Проблемы античной преемственности

Проблема преемственности

Проблемы античной преемственности

Проблема преемственности в освоении

школьниками нравственных ценностей

     Анализ психолого – педагогической литературы (О.С. Богданова, Н.И.Болдырев, Л.А.Высотина, Л.И.Катаева, А.П.Макаровская, И.С.Марьенко, Л.И. Низова, Л.И. Рувинский, К.Г. Сенько, Ю.П. Сокольников, Г.Н. Сырникова, О.В. Ткаченко, Б.Е.

Ширвиндт) показывает, что преемственность в нравственном воспитании необходимо рассматривать как согласованную связь между этапами нравственного воспитания, которая обеспечивает последовательность, наступательность, непрерывность в формировании нравственного опыта, имеющую педагогическую и психологическую основу.

     Педагогическая – состоит в том, что приобретенные ребенком формы поведения, отношения со взрослыми и сверстниками, моральные знания и чувства являются тем фундаментом, на котором происходит углубление уже имеющегося и усвоение нового, развитие новых форм нравственного поведения, сознания, чувств, отношений.

     Психологическая рассматривается как процесс восхождения от более низких уровней к более высоким и предполагает опору на положительное, на ранее приобретенный жизненный опыт.

     Для раскрытия сущности преемственности в освоении школьниками нравственных ценностей нами были избраны следующие аспекты:

     1) определить специфику понятия “нравственное развитие личности”;

     2) выявить признаки, типы и особенности преемственности в освоении школьниками нравственных ценностей;

     3) обосновать теоретическую модель преемственности в освоении школьниками нравственных ценностей.

     Рассмотрим более подробно каждый из вышеназванных компонентов.

     1. В настоящее время в этических, психолого – педагогических исследованиях существуют различные подходы к определению сущности нравственного развития личности.

     Так, в философско-этической литературе взгляды ученых можно разделить на две группы.

     Первая группа авторов исходит из понимания нравственного развития личности как процесса “постепенного овладения принципами и нормами существующей морали”(1). Так, например, Г.Г.

Акмамбетов считает, что “нравственное развитие личности представляет собой усвоение человеком в процессе его индивидуального развития господствующих в данное время норм поведения и превращения их в личные моральные качества”(2).

Этой же позиции придерживаются и ряд других исследователей, которые, по существу, отождествляют нравственное развитие личности с ее прогрессивным развитием.

     Вторая группа авторов (А.М.Миклин, В.А.Подольский, Е.С. Лихачева), характеризуя нравственное развитие личности, полагает, что развитие не сводится только к прогрессивным изменениям и исходя из этого нравственное развитие личности, по их мнению, – это процесс складывания ее нравственной целостности, т.е.

нового уровня единства (соответствия) морального сознания и поведения личности, а также их составляющих, при наличии у нее определенных нравственных ориентаций (доминанты развития).

При этом результат развития личности может быть как позитивным (прогрессивная линия), так и негативным (линия регресса) в нравственном отношении(3).

     Не вступая в дискуссию по данному вопросу, отметим лишь, что все авторы рассматривают его как качественное изменение личности.

     Говоря о структуре нравственного развития личности, В.М. Соколов(4) считает, что необходимо исходить из структуры морали.

     В связи с этим он выделяет ряд систем и подсистем. морали как система общественного явления состоит из следующих компонентов:

     – нравственные отношения,

     – нравственные мотивы действия,

     Каждый компонент системы состоит из самостоятельных систем. Их выделение позволяет автору сформулировать ряд важных положений, связанных с определением того, что конкретно изменяется в процессе развития морали. В ходе общего социального развития изменяются все компоненты системы.

     В педагогической литературе эта проблема нашла отражение в трудах О.С. Богдановой, Е.В. Бондаревской, Д.М.Гришина, А.В.Зосимовского, И.С.Марьенко, В.И. Петровой.

     Несмотря не определенные расхождения, можно выделить общую тенденцию, суть которой заключается в том, что процесс нравственного развития личности связан с качественными изменениями нравственного сознания и поведения и выражает процесс постижения, обретения ею существующих в обществе нравственных ценностей.

     Проблема нравственного развития личности получила широкое освещение в зарубежной литературе (Э. Торндайк, Л. Кольберг, М.А. Мау).

     Л. Кольберг рассматривает нравственное развитие как интериоризацию индивидом основных культурных правил социального действия. Критериями, на основании которых можно судить о степени нравственного развития индивида, являются – интеллектуальный, поведенческий и эмоциональный.

     К интеллектуальному – относятся знания соответствующих нравственных норм и предписаний и способность на их основе высказывать свои суждения, к поведенческому – способность противостоять искушению нарушить эти правила, а к эмоциональному – переживания чувства вины при нарушении этих правил.

     Нравственное развитие, по его мнению, представляет собой усвоение определенного социально фиксированного содержания.

     2. Мы считаем, что признаками преемственности в освоении школьниками нравственных ценностей являются следующие:

     – опора на положительный, достигнутый уровень освоения на предыдущем возрастном этапе,

     – перспективность, нацеленность на будущее в развитии личности школьника,

     – связь в процессе развития, т.е. генетическая связь между этапами развития личности, компонентами процесса освоения школьниками нравственных ценностей (целями, содержанием, формами, методами),

     – целенаправленность – процесс преемственности управляется деятельностью педагога,

     – коммуникативность, воздействие школьников друг на друга в процессе преемственности,

     – селективность, избирательность, удержание и развитие лучшего в освоении школьниками нравственных ценностей.

     На наш взгляд в данном процессе можно выделить 2 типа преемственности: по вертикали и горизонтали.

     По вертикали: преемственность основывается на реальном уровне нравственного развития личности, но ориентируется на доступный уровень такого развития.

Б.Е.Ширвиндт, Г.Н.Сырникова считают, что преемственность на этом уровне является способом разрешения противоречия между старым и качественно новым состоянием. Это не простой переход к новому состоянию, а критическая переработка имеющегося в соответствии с особенностями нового этапа.

     По горизонтали – опирается на сформированные показатели компонентов освоения нравственных ценностей в процессе их совершенствования.

     Анализ философско-этической, психолого-педагогической литературы по проблеме освоения школьниками нравственных ценностей позволил выделить особенности преемственности в этом процессе. Выявлено, что они обусловлены единством общего и специфического.

     К общему можно отнести то, что этот процесс организуется исходя из целей и задач нравственного воспитания.

     1) школьники принадлежат к разным возрастным группам,

     2) по мере взросления содержание, формы и методы обновляются, усложняются, появляются новые средства воспитательной деятельности, присущие новому возрастному этапу,

     3) различны перспективы нравственного развития личности,

     4) по мере освоения школьниками нравственных ценностей меняются педагогические пути руководства этим процессом.

     Исходя из общего и специфического, особенности преемственности в освоении школьниками нравственны ценностей, вытекают:

     1) из обновления целей и задач нравственного воспитания в современны условиях,

     2) из системной природы процесса освоения нравственных ценностей, отражающей и предполагающей учет преемственности в его компонентах, а также взаимовлияние, взаимопроникновение, взаимообогащение содержания, форм и методов,

     3) из различных уровней освоения нравственных ценностей, отражающих необходимость их учета в преемственности на уровне личности школьника различных возрастных групп.

     Рассмотрев особенности вышеназванного понятия, пути его осуществления в освоении шкодниками нравственных ценностей и учитывая их сущностную характеристику, мы предприняли попытку описать теоретическую модель обеспечения преемственности в этом процессе.

     При описании модели мы исходим из распространенного в социологии подхода к прогнозированию, согласно которому существует два типа социальных прогнозов: поисковый и нормативный.

     Первый призван описать возможное состояние, исходя из действующих тенденций; второй – связан с постановкой целей, описывает желаемое состояние, пути и средства его достижения(5).

     На наш взгляд, данная модель должна состоять из следующих компонентов: целевого, личностного, содержательного, результативно – оценочного.

     Целевой компонент детерминирован целью нравственного воспитания, характерного для данного общества. Он имеет сквозное значение для других компонентов.

     Личностный – это субъективно-объектная позиция личности школьника.

     Содержательный – определяется содержанием нравственных ценностей и конкретизируется педагогом с учетом возрастных особенностей и уровнем освоения нравственных ценностей.

     Результативно-оценочный – предполагает одновременно контроль за ходом реализации процесса освоения нравственных ценностей со стороны учителя и самоконтроль учащегося, оценку педагога и самими учащимися достигнутых результатов.

     Все компоненты данной модели взаимодействуют между собой и взаимообуславливают друг друга.

     Исходя из вышеизложенного, нами были гипотетически определены основные пути осуществления преемственности в освоении нравственных ценностей.

     Они могут быть следующими: учет возрастных особенностей.

     Б.Е.Ширвиндт считал, что преемственность должна обосновывать и раскрывать вытекающие из возрастных особенностей последовательность и систему этапов, ступеней в воспитательной работе. Исследования Б.Е.Ширвиндта, З.А.Ходоровской, Л.П.

Ивановой показывают, что нельзя ставить знак равенства между проблемой преемственности и проблемой учета возрастных особенностей в учебно-воспитательном процессе.

Учет возрастных особенностей является необходимым предварительным условием для рассмотрения проблемы преемственности.

     Каждый возрастной этап имеет относительную самостоятельность и специфические особенности. Для него характерны свое содержание, формы, методы и задачи по освоению нравственных ценностей.

Также проводится целенаправленная работа, связанная с общей подготовкой к освоению нравственных ценностей на следующей ступени, каждая из которых отличается от предыдущей объемом нравственных знаний, сформированностью нравственных чувств, нравственных убеждений, нравственным поведением.

     Усвоенное на предыдущем возрастном этапе, обобщенно включается в новую систему связей и отношений, составляющих основу для дальнейшего развития нравственного сознания и нравственного поведения.

     2) Преемственность в условиях коллектива.

     Анализ психолого-педагогической литературы (А.А.Бодалев, Т.Е.Конникова, Л.И.Новикова, В.А.Сухомлинский) позволяет сделать вывод о том, что в коллективе эффективно осуществляется преемственность в освоении нравственных ценностей.

     На наш взгляд, основные его механизмы и факторы являются эффективными применительно к преемственности этого процесса. Говоря об этом, мы придерживаемся точки зрения ученых (Л.П.Буева, Л.И.Новикова) о том, что коллектив является инструментом воспитания всех и средством развития каждого.

     3)Индивидуальный подход к учащимся в освоении нравственных ценностей.

     В современной психолого-педагогической литературе (В.М.Галузский, К.М.Гуревич, Н.Н.Верцинская, А.А.Деркач, З.И.Крошихина, И.И.Резвицкий) существует много позиций ученых – педагогов, психологов по определению сущности индивидуального подхода, его содержания и особенностей.

     Для нашего исследования интересна позиция ученых по определению условий его реализации, которые включают в себя:

     – знание и учет наличной ситуации воздействия (А.П.Краковский, В.А.Крутецкий, Л.С.Славина);

     – характер взаимоотношения с окружающими людьми и стиля отношений учителя к ученикам, классному коллективу (Я.Л.Коломинский, Р.Л.Крачевский, Д.И.Фельдштейн);

     – особенности развития детей (Л.И.Божович, Л.В.Занков и др.).

     Исходя из сущностной характеристики индивидуального подхода, основные направления его осуществления в реализации преемственности в освоении школьниками нравственных ценностей, сводятся к следующему:

     – выявление объективных и субъективных причин, породивших отклонение от норм поведения путем изучения особенностей школьников, условий их воспитания;

     – выявление положительных и отрицательных качеств с тем, чтобы опираться на позитивное в процессе самовоспитания;

     – работа с родителями по изменению условий воспитания в семье;

     – вовлечение школьников в разнообразную общественно-полезную деятельность через систему поручений;

     – побуждение к нравственному воспитанию;

     – предъявление определенных требований с оказанием доверия и уважения;

     – системность и последовательность осуществления индивидуального подхода вне зависимости от того, проявляет он негативизм в поведении или нет;

     – опора на положительные интересы и склонности учащегося, уважение к его личности;

     – создание условий для раскрытия и самореализации индивидуальности.

канд. педогогических наук, доцент.

(1)Структура личности и некоторые закономерности формирования ее сознания – Томск, 1979 – с. 57.

(2)Акмамбетов Г.Г. Проблема нравственного развития личности – Алма-Ата, 1971 – с. 82.

(3)Артемьева Т.И. Развитие личности и ее способностей – В кн. Проблемы психологии личности – М., 1982; Полис А.Ф. Единство социального и биологического в гармоническом развитии личности – Рига, 1981.

(4)Соколов В.М. Социология нравственного развития личности – М.: Политиздат, 1986 – с. 11.

(5)Краткий словарь по социологии – М., 1989 – с. 251-252.

Источник: http://www.psi.lib.ru/statyi/sbornik/probprie.htm

3. Покажите преемственность в развитии философии: античная философия

Проблемы античной преемственности

На протяжении всей своей истории, философия – один из источников развития человеческого знания. Рассматривая её исторически, можно обнаружить преемственность в развитии философского знания, его проблематики, общность категориального аппарата и логики исследования.

Одним из наиболее выдающихся представителей зрелой схоластики был монах Доминиканского ордена Фома Аквинский, учений знаменитого средневекового теолога, философа и естествоиспытателя Альберта Великого.

Каак и его учитель, Фома пытался обосновать основные принципы христианской теологии, опираясь на учение Аристотеля. При этом последнее было преобразовано им таким образом, чтобы оно не вступало в противоречие с догматами творения мира из ничего и с учением о богочеловечестве Иисуса Христа. Как и у Августина и Боэция, у Фомы высшее начало есть само бытие.

Под бытием Фома разумеет христианского Бога, сотворившего мир, как о том повествуется в Ветхом Завете. Различая бытие (существование) и сущность, Фома тем не менее не противопоставляет их, а вслед за Аристотелем подчеркивает их общий корень.

Сущности, как субстанции обладают, согласно Фоме, самостоятельным бытием, в отличие от акциденций (свойств, качеств), которые существуют только благодаря субстанциям. Отсюда выводится различение так называемых субстанциальных и акцидентальных форм.

Субстанциальная форма сообщает всякой вещи простое бытие, а потому при ее появлении мы говорим, что нечто возникло, а при ее исчезновении – нечто разрушилось. Акцидентальная же форма – источник определённых качеств, а не бытия вещей. Различая вслед за Аристотелем актуальное и потенциальное состояния, Фома рассматривает бытие как первое из актуальных состояний.

Во всякой вещи, считает Фома, столько бытия, сколько в ней актуальности. Соответственно он выделяет четыре уровня бытийности вещей в зависимости от степени их актуальности, выражающей в том, каким образом форма, т.е. актуальное начало реализуется в вещах.

Учение Фомы (томизм) пользовалось большим влиянием в Средние века, римская церковь официально признала его. Это учение возрождается и в 20 веке под названием неотомизма – одного из наиболее значительных течений католической философии на Западе.

Средневековая философия вобрала в себя две различные традиции: христианское откровение и античную философию. В учении Фомы возобладала последняя.

Философия Фомы Аквинского не сразу получила всеобщее признание среди разнообразных схоластических течений. Лишь с 14 века томизм становится официальной философией католической церкви. Но бурный расцвет человеческой мысли в эпоху Ренессанса задвинул философию томизма в духовные семинарии и в орденские школы.

Эта философия вышла из-за стен монастырей лишь в конце 19 века. Непосредственным толчком к её возрождению явилась изданная в 1897 г.

Папой Львом 13 энциклика “Aeterni Patris”, которая рекомендовала философию Фомы как доктрину, наиболее соответствующую потребностям общественной ситуации и в наилучшей степени выражающей дух католицизма.

Но основными причинами возрождения томизма, безусловно, явились стремительное развитие капитализма, усиление рабочих движений, развитие исторического материализма и появление в лоне самой церкви неортодоксальных течений (например, модернизма).

По указанию Льва 13 были также сделаны переводы трудов Фомы аквинского на современные языки. По инициативе Папа в Риме создаётся академия св. Фомы, в Лувене – Высший философский институт, который стал международным центром неотомизма.

Неотомизм становится теологической формой современного объективного идеализма. Объективно-идеалистической философией признаётся независимый от субъекта внешний мир. Неотомизм претендует на то, что он является «третьим путём» в философии, стоящим выше идеализма и материализма.

С точки зрения неотомизма быть объективно – реальным совсем не значит быть материальным, объективно существовать – значит нечто большее, чем существовать чувственно. Именно реально – нематериальное бытие является, по мнению неотомистов, первичным. Материя же, будучи реальной, но лишённой характера субстанции (т.е.

самостоятельного бытия), охватывается нематериальным бытием.

Философия-мост, который должен, по мысли неотомистов, соединить науки с теологией. Если теология сходит с небес на землю, то философия от земного поднимается к божественному, и, в конце концов, придет к тем же выводам, что и теология.

В завершении хотелось бы отметить, что в настоящее время неотомизм продолжает развиваться, включая в себя отдельные положения экзистенциализма, феноменологии, философской антропологии и других течений современного идеализма.

средневековый философия теология томизм

Источник: https://fil.bobrodobro.ru/8009

Средневековье и античность: преемственностькультур

Проблемы античной преемственности
Грандиозная культурная задача создания европейской цивилизации решалась на почве взаимодействия наследия античного мира, порожденного им христианства и племенных культур варваров. Несомненно, доминирующей культурной силой средневековья было христианство, его смыслы, символы, образы, определенным образом задающие видение мира и определяющие поведение человека данной эпохи, его самосознание.

Изначально голая христианская схема, способная к ассимиляции культурного материала, но резко противопоставленная античности в первые века, начинает по мере становления средневекового общества притягивать к себе античный культурный материал. Осваивая этот материал, средневековое христианство все более превращается в целостный культурный космос.

В этом движении приблизительно каждые сто лет наблюдается маленький “ренессанс” – Каролингский, Оттоновский, Фридриховский и т.д., то есть – целенаправленное движение к построению здания христианской цивилизации происходит посредством качественной перегруппировки элементов античности.

Бережное отношение к природе входило в традиции большинства этносов Земли.

По мере формирования государств многие из таких традиций принимали форму законов.

В античное время зарождается широкий спектр естественных наук. В древнегреческом обществе уже существовало понимание причинно- следственных связей в природе. Греческие ученые Фалес из Милета, Платон – учитель Аристотеля и сам ученик изучали круговорот воды. Однако правильно понял его специфику живший позже их во второй половине I в. н.э. римский инженер Марк Ветрувий Поллио (Шварцев, 1996).

В сочинениях Аристотеля (384 до 322 гг. до н.э.) проводится идея мирового порядка и управления. Все явления природы представлены как подвижная живая деятельность одной всеобщей мировой силы.

И хотя мистицизм такого подхода очевиден, нельзя не восхищаться замечанием Аристотеля о том, что в Космосе нет ничего бессвязного, как бывает в дурной трагедии (Гумбольдт, 1851). Ученик Аристотеля естествоиспытатель и философ Теофраст (372-287 гг. до н.э.

) одну из книг посвятил лесным деревьям. Среди написанных им свыше 200 трудов есть также по минералогии.

В античной Греции и Риме велось описание почв и приемов их использования. Больше других этим занимался в Древнем Риме Марк Порций Катон (234-149 гг. до н.э.). Выделив почвы по окраске и механическому составу, он дал рекомендации по удобрению их и по использованию различных культурных растений.

Накопление геоэкологических знаний в период средневековья шло весьма медленно. Необходимо назвать научные искания Леонардо да Винчи (1452­1519). “Знание истинных законов природы обуздывает инженеров и исследователей, не позволяя им обещать себе и другим вещи невозможные” – отмечал он.

Упомянем о лекциях по горно-металлургическому делу, которые в XVI в. читал в г. Яхимов (Чехия) И. Матезиус (1504-1565). В XVII в. французы П. Перро (1608-1680) и Эдм Мариотт (1620-1684) стали основателями современной гидрогеологии. В книге первого из них “Происхождение источников”, изданной в 1674 г.

, заложены научные основы воднобалансового подхода к изучению системы атмосфера – речной бассейн (Шварцев, 1996). В 1735 г. К. Линней (1707-1778) опубликовал труд “Система природы”, где были заложены основы современной таксономии органического мира.

Однако всплеск познания природной среды и взаимодействия с ней человека приходится на эпоху научно-технической революции.

Монофизитство, монофизиты (единоестественники) — христологическая ересь, основанная константинопольским архимандритом Евтихием или Евтихом, поддержанная александрийским патpиapxoм Диоскором и осужденная церковью на халкидонском (четвертом вселенском) соборе (451 г.). Сущность М.

состоит в утверждении, что Христос, хотя рожден из двух природ или естеств, но не в двух пребывает, так как в акте воплощения неизреченным образом из двух стало одно, и человеческая природа, воспринятая Богом Словом, стала только принадлежностью Его божества, утратила всякую собственную действительность и лишь мысленно может различаться от божественной. М. определилось исторически как противоположная крайность другому,

незадолго перед тем осужденному, воззрению — несторианству, которое стремилось к полнейшему обособлению или разграничению двух самостоятельных природ в Христе, допуская между ними только внешнее или относительное соединение или обитани одного естества в другом, — чем нарушалось личное или ипостасное единство Богочеловека.

Отстаивая истину этого единства против Нестория, главный защитник православия в этом споре, св. Кирилл Александрийский, допустил в своей полемике неосторожное выражение: «единая природа Бога-Слова, воплощенная», что было разъяснено в православном смысле самим Кириллом, но после его смерти (444 г.

) фанатическими его сторонниками перетолковывалось в смысле исключительного единства Божественной природы, несовместимого (по воплощении) с сохранением действительной человечности.

Когда такой взгляд, укоренившийся в Египте, стал проповедоваться и в Константинополе малоученым, но популярным среди монахов и при дворе архимандритом Евтихием, местный патриарший собор осудил это учение как ересь и низложил его упорного поборника (448), о чем патриарх, св. Флавиан, сообщил римскому папе св. Льву Вел.

, а Евтихий, после безуспешной жалобы в Рим, нашел себе опору в императоре Феодосии II (через влиятельного евнуха Хрисафия) и в преемнике Кирилла на александрийском патриаршестве — Диоскоре. Созванный императором в Ефесе собор епископов (так называемый разбойнический, 449) осудил Флавиана и оправдал Евтихия.

Папский легат, диакон Иларий, заявил формальный протест и бежал в Рим, где папа немедленно объявил Диоскора отлученным от церкви, а все сделанное в Ефесе — недействительным. Диоскор, вернувшись в Александрию, анафематствовал; в свою очередь, папу Льва. Смерть имп. Феодосия II (450) дала делу новый оборот.

Императрица Пульхерия и соправитель ее Маркиан выступили решительно против М. и александрийских притязаний. Сторонник Диоскора Анатолий, поставленный им в патриархи на место Флавиана, поспешил изменить своему покровителю и вслед за императором обратился к папе Льву с просьбой о восстановлении церковного порядка. Созванный в Халкидоне вселенский собор осудил М.

, низложил Диоскора, принял догматическое послание папы как выражение православной истины и в согласии с ним составил определени, по которому Христос исповедуется как совершенный Бог и совершенный человек, единосущный Отцу по божеству и единосущный нам по человечеству, пребывающий и по воплощении в двух природах неслиянно и нераздельно, так что различие двух природ не устраняется через их соединение, а сохраняется особенность каждой природы при их совпадении в едином Лице и единой ипостаси. Решения халкидонского собора (451) не были приняты в Египте и Армении, а также отчасти в Сирии и Палестине, и М. до сих пор отстаивает свою догматическую и церковную самостоятельность в этих странах. В настоящее время общее число монофизитов определяют около 5 млн. чел., в том числе яковитов (сирийск.

монофизитов) 600000, армяно-грегориан 2800000, коптов около 300000 и эфиопов (абиссинцев) более 2 млн.

Вернувшийся из Халкидона монофизитский монах Феодосий поднял в Палестине народное восстание в пользу осужденной ереси, Иерусалим был взят и разграблен мятежниками; по восстановлении порядка императорскими войсками Феодосий бежал на Синай, откуда продолжал действовать в пользу М.

В Александрии также произошел мятеж, причем отряд воинов был заперт и сожжен восставшей чернью в бывшем храме Сераписа. Поставленный на место Диоскора православный патриарх Протерий был изгнан народом. Восстановленный военной силой, он был через несколько лет, среди нового мятежа, убит в церкви (457 г.) и на его место поставлен народом глава противохалкидонской партии Тимофей Элур (Кот).

Под впечатлением этих событий имп. Лев I сделал запрос всем епископам и главным архимандритам империи: следует ли стоять на решениях халкидонского собора и не возможно ли соглашение с монофизитами (460 г.). Огромное большинство (около 1600) высказалось за православный догмат; Тимофей Элур был низложен и замещен умеренным и миролюбивым Тимофеем Салофакиалом.

Между тем монофизиты стали усиливаться в Сирии, где их глава Петр Суконщик, завладел патриаршим престолом, выставил как девиз истинной веры выражение «Бог был распят» и прибавил к трисвятому гимну (Святый Боже, Святый Крепкий, Святый бессмертный) слова: «распятый за нас». Сторонником М. оказался имп.

Василиск (474 — 76), заставивший 500 епископов подписать окружное послание, в котором отвергался халкидонскй собор. Василиск был низложен Зеноном, который хотел восстановить церковный мир посредством компромисса между православием и М. С этой целью был им издан в 482 г. объединительный указ — генотикон. Следствием этой затеи был 35- летний разрыв церковного общения с.

Западом и усилившиеся смуты на Востоке.

В Египте, после смерти обоих Тимофеев, несколько раз вытеснявших друг друга с патриаршего престола, такие же отношения установились между умеренным монофизитом Петром Монгом и православным Иоанном Талайя, и сверх того явилась партия крайних монофизитов, отказавшихся принять генотикон Зенона и отделившихся от своего иерархического главы, Петра Монга, вследствие чего они назывались акефалами (безглавыми). В Сирии после смерти Петра Суконщика (488 г.) вождем М. выступили иерапольский епископ Филоксен или Ксенайя, который терроризировал население преданными ему шайками фанатических монахов (между прочим, православный антюхийский патриарх был замучен до смерти в своем кафедральном храме), а затем Север, патриарх антиохийский (с 513 г.), самый значительный ум среди М. вообще. Между тем в самом Константинополе происходили постоянные смуты вследствие того, что императорский генотикон не удовлетворял ни православных, ни монофизитов; при имп. Анастасии дело дошло до открытого восстания

народа в защиту патриарха Македония, которого император принуждал к соглашению с ересью. В виду всего этого византийское правительство решило переменить политику и возвратиться к признанию халкидонского догмата и к примирению с его главным поборником. Переговоры с папой Ормиздой, начатые при имп. Анастасии, успешно закончилось при его преемнике Юстине I в 519 г.

Давнишнее требование Рима исключить из поминальника константинопольской церкви имя патриарха Акакия, впервые утвердившего генотикон, было наконец исполнено, непреложный авторитет халкидонского собора торжественно восстановлен и монофизитские иерархи на Востоке с Севером во главе объявлены низложенными. Они нашли убежище в Египте, где М. скоро распалось на две главные секты.

Севериане (иначе феодосиане), более умеренные, настаивая на единой природе Христа, допускали в ней различие свойств божеских и человеческих и признавали, что плоть Христова до воскресения была, подобно нашей, тленной; противники называли их поэтому тленнопоклонниками. Юлианисты (иначе гайяниты), последователи галикарнасского епископа Юлиана (также бежавшего в Египет в 619 г.

), утверждали, что тело Христова нетленно с самого воплощения и что несогласные с этим явлением Его земной жизни были только видимостью; поэтому противники называли их нетленнопризрачниками или фантазиастами.

Эта секта распадалась, далее, на ктиститовь, утверждавших, что тело Христово хотя и нетленно, однако создано, и актиститов, с большей последовательностью заключавших, что оно, будучи нетленно, должно быть признано и несозданным.

Из дальнейших монофизитских партий тобиты (от Стефана Ниобея) учили, что природа Христа, как безусловно единая, не имеет в себе никаких свойств или качеств, в которых выражалось бы различие божества от человечества, а тетрафеиты (четверобожники), последователи патриарха александрийского Дамиана (конец VI в.), утверждали, в связи с христологическим вопросом, что общая лицам Пресв.

Троицы единая божественная сущность имеет самостоятельную действительность. В VII в. монофизитская идея дает новую отрасль в монофелитстве. О дальнейшей внешней истории М. Яковиты, Армянская церковь, Копты, Эфиопская церковь, Главный источник для первоначальной истории М. — акты соборов (изд. Mansi, тт. VII — IX). Кроме общих руководств по истории догматов (отдел о М.

в классическом соч. Harnack'a испорчен крайне враждебным отношением к халкидонскому догмату), cp. Gieseler, «mmentatio qua Monophys. opin. illustrantur» (II partt., Геттинген, 1835); А. Лебедев, «Из истории Вселенских соборов»; прот. А. М. Иванцов-Платонов «Религиозные движения на Востоке в IV и V вв.»; Amedee Thierry, «Nestorius et Eutyches» (русский перев. Л. И. Поливанова).

Источник: https://finances.social/vsemirnaya-istoriya_871/srednevekove-antichnost-preemstvennostkultur-74429.html

Вопрос 1:Проблема культурной преемственности в рамках античных цивилизаций

Проблемы античной преемственности

Всередине III в. до н. э.

, когда у греков ихклассическая литература была позади,а эллинистическая уже успела достигнутьнаивысшего расцвета, в западной частиСредиземноморья, в Италии, начинаетразвиваться вторая литература античногообщества — римская. Рим, центральнаяобщина племени латинов, возглавившаяобъединение Италии, создает своюлитературу, параллельную греческой, исоздает ее на своем, латинском языке.

Римскоерабовладельческое общество проходилов основных чертах через те же этапыразвития, что и греческое.

Возникновениеклассового общества в результатеразложения родового строя и развитиярабства, способ производства, основанныйна эксплуатации рабского труда, полисс типичными для него классовымипротиворечиями и республиканскимгосударственным устройством, в дальнейшемконцентрация рабства, разорение мелкихсвободных собственников, распад полисаи переход к военной диктатуре, — весьэтот путь античного общества столь жехарактерен для Рима, как и для Греции.Но при всей тожественности общего типаэкономического и социального развития,рост и упадок римского рабовладельческогообщества протекали в несколько болеепозднее время и иным темпом, в другойисторической и географической среде,в отличной международной обстановке,и история Рима представляет рядспецифических особенностей. РастущийРим покоряет гибнущую Грецию иэллинистические страны, и в Риме весьпроцесс повторяется на высшей ступени.

Такимобразом, в Риме повторяется путь,пройденный греческим обществом, ноповторяется в измененной и усложненнойформе. Этот «вторичный» характер развитияРима оставил неизгладимый отпечатокна всей его культуре. Развиваясь позжеГреции, Рим очень часто находил у грековготовые ответы на свои идеологическиезапросы.

Мировоззрение и идеологическиеформы, вырабатывавшиеся в Греции наразных этапах ее исторического пути,оказывались пригодными для второгоантичного общества, римского, всоответствующие моменты его развития.«Заимствование» у греков играло поэтомуочень значительную роль в самых различныхобластях римской культуры, в религии ив философии, в искусстве и в литературе.

Однако, «заимствуя» у греков, римлянеприспособляли заимствуемое к своимпотребностям и развивали его соответственноспецифическим особенностям своейистории.

Стилевые формы римской литературыпредставляют собой повторение, но вместес тем и видоизменение греческих стилевыхформ, и римская литература в целомявляется вторым вариантом античнойлитературы, как особой ступенивсемирноисторического литературногопроцесса.

Историческоезначение этого варианта, место римскойлитературы в истории литератур Европы,определяется исторической ролью Римав культурном развитии европейскогоЗапада. Римская литература служилапередаточным звеном между литературамигреческой и западноевропейской.

Формирующая роль античности длязападноевропейской литературыосновывалась вплоть до XVIII в. на воздействииримского, а не греческого варианта. И вэпоху Возрождения и в XVII — XVIII вв.греческая литература воспринималасьв Европе сквозь призму Рима.

Античнаяструя в трагедии европейского «классицизма»исходила в гораздо большей мере отримского драматурга Сенеки, чем отЭсхила, Софокла и Эврипида; европейский;эпос этого времени был ориентирован на«Энеиду» Вергилия, а не на гомеровскиепоэмы. Последующая перемена ориентировкина греческую литературу привела к тому,что в XIX в.

римскую литературу сталинедооценивать, рассматривать как чистоподражательную. Значение ее сталисводить к одной лишь «посреднической»роли, обусловленной будто бы только темобстоятельством, что латинский языкбыл более распространен в ЗападнойЕвропе, чем греческий. Эта точка зрениясовершенно неправильна.

Действительно,в первую половину Средних веков и вовремена раннего итальянского Возрождениягреческий язык был в Западной Европепочти неизвестен, между тем как латинскийзнали повсеместно. Но период наибольшеговоздействия античной литературы наевропейскую наступает с XV — XVI вв., когдагреческий язык в Европе уже знали. Иесли.

Европа обращается теперь к античнойлитературе в ее римском варианте, топроисходит это не в силу незнакомствас греческим языком, а потому, что римскийвариант более соответствовалхудожественному вкусу этого времени иего литературным потребностям.

Несмотряна однотипность обеих литератур, каклитератур, отвечающих одному и тому жеэтапу в развитии человеческого общества,несмотря на далеко идущую зависимостьболее молодой римской литературы отранее развившейся греческой, римскаялитература не является простым сколком,копией с греческого оригинала и имеетсвои специфические особенности.

Перенимаястилевые формы греческой литературы,греческие литературные жанры, Римустраняет очень многие пережиточныемоменты, сохранявшиеся у греков. Так, вгреческой драме, в трагедия и комедии,было обязательным участие хора.

Связанныйс празднествами Диониса, на которыхпроисходили театральные представления,хор этот пережиточно продолжаетфункционировать и тогда, когда драма всущности уже перестала в нем нуждаться.

В римской драме эта обязательностьотпала; такие местные особенности,вытекающие из специфических условийвозникновения жанра, в римской литературеуже теряются.

Сдругой стороны, римская литература вее лучших проявлениях нередко представляетсобой синтез всего того, что давалагреческая литература разных периодов.

Эпос Вергилия и лирика Горацияориентированы, например, на греческуюлитературу классического периода, ноиспользуют вместе с тем и достиженияэллинистической литературы, всенакопленное мастерство веков. Старыегреческие жанры получают у римлянобновленную форму.

В Риме происходит,таким образом, расширенное воспроизводстволитературных форм Греции, освобожденныхот местных особенностей.

Характерныечерты общества и культуры: Греческая:агонистичность (состязательность);коллективизм; антропоцентризм – выдвижениечеловека на первый план; завершенностьвсех жанров культуры; открытость культурыдля других стран и культур.

Римская:патриотизм; чувство долга; более слабое,чем в Греции, развитие культуры речи иораторского искусства. Религия: идеявсемогущества божества; отсутствиеединой религии; связь богов с конкретнымиполисами; тотемизм, представление овсеобщей одушевлённости природы; героикак посредники между миром богов и миромлюдей.

Рим: обожествление непонятныхявлений природы и общественной жизни;анимизм (вера в духов, обитающих во всехматериальных предметах); позднеепоявление антропоморфного взгляда набогов; родовые и семейные культы, сильноевлияние греческой религии; сходствобогов с греческими; свободный прием впантеон иноземных богов; важное значениежертвоприношений; практичность религии.Искусство: развитие искусства в рамкахрабовладельческого общества, Греция:видение реальности в её единстве, сквозьпризму мифов; главная тема искусства -человеческий облик. Рим: продолжениетрадиций греческого искусства,преобладание символики и аллегории,анализ явлений, расчленение целого начасти и их детальное изображение, болеечеткое, чем у греков, восприятие иописание явлений, утрата ощущенияценности мироздания.

Римлянеостро осознавали утрату способацелостного и художественного восприятиямира, пытаясь любыми средствами доказатьсвое родство с греческим миром. Этонередко заставляло их создаватьграндиозные по масштабам сооружения,чтобы, таким образом, восполнитьограниченность своих возможностей всфере пластики трехмерного образа.

Древнеримскаямодель мира принципиально отличаласьот греческой. В ней не было событияличности, органически вписанного всобытия полиса и космоса как у греков.Событийная модель римлянина упростиласьдо двух событий: событие индивидавписывалось в событие государства, илиРимской империи.

Именно поэтому римлянеобратили свое внимание на индивида.

Импринадлежат непревзойденные скульптурныепортреты с феноменально точной передачейуникальных особенностей лица, характера,привычек, а также рельефы, достовернофиксировавшие исторические событияжизни империи – так называемые«исторические» рельефы и портреты.

Римскийхудожник, в отличие от греческого,видевший действительность черезгармоничную трехсобытийную модель мирав ее пластическом единстве, стремилсяк анализу, расчленению целого на части,подробному и достоверному изображениюявления в полном соответствии ссобственной двухсобытийной модельюмира. В его описании всегда как быприсутствуют два взгляда на явление.Первый – с позиции индивида. Второй – спозиции империи.

Первыесобственно литературные произведениябыли произведениями подражательными.

Да и трудно было первым римским поэтами писателям создать оригинальныепроизведения на латинском языке, наскромном фундаменте маловыразительнойнародной римской поэзии, когда рядомсуществовала богатейшая греческаялитература, прекрасный эпос Гомера,разработанная эллинская мифология. Неудивительно, что первыми римскимиписателями были греки, а первыепроизведения на латыни были переводамис греческого.

Драмаи поэзия были главными, но не единственнымивидами латинской литературы. Параллельноразвивалась и проза. Долгое время, вплотьдо II в. до н. э.

, сочинения в прозе былинемногочисленными и представляли собой,главным образом, краткие записиисторических событий и норм права. Каки ранняя поэзия, ранняя римская прозабыла подражательной.

Первые литературныепроизведения и писались по-гречески,хотя и них излагалась римская история.

Такимобразом, можно сделать вывод, чтодревнеримская и древнегреческаяцивилизации очень сходны друг с другом.В некоторых случаях их культуры дажеможно рассматривать как одну общуюгреко-римскую культуру.

Развиваясь подвлиянием ранней цивилизации, культураантичности внесла огромный вклад вразвитие мировой культуры. Дошедшие донас памятники архитектуры и скульптуры,шедевры живописи и поэзии, являютсясвидетельством высокого уровня развитиякультуры.

Они имеют значение не толькокак произведения искусства, но исоциально-нравственное значение.

Источник: https://studfile.net/preview/4584314/

Проблема исторической преемственности античности и Ренессанса

Проблемы античной преемственности

Страница 1

Проблема исторической преемственности античности и Ренессанса – одна из актуальных, имеющих принципиальное значение для понимания особенностей культуры Возрождения проблем. Роль античного наследия в формировании европейского Возрождения по-разному оценивается в исследованиях.

Впервые во главу проблемы всей эпохи Возрождения вопрос о влиянии античности поставил Я. Буркгардт в своей работе «Культура итальянского Возрождения». Обращение к античности – важнейшая черта в искусстве Возрождения.

Ведь сам термин подразумевает «Возрождение античности». В эпоху кватроченто уже прочно установилось мнение, что античность – это великое прошлое («sacrosanta vetustas» – ит.

«священная старина»), которое кончилось, и на смену ему пришли Средние века.

Только люди эпохи Возрождения увидели в античности свое великое прошлое. Их привлекал светский и, главное, антропоцентрический характер античного искусства, в греческой и римской скульптуре они увидели воплощение столь милых их сердцам реалистических тенденций.

Характерно, что в эпоху Возрождения не делали особого различия между искусством греческой и римской античности.

Люди этого времени, по сути дела, не знали подлинных произведений древнегреческого искусства, но для них в каждой античной статуе, в каждом древнем здании была заложена частица эллинской культуры.

Необходимо помнить, что не античность привела художников к реализму, а реалистические стремления натолкнули их на изучение античности и на подражание ей.

На практике живописцы только во второй половине XV века приобщились к классическому стилю (Мантеньи на севере, Боттичелли во Флоренции), если под словом «классический» понимать не только обращение к античному кругу тем, но и органичное восприятие античных художественных форм.

В Италии, на родине античности, вновь возрождается античный идеал прекрасного, гармоничного человека. Человек вновь становится главной темой искусства.

Это не означает, конечно, что Возрождение повторяет античный период в искусстве.

За культурой Возрождения стоит тысячелетие средневековья, христианской религии, нового мировоззрения, породившего новые эстетические идеалы, обогатившего искусство и новыми сюжетами, и новой стилистикой.

Необходимо помнить, что вопреки широко распространенному мнению, не античность привела художников к реализму, а реалистические стремления натолкнули их на изучение античности и на подражание ей.

Первым проявлением социально-экономического переворота в области искусства был Проторенессанс. Сначала архитектура, а потом и скульптура включаются в проторенессансное движение. Однако «классицизм» Проторенессанса – это, по сути дела, бездумное использование псевдоантичных образцов без проникновения в гуманистический и реалистический смысл греко-римского искусства.

В отличие от скульптуры, живопись Проторенессанса не следует античным или псевдоантичным образцам.

Искусство самого Возрождения далеко не однородно. Вначале ведущими его видами становится архитектура и скульптура, а к исходу XV века на первый план выходит живопись, чтобы уже до конца эпохи сохранить господство среди искусств (единственным исключением является творчество Микеланджело).

В формировании светской культуры кватроченто огромную роль сыграла античность. XV век демонстрирует прямые связи с античностью культуры Возрождения. Во Флоренции основывается Платоновская академия, библиотека Лауренциана содержит богатейшее собрание античных рукописей.

Появляются первые художественные музеи, наполненные статуями, обломками античной архитектуры, мраморами, монетами, керамикой. Восстанавливается античный Рим.

Перед изумленной Европой предстает красота страдающего Лаокоона, прекрасных Аполлона Бельведерского и Венеры Медицейской.

Античность воспринималась, прежде всего, со стороны содержательной – как сумма знаний, как политический образец и этический идеал. Античное искусство стало восприниматься как образец совершенства.

Античные памятники учили позднеготического мастера художественному осмыслению пластики человеческого тела, красоты его форм, выразительных возможностей поз и жестов.

При этом художник поздней готики рассматривает античное произведение сквозь призму своих художественных и эстетических представлений.

Рекомендуем также:

Байкеры
Отечественная субкультура байкеров, как и хиппи, пережила по крайней мере два подъема: один в конце 70 – начале 80 гг., другой – уже в 90 гг. Движение байкеров в России много заимствовало у американцев. Российские байкеры отсчитывают сво …

Панки
Немыслимое «рванье» и прочие атрибуты «стиля бунтарей» создала одна английская провинциалка, которой очень не хотелось прожить жизнь напрасно. Сегодня она суперзнаменита – Вивьен Вествуд, «королева панка», одна из самых талантливых модель …

Функции витража в архитектурном ансамбле
Жизнь классического витража возможна лишь в архитектурном пространстве. Являясь порождением живописи и архитектуры, витраж жёстко подчиняется их законам. Для каждой эпохи типичны свои приёмы художественного освоения конструкции. Зодчество …

Источник: http://www.culturemass.ru/lemas-787-1.html

Book for ucheba
Добавить комментарий