Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

Принцип детерминизма и проблема причинности в современной науке

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

Детерминизм (от лат. determino — определяю), философское учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира. Центральным ядром Д.

служит положение о существовании причинности, т. е.

такой связи явлений, в которой одно явление (причина) при вполне определённых условиях с необходимостью порождает, производит другое явление (следствие).

Современный Д. предполагает наличие разнообразных объективно существующих форм взаимосвязи явлений, многие из которых выражаются в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера, т. е. прямо не содержащих в себе моментов порождения, производства одного другим.

Сюда входят пространственные и временные корреляции, те или иные ассоциации, функциональные зависимости, отношения симметрии и т.п. Особенно важными в современной науке оказываются вероятностные соотношения, формулируемые на языке статистических распределений и статистических законов.

Однако все формы реальных взаимосвязей, явлений, в конечном счёте, складываются на основе всеобще действующей причинности, вне которой не существует ни одно явление действительности, в том числе и такие события (называемые случайными), в совокупности которых выявляются статистические законы.

Применительно к различным областям знания общие принципы Д. специфицируются (нередко говорят о физическом Д., органическом Д., социальном Д. и т.п.).

Д. противостоит индетерминизм, отказывающийся от признания причинности вообще или по крайней мере её всеобщности. Другой формой отрицания Д.

является идеалистическая телеология, провозглашающая, будто течение всех процессов предопределяется действием нематериального «целеполагающего начала». Стимулом для оживления индетерминистических воззрений в 1-й четверти 20 в.

послужил факт возрастания в физике роли статистических закономерностей, наличие которых было объявлено опровергающим причинность.

Однако диалектико-материалистическая трактовка соотношения случайности и необходимости, категорий причинности и закона, развитие квантовой механики, раскрывшей новые виды объективной причинной связи явлений в микромире, показали несостоятельность попыток использовать наличие вероятностных процессов в фундаменте микромира для отрицания Д.

Эволюционная теория Ч.

Дарвина, давшая материалистическое объяснение относительной целесообразности в живой природе, развитие кибернетики, создавшей учение о саморегулирующихся и самоуправляющихся системах, нанесли сокрушительный удар по идеалистической телеологии, фатализму, учениям о предопределении и подтвердили правильность всех принципиальных посылок современного диалектико-материалистического Д.

Принцип Д. служит руководящим началом во всех областях научного знания, эффективным орудием постижения истины.

Причинность, генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах её движения и развития. Возникновение любых объектов и систем и изменение их характеристик (свойств) во времени имеют свои определяющие основания в предшествующих состояниях материи. Эти основания называются причинами, а вызываемые ими изменения — следствиями (иногда — действиями).

История познания показала, что детерминизм есть целостное формообразование и его нельзя сводить к какой-либо одной из его форм или видов. Классическая физика, как известно, основывалась на механическом понимании причинности («лапласовский детерминизм»: Всякое состояние вселенной есть следствие её предыдущего состояния и причина последущего).

Становление квантовой механики выявило неприменимость здесь причинности в ее механической форме.

Это было связано с признанием фундаментальной значимости нового класса теорий — статистических, основанных на вероятностых представлениях.

Тот факт, что статистические теории включают в себя неоднозначность и неопределенность некоторыми философами и учеными был истолкован как крах детерминизма вообще, «исчезновение причинности».

В основе данного истолкования лежал софистический прием: отождествление одной из форм причинности — механистического детерминизма — с детерминизмом и причинностью вообще. При этом причина понималась как чисто внешняя сила, воздействующая на пассивный объект, абсолютизировалась ее низшая — механическая — форма, причинность как таковая смешивалась с «непререкаемой предсказуемостью».

«Так смысл тезиса о причинности постепенно сузился, пока наконец не отождествился с презумпцией однозначной детерминированности событий в природе, а это в свою очередь означало, что точного знания природы или определенной ее области было бы — по меньшей мере в принципе — достаточно для предсказания будущего»1.

Такое понимание оказалось достаточным только в ньютоновской, но не в атомной физике,

которая с самого начала выработала представления, по сути дела не соответствущие узко интерпретированному понятию причинности.

Как доказывает современная физика, формой выражения причинности в области атомных объектов является вероятность, поскольку вследствие сложности протекающих здесь процессов (двойственный, корпускулярно-вол-новой характер частиц, влияние на них приборов и т. д.) возможно определить лишь движение большой совокупности частиц, дать их усредненную характеристику, а о движении отдельной частицы можно говорить лишь в плане большей или меньшей вероятности.

Поведение микрообъектов подчиняется не механико-динамическим, а статистическим закономерностям, но это не значит, что принцип причинности здесь не действует.

В квантовой физике «исчезает» не причинность как таковая, а лишь традиционная ее интерпретация, отождествляющая ее с механическим детерминизмом как однозначной предсказуемостью единичных явлений. По этому поводу М.

Борн писал: «Часто повторяемое многими утвер-ждение, что новейшая физика отбросила причинность, целиком необоснованно. Действительно, новая физика отбросила или видоизменила многие традиционные идеи; но она перестала бы быть наукой, если бы прекратила поиски причин явлений»2.

Этот вывод поддерживали многие крупные творцы науки и философии. Так, выдающийся математик и философ А. Пуанкаре совершенно четко заявлял о том» что «наука явно детерминистична, она такова по определению.

Недетерминистической науки не может существовать, а мир, в котором не царит детерминизм, был бы закрыт для ученых»1. Крупный современный философ и логик Г. X. фон-Вригт считает несомненным фактом, что кау-зальное мышление как таковое «не изгоняется из науки подобно злому духу».

Поэтому философские проблемы причинности всегда будут центральными и в философии, и в науке — особенно в теории научного объяснения.

Однако в последнее время — особенно в связи с успешным развитием синергетики — появились утверждения о том, что «современная наука перестала быть де-терминистической», и что «нестабильность в некотором отношении заменяет детерминизм» (И. Пригожий). Думается, это слишком категорические и «сильные утверждения».

Мы полагаем, что правы те авторы, которые, критикуя приведенные рассуждения, считают, что: а) в неустойчивых системах «имеет место не отсутствие детерминизма, а иная, более сложная, даже парадоксальная закономерность, иной тип детерминизма»; б) представления о детерминизме необходимо сохранить, но модифицировать; в) надо всегда четко говорить о том, о каком именно смысле (значении) термина «детерминизм» идет речь; г) необходим переход к более глубокому пониманию детерминизма, поскольку действительно «появляется в некотором смысле высший тип детерминизма — детерминизм с пониманием неоднозначности будущего и с возможностью выхода на желаемое будущее. Это — детерминизм, который усиливает роль человека»2.

Социальный детерминизм (принцип субординации исторических фактов).

Детерминизм — учение о всеобщей причинной материальной обусловленности природных, общественных и психических явлений.

Социальный детерминизм «выдвинут» Монтескье, Гердером, Руссо и др. в противовес идее божественного управления миром.

Проблема необходимости и свободы (не разрешена даже Гегелем).

С точки зрения марксизма (исторического материализма) общественное развитие представляет собой естественно-исторический процесс, подчиненный собственным объективным законам.

Каждое следующее поколение людей действует в условиях, унаследованных ими от прошлого. Это создает преемственность в истории общества и детерминирует ее общее направление.

Общественные идеи, политические учреждения и движения детерминированы объективными условиями общественного бытия.

Большинство законов общественного развития — законы-тенденции (объективный характер + не могут учесть все частные моменты), поэтому ход истории необязательно предопределен и может не осуществляться с фатальной неизбежностью.

Технологический детерминизм — направление философско-социологической мысли, которое исходит из утверждения о решающей роли технического прогресса для всех уровней социальных отношений. При этом, однако, не принимается в расчет, что всю технику можно подразделить на две большие группы.

Первая из них — часть техники, которая (вместе с людьми, создающими ее и приводящими в действие) образует составную часть производительных сил общества. Влияние техники на общество происходит прежде всего через сферу материального производства. В свою очередь сама эта часть техники развивается соответственно потребностям производства.

Влияние ее на общество, его строй и культуру опосредовано производственной сферой и, прежде всего, господствующим способом производства, охватывающим в единстве производительные силы и производственные отношения. Выделяются при этом два типа производственных отношений: производственные отношения по поводу собственности и произвольные отношения на базе ответственности.

Отношения А (по поводу собственности) включают в себя отношения собственников к средствам производства, отношения между собственниками, отношения между собственниками и рабочей силой, а также отношения между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, между добывающей и производящей отраслями народного хозяйства.

В свою очередь отношения Б (на базе собственности) — это отношения между отраслями производства, технологические отношения внутри предприятия и внутри отрасли. Изменения в области техники влияют прежде всего на производстве отношения группы Б: новая техника требует структурных изменений в области технологических отношений.

Но сама по себе она не изменяет отношений группы А и до известной степени на способ производства. Соответственно, изменения в области производственных отношений на базе собственности качественно не меняют состояния общества и не сопровождаются сменой строя. Вывод смены строя из изменения такого рода неправомерен.

Источник: https://students-library.com/library/read/18599-princip-determinizma-i-problema-pricinnosti-v-sovremennoj-nauke

Принцип детерминизма и проблема причинности в науке

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

Предыдущая18192021222324252627282930313233Следующая

Детерминизм — это философское учение о закономерной универсальной взаимосвязи и обусловленности процессов и явлений объективной действительности.

Детерминизм предполагает некоторую определён­ность хода, направления и результатов процесса, обусловленную исход­ными и сопутствующими условиями, обеспечивающими ограничение спектра возможностей, преимущественную реализацию в действительности тех или иных из них.

Основные положения принципа детерминизма:

· всеобщая обусловленность материальных систем и процессов, определяющая приобретение и сохранение характерных признаков, и изменение явлений;

· закономерный характер процессов обусловленности; многообразие типов детерминации;

· причинная связь как основа отношений детерминации.

Принцип детерминизма является одним из фундаментальных объяснительных принципов научного познания, участвующих в регуляции научного поиска.

Противоположная детерминизму методологическая концепция — индетерминизм — отрицает объективную обусловленность процессов и явлений объективной действительности.

Две парадигмы детерминизма:

· довероятностная (механистический детерминизм)

· вероятностная (вероят­ностный детерминизм).

Идея «вероятностного детерминизма» основанная на представлениях о нелинейных причинных зависимостях, предполагающая единство необходимости и случайности в реализации (при соответствующих условиях) причинно-следственных отношений получила свое развитие на рубеже XIX и XX вв.

и продолжила его в XX и XXI вв. в квантовой физике, кибернетике, термодинамике сложных неравновесных систем, информатике.

Это повлекло за собой введение категорий, описывающих более сложные процессы детерминации: скрытые параметры, прямые и обратные связи, самодетерминация, самоорганизация.

Причинность как существенный момент универсального взаимодействия, как связь порождения (производства) раскрывает генетическую связь между событиями и явлениями в процессе их изменения и развития. Категории причины и следствия фиксируют генетическую связь между явлениями, при которой одно явление — причина — своим действием при наличии определенных условий вызывает другое явление — следствие (действие).

Универсальный характер причинных отношений был отмечен уже в древнегреческом атомизме: «Ни одна вещь не возникает беспричинно, но все возникает на каком-нибудь основании и в силу необходимости» (Левкипп).

Положения принципа причинности:

· объективность – существование независимо от сознания

· всеобщность – возникновение любого явления в силу определенных причин

· активность – причинность есть «способ существования субстанции в действии» (Гегель)

· необходимость – возникновение следствия с необходимостью при наличии причины и соответствующих условий

· многообразие форм причинно-следственных отношений

Аристотель в «Meтaфизике» выделяет четыре вида причин:

1. формальную причину, или форму, которая участвует в сущности вещи;

2. материальную причину — материю, субстрат, из чего что-либо возникает и построено;

3. движущую, или производящую, действующую причину;

4. целевую, или конечную причину — цель к которой все стремится и которой всё служит

Г.Лейбниц подходит к пониманию причинности как момента универ­сальной связи. В зависимости от организации системы, соотношения между её внутренними силами, причина, согласно Лейбницу, может вызывать разные следствия.

Согласно Д.Юму, каузальные (причинные) связи, на которых базируется любая наука, могут быть обнаружены лишь в одинаковой для всех людей психической структуре познания. Причинность рассматривается им как особый вид ассоциации идей по смежности в пространстве и времени, как результат повторяющегося в опыте следования одного определённого впечатления за другим.

И.Кант относит категориальную пару «причина и действие» к группе категорий отношения. Как все категории кантовской трансцендентальной аналитики (логики рассудка) понятие причинности есть априорная форма мышления, выступающая как структурная схема организации и упорядочивания информации чувственного опыта.

В философии Г.В.Ф. Гегеля причинность входит в группу категорий сущности. Причинность есть сторона всеобщего взаимодействия, а понятия причины и следствия – категории, связанные друг с другом отношением тождества и различия.

В диалектическом материализме причина и следствие рассматриваются как центральные понятия в системе категорий детерминизма.

Объектив­ность причинной зависимости и её отличительные особенности как связи порождения в конечном счете проверяются практикой в форме научного эксперимента, промышленности и других видов.

Проверка практикой дает возможность отделить причинные связи от отношений во времени, корреляций в пространстве, функциональных зависимостей и т.п.

Неопозитивисты считают, что человеку в познании даны лишь явления, он познаёт лишь пространственную смежность и временную последовательность явлений, но не порождение одного другим. Вместе с тем, поскольку понятие причинности неустранимо из языка науки, признаётся необходимым находить адекватные способы символической записи этой связи.

Предыдущая18192021222324252627282930313233Следующая .

Источник: https://mylektsii.ru/11-97011.html

Причинность и детерминизм

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

Методологическое значение принципа причинности заключается в том, что он ориентирует исследователя не ограничиваться констатацией факта взаимосвязи и взаимодействия. Он заставляет установить реальную причину анализируемого объекта, определить условия, при которых данное явление возникает, развивается и обретает свою противоположность.

Первое правило принципа причинности гласит: причинность всеобща. Это значит, что в мире нет явлений, которые возникли без причины, как не может быть и явлений, которые не выступали бы причиной других явлений.

Суть второго правила заключается в органической связи причины и времени. Время задает интервал реализации причинно-следственной связи, определяет ее направленность и необратимость.

Третье правило принципа причинности требует от исследователя обратить внимание на взаимодействие причины и следствия, выявить факт обратной связи.

Обратная связь корректирует причинно-следственные отношения, обеспечивает устойчивость и поступательное развитие. Обратная связь несет в себе возможность того, что причина и следствие меняются местами.

Причина становится следствием, а следствие — причиной, но при этом сохраняется временная направленность процесса развития.

Наконец, четвертое правило принципа причинности требует фиксировать конкретное основание причины. Многообразие связей и форм взаимодействия обусловливает и многообразие причин. Они могут быть объективными и субъективными; всеобщими, особенными и единичными; простыми и сложными, прямыми и опосредованными.

Существует две классификации типов причинности, построенных по разным основаниям. Первая учитывает содержание механизма причинения, перенос вещества, энергии или информации, что позволяет выделять материальные и идеальные, энергетические и информационные причины.

Четкое фиксирование механизма причинения обеспечивает возможность различать причину и условие ее осуществления. Причина — это то, что несет в себе реальный потенциал в виде вещества, энергии или информации, а ее условие — это совокупность обстоятельств, при которых возможное следствие становится реальностью.

Так, причиной смерти больного является заболевание, а отсутствие должной медицинской помощи является условием реализации этой причины.

Вторая классификация причинности учитывает проявление причинно-следственных отношений, которые делятся на динамические (однозначные) и вероятностные.

Там, где осуществляется механизм прямого переноса (воздействия) вещества или энергии, можно констатировать факт динамических причинно-следственных отношений.

Там, где имеет место опосредованный перенос вещества или энергии или речь идет об информационном переносе (воздействии), можно фиксировать факт вероятностных причинно-следственных отношений.

Во втором случае проявление причины может быть связано с наличием случайных факторов, имеющих свою вероятностную частоту, но из этого не следует вывод о том, что в данной ситуации бал правит его величество Случай, а, стало быть, поиск причины можно проигнорировать. Следует помнить и учитывать, что причина реализует себя прямо или опосредованно через совокупное действие случайностей.

Казалось бы, прямое осуществление причинно-следственных отношений исключает проблемную ситуацию. Отнюдь нет. И в случае динамических (однозначных) проявлений причинности есть свои проблемы.

Факт наличия динамических причинно-следственных отношений послужил предпосылкой учения о детерминизме. Таким образом, центральным ядром детерминизма служит положение о существовании причинности, т.е.

такой связи явлений, в которой одно явление при вполне определенных условиях с необходимостью порождает, производит другое явление.

Понятие детерминизм возникло в средневековье как вид логического определения понятия, противостоящий генерализации (обобщению).

Суть детерминизма проще всего объяснить с помощью аналогии. Если аксиомы Евклидовой геометрии заданы, то свойства фигур в рамках этой геометрии полностью определены как необходимые логические следствия. Говорят, что Ньютон как-то спросил, зачем нужно выписывать теоремы Евклидовой геометрии, если они очевидным образом следуют из аксиом.

Все же большинству людей требуется немало времени, чтобы доказать каждую из теорем. Но хронологический порядок открытия новых геометрических свойств, который связывает аксиомы и теоремы, такой же временной последовательностью, как причину и следствие, в действительности иллюзорен. Так же обстоит дело и с физическими явлениями, считал Декарт.

Для «божественного разума» все явления «существуют» в одной математической структуре. Но наши чувства в силу ограниченности их возможностей распознают явления не одновременно, а одно за другим, и поэтому мы одни явления принимаем за причины других. Отсюда понятно, считал Декарт, почему математика позволяет предсказывать будущее.

Это становится возможным благодаря ранее полученным соотношениям. Именно математическое соотношение дает самое ясное физическое объяснение реальности.

Кратко можно сказать, что реальный мир — это совокупность математически представимых движений объектов в пространстве и времени, а Вселенная в целом — огромная гармоничная машина, построенная на основе математических законов.

Кроме того, многие философы, включая самого Декарта, утверждали, что математические законы заданы раз и навсегда, поскольку так сотворил мир сам Бог, а Божья Воля неизменна, независимо от того, удалось ли человеку проникнуть в сокровенные «замыслы Бога», мир функционировал по закону, и закономерность процессов, происходящих в природе, не ставилась никем под сомнение, по крайней мере, до начала XIX в.

Ньютоновская концепция Вселенной, состоящей из твердых неразрушимых частиц, каждая из которых действует на другие с вполне определенной, вычисляемой силой, была положена в основу последовательного детерминизма французским астрономом и математиком Лапласом. Ему принадлежит ставшее классическим описание сущности детерминизма:

Состояние Вселенной в данный момент можно рассматривать как результат ее прошлого и причину ее будущего.

Разумное существо, которое в любой момент знало бы все движущие силы природы и взаимное расположение образующих ее существ, могло бы — если бы его разум был достаточно обширен для того, чтобы проанализировать все эти данные — выразить одним уравнением движение и самых больших тел во Вселенной, и мельчайших атомов. Ничто не осталось бы сокрытым от него — оно могло бы охватить единым взглядом как будущее, так и прошлое.

Лаплас полагал, что динамическая причина рождает следствие, которое можно предсказать однозначно. Ставка на однозначность породила целый спектр учений о детерминизме.

Теологический детерминизм выступил как учение о предопределенности развития мира со стороны Бога. Космологический детерминизм утверждает однозначность развития природы.

Антропологический детерминизм исключает свободу человека, утверждая фатальную предопределенность.

Квантовая механика открыла новый мир, где представления о причинности пришлось пересмотреть коренным образом.

Так, например, Я.И. Френкель в своих работах отмечает тот факт, что «… например, в случае движения частицы массы m в электрическом поле (или в поле тяготения) уравнение движения , где k – постоянная, не зависящая от силы.

Это означает, что сила, в случаях, описываемых такого рода уравнениями (например, движение Земли вокруг Солнца), вообще не может быть измерена непосредственным – статическим – образом» [1, 426–431]. Тем не менее, одно из значений понятия силы, согласно словарю В.

Даля, – это причина всякого действия, в том числе, разумеется, такого, как перемещение в пространстве одиночного квантового микрообъекта [2].

Предлагается исходить из того, что отсутствие причинности в квантовой механике означало бы, что все возможные значения координаты и импульса микрообъекта равновероятны. Но в таком случае, как известно, квантовая механика как наука была бы невозможной.

Проследим причинно-следственные звенья, как перемещения, так и взаимодействий одиночного квантового микрообъекта, взяв за основу физические модели движения по дискретной траектории, предложенные Я.И.

Френкелем [1, 426–431] и при этом учтём, что аналогом этих моделей в квантовой теории поля выступают операторы рождения и уничтожения частиц.*Допустим, что находящийся в покое микрообъект взаимодействует с другими физическими объектами.

Следствием его взаимодействий является последующее положение микрообъекта в пространстве. Однако, собственно перемещение микрообъекта за нулевое время с преодолеванием относительно среды бесконечного пространства не может быть следствием физических взаимодействий.

(Ведь ни одно тело физически не может перемещаться совершенно мгновенно). Таким образом, сила, которая обеспечивает связь квантовых явлений в пространстве сама независима от пространства, времени и физических взаимодействий.

Развитие квантовой механики заставило принципиальным образом пересмотреть представления о причинности, о возможности описания явлений через выяснение их причин. Принцип неопределенностей Гейзенберга разрушил представление об однозначной причинности и привел к появлению индетерминистских идей.

Мало того, некоторые ученые стали абсолютизировать индетерминизм, переносить его с микромира на макро — и даже на мегамир. Возник так называемый кризис детерминистского описания явлений природы.

Столкновение психологически (с человеческих позиций) оправданной однозначной причинности с вероятностной причинностью микромира до сих пор не привело к такой интерпретации причинности, которая удовлетворила бы оба лагеря. Все эксперименты с микрообъектами говорили об индетерминизме в микромире, если согласиться с однозначным детерминизмом.

Дело касалось уже сохранения не просто однозначности причинной связи, но и связи состояний как элемента детерминизма. Об этом имеет смысл сказать более подробно, так как связь состояний, принцип связи состояний как составляющий элемент детерминизма имеют огромное значение для разрешения проблемы описания процессов.

Понятие состояния фиксирует момент устойчивости в изменении, развитии, движении материальных объектов в некоторый данный момент времени при определенных условиях. Оно отражает формы реализации бытия объектов и включает определенный набор характеристик. Изменения состояния объекта описываются уравнениями, которые носят характер уравнений движения.

Взаимосвязи между характеристиками состояния описываются уравнениями состояния. Выявление состояний и связей состояний позволяет познать изменение объекта. Итак, состояние характеризует объект как нечто устойчивое, а связь состояний – как нечто изменчивое.

Мало того, сами понятия состояния и связи состояний взаимосвязаны с философскими категориями и представляют собой их конкретизацию, придают им определенную онтологическую наполненность на конкретно-научном уровне, “объективизируя” их абстрактное содержание.

Состояние объекта изменяется так, что в любой момент времени его характеристики принимают экстремальное (максимальное или минимальное) значение. При этом условии состояние объекта становится устойчивым. Дальнейшее его изменение возможно только при нарушении условий равновесия, в которых находится объект.

И во всяком случае наблюдается стремление объекта к сохранению своего состояния, что отражается в соответствующих законах и принципах (например, в законе сохранения инерции в классической механике, в принципе Ле-Шателье – Брауна в термодинамике и др.). Но всякое состояние изменяется в силу действия каких-либо вполне конкретных причин, что кажется совершенно очевидным.

Естественная ли это причина, божественная ли воля,— это как угодно, но конкретная причина существует всегда. Поэтому мы считаем, что причинность абсолютна во всех случаях. Индетерминистским же может быть только описание состояния. Однако индетерминистским постольку, поскольку пока мы не выявили причину изменения состояния. Тогда точнее будет назвать такое описание феноменологическим, но никак не индетерминистским. Тогда и квантовая механика, как мы уже отмечали, рассматривая ее с других оснований, является феноменологической теорией. Что же касается проблемы квантово-механической причинности, то в этом случае мы имеем просто иную форму причинных связей, до конца не познанную.

Подавляющее влияние детерминизма породило его противоположность, которая проявилась в учении об индетерминизме. Индетерминизм — особая методологическая позиция, в которой отрицается как объективность причинно-следственных отношений, так и ценность причинных объяснений в науке. С точки зрения немецкого философа Г.

Риккерта, причинное объяснение еще уместно в науках о природе, но исключается в науках об обществе, где доминирует случайность. Человеческая воля, как движущая сила человеческой деятельности, а стало быть, и общественного развития, свободна в своих проявлениях от всякой необходимости, а уж тем более от причинности.

Индетерминизм оформляется как учение о том, что имеются состояния и события, для которых причина либо не существует, либо ее нельзя определить.

Детерминизм и индетерминизм — это крайности, которые снимаются на основе принципа конкретности истины, понимания того, что в границах «бытия в мире» имеют место и динамические, и вероятностные причинно-следственные отношения, и в каждом случае следует либо ориентироваться на прямую причинно-следственную связь, либо проследить, как причина прокладывает себе дорогу через совокупное действие случайностей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/15_133466_prichinnost-i-determinizm.html

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

При постановке и решении проблем детерминации психического так или иначе встает вопрос о философско-методологической трактовке причинности. Однако этих трактовок в истории развития человеческой мысли было множество. И мы здесь представим только те, которые оказались наиболее освоенными при построении психологических теорий.

В досократовский период в философии античного мира понятия причины и начала не были разведены. Так, Анаксагор (первая половина V в. до н. э.) предполагал, что Вселенной движет Ум («нус» по-гречески). Ум и организует порядок в мире, и движет миром, и познает мир.

Дуалистическая позиция этого философа проявилась в предположении, что как субстанция нус входит в состав только живых существ, устройство которых позволяет ему в разной степени проявляться, и движения душевного и телесного не следует смешивать. Сократ (470-399 до н. э.

) разочаровался в Анаксагоре, потому что увидел, что «умом он не пользуется вовсе и не указывает настоящих причин упорядоченности вещей, а ссылается на всякие там воздухи, эфиры, воды и множество других нелепых вещей» (цит. по кн.: Соколова, 1995, с. 49). То есть Ум как причина появляется там, где неизвестной оказывается естественная причина.

Античность дала ряд вариантов в понимании детерминизма (атомистический, телеологический и др.), из которых линии Демокрита, автора первых психологических сочинений (вторая половина V в. до н. э.), и Аристотеля (384-322 до н. э.), автора трактата «О душе», оказались наиболее тесно связанными. В эпоху античности действовал постулат о нераздельности души и тела.

Тем самым не было необходимости строить отдельно представление о детерминации для мира внешнего и мира психических реалий. В материалистической трактовке устройства Вселенной Демокритом не нашлось места сверхъестественным силам, поскольку все подчинено необходимости, понятой как цепь причинно-следственных отношений. Ученик Демокрита Протагор ввел идею относительности познания.

В идеалистической трактовке начал бытия Платоном необходимость имела иной источник — идею как принцип вещи, как смысловую модель ее бесчисленных чувственных проявлений. Творит же идеи мировая душа, или ум-демиург, не выводимый из материальных начал. У Демокрита на организм механически действовали потоки атомов.

Ощущения же происходили благодаря истечению от предметов тонких пленок, отражаемых влажной частью глаза благодаря встречным атомным потокам.

Для Платона познание должно было стать не чувственным, а только умственным; рациональность его задана возможностью использования универсальных схем мышления, но эта «рациональность» заключалась в «припоминании» душой истинных сущностей, которые не представлены в видимом мире. Оставляя в стороне историко-психологический ракурс проблемы связи возможностей познания с пониманием человеческой души, продолжим рассмотрение возникновения общих представлений о детерминизме.

Аристотель разделил причины, описывающие мир природных тел и жизнь живых существ. Его прабиологическое (в терминологии А. Петровского и М. Ярошевского) детерминистское воззрение предполагало действие некой «конечной», или «целевой», причины как отличающей целесообразность, присущую живому организму.

Распространение этого понимания на все сущее, т. е. на все явления в мире в целом, получило название телеологии. Телеологизм Телеологизм противопоставляли детерминизму. В Средние века в учении Августина душа была наделена спонтанной активностью, которая «движется в Боге». Было завершено индетерминистское понимание причинности как целесообразности. Индетерминизм означал в первую очередь неподчиненность движений души законам материального мира, в Средние века он стал означать принципиально иную их детерминацию — божественным провидением. Человек выступал лишь его носителем. В период до оформления классической картины мира, принявшей форму механистического детерминизма, разрабатывались варианты предмеханистического детерминизма. Так, в XIII в. возник так называемый «оптический» детерминизм, связанный с исследованиями зрительных восприятий и оформивший законы зрения как подчиненные законам оптики, что в европейской философии связано с именем Роджера Бэкона (1214-1294). Причинный ряд физических явлений в законах оптики получал математическое выражение, а психический — соответствующую причинную детерминацию. Механистический детерминизм превалировал в принципах научного познания в Новое время — с XVII до середины XIX в., — сменившись формами биологического детерминизма. Однако остановимся на двух его основных аспектах: линейной и статистической детерминации в едином причинно обусловленном мире. Здесь важным понятием выступило также физикалистское понимание причинности. Положенная в основу классической картины мира причинность называется физикалистской причинностью, поскольку отражает взаимодействия в физическом мире, причем понятом в рамках классического естествознания, где господствовала ньютоновская картина мира. Физикалистская причинность предполагает влияние одних материальных условий (факторов) на другие исходя из предположений о законах, отражаемых в обобщенных или так называемых универсальных высказываниях, проявление которых и служит основанием причинных высказываний. При этом в Новое время произошло удвоение в понимании причинной детерминации. С одной стороны, причина заложена в необходимости, связываемой с проявлением закона как логической координации, в рамках которой находят свое детерминистское объяснение эмпирические закономерности. С другой стороны, проявление этой необходимости реализуется в связи с причинно-действующими условиями, где в качестве воздействия выступает фактор, названный позже причин- но-действующим условием (и впоследствии — «независимой переменной»). Осуществление воздействий на изучаемый процесс — проявление активности исследователя в рамках реализации экспериментального метода, о чем мы будем говорить в следующей главе. Фиксация следствий как эмпирически проявляемых изменений — основа реконструкций закона или прорыва мысли к теоретическим обобщениям. Позже соотношение индивидуального — частного и общего — закономерного было переосмыслено в представлении о вероятностном детерминизме. Учитывая множественность понимания детерминизма и вероятности, ограничимся наиболее представленным в классических картинах мира понятием лапласовского детерминизма. Забегая несколько вперед, обратимся к идеям великого французского математика, написавшего «Опыт философии теории вероятностей» (вышел в 1814 г.). Мы опускаем при этом становление самого предмета теории вероятности, поскольку обсуждаем ее только в контексте методологического значения введения понятия неопределенности для эмпирических наук на этапе классической картины мира. В подходе П. С. Лапласа (1749-1827) вероятность рассматривалась как связанная с неполнотой знания, т. е. в качестве характеристики познания, а не мира. Вхождение вероятностных методов в науку стало стимулом для изменения понимания детерминизма, а также философского представления о самих вероятностях. В постнеклассический период развития физики роль вероятности возросла до фундаментального принципа: «Нам необходимы не только законы, но и события, которые привносят в описание природы элемент радикальной новизны…» [Пригожин, 2000, с. 12]. Но уже и в предшествующие периоды вероятность не отождествлялась с незнанием, о чем можно говорить применительно к разным способам включения статистики, основанной на вероятностных представлениях, в научные исследования природы. Пока же приведем историческую справку о включении вероятностных представлений в осмысление деяний человека. В XVIII в. появились первые работы по использованию статист!: ческого материала в сфере описания социальных явлений. Немецкий военный пастор И. Зюсмильх гак определил предмет в названии своей работы, вышедшей в 1761 г.: «Божественный порядок в изменениях человеческого рода, т. е. основательное доказательство Божественного провидения и промысла по отношению к роду человеческому из сравнения родившихся и умерших, бракосочетавшихся и родившихся, в особенности же из постоянного соотношения родившихся мальчиков и девочек, и т. д.». Он впервые подошел к статистике не как к описательной дисциплине, как это было принято в университетах тогдашней Германии, а как к средству выявления причинных связей. X. Вольф написал в предисловии к этому труду, что он является «опытом, показывающим, как теория вероятностей может применяться к явлениям человеческой жизни» (цит. по кн.: Купцов, 1976, с. 55). В следующем веке бельгийский ученый А. Кетле (1796-1874), статистик, математик, астроном и социолог, ученик Лапласа и друг Пуассона, показал на статистическом материале, почерпнутом из отчетов уголовных органов Франции, Бельгии и Англии, сенсационную закономерность количественного состава преступлений (1829 и 1831 гг.). Он впервые осмыслил не как проявление Божественного промысла, а как детерминируемое природой людей совершение ими деяний, подчиняющихся законам, как и все в природе. Его «Социальная физика» предполагала построение социальной науки по образу классической физики, где действуют динамические законы. Не выдвинув ни одной новой философской идеи, Кетле вошел в историю как утвердивший возможность эмпирического исследования и точного математического анализа закономерностей в поведении людей. В биологии Ф. Гальтон (1822— 1911) и К. Пирсон (1857-1936) — философ-позитивист и математик — распространили исследования изменчивости и статистические методы на изучение биометрики и наследственности. В последующем Дж. Ст. Милль в своей «Системе логики» оценил наследие Кетле как устранение главного аргумента против существования законов истории. До сих пор признание того, что человек действует в согласии со своими целями, желаниями и волей, служило основанием позиции индетерминизма. После работ Кетле статистические законы стали описывать законообразность, т. е. детерминированность произвольных действий людей. Причинность, причем в лапласовском ее понимании, стала распространяться на социальные явления. Согласно старому механистическому пониманию детерминизма, которого придерживался великий французский математик, все в мире подчиняется причинному обусловливанию и действию динамических законов. То возражение ему, что поведение человека не объясняется таким линейным пониманием детерминированности, включало также утверждение о том, что в этой сфере не может быть никаких законов. Но в XIX в. исследования по социальной статистике продемонстрировали возможность раскрытия законов как эмпирически устанавливаемых статистических закономерностей. Это положило начало пониманию закона как закона-тенденции, против которого выступил в последующем применительно к регуляции поведения человека немецкий психолог К. Левин (1890-1947), а продолжил это обоснование в понимании психологических законов советский психолог Б. Ф. Ломов (1927-1989). Для XIX в. завоеванием стало утверждение о том, что действия человека не произвольны в том смысле, что они причинно обусловлены, хотя их причины гораздо труднее раскрыть, чем в мире физическом. Так, в концепции свободы воли французского интуитивиста А. Бергсона детерминированность поступка при свободе выбора была связана со всем предшествующим личностным развитием человека. Таким образом, человек, будучи свободным от законов внешнего мира, не может оказаться свободным от самого себя — его действия внутренне детерминированы всей линией его жизни. Современная психология дает другие трактовки самодетерминации. Но мы останавливаемся на методологическом значении вероятностных представлений для науки. Основанием преобразования понятия о детерминации послужило изменение представлений о вероятности и случае. Во-первых, в книге А. О. Курно (1801-1877), французского фило- софа-идеалиста, математика и экономиста, «Основы теории шансов и вероятностей» (1843) была обсуждена проблема неадекватности законов механики для «живых существ, обладающих мышлением и нравственностью». Утверждалась последовательность причин и следствий для любого ряда событий. Но главное, было онтологизировано представление о случайном событии: независимые причинные цепочки событий иногда пересекаются. Эти пересечения и дают то, что мы называем случаем, или случайностью. Таким образом, понятие случайного события перестало противоречить лапласовскому представлению о детерминизме. Во-вторых, воздействующая причина стала дополняться целевой, и целесообразность как принцип рациональности дополнил классическую картину мира. Согласно Курно, введение представлений о вероятности на основе указанного понимания случайности позволяет распространять причинный взгляд на все события неживой и живой природы. Регулярность или нерегулярность выступили при этом указаниями на закон и случайность. Однако был рассмотрен и такой тип вероятности, который не относится к компетенции математики и связан с интуитивной ориентировкой человека в жизни и науке. Тогда он был назван «философским». В последующем при переосмыслении законов Милля он вошел и в закон индукции (как новая его трактовка). В работах английского биолога Ч. Р. Дарвина (1809-1882) было положено начало причинному объяснению как достижению целесообразности. Последующая смена лозунга на «Да здравствует эволюция!» изменило отношение к случаю (и случайности). «Теория, в которой ставится задача описать закономерный процесс эволюции, объяснить удивительную гармонию живой природы, по мнению многих, принципиально не могла опираться на вероятностно-статистическую основу» [Купцов, 1976, с. 118]. В последующем дарвинизм опирался не только на противоположность случайного целесообразному. Но нас в данном случае интересовал только один аспект — вклад признания объективной вероятности и случайности как не противоречащих картине мира с однозначной детерминированностью явлений. Следующим этапом утверждения вероятностного понимания причинной детерминации стало обнаружение в больших совокупностях сложных объектов закономерного действия регулярных причин (в меньших совокупностях затемняемых действиями причин нерегулярных). •I -2394 То есть отличием статистического закона стало понимание его как проявляемого только в совокупности явлений. Поскольку человек обычно имел дело с индивидуальными явлениями, он не мог видеть многочисленных закономерностей, раскрываемых с помощью специальных мер только в совокупностях. Но и это не изменяло основного принципа лапласовского детерминизма. Специально обсуждалась также проблема, можно ли считать статистические законы эмпирическими. К концу XIX в. ответ стал звучать как отрицательный: в статистической закономерности случайности нивелируют друг друга и выделяется только общая для них тенденция. Предсказание касается, таким образом, поверхности явлений, а не внутренних причин изучаемых процессов. По мнению одного из лидеров неопозитивизма Р. Карнапа (1891-1970), попытка формулирования общественных законов в статистических терминах прямо связана с недостаточным знанием детерминации социальных явлений изнутри.

Линейное понимание причинности в концепции детерминизма, восходящей к картине мира, построенной на принципах механистического материализма, и вероятностный детерминизм были представлены во множестве психологических теорий, а также психофизиологических.

Источник: https://bookucheba.com/obschaya-psihologiya-knigi/prichinnost-kak-printsip-nauchnogo-33143.html

Глава 4. Причинность и детерминизм

Причинность как принцип научного объяснения Принцип детерминизма: от античного к механистическому и вероятностному

Корнилова Т. В., Смирнов С. Д.

К67 Методологические основы психологии. — СПб.: Питер, 2007. — 320 с: ил. — (Серия «Учебное пособие»).

ISBN 978-5-94807-015-5 5-94807-015-8

Несмотря на то что курс «Методологические основы психологии» является обязательным для специалиста-психолога, а интерес к данной области психологии усиливается, соответствующих университетских учебников до сих пор не сущест­вует.

Этот пробел во многом восполняется настоящим изданием, в котором много внимания уделяется анализу методологии науки как особому типу знания, а также сущности научного знания в психологии.

Изменение критериев научности, смена парадигм в психологии и связи психологического объяснения с используемыми методами — эти .проблемы предваряют анализ основных принципов психологиче­ского исследования.

Соотношение теории, закона и методов психологии раскры­вается на фоне обсуждения одной из центральных проблем — проблемы кризиса (в разных вариантах ее осмысления и понимания возможностей ее разрешения).

Книга рекомендуется студентам и аспирантам, а также преподавателям и ис­следователям в различных областях психологии и методологии научного знания.

ББК 88я7 УДК 159.9(075)

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни быпо форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

ISBN 978-5-94807-015-5 © ООО «Питер Пресс», 2007

'

I

Оглавление

Предисловие……………………………………………………………………………………………… 8

Глава 1. Общие представления о методологии науки……………………… 10

1.1.Понятие метода в узком и широком смысле……………………………… 10

1.2. Соотношение понятий «наука»,

«философия» и «мировоззрение»………………………………………………… 12

1.3. Виды и формы рефлексии научного знания………………………………. 16

1.4. Структура методологического знания

(уровни и подходы)……………………………………………………………………… 19

1.5. Дескриптивная и нормативная функции
методологического знания………………………………………………………….. 22

.1.6. Понятия объекта и предмета научного исследования

(познавательная ситуация)…………………………………………………………. 26

1.7. Соотношение методологии и психологии. Значение

психологического знания для методологии науки…………………… 28

Глава 2. История развития и современные представления

о научном познании…………………………………………………………………………. 32

2.1. Историческая относительность форм, средств, идеалов

и норм научного познания………………………………………………………….. 32

2.2. Субъективное и объективное знание в теориях познания……….. 35

2.3. Научная революция XX в.: возникновение неклассического естествознания 40

2.4. Позитивизм и его роль как методологического базиса наук

на определенной ступени развития научного познания………….. 42

2.5. Понятия парадигмы и научной революции по Т. Куну……………. 46

2.6. Принцип фальсифицируемости гипотез

в теории критического реализма К. Поппера……………………………. 50

2.7. И. Лакатос и концепция внутреннего единства логики доказательства и опровержения 55

2.8. Старые дихотомии в современных методологических

подходах………………………………………………………………………………………. 58

2.8.1. Новые критерии научного знания……………………………………………… 58

Оглавление

Оглавление

2.8.2. Фаллибилизм………………………………………………………………………. 59

2.8.3. Релятивизм и операнионализм…………………………………………… 60

2.8.4. Номинализм, реализм, рационализм………………………………… 61

2.8.5. Интуитивизм……………………………………….. ,……………………………. 63

2.8.6. Теоретическое — эмпирическое………………………………………………… 64

2.9. Постнеклассическая стадия развития науки……………………………… 66

2.10. Постпозитивистская трактовка развития науки………………………… 67

Глава 3. Специфика методологии психологии…………………………………. 70

3.1. Особенности психологического знания…………………………………….. 70

3.2. Ненаучное психологическое знание и возможность психологического знания как научного 74

3.3. Рациональная и эмпирическая психология

(в истории становления психологии как науки)……………………….. 77

3.4. Ассоцианизм как первое направление психологии………………….. 82

3.5. Современное представление о теоретических

и эмпирических методах в психологии……………………………………… 86

3.6. Моделирующий подход в теории познания

и психологические гипотезы………………………………………………………. 90

Глава 4. Причинность и детерминизм

в методологии науки………………………………………………………………………… 92

4.1. Причинность как принцип научного объяснения……………………… 92

4.1.1. Принцип детерминизма: от античного

к механистическому и вероятностному……………………………. 92

4.1.2. Биологический детерминизм и классическая картина мира … 98

4.2. Зарождение представлений о психологической
причинности………………………………………………………………………………. 101

4.2.1. Возникновение представлений о психологической причинности 101

4.2.2. Каузальность в классической и неклассических парадигмах………. 104

4.2.3. Причинность и закон…………………………………………………………. 106

4.3. Формирование новых подходов к пониманию
причинности в естествознании………………………………………………… 109

Глава 5. Психология как самостоятельная наука…………………………. 113

5.1. Первые научные парадигмы в психологии

и признаки кризиса…………………………………………………………………… 113

5.2. Структура и специфика психологических теорий…………………. 118

5.2.1. Множественность подходов к выделению структуры…… 118

5.2.2. Теории разной степени общности……………………………………. 120

5.3. Психологические теории и пограничные области знания… 122

5.4. Практика в противопоставлении психологической

теории…………………………………………. '…………………………………………….. 125

Глава 6. Кризис в психологии и поиск общей методологии…………. 132

6.1. Постановка проблемы кризиса в психологии…………………………. 132

6.1.1. От понятия кризиса к пониманию психологии

как мультипарадигмалыюй науки…………………………………… 132

6.1.2. Основные признаки кризиса…………………………………………….. 137

6.1.3. Кризисная или мультипарадигмальная наука? (Резюме) 144

6.2. Теоретическая психология как оппозиция общей психологии……….. 147

6.3. Классификация общепсихологических теорий

на основе закрытой типологии………………………………………………… 149

6.4. Методологический плюрализм в психологии………………………… 151

6.5. Методология без общепсихологической теории

и в контексте логики науки………………………………………………………. 153

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/21537.html

Book for ucheba
Добавить комментарий