Сатира в текстах раешников и зазывал

раёшный стих, раёк – это… Что такое раёшный стих, раёк?

Сатира в текстах раешников и зазывал
РАЁШНЫЙ СТИХ, РАЁК — древнейшая форма русского народного дисметрического стиха (верлибр) со смежными рифмами, определяемого интонационно-фразовым и паузным членением. Короче говоря, это рифмованный фразовик. Тематика и жанры Р. с. самые разнообразные: от злободневной сатиры до веселого балагурства.

Большинство народных театральных пьес и тексты представлений для народного кукольного театра (вертеп, петрушка, балаган) составлялись в форме райка, необычайно подвижной по своей структуре и наиболее подходящей для импровизационных выступлений на сцене.

Пример Р. с. (из книги «Народно-поэтическая сатира», Л.

, 1960):

А вот, господа, разыгрывается лотерея.

Воловий хвост да два филея!..

Еще разыгрываются часы о двенадцати камнях

Да на трех кирпичах.

Из неметчины привезены на дровнях!

Еще разыгрывается чайник без крышки, без дна —

Только ручка одна!..

Настоящий китайский фарфор!

Был выкинут на двор,

А я подобрал, да так разумею,

Что можно и фарфор разыграть в лотерею!

Ну, ребята, налетайте —

Мои билеты раскупайте!..

Вам билеты на цигарки сгодятся,

А у меня в мошне рубли зашевелятся!..

В русской литературе Р. с. долгое время был в пренебрежении, несмотря на то, что виднейшие русские поэты обращались к этой емкой народной форме стиха, например, А. Пушкин в «Сказке о попе и о работнике его Балде», выдержанной в духе народного райка:

Жил-был поп,

Толоконный лоб,

Пошел поп по базару

Посмотреть кой-какого товару.

Навстречу ему Балда

Идет, сам не зная куда.

«Что, батька, так рано поднялся,

Чего ты взыскался?..»

Н. Некрасов использовал в стихотворении «Дядюшка Яков» форму укороченного, прибауточного Р.:

У дядюшки Якова

Хватит про всякого.

Новы коврижки —

Гляди-ко: книжки!

Мальчик-сударик,

Купи букварик,

Отцы почтенны!

Книжки неценны;

По гривне штука —

Деткам наука!..

Совсем по иному звучит стих А. Блока, применившего форму райка в поэме «Двенадцать»; здесь Блок употребил перекрестные и даже охватные рифмы, вместо традиционных для Р. с. смежных рифм:

Черный вечер,

Белый снег…

Ветер, ветер,

На ногах не стоит человек.

Ветер, ветер —

На всем божьем свете.

Белый снежок,

Под снежком ледок.

Скользко, тяжко —

Всякий ходок

Скользит — ах, бедняжка!..

От здания к зданию

Протянут канат.

На канате плакат;

«Вся власть учредительному собранию!»

Широко пользовался Р. с. Демьян Бедный в своих агитационно-политических и сатирических произведениях. Вот начало его стихотворной «Повести о том, как четырнадцатая дивизия в рай шла»:

Поужинавши с попадьей обильно,

Глядел поп на попадью умильно:

«Кончала б уж ты, мать, свое чаепитие,

Потому как я чувствую в себе наитие».

И так-то поп в мыслях своих распалился,

Ан, тут мужик к нему в горницу ввалился

И, не отдышавшись, забубнил у дверей:

«Иди ко мне, батя, скорей.

Прибилась ко мне утресь старушка,

Убогая побирушка,

Попросилась с устатку — прилечь,

Пособил я ей взобраться на печь.

Бесперечь весь день на печи она кашлем дявилася,

А нынче у нее икотка появилася,

Губами шевелит, что-то сказать старается,

Видать по всему — помирать собирается!»

Раешным стихом писали В. Хлебников («Ночь перед Советами») и В. Маяковский, который утверждал дисметрические формы стиха, во многом идущие из глубин народного творчества. Его агитационные стихи и лозунги периода гражданской войны — это продолжение и совершенствование традиций народного Р. с.

В годы Великой Отечественной войны С. Кирсанов создал фронтовой раёк «Заветное слово Фомы Смыслова — русского бывалого солдата», которое выпускалось массовыми листовками для Красной Армии и передавалось по радио. Вот небольшой отрывок (смежная и перекрестная рифмовка):

«Должен я, вам, бойцы, доложить собственный опыт. Чтоб скорее врага сокрушить, доберись до немецких окопов. Доберись и иди в рукопашную, схватку бесстрашную! Тут тебе нечего бомбы бояться — ежели мы ворвались к ним, не будет немецкая авиация бить по окопам своим.

Пушкам немецким бить не приходится — немцы тут же в окопе находятся. Мы в рукопашной немцу страшнее, — всаживай штык в поганую шею, занимай, очищай траншею. Куй железо, пока горячо, атакуй еще и еще. И все назовут тебя храбрецом. Дружит победа с умелым бойцом!..

»

Заслуживают внимания опыты лирического райка в советской поэзии:

Я чудачу,

Я куд-кудачу!

Яйца несу

В человечьем лесу.

Ряженый,

Рифмами слаженный,

Грубый,

Неглаженый!

Для ярмарок создан,

Для свадеб задуман,

Для судеб замыслен,

Как скобка, захватан,

Как сковородка, замаслен…

(В. Боков)

Елка, елка —

сердце заёкало!

Хваленые, смолёные,

елки — возами,

Весело на базаре!

Вокруг холостых

ходят сваты,

сладили сделку,

сватают девку!

Притихли елки,

Как на помолвке…

Одна выпрямилась,

тоненькая:

— Возьми меня, тетенька!

(Э. Котляр)

Одна из самых популярных форм народной поэзии, которую ввел в большую литературу А. Пушкин, — раёк, через столетие нашел свое место в советской поэзии. Можно думать, что возрожденному Р. с. предстоит большое будущее.

Поэтический словарь. — М.: Советская Энциклопедия. Квятковский А. П., науч. ред. И. Роднянская. 1966.

Источник: https://poetique.academic.ru/451/%D1%80%D0%B0%D1%91%D1%88%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%2C_%D1%80%D0%B0%D1%91%D0%BA

Сатирическая литература

Сатира в текстах раешников и зазывал

Здравствуйте, уважаемые читатели litfest.ru. Современные писатели-сатирики часто выступают перед зрителями на экранах телевизоров – это сатира, в том числе. Сатирические произведения остаются в памяти надолго.

Но кто бы мог подумать, что философские очерки М. Задорнова или едкие юморески М. Жванецкого – отростки могучего древа, уходящего корнями в архаическую античность?

Сатиру считают одной из древнейших форм искусства. Каково значение и происхождение термина, что такое сатира в литературе – попробуем разобраться вместе.

Определение сатиры – что это

Сатира (от гр. sati­ra — пестрая смесь, всякая всячина) — это один из видов комического, беспощадно высмеивающий человеческие пороки и явления общественной жизни.

Сатира в литературе – это изображение, которое, как правило, опирается на гротеск или гиперболу, намеренно искажая, преувеличивая черты описываемого. Но, осмеивая и отрицая тот или иной недостаток, автор всегда дает понять, каков эстетический идеал.

Например, сатирически изображая чиновничество в комедии «Ревизор» и в поэме «Мертвые души», Н. Гоголь стремился внушить зрителю и читателю, что взяточники, казнокрады и лихоимцы не должны вершить власть в России, что ее народ достоин лучшей судьбы.

Поэтому и требует всех мздоимцев к себе настоящий ревизор, а они стоят, как громом пораженные. По замыслу писателя, Чичиков, постранствовав по стране и потерпев фиаско во всех своих аферах, во втором томе поэмы должен был стать честным «предпринимателем», приносящим пользу государству.

Как композиционный принцип или прием в изображении жизни сатиру можно встретить в сказках М. Салтыкова-Щедрина, близких по форме к басне, где в качестве действующих лиц выступают представители фауны: «Орел-меценат», «Карась идеалист», «Премудрый пескарь» и др.

В литературоведении не существует единой точки зрения в вопросе жанрового определения сатиры, а примеры сатирических произведений есть и в эпических, и в драматических, и в лирических текстах.

В узком смысле слова сатирой называют обличительные стихотворения. Такая лирическая форма была популярна в античности (например, сатиры римских поэтов Горация и Ювенала) и в эпоху классицизма. Как сатиру рассматривают и некрасовское «Рыцарь на час».

История зарождения сатиры

Литературоведы говорят, что природа сатиры исследована недостаточно. В школе принято рассуждать о том, кого высмеивает и кого защищает автор, как это связано с общественно-политической ситуацией и как отреагировало на сатирический выпад писателя правительство.

Без этого не проходит, к примеру, изучение комедии «Ревизор» и поэмы «Мёртвые души» Гоголя. Между тем, история сатиры очень интересна.

Само слово происходит от латинского «sati­ra» и связано с понятием «сатурналии».

Так назывались ритуальные уличные празднества, которые были связаны со сменой времён года. На сатурналиях осмеянию подвергался уходящий год и его события.

Его уход (смерть) воспринимался как что-то комическое, а потому не вызывал грусти, которая обычно сопровождает прощание. Зато наступление нового времени воспринималось спокойно.

Этот ритуал переживания смерти и возрождения был знаком ещё язычникам. На нём основывалось восприятие природных и жизненных циклов, аграрный культ с мифом о Деметре и Персефоне. Такие таинства назывались мистериями и имели множество разновидностей.

Сатира унаследовала от древних празднеств стремление к очищению через смех, позор. Она освобождает человека от порока, изображённого в самых ярких красках.

Представьте, что жители маленького греческого полиса побывали на представлении, герой которого, себялюбивый скряга, опозорился на сцене. Каждое словечко скряги на следующий день стало пословицей, а его поведение, типичное для каждого скупца, становится объектом насмешки.

Теперь, осознавая комичность своего положения, любитель наживы каждый раз вспоминает увиденное и остерегается разоблачения.

Получается, что сатира – это это мощное оружие, необходимое для того, чтобы люди стремились к совершенству.

Жанры сатиры

Как мы выяснили, сатира может проникать в любой литературный жанр, украшая собой и классическую трагедию, и страницы реалистического романа.

Однако есть ряд разновидностей словесного творчества, которые невозможно представить без сатирической начинки.

Наиболее известные жанры сатиры:

  1. собственно сатира;
  2. сатирический роман;
  3. басня;
  4. эпиграмма;
  5. памфлет;
  6. пасквиль.

Изначально жанр сатиры принадлежал лирической поэзии, позже появились его эпические образцы:

  1. В сатирических произведениях Ювенала, Горация, Марциала, Вергилия критикуются не только людские нравы, но и конкретные политики, распутство и безрассудство тиранов.
  2. В произведениях Н. Буало сохраняются черты личной сатиры, адресованной конкретным лицам. Также критикуется суетная жизнь в столице, поклонение ложным ценностям: богатству, славе, внешней красоте.
  3. В сатирических произведениях Кантемира, положивших начало русской истории жанра, высмеиваются щеголи, невежды и подражатели, порочащие свои семьи и весь народ.

Сатирический роман возник в эпоху распада Римской империи. Его классический образец – «Сатирикон» Петрония. Можно назвать сатирическим великий роман Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», а также книгу С. Бранта «Корабль дураков».

В России жанр представлен романом М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы».

Басни также известны человеку с античности. Самые знаменитые баснописцы (Эзоп, Лафонтен, Мольер, Крылов), безусловно, были сатириками.

Эпиграмма – это малый сатирический жанр, который высмеивает отдельные черты характера или неблаговидные поступки. В русской лирике эпиграмму можно обнаружить в творчестве Жуковского, Пушкина, Языкова, Лермонтова, Баратынского, Батюшкова.

В жанре памфлета работали, прежде всего, публицисты. Он прочно обосновался в журнальной литературе и стал любимой формой самовыражения в эпоху Просвещения.

А вот пасквиль – не тот жанр, упражняться в котором стоит каждому. Так называется письменная клевета, созданная автором с неблаговидными намерениями. Обычно с помощью пасквилей сводят личные счёты с кем-либо, поэтому сим презренным именем называют сочинение дурного вкуса, созданное без разбора средств в сугубо личных целях.

Признаки сатирических произведений

В России сатиру принято противопоставлять юмору. Есть и другая традиция: юмористическое делят на сатирическое, ироническое и прочие разновидности смешного. Так или иначе, противопоставляя, мы лучше видим отличия.

Чтобы понять, что перед нами сатира, а не просто весёлый рассказ или забавное стихотворение, посмотрим, есть ли в произведении данные признаки:

  1. недостатки не просто называются, но и высмеиваются (иногда с помощью гиперболы (преувеличения) или литоты (преуменьшения);
  2. насмешку нельзя назвать безобидной: по характеру она острая, злая, порой язвительная;
  3. цель сатиры: уничтожить, искоренить прежнее и спровоцировать появление нового;
  4. задачи сатирика глобальны: он борется с «сорняками» как в одном человеческом сердце, так и на ниве всего человечества;
  5. нельзя представить сатиру вне жизни общества;
  6. сатира не знает оттенков и компромиссов, используя самые беспощадные средства осмеяния.

Если говорить о средствах художественной выразительности, которые помогают сатирикам заострить оружие борьбы, то это гротеск, гипербола, литота, метонимия, синекдоха и другие способы создания контрастности.

Чаще всего сатира используется для изобличения действующей власти, затрагивает какие-либо социальные проблемы или политические силы. Например, в эпоху Просвещения в Англии сатирические произведения позволяли высмеять борьбу политических партий тори и вигов.

В XX веке в Европе этот жанр был направлен на шаржированное изображение Первой мировой войны, фашизма, Адольфа Гитлера. В первые годы существования Советского Союза – это сатира высмеивала буржуазию и диктаторский образ правления, а с наступлением периода «оттепели» стала изобличать недостатки правления Хрущева, Брежнева.

Чем отличается сатира от юмора

Сатира и юмор тесно связаны между собой, но имеют некоторые различия. Разница заключается, прежде всего, в степени оценивания этих комических жанров и реакции на них широкой публики.

Юмор – это демонстрация насмешливо-добродушного отношения ко всевозможным нелепостям. Он не имеет цели осудить пороки, но позволяет вызвать улыбку, принести удовольствие людям. Сатира же, напротив, высмеивает недостатки человека и общества. Ее можно назвать злым юмором, который не просто используется для достижения смехового эффекта, а несет в себе мораль и философию.

Примеры сатиры в литературе

Обычно сатира охватывает всё литературное произведение и лишь иногда отдельные его отрывки и сцены. Ярким образцом этого жанра вступает роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», где Сервантес высмеивает отрешенного от жизни романтика, перепутавшего мечту с реальностью.

Произведение «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена направлено на изобличение убеждений жителей довоенных регионов южной части Северной Америки, противоречивших моральным ценностям самого писателя.

К числу первых сатирических произведений, направленных против политики, относится повесть «Скотный двор» Дж. Оруэлла, где автор описывает разговаривающих животных, задумавших управлять миром.

Ярослав Гашек посмеялся над событиями Первой мировой войны в «Похождениях бравого солдата Швейка», продемонстрировав читателям недостатки немецкого милитаризма.

Если говорить об отдельных сатирических отрывках в произведениях, то хорошим примером выступают сцены во дворе гетмана во втором действии пьесы Булгакова «Дни Турбиных», где автор через героев показал свое отношение к правлению Скоропадского.

Краткое резюме

Сатира жила и будет жить вечно, пока писателей тревожат несовершенства нашего мира. В ней отразилась тоска по идеалу и понимание, что до конца исправить человеческую природу вряд ли возможно.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах litfest.ru

Источник: https://litfest.ru/teoria/satira.html

Общие размышления о сатире -по поводу одного частного случая

Сатира в текстах раешников и зазывал
В сатирическом сочинении Евгения Федорова «Шадринский гусь — или повесть о шадринском писаришке Епишке» нет той единой яростной или, наоборот, пленительной идеи, которая необходима для сатирического и всякого другого художественного произведения.

Сюжет сатиры, как сообщает автор, основан на «историческом анекдоте» — «как гусь шадринский, благодаря курьезному стечению обстоятельств, стал предметом экспорта в Англию». «Ряд положений сатиры условен, персонажи носят черты собирательные, наиболее типические». Хорошо, но мы это проверим.

Забавность, смехотворность, потеха сами по себе не могут являться смыслом сатирического произведения: нужна еще исторически истинная мысль и, скажем прямо, просвечивание идеала или намерения сатирика сквозь кажущуюся суету анекдотических пустяков.

Салтыков-Щедрин отлично понимал это обстоятельство. В «Осьмом письме» к тетеньке он писал: «Ах, ведь и мрачное хлевное хрюканье потеха; и трубное пустозвонство ошалевшего от торжества дармоеда — тоже потеха… Все это явления случайные, призрачные, преходящие, которые несомненно не оставят ни в истории, ни в жизни народа ни малейшего следа».

Сколь ни туманен был хаос общественной жизни во времена Салтыкова, но и он предвидел, что этот хаос должен в конце концов образовать звезду будущего, и Салтыков яростно работал, чтобы общественный человек либо «опомнился», то есть достиг бы чего-либо путного в своей исторической жизни, либо исчез вовсе из действительности, — но в межеумочном состоянии он быть не может и не должен быть.

Бывают и такие художественные произведения, которые критикуют общество не в ярости ума и не в осмеянии подлого человека, а в тишине и в слезах. Например, «Старосветские помещики» Н. Гоголя.

В этом сочинении есть фигура приказчика старосветских помещиков (тот, который выводит столетние дубки почти на глазах у старосветских стариков); этот приказчик, по сравнению с помещиками, конечно, представляет некоторую «силу будущего», — он из породы родоначальников «господ ташкентцев» того же Щедрина, он хищник и предприниматель, один из основоположников русской буржуазии. В данном своем произведении Гоголь не устремлял своего взора поверх головы этого «приказчика» — в поисках исторического искупления или оправдания жизни своих стариков; автор только сравнил, между прочим, старосветских поэтических супругов с трезвым, энергичным вором (вскоре, после первичного накопления, он станет организатором собственной торговли и промышленности уже на «законных» основаниях). Выморочная работа истории, изображенная в «Старосветских помещиках» в эпизоде с приказчиком, осуждена и оплакана Гоголем в этой его повести. Гоголь ясно понимал, что старосветская, феодальная эпоха ушла, но на смену ей идет эпоха хищников — время порубщиков чужих лесов, время грабежа народа и истощения природы, господство «ташкентцев». И Гоголь видел, что эпоха «приказчи- ков» не лучше эпохи феодалов: нужно ли тогда, чтобы двигалось вперед историческое время? Этим вопросом, в сущности, и кончается повесть Гоголя. Но в таком вопросе содержится и ответ на него: необходимо, чтобы движение истории совершалось тем более энергично, раз сменяющие один другого общественные классы не дают истинного смысла человеческой жизни.

Мы хотим сказать, что если вообще для художественной прозы необходима, по давнему указанию Пушкина, прежде всего мысль, то для сатирической прозы мысль нужна вдвойне, без всяких живописных пустот в тексте.

Сатира — это исключительное искусство идеи и мысли, причем сама художественная, изобразительная способность сатирика служит лишь подсобным средством для его работы, и этой способностью он должен обладать в превосходной степени. То, что достаточно для художника-несатирика, для сатирика является только вспомогательным, хотя и необходимым оружием.

Вот приблизительно какова требуется подготовка для писателя-сатирика; одной прелести слова, либо остроумного анекдота, либо умелого сюжета, либо мастерства в создании типов и характеров — для сатиры еще мало, это лишь детали для нее; главное в сатирическом произведении — это глубокая, могучая мысль, проникающая общественное явление до дна, до истины, и подчиняющая себе все остальное — и прелесть слова, и движение сюжета, и характеры героев. Но поставить на службу сатирической идее всю художественную аргументацию произведения не означает сломать, обеднить или пристругать к общественной идее художественное искусство; нет, это означает необходимость владеть искусством как собственной плотью, чтобы оно не слишком отягощало руку писателя и не уводило его в сторону, в «красоту», в самое себя, ибо искусство в самом себе равносильно его уничтожению.

В «Шадринском гусе» мы имеем нечто противоположное сатире; точнее говоря, по форме это сочинение напоминает сатиру, а по духу это «потеха» и суета пустяков, имеющих лишь формальное значение «остроумия». Дело в следующем: «Половина града Шадринска выгорела дотла и с пожитками…

Того ради Правительствующему Сенату представляю: не повелено ли будет жителям пожитки свои выбрать, а оставшуюся половину града зажечь, дабы не загорелся град не вовремя и пожитки бы все не пожрал пламень…» Так сообщил шадринский воевода Андрюшка Голиков сенату. Царица Екатерина, прочтя сей доклад, начертала на нем: «Любопытно видеть сего шадринского гуся.

Каков!» Резолюцию Екатерины обсуждает сенат (о том, что у сенаторов «бездумные головушки», написано давно и со смертельной силой классиками русской сатиры; Е.

Федоров написал об этом слишком поздно и, главное, хуже классиков); затем резолюция возвращается к воеводе Андрюшке, который, используя разум своего писца Епишки, организует транспорт гусей в столицу, во главе с тем же Епишкой. После многих препятствий, преодоленных хитроумием и терпением тела Епишки, гуси доставляются в столицу, а сам Епишка нахально, самовольно видит царицу.

Последняя гонит его прочь. Епишка получает розги, но Екатерина, благодаря Епишке, вспоминает смешной рапорт шадринского воеводы. При случае Екатерина— в ответ на похвалу английского посла относительно обеденного гуся — похвасталась: «Такой птицы у нас на Урале — премножество»… В результате англичане заинтересовались «дивной птицей».

Екатерина это учла и вспомнила про «шадринского мужчину» Епишку. Епишка получил офицерский чин, вернулся ко двору, стал купцом и быстро пошел в гору, то есть обирал крестьян прямым жульничеством и богател на скупке-продаже гусей. Впоследствии Епишка попал в руки пугачевцам и был ими казнен, как мироед, посредством все тех же гусей: пугачевцы закормили Епишку гусями насмерть.

Все это потешно, но в сатирическом, в литературном отношении малоценно. Подобное сочинение можно отнести к особому развлекательно-утешительному жанру, а не к сатирическому. Все персонажи «Шадринского гуся» в определенном качестве равноценны между собою, потому что автор одинаково искал в них лишь потешно- утешительного, утробно-смешного.

Никто из героев сатиры Е. Федорова не вызывает не то что ненависти, но хотя бы печали или содрогания. Забавен обжора, вор и лодырь Андрюшка Голиков, хитер, ловок и деловит Епишка, неглупа барыня-царица, глупы и сонливы сенаторы и т. п. Но все они вызывают некоторое расположение у читателя.

Даже пугачевцы терпеливы и наивны по отношению к заведомому злодею народа — Епишке — и казнят его «смешным» способом, заставляя обожраться. Зла нет на свете, все можно покрыть равнодушным осмеянием, — вот что получилось у Е. Федорова. А в действительности зло было и есть на свете, и Епишки до сих пор еще бродят по земле.

И сатира должна обладать зубами и когтями, ее плуг должен глубоко пахать почву, чтобы на ней вырос впоследствии хлеб нашей жизни, а не гладить бурьян по поверхности. Сатира должна остаться великим искусством ума и гневного сердца, любовью к истинному человеку и защитой его.

А потеха и трубное пустозвонство или ут- робно-утешительное, равнодушное посмешище, подобно сочинению о «Шадринском гусе», не являются сатирическими трудами.

Салтыков-Щедрин в своем сочинении «За рубежом» изложил, между прочим, точку зрения одного сельского батюшки на «освобождение» крестьян: «С горних высот раздался глас: рабы да возвеселятся, помещики же да радуются! Размыслим же о сем, любезные слушатели, и для сего предложим себе два вопроса: первое, что сие означает, и второе, что сим достигается?»

Сатирическое сознание автора «Шадринского гуся» соответствует сознанию сельского батюшки — в том смысле, что тогда как одни персонажи у него веселятся, другие тоже радуются. Например, воевода Андрюшка Голиков. Он лежебок, чревоугодник, нечист на руку и т. д.

Но ведь вокруг него одни купцы-мошенники, чиновники, Епишки и прочий крупный и мелкий люд, захребетник невидимого (в повести) крестьянства. Как же, спрашивается, и жить Голикову иначе? И читатель не видит в Голикове зла, он видит потеху и «безвредный» идиотизм старинной, уездной жизни.

Раза два или три в повести обнаруживают себя крестьяне, обиженные и обокраденные, но по существу они не являются действующими лицами, тема слагается помимо них; пугачевцы тоже привлечены в повесть лишь для обоснования смешной смерти Епишки.

Отдельные удачные (в словесном смысле) места повести можно поставить в заслугу автору, но при этом придется допустить излишнюю снисходительность.

Своими частными удачами автор обязан материалу, организованному задолго до создания «Шадринского гуся» в виде архивных документов, и старорусскому обильному языку, который легко поддается использованию и сам по себе заменяет художественную силу автора.

К сожалению, одного материала, как бы он ни был значителен и подготовлен для целей сатирического произведения, еще мало. Главный «материал» всегда лежит в самом авторе, в виде его отношения к действительности.

Этого «материала», судя по «Шадринскому гусю», в тов. Е. Федорове не оказалось; он решил свою задачу как средний прозаик-живописец, способный еще раз равнодушно осмеять то, что уже давно уничтожено революцией.

Источник: https://bookucheba.com/teoriya-literaturyi-istoriya/obschie-razmyishleniya-satire-povodu-odnogo-12347.html

Book for ucheba
Добавить комментарий