейском сане[2].

Православное Миссионерское общество было открыто уже в 1865 г. в Санкт-Петербурге под покровительством императрицы Марии Александровны. Председателем общества был назначен известный русский военный историк, генерал от инфантерии князь Николай Сергеевич Голицын. Обществом были сделаны первые шаги в области подготовки будущих миссионеров.

Так, были открыты миссионерские курсы при факультете восточных языков в Санкт-Петербургском университете. Кое-где открывались отделения на местах, т.е. предпринимались попытки создания централизованной структуры, занимающейся миссионерским делом в масштабах всего государства.

Вместе с тем, наряду с первыми успехами, были и первые серьезные провалы. Не получалось открыть отделение общества в Москве, не удавалось привлечь к содействию крупные предпринимательские силы России. Под попечением общества состояли тогда Алтайская, Иркутская и Забайкальская миссии.

С другой стороны, обществом не охватывались обширные пространства Восточной Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки, не уделялось внимания и заграничным русским миссиям в Японии и Китае[3].

По мнению одного из современных исследователей, слабые успехи Общества в Санкт-Петербурге, объясняются тем, что лидерами общества являлись «недалекие и охваченные амбициями люди, слабые организаторы, чуждые делу подлинного миссионерства и неспособные вдохновить им народные массы»[4].

Назначение в 1868 г. Иннокентия (Вениаминова) митрополитом Московским должно было усилить деятельность Общества, если бы новый владыка вошел в его состав в качестве одного из главных деятелей, а возможно даже и в качестве руководителя. Вместе с тем, у высокопреосвященного Иннокентия был повод отказаться от сотрудничества с Обществом.

В 1869 г. на Высочайшем уровне было принято решение преобразовать общество на новых началах, создать не только новый устав, но и перенести Общество из столицы в Москву. Начались подготовительные работы и 21 ноября 1869 г. император Александр II утвердил устав Православного Миссионерского общества. Открытие Общества состоялось 25 января 1870 г.

[5]

По уставу Православное Миссионерское общество состояло под покровительством императрицы (супруги царствовавшего на тот момент монарха) и под высшим наблюдением Св. Синода, впрочем, последний пункт, как увидим ниже, был во многом декоративным.

Председателем общества являлся Московский митрополит; делами общества заведовали Московский Совет под председательством опять же московского митрополита, епархиальные комитеты находились под архипастырским окормлением местных преосвященных[6].

С первых же дней работы Совет общества стремился привлечь к участию в миссионерском деле весь православный народ. Было принято решение о наиболее широком распространении сведений о целях миссионерского общества, достигаемых им результатах, а также о положении и нуждах миссионерского дела.

Советом издавались книги с подробным описанием современного состояния миссий, их нужд и потребностей, а также было получено у Св. Синода разрешение произносить ежегодные церковные проповеди о миссионерском деле в праздник Торжества Православия.

Общество активно помогало материально таким миссиям как Иркутская, Камчатская, Алтайская и Японская. Помощь оказывалась не только миссиям, но и отдельным выдающимся миссионерам. В 1870 г. Совет Миссионерского общества разместился в Московском Покровском монастыре. Здесь же готовили будущих миссионеров. Правда, не так много, как нужно было.

Так, с 1871 по 1878 гг. монастырь подготовил всего 26 миссионеров. В 1874 г. на средства общества в Москве стал издаваться журнал «Миссионер»[7].

Естественно, что успехи общества были обусловлены в первую очередь нравственным авторитетом и трудами самого председателя – владыки Иннокентия. Но не только его.

Митрополит ценил своих сподвижников-помощников и их труд: «Напрасно приписываете Вы мне более, нежели сколько я сделал.

Вы говорите, что я устроил, что я учредил: это не совсем верно; мне принадлежит начинание, но чтобы я мог сделать, ежели бы не имел деятелей, не имел сотрудников, которые бы мне споспешествовали?»[8]

Что касается ближайших помощников святителя в деле устроения и развития Миссионерского общества, то здесь, в первую очередь, можно упомянуть протоиерея Алексия Ключарева, впоследствии архиепископа Харьковского Амвросия (1821-1902).

Отец Алексий сначала был членом Совета Общества (1870-1877), потом первым помощником Председателя (1878-1882).

Сын протоиерея владимирской губернии, выпускник Московской духовной академии, владыка Алексий впоследствии стал одним из самых выдающихся архипастырей Русской Церкви второй половины XIX столетия.

Один из студентов столичной академии в заключении своей кандидатской диссертации, посвященной гомилетическому наследию владыки Амвросия, делает следующий весьма показательный вывод: «По-нашему же глубокому убеждению все русское пастырство должно в лице Амвросия видеть своего идеального представителя, подражая ему и словом и делом»[9]. Слова были сказаны в 1916 г.

Действительно, владыка Амвросий был выдающимся проповедником своего времени, основателем известного апологетического журнала «Вера и разум», который в свое время был одним из самых популярных в сфере именно церковной периодики[10].

Очень много внимания владыка уделял обличению сектантства, раскола, рационалистических учений, идущих с Запада. В становлении и последующей деятельности Православного Миссионерского общества Ключарев играл одну из ведущих ролей.

Ему было поручено устройство делопроизводственной части Совета Общества.

Однако по словам одного из современников «он был не только устроителем письменной части, лицом, которому выпало на долю наладить это вовсе нелегкое дело, — он вообще был душою и организатором Миссионерского общества, оказавшим сему Обществу незабываемые услуги во многих отношениях»[11].

Следующий сотрудник общества, которого хотелось бы отметить, сделал не так много, как только что упомянутый отец Алексей Ключарев. Однако его имя тогда было известно всей образованной России.

Это известный историк, ректор Московского университета – Сергей Михайлович Соловьев. Он в 1878-1879 гг. состоял вторым помощником Председателя Общества.

Об этой его деятельности официальные историки обычно не распространяются, однако Соловьев и владыка Иннокентий хорошо знали друг друга[12].

Среди известных деятелей Общества можно назвать еще известного философа и публициста славянофильского направления Ивана Сергеевича Аксакова (1823-1886), того самого, который однажды сказал: «Где нет свободы совести, там нет искренности; где нет искренности, там нет и веры, — ни православной, ни неправославной»[13].

Далее необходимо сделать небольшое отступление.

Будучи еще миссионером в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке Иннокентий (Вениаминов) неоднократно обращался с письмами к архангельскому губернатору Александру Николаевичу Муравьеву, в которых не раз повторял, что для успешной деятельности устроенных им миссий необходимы не только миссионеры, но и деньги, понимая под последним не единичные частные субсидии, а целенаправленную помощь правительства. Прошли десятилетия, Иннокентий стал митрополитом в Москве, но финансово-материальной помощи со стороны правительства в области миссии так и не было.

Поэтому святитель Иннокентий, открыв Миссионерское Общество, стал активно приглашать туда представителей, как бы сейчас сказали, бизнеса.

И одним из таких представителей, и одновременно ближайшим помощником владыки, а также казначеем Общества был потомственный почетный гражданин, коммерции советник Василий Дмитриевич Аксенов[14] (1817-1890). Будучи купцом-миллионером, он знал лично многих купцов и предпринимателей.

Именно Аксенову Общество обязано многолетнему правильному ведению финансовых дел. Неслучайно, пост казначея он занимал бессменно целых 20 лет, вплоть до своей кончины.

Еще одним членом общества из купцов был купец, предприниматель, благотворитель и храмоздатель, являвшийся крупнейший табачным магнатом в Москве, действительный статский советник Василий Михайлович Бостанжогло[15] (1823-1876). Купец оказал значительную помощь Миссионерскому обществу при открытии.

Как отмечалось в отчете Общества за 1870 г., «он с согласия Совета направил лично от себя приглашения к вступлению в члены Общества, разослал их многочисленным своим знакомым по торговле, жившим во всех концах России…»[16]. Только в Москве в самом начале деятельности Общества Бостанжогло собрал 6747 руб.

серебром.

Теперь, что касается устройства Общества.

Здесь владыка Иннокентий, как отмечает один из современных исследователей, нашел себе предшественников в лице Российского Библейского общества, учрежденного еще во времена императора Александра Благословенного и закрытого в первый же год правления его брата Николая I. Российское Библейское общество за тринадцать лет своей деятельности открыло филиалы практически во всех крупных городах Российской империи. Именно по такому же пути пошло и Миссионерское общество святителя Иннокентия.

28 января 1870 г. владыка Иннокентий рассылает циркуляры во все епархии к собратьям архипастырям с просьбой об открытии на местах Комитетов православного миссионерского общества. Всего при жизни Иннокентия было открыто 29 комитетов. Из них больше всего – 13 – в первый год существования Православного Миссионерского общества. Однако уже в следующем 1871 г.

комитетов было открыто вдвое меньше – всего 6. Стало очевидно, что темп открытия комитетов снижается. В 1873-1874 гг. вообще не было открыто ни одного комитета. Причинами упадка роста местной сети являлись пассивность как духовного, так и гражданского начальства, а также, к большому сожалению, традиционно малый интерес к идеям миссионерства среди различных слоев населения.

Прав был известный общественный деятель того времени и член Общества протоиерей Александр Иванцов-Платонов, когда говорил: «У нас православных людей, назначенных на дело миссионерское, весьма мало. В обществе, за весьма малыми исключениями, не было к нему никакого внимания и участия. Народ наш вовсе не имеет понятия о существовании у нас каких-либо миссий.

Людей, по призванию готовых идти на миссионерский подвиг, почти не слышно»[17].

Парадоксально, но святителю Иннокентия пришлось столкнуться не только с трудностями по открытию миссионерских комитетов. Некоторые правящие архиереи хотели закрыть даже только что открытые комитеты! Так, например, епископ Орловский Ювеналий (Карюков) в январе 1878 г. издал резолюцию о закрытии местного епархиального миссионерского комитета.

В дело пришлось вмешиваться лично святителю Иннокентию и увещевать своего не совсем миссионерки настроенного собрата: «Православное Миссионерское общество в настоящее время так расширило свою деятельность и по отношению к православным миссиям приняло на себя такие важные обязательства, что значительное уменьшение в его доходах может отразиться весьма невыгодно на миссионерском деле, которое, благодаря Бога, ныне идет так успешно. Посему прямой обязанностью архипастырей отечественной церкви должно быть открытие новых комитетов общества, а не закрытие без достаточных причин старых, – и при том таких, которые при небольших усилиях могут быть приведены в цветущее состояние»[18].

Таким образом, Православное Миссионерское общество в системе своего устройства имело некоторые плюсы и минусы. К положительным моментам можно отнести его свободный характер.

Это была самая настоящая церковно-общественная организация, членами которой становились известные общественные деятели, историки, литераторы, философы. С другой стороны, эта свобода оборачивалась и явным минусом – отсутствием финансирования.

Миссионерское общество постоянно должно было искать меценатов и собирать пожертвования, ручеек которых с каждым годом становился все более жиденьким.

Однако во всем устройстве и организации Миссионерское общества очевидной особенностью является следующая неприлично неприкрытая странность – некое дистанциирование Св. Синода от своих непосредственных обязанностей.

Дело в том, что назначения миссионеров, состав тех или иных заграничных миссий – все это находилось в ведении исключительно Синода. В середине XIX в. для многих представителей духовенства становиться очевидным, что Синод должен был обратить более пристальное внимание на собственную миссионерскую деятельность.

Другими словами, высшая церковная власть Российской империи должна была выделить все эти дела в отдельную область и поручить их разбирать специально созданному какому-нибудь Миссионерскому совету или комитету.

Вместо этого Синод остается в стороне и просто наблюдает, как святитель Иннокентий, пусть и при Высочайшей поддержке, но все в значительной мере самостоятельно пытается наладить деятельность Общества, старается найти нужных людей, как миссионеров, так и благотворителей.

Если бы Синод имел более серьезное отношение к деятельности единственной центральной миссионерской организации, то святителю Иннокентию не пришлось бы убеждать одних архиереев миссионерские комитеты открывать, а других – не закрывать уже открытые.

Впрочем, поразительная медлительность и даже некая неповоротливость Синода проявлялась не только в этой сфере. Так, например, первое официальное епархиальное издание – «Ярославские епархиальные ведомости» – вышли в 1860 г. Официальное же печатное издание Синода – «Церковные ведомости» – только в 1888 г. А ведь должно было быть все наоборот!

Как бы то ни было Миссионерский совет при Св. Синоде был учрежден, но учрежден неприлично поздно – только в 1913 г. Председателем был назначен один из выдающихся архиереев того времен архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский).

Впрочем, при ближайшем рассмотрении выясняется, что владыка Сергий и без этого был перегружен, поэтому надеяться на какие-либо успехи было напрасно. Сам владыка Сергий писал в 1913 г.

тогдашнему ректору Санкт-Петербургской духовной академии епископу Анастасию (Александрову) по поводу своего нового назначения на пост председателя Миссионерского совета буквально следующее: «Не особенно меня радует новое мое назначение – Председателем Миссионерского Совета.

Изображать римскую Propagand’у без денег и людей довольно мудрено. Впрочем и это для меня не новость. Пусть и это (которое по счету?) председательство займется приготовлением для адской мостовой»[19].

Действительно, со времени утверждения «Положения» о Миссионерском совете, т.е. с марта 1913 г. и по январь 1915 г., Миссионерский совет при Св. Синоде существовал только на бумаге. Изменения в этой области произошли только спустя два года, когда 15 января 1915 г.

Председателем Миссионерского совета был назначен епископ Полоцкий Иннокентий (Ястребов)[20]. Говорить о серьезной деятельности и больших успехах Миссионерского совета в годы Первой мировой войны и буквально за два года до революционных событий 1917 г. не приходиться.

Таким образом, Православное миссионерское общество в Москве, получившее свое второе дыхание благодаря известному миссионеру митрополиту Иннокентию (Вениаминову) было крупнейшей миссионерской централизованной организацией Русской Православной Церкви за весь синодальный период.

Прав был один из сотрудников Православного миссионерского общества протоиерей Александр Иванцов-Платонов был прав, когда в своем слове в Успенском соборе 11 мая 1870 г., в день первого годичного праздника Православного миссионерского общества, проводил мысль о родственной связи Общества с подвижничеством славянских первоучителей Кирилла и Мефодия и крестителей Руси[21].

Тогда это говорилось скорее ради красного словца, но оказалось, как показала дальнейшая история, самой настоящей правдой.

Один из главных масштабных проектов именно митрополита Иннокентия (Вениаминова) – Православное миссионерское общество – не стал, по промыслу и милости Божией, очередным мертворожденным проектом синодального чиновничества и смог осуществлять свою деятельность, пусть и не в таких масштабах, как того хотелось бы и требовалось, вплоть до революционных событий в 1917 г.

Карпук Дмитрий Андреевич

Доклад на конференции «Святители Московской Руси», Санкт-Петербург, Храм святителя Петра, митрополита Московского, 17-18 октября 2014 г. 

Источник: https://spbda.ru/publications/bog-obraschaet-lyudey-a-ne-lyudi-svyatitel-innokentiy-veniaminov-kak-osnovatel-pravoslavnogo-missionerskogo-obschestva-v-moskve/

Устав Православного Миссионерского Общества (проект), им. свт. Иннокентия, митр. Московского

Православное миссионерское общество

В наше время перед Православной церковью возникает много проблем, связанных с межконфессиональными отношениями, активной деятельностью инословных миссионеров, с распространением сектантства.

В условиях внутрицерковной разобщенности и разрыва традиций эти проблемы трудноразрешимы. Поэтому возникает необходимость в возрождении Православного Миссионерского Общества, которое было основано в 60-х годах прошлого века свт.

 Иннокентием, митрополитом Московским как для внутренней, так и для внешней миссии.

Настоящий Проект устава составлен осенью 1993 г. и отправлен Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II за подписью учредителей и ходатаев: С.С. Аверинцева , прот. Владимира Воробьева, архим. Сергия (Соколова), прот. Дмитрия Смирнова, иг.

 Игнатия (Крекшина), прот. Феодора Соколова, прот. Василия Стойкова, прот. Александра Андросова, свящ. Бориса Даниленко, свящ. Всеволода Чаплина, свящ. Анатолия Фролова, свящ. Георгия Кочеткова, диак. Андрея Кураева, Никиты Михалкова, О. Генисаретского, Н. Высоцкой, А.

 Копировского и т. д.

Надеемся, что все заинтересованные лица примут участие в обсуждении Проекта устава. Свои отзывы и предложения можно направлять по адресу: 125475, Москва, а/я 255, «Православная община».

«Итак, идите, научите все народы,крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа,

уча их соблюдать все, что Я повелел вам» Мф 28:19,20

1. Общие положения

1.

1 Православное Миссионерское Общество, именуемое в дальнейшем «Общество», является добровольным религиозным объединением православных христиан, членов Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), действующим в соответствии с учением и канонами Православия, законодательством Российской Федерации и настоящим Уставом. 1.2 Местонахождение Центрального Совета Общества: г.Москва.

1.3 Район деятельности Общества: Российская Федерация, с правом образования отделений и филиалов внутри страны и за рубежом.

2. Цели, задачи, основные формы и принципы деятельности общества

2.

1 Целью деятельности Общества является распространение православной веры и утверждение христианской нравственности на Российской земле и в других странах и народах через проповедь им Евангелия — благой вести о Едином Боге и Сыне Божием Господе Иисусе Христе, — словом и примером (миссия), и научение уверовавших основам православной веры и жизни (катехизация).

Общество осуществляет как внутреннюю миссию — в отношении ненаученных членов церкви, так и внешнюю миссию — в отношении всех неверующих, инаковерующих (т.е. нехристиан) и нецерковных людей, в том числе детей, стариков, инвалидов, заключенных, служащих в армии и т.д., с последующей подготовкой их к святому Крещению и/или воцерковлению. 2.

2 Символ Общества — равноконечный Крест и Евангелие в сиянии. 2.3 Для достижения своей цели Общество: 2.3.1 организует и поддерживает миссионерские храмы, приходы, братства, библиотеки и т.п. миссионерские учреждения Русской православной церкви, а также личную инициативу отдельных ее членов по развитию миссионерского движения; 2.3.

2 издает и способствует изданию миссионерских материалов, особенно Священного Писания и богослужебных текстов, святоотеческой, богословской, исторической и катехизической литературы на разных языках; 2.3.

3 использует существующие, а также создает новые средства массовой информации и другие средства для выступлений и обращений по различным церковными миссионерским вопросам; 2.3.4 не реже раза в год (ориентировочно — 14 августа по новому стилю, в день воспоминания Крещения Руси) проводит съезды своих членов для обмена опытом; 2.3.

5 способствует подготовке миссионеров и катехизаторов через организацию и поддержание специальных курсов, школ и т.д., в том числе через назначение именных стипендий; 2.3.6 сотрудничает с другими христианскими миссионерскими организациями, благотворительными, библейскими, культурными и другими церковными, общественными и государственными организациями; 2.3.

7 собирает финансовые и материальные средства и распределяет их на уставные цели; 2.3.8 защищает свободу, честь, а также социальные интересы миссионеров, катехизаторов, оглашаемых и новокрещеных, в том числе через оказание им материальной поддержки. 2.4 Принципы деятельности Общества. 2.4.

1 Всемерно использовать православный миссионерский опыт прошлого (особенно Российского православного миссионерского общества и святых миссионеров) и современный мировой христианский опыт; 2.4.2 предоставлять местным филиалам и отделениям Общества максимальную свободу деятельности с учетом их специфики; 2.4.3 не препятствовать деятельности православных миссионеров, которые не входят в Общество; 2.4.4 не ставить целью прозелитизм по отношению к христианам других исповеданий, чтобы «не созидать на чужом основании» (Рим 15:20);

2.4.5 ни при каких обстоятельствах не возбуждать вражды или неприязни на вероисповедной или национальной почве.

3. Порядок образования общества и членство в нем

3.

1 Общество образуется по совместному заявлению нескольких организаций и учреждений Русской Православной Церкви (не менее 3), имеющих статус юридического лица и непосредственно участвующих в миссионерской деятельности, по благословению и под покровительством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси (почетного председателя Общества) и епархиальных архиереев (почетных председателей местных филиалов и отделений Общества).Члены-учредители имеют в Обществе равные права с действительными членами. 3.2 Членство в Обществе. 3.2.1 В Обществе могут быть члены действительные, почетные, коллективные и кандидаты. Действительными членами Общества могут быть православные христиане, последовательно наученные христианской православной вере и жизни, как священно- и церковнослужители, так и миряне, мужчины и женщины, не моложе 21 года. 3.2.2 Действительные члены Общества должны непосредственно и постоянно участвовать в миссионерском служении, иметь свидетельство Совета Общества (Центрального или местного), признавать Устав Общества и платить членские взносы (размеры и порядок взносов определяются на Собраниях Общества, его отделений и филиалов). 3.2.3 В почетные члены Общества могут быть приняты особо авторитетные для православного миссионерского движения лица или крупные жертвователи на уставные цели Общества, но лишь те, кто соответствует требованиям ст. 3.2.1. Мнение почетных членов Общества должно учитываться Советом Общества при решении вопросов об основных направлениях деятельности Общества. 3.2.4 Порядок принятия коллективных членов определяется также Советом Общества. 3.2.5 Кандидатом в члены Общества может быть каждый православный христианин, подавший в Общество заявление о готовности послужить своими силами и возможностями (в том числе материальными) делу православной миссии, в том числе не достигшие 21 года. 3.2.6 Переход кандидатов в действительные члены Общества возможен после не менее чем двухлетнего испытательного срока, с исполнением кандидатом всех требований, предъявляемых к действительному члену Общества, по утверждении на общем собрании Общества, его отделения или филиала. 3.2.7 Прием в действительные члены Общества и кандидаты определяется общим собранием Общества, а также собраниями его отделений или филиалов. 3.2.8 Все члены Общества:– прилагают усилия для увеличения числа его членов и укрепления его финансового положения, проявляют инициативу по улучшению его работы, возбуждают сочувствие всех членов Церкви к миссионерскому служению;– не имеют внешних знаков принадлежности к нему (кроме удостоверения единого образца) и знаков отличия.

3.2.9 Исключение из Общества осуществляется Советом Общества, его отделения или филиала, по личному заявлению, а также вследствие тяжкого нарушения Устава Общества, учения Православной церкви или основных канонических норм церковной жизни.

4. Структура и управление общества

4.1 Высшим органом управления является Общее собрание всех действительных и почетных членов Общества, созываемое не реже раза в год.Постоянными органами управления являются Советы Общества, создаваемые Центральным Советом на епархиальном уровне, а также Центральный Совет — в Москве, избираемые Общим собранием сроком на 3 года. 4.

2 Общее собрание:– принимает Устав Общества, вносит в него изменения и дополнения;– принимает положение о Совете, фондах и иные основополагающие для деятельности Общества документы;– избирает Центральный Совет Общества и заслушивает его отчеты не реже раза в год. 4.

3 Совет Общества:– избирается в количестве не более 5 человек (Центральный — 7 человек), в их число входят ответственный секретарь и казначей;– организует исполнение решений, принятых на общем собрании, созывает очередные и внеочередные общие собрания;– координирует деятельность членов Общества (Центральный Совет — также деятельность местных Советов Общества, отвечает в порядке братской рекомендации на их вопросы и оказывает иную помощь, в том числе материальную). 4.4 Ответственный секретарь Общества:– выбирается Советом сроком на 3 года;– утверждается Святейшим Патриархом Московским и всея Руси или епархиальным архиереем;– может иметь заместителей из членов Совета;– организует и обеспечивает работу Совета, председательствует на его заседаниях и общих собраниях Общества в отсутствие почетного председателя;– представительствует от имени Совета без особой на то доверенности в отношениях с другими организациями и гражданами;– подписывает финансовые и иные документы, принимает на работу штатных сотрудников. 4.5 Ревизионная комиссия (ревизор) избирается на 3 года из действительных членов Общества для контроля за соблюдением Устава, договорной, имущественной и финансовой деятельностью Общества. Отчитывается перед Советом и Общим собранием не реже раза в год.

4.6 Общество осуществляет свою работу через свои отделения и филиалы, учреждение, организация, юридический статус и структура которых определяются Центральным Советом Общества.

5. Имущество и средства общества

5.1 Общество является юридическим лицом, имеющим собственное имущество, денежные средства, расчетный и иные необходимые счета в банке (в том числе валютные), печать, символику, отражающие его деятельность, штамп со своим наименованием и другие необходимые реквизиты (бланки, эмблемы и т.д.). 5.

2 Денежные средства и имущество Общества формируются за счет членских взносов, пожертвований (в том числе в валюте), издательской, хозяйственной и иной деятельности, не противоречащей законодательству и нормам христианской нравственности. 5.3 Средства, принадлежащие Обществу, расходуются только на выполнение уставных задач.

Порядок расходования и хранения средств, пользования имуществом определяется Советом Общества. Члены-учредители не имеют преимуществ по отношению к другим действительным членам Общества при решении финансовых и имущественных вопросов и при распределении финансовых средств и прибыли. 5.

4 В соответствии со своим Уставом и в порядке, установленном законом, Общество имеет право:– как в России, так и за рубежом издавать и распространять свой информационный орган или органы, книги, журналы, брошюры и т.д.

(на языках по своему выбору); производить и распространять теле-, кино-, аудио- и видеопродукцию; использовать для своей деятельности различные каналы массовой информации; — право copyright (копирайт) вместе с правом интеллектуальной собственности;– проводить массовые мероприятия духовно-просветительского характера и участвовать в подобных мероприятиях как в нашей стране, так и за рубежом;– выступать учредителями, соучредителями или участвовать в работе предприятий и организаций, деятельность которых соответствует целям и задачам Общества;– совершать как внутри страны, так и за рубежом юридические акты, приобретать, строить, отчуждать, брать и сдавать внаем необходимые для своей деятельности здания и помещения, земельные участки, движимое и недвижимое имущество, перевозить и страховать его, выступать в качестве истца и ответчика в судах и арбитражах;– получать банковские и другие кредиты и ссуды, ссужать или давать безвозмездно свое имущество и финансовые средства отдельным лицам и организациям, если их деятельность соответствует уставным целям Общества;

– принимать на работу штатных сотрудников; привлекать для работы отечественных и зарубежных специалистов с соответствующей оплатой, направлять своих и привлекаемых специалистов в командировки и на учебу, в том числе за рубеж.

6. Реорганизация и прекращение деятельности общества

6.1 Изменения и дополнения в настоящий Устав вносятся на Совете Общества (не менее 2/3 ) и утверждаются Общим собранием. 6.2 Прекращение деятельности Общества производится только по решению Общего собрания или по иным предусмотренным законом основаниям.

6.

3 Имущество и денежные средства Общества в случае прекращения его деятельности после расчетов с кредиторами направляются на уставные цели в порядке, установленном Общим собранием.

Полученное в безвозмездное пользование или арендованное Обществом имущество возвращается прежним владельцам.

 

Источник: https://pravoslavnaya-obshina.ru/1993/no13-15/article/ustav-pravoslavnogo-missionerskogo-obshchestva-proekt/

Идите и научите: к истории Православного миссионерского общества в России

Православное миссионерское общество

20 ноября 1865 года в Петербурге было основано “Миссионерское общество для содействия распространения христианства между язычниками” — организация, ставившая своей целью проповедь православия среди коренных народов России.

Этот день открыл новую эпоху в деле образования и просвещения жителей Российской империи, которая продолжалась более пятидесяти лет, вплоть до революции 1917 года. Не ограничиваясь только духовными делами, общество стремилось открывать как храмы для новокрещенных, так и больницы, школы.

Для многих народов России православные миссионеры составили первые алфавиты их национальных языков, издали грамматики и учебники. Во многом общество способствовало становлению национальных интеллигенций, и впоследствии идеалы миссионерской педагогики претворяли в жизнь хакас Н.Ф.

Катанов, кряшен В.Т. Тимофеев, чуваш И.Я. Яковлев и другие представители малых народов.

Впервые идею создания православного миссионерского общества высказал архимандрит Макарий (Глухарев), впоследствии прославленный как преподобный Макарий Алтайский.

В своей записке «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между магометанами и язычниками в Российской Державе» (1839), преподобный предложил организовать при Св.

Синоде особое общество, которое бы способствовало развитию православного миссионерства.

Только спустя 18 лет после смерти прп. Макария его почитателями было открыто подобное общество. Проект устава был подготовлен ответственной группой под председательством экстраординарного профессора Санкт-Петербургской духовной академии архимандрита Владимира (Петрова), и в том же 1865 году он был утвержден императором Александром II.

Вскоре был сформирован руководящий орган общества — Совет, в который вошли видные представители церковных и общественных кругов того времени. Председателем Совета стал епископ Ладожский Герасим (Добросердов), заметную роль в работе общества с первых дней играли князь Н. С. Голицын и княгиня Т.Б. Потемкина, а также барнаульский купец А.Г.

Мальков. Последний происходил из вольноотпущенных крестьян, что не мешало ему быть одним из ключевых организаторов деятельности нового движения. Этот факт еще раз подчеркивает всесословный характер православного миссионерского учреждения, его стремление вовлечь в свою работу представителей разных социальных групп со всех уголков России.

Общество носило всесословный характер, что отражало его стремление вовлечь в дело проповеди Православия представителей разных социальных групп со всех уголков России.

Однако за три года существования общество не смогло предпринять никаких серьезных шагов в деле миссионерства. По этой причине в 1868 году императрица Мария Александровна, под покровительством которой организация находилась с момента своего создания, инициировала реформу детища Н. С. Голицына и А.Г.

Малькова. Через обер-прокурора графа Д.А.

Толстого императрица объявила Совету, что «в видах правильного развития деятельности Миссионерского Общества она изволит признать, чтобы на будущее время главное управление Общества, находящееся ныне в Санкт-Петербурге, перенесено было в Москву под председательство тамошнего митрополита Иннокентия, близко знакомого по собственному опыту с миссионерским делом и с Сибирским краем». Петербургский совет был упразднен указом императора в апреле 1869 года, а вскоре московский митрополит Иннокентий (Вениаминов) приступил к составлению нового устава организации.

Святитель не понаслышке был знаком с проблемами, стоящими перед миссионерами. Свое служение он начал на Дальнем Востоке, где в течение 28 лет возглавлял Камчатскую, Курильскую и Алеутскую епархию.

За это время епископ Иннокентий не раз излагал свои предложения по развитию миссионерской работы в Сибири, поэтому не удивительно, что именно ему было доверено составление нового устава Православного Миссионерского общества.

Митрополит Иннокентий (Вениаминов)
(1797-1879)

Святитель с энтузиазмом приступил к преобразованиям. 20 ноября 1869 года обновленный устав Православного Миссионерского общества, составленный митрополитом Иннокентием, был утвержден императором Александром II.

Согласно новому документу общество состояло под покровительством императрицы, об этом гласила самая первая статья устава, а председателем его объявлялся митрополит Московский (3 статья). Седьмая статья устанавливала возможность расходования средств, собранных обществом, не только напрямую на миссионерскую деятельность, но и на строительство школ и больниц для новокрещенных.

Главной целью, как и четырьмя годами ранее, определялось содействие формированию и существованию православных миссий в России.

Официальное открытие общества состоялось 25 января 1870 года и ознаменовалось торжественным многолюдным богослужением в Успенском соборе Московского кремля. С этого момента начался период упорной работы.

Для достижения своих целей обществу требовалось выполнять ряд первоочередных задач, в первую очередь по сбору средств для поддержки миссионеров, открытия школ и больниц. Испытывая финансовые и кадровые затруднения, миссионеры не отчаивались и соблюдали завет митрополита Иннокентия не полагаться только на свои силы.

В своей речи по случаю начала работы общества святитель убеждал, что в миссионерской работе требуются «кроме средств, и ум, и знание, и опытность, и способности и проч.

, но мы не можем и не должны рассчитывать на все сии условия, как на верные средства к достижению нашей цели… Если Господу, по неисповедимым судьбам Его, не угодно, чтобы какой-либо человек или народ обратился к Иисусу Христу, то и самые способнейшие, даровитейшие и усерднейшие деятели нимало не успеют в своем деле».

Испытывая финансовые и кадровые затруднения, миссионеры не отчаивались и соблюдали завет митрополита Иннокентия не полагаться только на свои силы.

Пламенная речь московского митрополита, его активная работа и самоотверженная помощь его сподвижников очень быстро принесла свои результаты. Только за первые три дня после открытия общества членство в нем получили 1700 человек. Общая сумма пожертвований за первый год составила 101 674 рубля.

По тем временам это были колоссальные средства, однако и их было недостаточно.

Происходившее в этот период (70-е годы) включение пространных территорий Восточной Сибири в состав Российской империи требовало от общества активизации своей деятельности среди сотен тысяч новых подданных, а следовательно и увеличение бюджета.

Там и тут открывались новые миссии в отдаленнейших губерниях и их уездах. Наряду с традиционно успешными регионами проповеди православия, такими как Алтай и Аляска, миссионеры отправлялись и к границам Китайской империи, и в Западный Туркестан.

На территории современной Киргизии был основан Свято-Троицкий Иссык-Кульский монастырь. Несмотря на короткий период своего существования (всего 38 лет), он сумел прочно укоренить православие на берегах великого озера.

Сегодня на месте монастыря находится детский дом «Мээрим Булагы» («Благодатный источник»), основанный православными киргизами, пришедшими к вере уже в 90-е.

Свято-Троицкий собор Свято-Троицкого Иссык-Кульского монастыря. Нач. XX века.

Благодаря миссионерскому обществу все больше и больше людей могло открыть для себя православие, узнать и принять Христа.

По данным отчетов Православного миссионерского общества за последнюю треть XIX века ими было оказано содействие в крещении чуть более, чем 110 тысяч человек. Современные авторы склонны скептически относиться к этим цифрам, отмечая, что нередки были случаи, когда одни и те же люди принимали крещение по несколько раз.

Так авторы монографии «Русское православие: вехи истории», которая вышла еще в советский период (1989), предлагают иное число новокрещенных — порядка 15 тысяч человек, которое однако тоже вряд ли близко к истине. Современная исследовательница А.А.

Ипатьева подмечает, что только в дневниках святителя Николая Японского, который весьма строго подходил к вопросу обращения иноверцев, говориться о 22 тысячах японцев принявших православие. Успешны были миссии и на Алтае, и на юге Дальнего Востока. Так что ограничивать количество принявших православие только 15 тысячами не приходится.

Истина лежит где-то посередине, между имеющими свои проблемные моменты отчетами Православного миссионерского общества и исследованием авторов советской эпохи. Ясность в этот вопрос могли бы внести дореволюционные метрические книги, однако не все они пережили драматические события первой половины XX века.

Значительные результаты в деле проповеди православия были бы невозможны без предварительной работы, в том числе и по изменению существовавшего тогда законодательства.

Одним из первых действий митрополита Иннокентия на своем посту главы Православного миссионерского общества стала разработка новых правил крещения для желающих перейти из другой веры.

Согласно старым правилам, принятым 4 декабря 1861 года, крещение в таких случаях должно было проходить только в храме и в присутствии представителя местных властей.

В условиях бескрайних просторов русской Сибири, по которым были разбросаны поселения коренных народов, одинаково оторванных как от административных центров, так и от редких церквей, выполнять эти требования было практически невозможно. Новые же правила, которые этих пунктов не содержали, значительно облегчили работу миссионеров.

Необходимо отметить, что хотя российское правительство и выражало официальную поддержку делу православного миссионерства, в реальности власть зачастую могла без разбирательств приостановить или ограничить деятельность епархиальных комитетов общества, чтобы обеспечить лояльность местных религиозных и национальных элит.

Кончина митрополита Иннокентия в 1879 году стала причиной кризиса в Православном миссионерском обществе. Его преемники не отличались столь ревностным отношением к делу проповеди Православия. Общество сталкивалось и с проблемами на местах.

Здесь необходимо отметить, что хотя российское правительство и выражало официальную поддержку делу православного миссионерства, в реальности власть зачастую могла без разбирательств приостановить или ограничить деятельность епархиальных комитетов общества, чтобы обеспечить лояльность местных религиозных и национальных элит.

Из-за этого проповедь православия распространялась крайне неравномерно. Одними из первых успехов достигли миссии в Якутии и Забайкалье, в то время как на южный Урал миссионеры пришли только в конце XIX века.

Последнее десятилетие XIX века в целом отметилось новым подъемом работы общества. Был налажен выпуск собственного журнала — «Православного благовестника», открывались новые больницы и школы. Особую роль в развитии образования для малых народов миссионеры смогли сыграть благодаря педагогическим разработкам выдающегося русского ученного и педагога Николая Ивановича Ильминского. Система Н.И.

Ильминского, первоначально подготовленная для крещенных татар Поволжья, предполагала создание школ для новокрещенных с преподаванием на национальных языках. Тем самым решалась сложная проблема, десятилетиями тяготившая христиан из малых народов России.

Если раньше ребенок из числа новообращенных, желая обучаться грамоте на родном языке, был вынужден учиться у прежних учителей, зачастую связанных со старыми религиозными элитами, то теперь он мог получить те же знания в среде духовно близких ему единоверцев.

Во многом утверждению подобной образовательной идеи способствовал обер-прокурор Константин Петрович Победоносцев, который был ревностным сторонником широкого внедрения начального образования, как для русских, в виде церковно-приходских школ, так и для представителей коренных народов.

Николай Иванович Ильминский
(1822-1891)

На рубеже веков Православное миссионерское общество расширило свою деятельность и за пределы Российской империи. Вслед за присоединением к российскому православию части несториан, проживавших на северо-западе Персии, была организована Урмийская духовная миссия.

В ее задачи входило содействовать обращению в православие последователей иранских христианских церквей и служить нуждам и пользам православной церкви в пределах Урмийской области, в том числе и посредством просвещения местной паствы.

Для этих целей с 1905 года миссия издавала журнал «Православная Урмия» на сирийском и русском языках.

Таким образом, начало нового столетия крупнейшая в России православная миссионерская организация встретила с разросшейся сетью епархиальных комитетов (всего их к 1900 году насчитывалось 53), внушительным количеством членов — ими числилось 16 368 человек, и солидным капиталом в 1 367 735 рублей.

Прогнозы членов Совета общества о его ближайшем будущем были неутешительны. Однако в реальности все обернулось иначе. Как тут забыть слова святителя Иннокентия, который призывал членов общества не уповать только на себя, но помнить о Боге.

Революционные события 1905 года и разразившаяся Первая мировая негативно сказались на деятельности Православного миссионерского общества. В условиях тягот военного времени практически остановилась работа епархиальных комитетов. Особенно хорошо это видно из отчетного доклада общества за 1914 год.

«Собрания Комитетов, — отмечается в докладе, — бывают редко, не более одного раза в год.

Вопросов миссионерского характера в этих собраниях не возбуждается, чтений, докладов, многолюдных собраний для широкого ознакомления населения с делом миссионерства не делается, нет брошюр и листков, знакомящих с этим делом».

Прогнозы членов Совета общества о его ближайшем будущем были неутешительны.

На одном из заседаний, вскоре после начала войны, было логично предположено, что «тяжёлая война с Германией вызовет, несомненно, тяжкие жертвы со стороны русского народа: его внимание всецело будет обращено на сохранение целости Русской державы, на поддержку армии, на поддержку больных и раненых воинов и другие нужды. На миссию частные жертвы, естественно, сократятся, а правительственной помощи на дело проповеди святого Евангелия Миссионерское Общество не получает». Однако в реальности все обернулось иначе. И в следующем, 1915 г. суммы пожертвований не только не сократились, но даже выросли. Как тут забыть слова святителя Иннокентия, который призывал членов общества не уповать только на себя, но помнить о Боге.

Революция 1917 года перечеркнула более чем полувековую историю общества. Множеству идей и задумок, которые зарождались в миссиях, так и не суждено было сбыться. В 1918 году, потеряв поддержку российского государства, христиане северного Ирана подверглись жестоким гонениям со стороны местных мусульман.

В 1919 году был закрыт и Свято-Троицкий Иссык-Кульский монастырь, который разделил судьбу десятка других проектов, начатых Православным миссионерским обществом. Советское лихолетье ломало судьбы, лишая людей, посвятивших всю свою жизнь делу проповеди Православия, возможности ей заниматься.

Не по своему желанию они оставляли дело миссии, а под давлением репрессивного аппарата. Потому особенно странно сегодня, когда Церковь не испытывает гонений, наблюдать процессы «реформирования» крупнейшего православного миссионерского факультета в России.

Ведь нет сомнений, что именно сейчас, как никогда раньше, требуется активизация православной миссии среди многомиллионного российского народа.

Сегодня от Церкви требуются новые действия, требуется реализация своей главной цели — проповеди благой вести о Христе.

Однако, как и 150 лет назад, русское православие вновь находится только в начале большого пути. Да, последнюю четверть века Церковь была занята другим. Ей буквально приходилось восставать из руин, оправляясь от последствий атеистической эпохи. Но сегодня от Церкви требуются новые действия, требуется реализация своей главной цели — проповеди благой вести о Христе.

Оглядываясь на итоги трудов разношерстных миссионерских проектов из 90-х, нельзя не заметить их минусы. Как правильно отметил Олег Анатольевич Ефремов, тогда «миссионеры находились для каждой группы свои: у кого-то — о. Андрей Кураев, у кого-то — о. Даниил Сысоев, у кого-то — о. Димитрий Смирнов.

Плохо то, что не привели эти тропки к одному и тому же, а образовалось множество кружков, фрагментиков, группок… Какие-то из них постепенно сливаются в целое, но какие-то так и остаются фрагментиками».

Ясно, что сегодня Церкви требуется единая миссионерская организация, а потому будем надеяться, что и новый святитель Иннокентий снова тоже появится.

Источник: https://stbasil.center/2017/11/26/idite-i-nauchite/

Book for ucheba
Добавить комментарий