Сергиевское артиллерийское училище

К 100-летию основания и 90-летию последнего выпуска сергиевского артиллерийского училища

Сергиевское артиллерийское училище
?

Предыдущая страница | Следующая страица

В 2013 году исполняется 100 лет Сергиевскому Артиллерийскому училищу – самому молодому из военно-учебных заведений России, готовивших офицеров-артиллеристов. Сергиевское Артиллерийское училище просуществовало очень недолго – всего 10 лет.Сформирование в г. Одессе третьего артиллерийского училища было одобрено Кабинетом министров 17 ноября 1911 г. (два других артиллерийских училища Русской Императорской Армии – Михайловское и Константиновское – действовали в С.-Петербурге с XIX века). 28 июля 1912 г. Приказом по Военному ведомству № 395 объявлено об учреждении в Одессе артиллерийского училища на 300 юнкеров и применении к нему того же Положения, которое существовало для Михайловского и Константиновского училищ. Планировалось ежегодно набирать в училище по 100 юнкеров. Приказом по Военному ведомству № 99 от 13 марта 1913 г. формируемое третье артиллерийское училище стало именоваться Сергиевским артиллерийским – в честь назначенного училищу шефа – Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Михайловича (1869-1918). По Высочайшему повелению училищу была пожалована форма обмундирования по образцу Михайловского Артиллерийского училища, но с вензелевым изображением Имени Е.И.Выс. Вел. Кн. Сергея Михайловича на эполетах и погонах, согласно прилагаемому рисунку (Приказ по Воен. ведомству № 308 от 14 июня 1913 г.)

Торжественная закладка главного здания училища и церкви при нём состоялась в присутствии Вел. Кн. Сергея Михайловича 22 июня 1913 г. вблизи станции по Среднефонтанской дороге. Строительные работы курировал генерал-лейтенант Андрей Александрович Нилус. Он же и был вскоре назначен начальником Сергиевского Артиллерийского училища.В августе 1913 г.

состоялись вступительные экзамены первый набор юнкеров, а 25 сентября 1913 года, в День Св. Сергия Радонежского и тезоименитства шефа, Его Высочества Великого Князя Сергея Михайловича – торжественное открытие училища. Училище готовило офицеров для тяжелой и крепостной артиллерии Русской Императорской Армии.

Первым начальником училища назначен генерал-лейтенант Андрей Александрович Нилус. Из-за начавшейся в августе 1914 г. Великой войны училищу не пришлось сделать ни одного “нормального” выпуска: все выпуски были ускоренными. 1-й выпуск состоялся 1 декабря 1914 года. 12-й выпуск курса не окончил, т.к.

училище было ликвидировано большевиками, захватившими Одессу в январе 1918 г.В октября 1919 г. Сергиевское Артиллерийское училище восстановлено приказом генерал-лейтенанта А.И. Деникина в составе Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР). Штат училища был укомплектован юнкерами, кадетами, вольноопределяющимися и добровольцами, находившимися в частях ВСЮР.

В начале 1920 г. училище в составе двух батальонов (50 офицеров, 400 юнкеров) прикрывало эвакуацию г. Одессы. После прибытия в Крым сергиевцы приняли участие в борьбе против красных в составе Русской Армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля. В ноябре 1920 г.

училище эвакуировано с частями Русской Армии в Галлиполи (Турция), где продолжило учебный процесс.29 июня 1921 г. в Галлиполи состоялся 13-й выпуск сергиевцев в количестве 127 человек. Ещё три выпуска были сделаны в г. Тырново (Болгария), причём последние два (15-й и 16-й) – весной и летом 1923 г.

После переформирования Русской Армии в Русский Обще-Воинский Союз (РОВС), кадр Сергиевского Артиллерийского училища продолжил существование в составе РОВСа.

Подпоручик Алексей Пенионжик (выпуск САУ 1 июня 1923 г.).

В перечне здравствующих воспитанников за 1978 г. подчёркнуто имя В.П. Осипова – Председателя РОВСа.

Письмо-поздравления подпоручику Алексею Пенионжику от однокашника, подпоручика Леонида Оссовского, по случаю 60-летия производства в офицерский чин (1983 г.)

В конце 1980-х – 1990-е гг.

, на волне “перестройки” и очередного перетолкования коммунистами исторических событий, некоторые советские псевдоисторики пытались фальсифицировать и историю Сергиевского Артиллерийского училища, доказывая существование некой “преемственности” между этим военно-учебным заведением Русской ИМПЕРАТОРСКОЙ и БЕЛОЙ армий и…

Одесским высшим артиллерийским командным ордена Ленина училищем им. М.В. Фрунзе. Делалось это на том “основании”, что в 1919 г.

, в опустевшем здании Сергиевского артиллерийского училища большевики открыли свои артиллерийские курсы, к преподаванию на которых привлекли и так называемых “военспецов” – бывших офицеров, силою принужденных служить коммунистам или перешедших к ним на службу из карьерных соображений (эти красные курсы были вскоре эвакуированы в Москву под ударами наступавших Белых).Подобные антинаучные потуги выдумать новую “преемственность” частям и ВУЗам Красной-Советской армии не только не историчны, но и глубоко оскорбительны для памяти сергиевцев и их потомков. Ибо подлинная история училища не имеет ничего общего с Красной-Советской (как и нынешней Украинской) армиями. Сергиевское Артиллерийское училище никогда не служило поработителям своего Отечества и честно выполнило свой долг во время 1-й Великой и Гражданской войн, а сами сергиевцы – от их первого начальника и до последнего юнкера – до конца сохраняли в эмиграции традиции Русской Армии, память о родном училище и непримиримость к поработившему Россию коммунистическому режиму.Материал подготовлен с использованием ранее не публиковавшихся документов РОВСа

И.Б. Иванов

Источник: https://pereklichka.livejournal.com/257989.html

К столетию училища: одесское сергеевское артиллерийское училище 1918-1923 гг. (страницы истории)

Сергиевское артиллерийское училище

Революция 1917 года изменила судьбу Одесского Сергиевского артиллерийского училища. В январе 1918 года оно было закрыто. Основная масса преподавателей и юнкеров осталась верна царю и Отечеству, и лишь небольшая часть перешла на сторону победившей власти.

Воспитанники и преподаватели училища стали членами одесских офицерских организаций, многие пополнили части вооруженных Сил юга России, главнокомандующим которыми был генерал Деникин. В июле-августе 1919 года боль¬шая часть юга России была занята войсками Деникина.

10 августа 1919 года Одесса была занята частями 3-го отдельного корпуса генерала Шиллинга при помощи эскадры капитана 1-го ранга Остелецкого совместно с судами английского флота и одесских офицерских организаций.

В конце октября 1919 года Одесское Сергиевское артиллерийское училище было восстановлено приказом главнокомандующего Добровольческой армией. Штат был укомплектован юнкерами, кадетами, вольноопределяющимися и добровольцами, находившимися в частях добровольческой армии. Временное командование училищем возлагается на полковника Казмина H.A.

В конце января 1920 года, в преддверии занятия Одессы Красной Армией, училище переезжает из Одессы в Севастополь. И уже в феврале выступает на фронт, где повзводно предается частям 13-й и 34-й пехотных дивизий, которые под общим командованием генерала Слащева участвует в боях при обороне Перекопа.

Под напором войск Красной Армии войска Слащева отступают на юг Крыма, и в мае 1920 года училище снова возвращается в Севастополь.

Основным занятием юнкеров стала охрана военных объектов города и патрулирование. Наступавшая армия Корка и Блюхера после взятия Перекопа неудержимо продвигались на юг Крыма.

Новый правитель юга России главнокомандующий русской армии генерал Врангель понимал, что сопротивление его войск нужно уже только для создания необходимых условий для эвакуации. В общей сложности из Крыма эвакуировалось морем 140 тыс. человек, половину которых составляли военнослужащие, а вторую половину – гражданские беженцы.

С Крыма эвакуировалось 8 военных училищ:

– Николаевское инженерное;

– Николаевское кавалерийское;

– Константиновское;

– Александровское пехотное;

– Корниловское пехотное,

– Атаманское донское;

– Алексеевское кубанское;

– Одесское Сергиевское артиллерийское.

В начале ноября 1920 года морская армада в составе 126 судов с грузом 140 тысяч пассажиров, небольшим запасом провианта и обмундирования вышла в Черное море. Утром 14 ноября к Графской пристани подошел генерал Врангель.

Он снял фуражку, перекрестился, низко поклонился родной земле и на катере отбыл на крейсер «Генерал Корнилов». Последним оставил берет начальник обороны Севастопольского района генерал Стогов. Это было около 3 часов дня.

А в 4 часа 45 минут войска Красной Армии вошли в город.

Большая часть эвакуируемых, в том числе и училище, прибыли в Галлиполи. Грустные свидетельства об условиях пребывания в лагере оставил Б.

Александровский в своих мемуарах, изданных в Москве: «Пустынный и безотрадный Галлиполи – «голое поле», как его называли обитатели лагеря, брезентовые палатки, одеяла и чашки кофе американского Красного Креста, гнилые консервы, кутеповская игра в солдатики, маршировка, гауптвахта за неотдание воинского приветствия или нечеткий ответ начальству».

Галлиполинский этап эмиграции растянулся на год. Для сохранения армии в боеспособном состоянии не хватало средств.

Денег, вырученных от продажи реквизированного по пути следования армии церковного имущества, хватило ненадолго, союзники, не питая серьезных иллюзий относительно возможностей «белого реванша» скупились.

Большевики укрепляли власть, армию. Бывшие царские офицеры в массовом порядке шли под знамена красных. Союзники не спешили оказывать помощь Врангелю.

К концу 1921 года бывшая армия Врангеля, ушедшая из Крыма, распалась. Войска переправлялись на Балканы. Кавалерийские части ушли в Югославию, армейский корпус Кутепова – в Болгарию. В Болгарию ушли и военные училища за исключением Николаевского кавалерийского, которое попало в Югославию, в город Белую Церковь.

В Галлиполи полковник Казмин Н.А. окончательно утверждается начальником Одесского Сергиевского артиллерийского училища, ему присваивают звание генерал-майора.

В Болгарии училище размещается в древней столице, в городе Велико-Тернево. По Версальскому договору, побежденная Болгария должна была сократить свою постоянную армию до 20000 человек; таким образом, в стране пустовало много военных казарм, большинство которых, было предоставлено частям белой армии.

Кроме Сергиевского артиллерийского училища в Велико-Тернево были размещены офицерская гимнастическая и фехтовальная школа, штаб первого армейского корпуса, конвой и штаб генерала Кутепова.

Все казармы находились в непосредственной близости друг от друга, и только одна из них была занята стоящим здесь болгарским пехотным полком.

Размещалось училище в одной из казарм болгарской армии на первом этаже, на втором этаже размещался штаб генерала Кутепова.

В училище было в то время три курса юнкеров: младший, средний и старший, в общей сложности 300 человек, разбитых на 2 батареи. Командиры батарей: 1-й – полковник Красовский, 2-й – полковник В.Н. Мамушин.

Несмотря на сложности текущего времени юнкера имели подтянутый внешний вид, были однообразно и хорошо одеты: белые гимнастерки, черные брюки, высокие сапоги со шпорами и артиллерийские бескозырки. У всех были винтовки и шашки, кроме того, из Галлиполи с собою были перевезены десятка полтора пулеметов различных систем и отдельные части русской трехдюймовой (76-мм) пушки для учебных занятий.

В училище имелись все необходимые атрибуты для нормальной работы: канцелярия, хозяйственная часть, лазарет, небольшой оркестр, священник.

В училище шли плановые нормальные занятия. Програм¬ма была рассчитана на трехгодичный курс артиллерийских училищ, требующий серьёзного изучения всех разделов высшей математики в солидном объеме. Преподавательский состав стоял на исключительной высоте, достаточно сказать, что в училище было 8 военных академиков.

Но учебных пособий не было, все приходилось записывать на лекциях. Шесть часов в день уходило у юнкеров на классные и строевые занятия, кроме того, еженедельно сдавалась какая-нибудь репетиция, т.е. частичный экзамен по пройденному курсу к которому готовились по вечерам, нередко задерживаясь до глубокой ночи.

Осенью 1922 года юнкера старшего курса были произведены в подпоручики и, разобрав вакансии, разъехались по своим частям.

Нового приема в училище уже не было, так как казна Главного Командования была почти истощена, и средств едва могло хватить для того, чтобы закончить обучение и выпустить офицерами тех, кто уже был принят, да и все становилось видной, что возврата в Россию не будет.

Болгары относились к эмигрантам белой армии доброжелательно.

Но такое положение длилось недолго: к власти пришло весьма левое правительство Стамбалийского, которое вскоре установило с Советским Союзом дипломатические, а потом и дружеские отношения.

Многие правые деятели были арестованы, бежали за границу, фактически под домашним арестом находился и царь Борис, которому порекомендовали ни во что не вмешиваться и не выходить из своего дворца. Болгария вступила на путь, ведущий к коммунизму.

Разумеется, 30-ти тысячная белая армия, расквартированная целыми частями по всей стране, закаленная в боях и сохранившая все свое оружие, кроме пушек, была той силой, опираясь на которую, болгарские монархисты могли произвести правый переворот, что год спустя и случилось.

Правительство Стамбольского начало проводить разоружение российских частей и допускать всякие провокации. Коснулось это и училища.

Началось с того, что начальник Терновского гарнизона, ссылаясь на распоряжение, полученное из Софии, предложил сдать все имеющееся огнестрельное оружие.

Сверх полного комплекта в училище было около 30 винтовок и 2 пулемета, которые были сданы. Однако все оружие не было сдано. Под полом в канцелярии были спрятаны 300 винтовок, патроны и 10 пулеметов, а 4 пулемета, которые не поместились в тайник, были спрятаны в лазарете под тряпьем.

Обстановка в городе накалялась. Произошло несколько случаев ареста отпускных юнкеров, болгарские солдаты стали грубить русским офицерам, а вскоре дошло и до более серьезного инцидента.

Вечером, в один из дней, когда несколько юнкеров мылись возле родника, который находился на склоне горы, шагах в 100 от казармы, туда подошел болгарский патруль и в грубой форме потребовал, чтобы они удалились. Это был явный произвол – родник находился в расположении училища.

Возник спор, перешедший в громкую перебранку. Дело происходило летом: спасаясь от одолевавших в казарме клопов, многие юнкера спали снаружи под деревьями. Человек 15 услышав крики, выскочили из постелей и как были, в нижнем белье, побежали к роднику.

Патруль открыл огонь из винтовок, в результате чего один юнкер был убит наповал, а шестеро ранены.

Потрясенные и возмущенные юнкера хотели достать винтовки и расплатиться за кровь своих товарищей, но училищные офицеры этого не допустили.

Видя, что русские этим происшествием чрезвычайно возбуждены,  начальник гарнизона на следующий день официально выразил свои крайние сожаления.

В августе 1922 хода внезапно были высланы в Югославию генерал Кутепов, его начальник штаба генерал Штейфон и еще несколько русских генералов, а вслед за этим – тоже, по-видимому, в вынужденном порядке – туда отправился весь штаб армейского корпуса.

Через несколько дней, ночью, когда все юнкера мирно спали, казарму с соблюдением полной тишины окружил болгарский полк.

Этот маневр значительно облегчался тем, что к казарме со всех сторон близко подступали заросли кустов и деревьев, а наружные часовые были отменены, после «разоружения» юнкеров без оружия не выставляли.

Только завершив оцепление и поставив против дверей пулеметы, болгары отважились войти в казарму. Никакого сопротивления раздетые и обезоруженные юнкера оказать не могли и не пытались.

Веем им было приказано одеться и выйти на переднюю линейку, вслед за чем в казарме начался обыск. Производили его солдаты и жандармы под руководством нескольких офицеров. Искали оружие.

Искали везде, в некоторых местах даже поднимали половицы, но ничего не нашли. Арсенал был надежно укрыт под полом училищной канцелярии. Затем направились в лазарет.

Увидев в углу палаты кучу грязного белья, под которым находились 4 станковых пулемета, один из болгарских офицеров спросил:

– «А там у вас что такое?»

– «Матрацы и белье тифознобольных юнкеров», – не моргнув глазом ответил командир дивизиона полковник Грибовский. «Хотели это продезинфицировать, да нечем, придется, видимо сжечь, во избежание заразы».

Офицер отскочил от кучи как ошпаренный, после чего все проводившие обыск быстро ретировались.

После обыска все офицеры были арестованы, начиная с начальника училища. Их увели в город, а юнкерам было приказано войти в казарму, уложить в ранцы свое обмундирование и личные вещи.

Кроме этого из хозяйственной части разрешили взять несколько ящиков консервов и дневную выпечку хлеба, после этого всех под усиленным конвоем отвели на вокзал.

Там уже стояли 2 железнодорожных состава из вагонов- теплушек, в которые погрузили юнкеров, и немедленно отправили: первый эшелон в одном направлении, а второй – в другом.

К вечеру того же дня в третий состав погрузили хозяйственную часть, все училищное имущество, лазарет и нестроевую команду.

Так как эти небоеспособные остатки училища особой опасности не представляли, и строгого наблюдения за ними не было, лазаретному персоналу удалось до отъезда упрятать под пол оставшиеся там пулеметы.

Когда был полностью закончена погрузка, третий эшелон отправили из Велико-Тернево.

Эшелоны сопровождали конвойные команды. Никого из русского начальства не было: старшим первого эшелона был подпоручик Пенчо, единственный офицер, избежавший ареста; второй эшелон возглавлял священник училища Федор Миляновский, а третий – один из врачей.

Болгары были уверены, что юнкера обезоружены и не представляют угрозы.

С долгими простоями на попутных станциях эшелоны возили по всей стране в течение 2-х недель.

Каждый эшелон двигался самостоятельно, в каждом не знали о судьбе двух друг их.

Кормить болгары тоже не спешили, к счастью, училищный казначей полковник Берегов, тоже арестованный, успел раздать содержимое денежного ящика между старшими трех эшелонов, что позволило покупать в пути кое-какую еду.

Среди юнкеров, видавших и не такие виды, никакого уныния не наблюдалось, ехали весело, с песнями, подшучивая над конвоирами.

Училищные эшелоны таскали по Северной Болгарии, потом перевезли через болгарский Хребет в Южную. Около середины сентября 1922 года первый эшелон прибыл в Новую Загору, а от туда в город Тырново-Сеймен, находившийся в двух часах езды от Новой Загоры, недалеко от греческой границы.

На следующий день туда же прибыли два других эшелона. В Тырново-Сеймене уже были сергеевские офицеры, которых освободили из под ареста в Велико-Тырново.

Были все, за исключением трех старших: начальника училища генерала Казмина, командира дивизиона полковника Грибовского и инспектора классов полковника Безака Н.А., их выслали в Югославию. Вскоре полковник Безак Н.А. возвратился и вступил в должность начальника училища.

В Тырново-Сеймене, на возвышенной окраине города, стояла казарма расформированного после войны болгарского пехотного батальона.

По прибытии в Болгарию русских частей эта казарма была представлена Алексеевскому кубанскому военному училищу, которое незадолго до приезда одесситов сделало свой последний выпуск и 3 сентября прекратило существование.

За оставшимися довольно многочисленными кадрами училища и несколькими десятками молодых офицеров, которые работали в этом районе, сохранилась половина казармы, а во вторую ее половину поместили сергеевцев.

С соседями – кубанцами у сергеевцев сложились хорошие отношения.

Гонения, обрушившиеся на русские воинские части, в Тырново-Сеймене проявились в наиболее мягкой, а, вернее, даже в символической форме.

В этом земледельческом и удаленном от крупных центров районе вся полнота власти фактически принадлежала полковнику Златеву, командиру шестого болгарского кавалерийского полка, который стоял в соседнем городке Харманли, в 10 километрах от Тырново-Сеймена.

Златев окончил в России кадетский корпус, военное училище и Академию Генерального штаба, по духу он был вполне русским человеком, любил русских, а правительству Стамболийского ни в коей мере не сочувствовал.

С полковником Златеневым и с офицерами его полка, из которых добрая половина тоже получила образование в русских военно-учебных заведениях, у сергеевцев сложились доверительные и дружественные отношения.

Златев и некоторые офицеры неизменно присутствовали на всех больших праздниках, которые проводило училище, и в свою очередь, приглашали к себе училищных офицеров, принимая их с полным радушием.

Училищная жизнь входила в свое русло, но в нормальную работу ежедневно добавлялись трудности финансового и хозяйственного порядка.

В августе 1923 года Одесское Сергиевское артиллерийское училище сделало свой последний, 16-й, выпуск, и к концу 1923 года было расформировано. За 10 лет существования училище подготовило 3500 офицеров, которые служили и воевали, за немногими исключениями, честно и храбро, многие доблестно, разделяя свою судьбу с судьбой России.

Находясь в эмиграции, воспитанники испытали все «прелести» эмигрантской жизни – нищету, убожество, бесправие. В отличие от гражданских, они попали за границу без семьи и без специальности. Большинство офицеров умели хорошо воевать, но были плохо приспособлены к гражданской жизни.

Многим, вероятно, вредили офицерские амбиции, мешавшие найти, пусть скромное, но все же приносящее некоторый доход дело. Сыграла роль и нервная изношенность. Все эти люди прошли весь ужас и жестокость гражданской войны, бегства, безотрадность «галлипольского следствия», мыканья по странам Европы.

Значительная часть офицеров нашла свое пристанище во Франции, где они и закончили свои дни.

Долгое время (до 1965 года) во Франции, в Сен-Клу, под Парижем, существовало Объединение бывших юнкеров Сергиевского артиллерийского училища. Его возглавлял бывший начальник училища генерал-майор Казмин Николай Андреевич. В жизни каждого, кто был связан с Одесским Сергиевским артиллерийским училищем, был небольшой промежуток времени, но он оставил след у каждого на всю жизнь.

Использованные материалы:

1. Деникин А.И. «Поход на Москву»

2. Каратаев М. «Белогвардейцы на Балканах»

3. Костиков В. «Не будем проклинать изгнанье…»

Источник: https://odessitua.com/articles/16374-k-stoletiyu-uchilischa-odesskoe-sergeevskoe-artilleriyskoe-uchilische-1918-1923-gg-stranicy-istorii.html

Одесское Сергиевское артиллерийское училище

Сергиевское артиллерийское училище

0 / 0 участников / 0 рекомендации / (+0) (-0) качество

Ссылка на источник текста 1, ссылка на источник текста 2, ссылка на источник текста 3.

В Русско-японской войне 1904-1905 годов Россия потерпелапоражение, которое было обусловлено целым рядом причин, одной из которыхявлялась нехватка офицеров.

Потому в 1906 году по ходатайству Главногоартиллерийского управления Кабинета Министров России было принято решение осоздании третьего артиллерийского училища на юге России.

Для его строительствабыла выбрана Одесса как крупный промышленный и культурный центр страны.

В 1910году для этих целей Городская Дума отвела участок земли по Среднефонтанской дороге.Правительство отпустило на обустройство училища свыше трех миллионов рублей.

Хозяйственно-строительную комиссию возглавлял будущий начальник училищагенерал-лейтенант заслуженный профессор Андрей Александрович Нилус.

Строилось здание училища с 1912 по 1915 год под руководством инженера ВасилияФедоровича Тренке и военных инженеров Слушко-Цапинского и Сахарова, в традициях”псевдорусского” зодчества, в духе фортификационных сооружений РоссииXVI-XVII веков.

(источник фото)

22 июня 1913 года состоялась торжественная закладка Главногокорпуса училища. На празднике присутствовал генерал-инспектор артиллерииВеликий князь Сергей Михайлович, командование Одесского военногоокруга, городские власти, много гостей от воинских частей и учреждений.

Былипредставители и от родственных артиллерийских училищ Михайловского иКонстантиновского из Петербурга. Состоялся крестный ход во главе с митрополитомОдесским Назарием, благословившим организаторов и строителей. Великий князьуложил символический кирпич в стены Главного корпуса училища.

С этого дня училище в честь его шефастало именоваться Сергиевским.

Центральный корпус был выстроен в виде буквы Ш. Он раскинулся пофронту на 250 метров – это целый городской квартал.

(источник фото)

При каждом военном заведениидолжны были быть церковь, музей и библиотека. Юнкерский храм Преподобного Сергия Радонежского располагался в центральной части второго и третьего этажей Главного корпуса.Вход к месту богослужения осуществлялся с парадного подъезда через вестибюль первого этажа по трехмаршевой лестнице.

Высота двухярусного храма составляла 12 метров. За иконостасом находилось большое витражное окно в два этажа. Сверху находилась колокольня с четырьмя большими и восемью малыми арками. Выше находилась колокольня, которую венчал восьмигранный шпиль, покрытыйкрасной медью.

 За время после революции храм использовался и как спортивный зал, и как морской полигон, и как музей училища.

В конце 1914 года на шпиле был установлен двуглавый орел из литой бронзы, сэлектрической подсветкой изнутри. Его создал знаменитый одесский скульптор,организатор первого на юге России художественно-промышленного ательеИмператорской Академии художеств Б.

В. Эдуардс. В 30-х годах двуглавого орлазаменили флагом, позже – пятиконечной звездой. Во время фашистской оккупациизвезду сняли, а в 1947 году установили новую, с подсветкой, диаметром 2,5метра. После развала Советского Союза шпиль остался без символа.

На первом этаже Главного корпуса располагались специальныесквозные классы, в которые можно было вкатывать образцы полевой, крепостной иосадной артиллерии. В правом крыле размещались спортивные залы, для фехтования,музей артиллерии, 15-метровый бассейн. Парадная лестница вела в столовую,которая была рассчитана на одновременный прием пищи 600 человек.

В левом крыле здания находилась особая артиллерийская лаборатория,которая предназначалась для ведения научно- исследовательских работ по вопросамвнутренней и внешней баллистики.

Над столовой – зал для торжественных приемов и балов. Над входом взал ложа для начальника училища и именитых граждан города, почетных гостей. Напротивоположной стороне – балкон для оркестра. В проемах окон – портретыимператоров.

Две большие позолоченные хрустальные люстры, роспись по периметрупотолка и плафонов, лепнина – все это придавало залу красочность иторжественность. На третьем этаже Главного и боковых корпусов размещались 4спальни юнкеров. Каждая была рассчитана на 100 человек.

Рядом находилисьпомещения для хранения обмундирования, оружия, комнаты для туалета.

С северной стороны Главного корпуса стоят два боковых здания. Напервом этаже помещалась канцелярия училища, второй и третьи были отведены подапартаменты начальника училища, где он жил и работал.

Училище было рассчитано на 300 юнкеров. До его открытия былапроделана огромная работа, подобран преподавательский состав, командирыподразделений, солдаты и обслуживающий персонал. В августе прошли вступительныеэкзамены.

Кроме того, прибыли представители кадетских корпусов, направленныедля учебы в Одесское артучилище. По социальному происхождению большинствоюнкеров было из служащих и семей офицеров. В училище были приняты 120 человек.

25 сентября 1913 года в день храмового праздника Святого СергияРадонежского и Его императорского Высочества Великого князя Сергея Михайловичасостоялось торжественное открытие училища, на которое прибыло много гостей, атакже были получены поздравления, в том числе и от императора Николая Второго.А затем начались учебные будни, занятия, самоподготовка, репетиции, зачеты.Несмотря на сложности строительства, организационного периода, юнкера былиобеспечены всем необходимым для жизни, обучения и строя.

6 декабря 1913 года в манеже училища перед фронтом 4-орудийной батареи, стоящей развернутым строем по двавзвода, в присутствии всего офицерского состава, юнкера были приведены квоинской присяге.

По образцу уже существовавших артиллерийских военно-учебныхзаведений в училище было установлено наружное корпоративное отличие.

13 марта1913 года был утверждён знак училища: серебряный двуглавый орёлс поднятыми крыльями, увенчанный Императорской короной. Орёл держитв лапах два скрещённых ствола орудий.

На груди орла щит краснойэмали с гербом Москвы и большой накладной вензель шефа училища великогокнязя Сергея Михайловича — буква «С». 

(источник фото)

Юнкера носили алые погоны с желтымвензелем Великого князя Сергея Михайловича в виде буквы «С».

Первая мировая война 1914 года стала испытанием для Одесскогоартучилища. Сроки обучения, рассчитанные на 3 три года, сократились до восьмимесяцев, а затем до шести. Фронт требовал офицеров-артиллеристов.

В августе1914 года начались занятия в наконец построенном Главном здании училища. Доэтого учеба и проживание проходили во временных постройках.

Просторные исветлые классы, электрическое освещение, паровое отопление, вентиляция – всеудобства для учебы и отдыха.

1 декабря 1914 года состоялся первый выпуск молодых офицеров.112 воспитанников стали подпоручиками и влились в ряды русской артиллерии.На полях сражений первоймировой войны сергиевцы достойно представляли свое учебное заведение.

Первым поступил в училище, набрав 12баллов, первым был в учёбе, первым его окончил, первым был занесён на почётнуюмемориальную доску, одним из первых принял участие в боевых действиях, первымиз выпускников погиб и первым занесён на траурную доску училища подпоручикАлександр Цымбалюк.

Под непрерывным губительным обстрелом немцев он успешнокорректировал огонь своей батареи, был дважды ранен. Командир бригады впредставлении на награждение его орденом Святого Георгия 4-й степени отметил«геройское мужество и беззаветную храбрость».

Примером для подражания были офицерыпервых выпусков А.Чирков, А.Банкет, С.Бондаренко, братья Рудневы и многиедругие.

Несмотря на сложности военного времени, в училищепродолжается строительство. Завершены внутренние работы в трёх флигелях, ибольшинство офицеров переехали в новые квартиры. Установлена уникальная оградавдоль училища.

В качестве её опор, между которыми крепились решётки,использованы стволы боевых батарейных 107-миллиметровых пушек образца 1877 годавесом в 625 кг. Они были изготовлены на обуховском заводе и использовались вРусско-турецкой войне 1877-1878 годов.

Для отливки решётки было отпущено 420пудов железа из Одесского артиллерийского склада.

(источинк фото)

(источник фото)

После длительной переписки и личных контактов генерала А.А.Нилуса с известным одесским художником-скульптором Б.В. Эдуардсом былозаключено соглашение об изготовлении для шпиля главного здания училища орла скрестом и шаром. Работа была оценена в 1 906 рублей 50 копеек.

В конце 1914года двусторонний орёл с крестом и шаром, изготовленные из литой бронзы,имеющие внутри электрическую подсветку, были установлены на центральной башнеглавного здания училища.

Интересно, что это произведение искусства, переживмногие кампании борьбы с символами Российской империи, было с трудом снятотолько в августе 1929 года и отправлено на переплавку.

Вместо орла появилосьметаллическое изображение красного флага, а позже красная звезда, снятая вовремя гитлеровской оккупации Одессы. В 1947 году установили новую краснуюзвезду с подсветкой диаметром 2,5 метра. 

В августе 1917 года был произведен 11- й выпуск офицеров исостоялся набор на 12-й ускоренный курс, который прошел уже вне Одессы.

А в 1918 году Одесское Сергиевское училище было закрытобольшевиками. В августе 1919 года учебное заведение было восстановлено приказомглавнокомандующего Добровольческой армией генерала А. И. Деникина.

Штат былукомплектован юнкерами, кадетами, вольноопределяющимися и добровольцами,находившимися в частях Белой армии. Во время Гражданской войны действовало в составе Белой армиина Юге России против большевиков, а в ноябре 1920 г.

эвакуировано в составеРусской Армии генерала П.Н. Врангеля в Галлиполи (Турция). Сергиевскоеартиллерийское училище продолжало учебный процесс в Галлиполи, а затем вБолгарии. Последний выпуск офицеров состоялся в 1923 году.

За 10 лет существования артучилища былоподготовлено около пяти тысяч офицеров, которые служили и воевали, доблестноразделяя свою судьбу с судьбой России.

Подробнее об этом периоде в изгнании можно почитать здесь.

В 2013 году Одесскому Сергиевскому училищу исполнилось бы 100 лет.Но жизнь распорядилась по-другому. В результате Октябрьской революции 1917 годавласть перешла в руки большевиков. В январе 1918 года был подписан декрет оборганизации Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Нужны были офицерские кадры.

Повсей стране создавались курсы различного профиля. На месте Сергиевскогоартучилища в мае 1919 года создаются артиллерийские курсы, затем в 1922 годуона реорганизуются в артиллерийскую школу. 12 января 1926 года приказом Реввоенсовета СССР школеприсвоено имя Михаила Васильевича Фрунзе.

Звание «фрунзевец» стало гордостью ичестью каждого выпускника. В 1937 году школа стала Одесским артиллерийскимучилищем имени М.В. Фрунзе.

В ознаменование 25-й годовщины «за выдающиесяуспехи в подготовке офицерских кадров артиллерии Красной армии и боевые заслугиперед Родиной» училище было награждено орденом Ленина.

За это время меняются условия приема вучебное заведение, программы подготовки специалистов, поступают на вооружениеновые образцы техники, совершенствуется учебный процесс. Одесское артучилищестановится одним из передовых учебных военных заведений Красной Армии иединственным училищем, где готовят офицеров артиллерии большой мощности.

Во время Великой Отечественной войны училище принимает активное участие в подготовкегорода и обороне, но в конце 1941 года эвакуируется за Урал и продолжает тамподготовку офицерских кадров для фронта. Тысячи его выпускников награжденыорденами и медалями Советского Союза и других государств.

После освобождения Одессы артучилище возвращается в родной город,восстанавливается здание. И в 1946 году переходит на подготовку офицеров попланам и программам мирного времени. В 1969 году училище переходит на высшийпрофиль с 4-годичным сроком обучения. И становится Одесским высшимартиллерийским Командным Ордена Ленина училищем имени М. В. Фрунзе.

(источник фото)

После развала Советского Союза и создания в 1993 году Одесскогоинститута Сухопутных Войск училище входит в его состав как факультетракетно-артиллерийского вооружения.

В 2007 году Постановлением Кабинета Министров ибеспринципностью Министерства обороны Украины Одесский институт Сухопутныхвойск был ликвидирован.

В течение двух лет здания оказались бесхозными,приходили в негодность, имущество разворовывалось. А в 2009 году Главное зданиеи часть территории были отданы Одесскому педагогическому университету.

Сейчасздание находится в плачевном состоянии: кучи мусора, грязь, на плацу стоянкаавтомашин.

У центрального входа в Главное здание целую эпоху стояли, какчасовые, артиллерийские орудия. Они были олицетворением памяти, мужества,смелости и отваги выполнения воинского долга выпускников Одесского артучилища,независимо кто и когда его заканчивал.

В 1947 году на вахту стали203-миллиметровая Гаубица и 280-миллиметровая мортира – орудия большоймощности. А через полвека их попытались присвоить предприимчивые коммерсанты.Но одесситы отстояли историческую память.

И орудия были перевезены намемориальный комплекс, музей под открытым небом 411-й батареи.

В год открытия Сергиевского училища в нем было 120 курсантов, 6орудий, 120 лошадей.

Когда был ликвидирован ОВАКОНУ имени Фрунзе, насчитывалось1600 курсантов, 100 орудий разных калибров, 94 автомобиля, столовая на 800человек, учебный центр – первоклассная на то время материально – техническая база,которая давала возможность проводить все виды занятий на высоком методическомуровне и готовить высококвалифицированных специалистов для артиллерии нашейармии.

Во все времена курсанты артиллерийского училища были гордостьюнашего города. Они помогали в свободное от учебы время восстанавливать городпосле Великой Отечественной войны, в строительстве стадиона спортивного клубаармии, Дворца спорта, Театра музкомедии, принимали участие в ликвидациистихийных бедствий, оказывали помощь в уборке урожая пригородным совхозам.

Училище может гордиться своим прошлым. За годы своего существования оноподготовило около 30 тысяч офицеров. За мужество и героизм 41 выпускникудостоен звания Героя Советского Союза и 2 человека – Героя России.

Тысячиофицеров награждены орденами и медалями. Более 250 человек стали генералами.

После артучилища многие имели возможность заняться наукой, оказав весомый вкладв развитие вооружения, ракетной техники, теории и практики ведения современногобоя.

Источник: https://www.shukach.com/ru/node/34811

Сергиевское артиллерийское училище

Сергиевское артиллерийское училище

Материал из Офицеры русской императорской армии

Знак об окончании Сергиевского артиллерийского училища.
Утвержден 4-го марта 1913 года.

  • Дата формирования: 1913
  • Расположение: Одесса
  • Праздник: Училищный и храмовый праздник – 25 сентября (день святого Сергия Радонежского)

В Русско-японской войне 1904-1905 годов Россия потерпела поражение, которое было обусловлено целым рядом причин, одной из которых являлась нехватка офицеров.

Потому в 1906 году по ходатайству Главного артиллерийского управления Кабинета Министров России было принято решение о создании третьего артиллерийского училища на юге России.

Для его строительства была выбрана Одесса как крупный промышленный и культурный центр страны.

В 1910 году для этих целей Городская Дума отвела участок земли по Среднефонтанской дороге. Правительство отпустило на обустройство училища свыше трех миллионов рублей.

Хозяйственно-строительную комиссию возглавлял будущий начальник училища генерал-лейтенант заслуженный профессор Андрей Александрович Нилус.

Строилось здание училища с 1912 по 1915 год под руководством инженера Василия Федоровича Тренке и военных инженеров Слушко-Цапинского и Сахарова, в традициях “псевдорусского” зодчества, в духе фортификационных сооружений России XVI-XVII веков.

22 июня 1913 года состоялась торжественная закладка Главного корпуса училища. На празднике присутствовал генерал-инспектор артиллерии Великий князь Сергей Михайлович, командование Одесского военного округа, городские власти, много гостей от воинских частей и учреждений.

Были представители и от родственных артиллерийских училищ Михайловского и Константиновского из Петербурга. Состоялся крестный ход во главе с митрополитом Одесским Назарием, благословившим организаторов и строителей. Великий князь уложил символический кирпич в стены Главного корпуса училища.

С этого дня училище в честь его шефа стало именоваться Сергиевским.

Центральный корпус был выстроен в виде буквы Ш. Он раскинулся по фронту на 250 метров – это целый городской квартал.

При каждом военном заведении должны были быть церковь, музей и библиотека. Юнкерский храм Преподобного Сергия Радонежского располагался в центральной части второго и третьего этажей Главного корпуса. Вход к месту богослужения осуществлялся с парадного подъезда через вестибюль первого этажа по трехмаршевой лестнице.

Высота двухярусного храма составляла 12 метров. За иконостасом находилось большое витражное окно в два этажа. Сверху находилась колокольня с четырьмя большими и восемью малыми арками. Выше находилась колокольня, которую венчал восьмигранный шпиль, покрытый красной медью.

За время после революции храм использовался и как спортивный зал, и как морской полигон, и как музей училища.

В конце 1914 года на шпиле был установлен двуглавый орел из литой бронзы, с электрической подсветкой изнутри. Его создал знаменитый одесский скульптор, организатор первого на юге России художественно-промышленного ателье Императорской Академии художеств Б.

В. Эдуардс. В 30-х годах двуглавого орла заменили флагом, позже – пятиконечной звездой. Во время фашистской оккупации звезду сняли, а в 1947 году установили новую, с подсветкой, диаметром 2,5 метра. После развала Советского Союза шпиль остался без символа.

На первом этаже Главного корпуса располагались специальные сквозные классы, в которые можно было вкатывать образцы полевой, крепостной и осадной артиллерии. В правом крыле размещались спортивные залы, для фехтования, музей артиллерии, 15-метровый бассейн. Парадная лестница вела в столовую, которая была рассчитана на одновременный прием пищи 600 человек.

В левом крыле здания находилась особая артиллерийская лаборатория, которая предназначалась для ведения научно- исследовательских работ по вопросам внутренней и внешней баллистики.

Над столовой – зал для торжественных приемов и балов. Над входом в зал ложа для начальника училища и именитых граждан города, почетных гостей. На противоположной стороне – балкон для оркестра. В проемах окон – портреты императоров.

Две большие позолоченные хрустальные люстры, роспись по периметру потолка и плафонов, лепнина – все это придавало залу красочность и торжественность. На третьем этаже Главного и боковых корпусов размещались 4 спальни юнкеров. Каждая была рассчитана на 100 человек.

Рядом находились помещения для хранения обмундирования, оружия, комнаты для туалета.

С северной стороны Главного корпуса стоят два боковых здания. На первом этаже помещалась канцелярия училища, второй и третьи были отведены под апартаменты начальника училища, где он жил и работал.

Училище было рассчитано на 300 юнкеров. До его открытия была проделана огромная работа, подобран преподавательский состав, командиры подразделений, солдаты и обслуживающий персонал. В августе прошли вступительные экзамены.

Кроме того, прибыли представители кадетских корпусов, направленные для учебы в Одесское артучилище. По социальному происхождению большинство юнкеров было из служащих и семей офицеров. В училище были приняты 120 человек.

25 сентября 1913 года в день храмового праздника Святого Сергия Радонежского и Его императорского Высочества Великого князя Сергея Михайловича состоялось торжественное открытие училища, на которое прибыло много гостей, а также были получены поздравления, в том числе и от императора Николая Второго. А затем начались учебные будни, занятия, самоподготовка, репетиции, зачеты. Несмотря на сложности строительства, организационного периода, юнкера были обеспечены всем необходимым для жизни, обучения и строя.

6 декабря 1913 года в манеже училища перед фронтом 4-орудийной батареи, стоящей развернутым строем по два взвода, в присутствии всего офицерского состава, юнкера были приведены к воинской присяге.

По образцу уже существовавших артиллерийских военно-учебных заведений в училище было установлено наружное корпоративное отличие.

13 марта 1913 года был утвержден знак училища: серебряный двуглавый орел с поднятыми крыльями, увенчанный Императорской короной. Орел держит в лапах два скрещенных ствола орудий.

На груди орла щит красной эмали с гербом Москвы и большой накладной вензель шефа училища великого князя Сергея Михайловича — буква «С».

Юнкера носили алые погоны с желтым вензелем Великого князя Сергея Михайловича в виде буквы «С».

Первая мировая война 1914 года стала испытанием для Одесского артучилища. Сроки обучения, рассчитанные на 3 три года, сократились до восьми месяцев, а затем до шести. Фронт требовал офицеров-артиллеристов.

В августе 1914 года начались занятия в наконец построенном Главном здании училища. До этого учеба и проживание проходили во временных постройках.

Просторные и светлые классы, электрическое освещение, паровое отопление, вентиляция – все удобства для учебы и отдыха.

1 декабря 1914 года состоялся первый выпуск молодых офицеров. 112 воспитанников стали подпоручиками и влились в ряды русской артиллерии. На полях сражений первой мировой войны сергиевцы достойно представляли свое учебное заведение.

Первым поступил в училище, набрав 12 баллов, первым был в учебе, первым его окончил, первым был занесен на почетную мемориальную доску, одним из первых принял участие в боевых действиях, первым из выпускников погиб и первым занесен на траурную доску училища подпоручик Александр Цымбалюк.

Под непрерывным губительным обстрелом немцев он успешно корректировал огонь своей батареи, был дважды ранен. Командир бригады в представлении на награждение его орденом Святого Георгия 4-й степени отметил «геройское мужество и беззаветную храбрость».

Примером для подражания были офицеры первых выпусков А.Чирков, А.Банкет, С.Бондаренко, братья Рудневы и многие другие.

Несмотря на сложности военного времени, в училище продолжается строительство. Завершены внутренние работы в трех флигелях, и большинство офицеров переехали в новые квартиры. Установлена уникальная ограда вдоль училища.

В качестве ее опор, между которыми крепились решетки, использованы стволы боевых батарейных 107-миллиметровых пушек образца 1877 года весом в 625 кг. Они были изготовлены на обуховском заводе и использовались в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов.

Для отливки решетки было отпущено 420 пудов железа из Одесского артиллерийского склада.

После длительной переписки и личных контактов генерала А.А. Нилуса с известным одесским художником-скульптором Б.В. Эдуардсом было заключено соглашение об изготовлении для шпиля главного здания училища орла с крестом и шаром. Работа была оценена в 1 906 рублей 50 копеек.

В конце 1914 года двусторонний орел с крестом и шаром, изготовленные из литой бронзы, имеющие внутри электрическую подсветку, были установлены на центральной башне главного здания училища.

Интересно, что это произведение искусства, пережив многие кампании борьбы с символами Российской империи, было с трудом снято только в августе 1929 года и отправлено на переплавку.

Вместо орла появилось металлическое изображение красного флага, а позже красная звезда, снятая во время гитлеровской оккупации Одессы. В 1947 году установили новую красную звезду с подсветкой диаметром 2,5 метра.

В августе 1917 года был произведен 11- й выпуск офицеров и состоялся набор на 12-й ускоренный курс, который прошел уже вне Одессы.

А в 1918 году Одесское Сергиевское училище было закрыто большевиками. В августе 1919 года учебное заведение было восстановлено приказом главнокомандующего Добровольческой армией генерала А. И. Деникина.

Штат был укомплектован юнкерами, кадетами, вольноопределяющимися и добровольцами, находившимися в частях Белой армии. Во время Гражданской войны действовало в составе Белой армии на Юге России против большевиков, а в ноябре 1920 г.

эвакуировано в составе Русской Армии генерала П.Н. Врангеля в Галлиполи (Турция). Сергиевское артиллерийское училище продолжало учебный процесс в Галлиполи, а затем в Болгарии. Последний выпуск офицеров состоялся в 1923 году.

За 10 лет существования артучилища было подготовлено около пяти тысяч офицеров, которые служили и воевали, доблестно разделяя свою судьбу с судьбой России.[1]

Начальники

Инспектор классов – полк. Безак Николай Александрович.

Командир дивизиона – полк. Грибовский Роман Ильич, командиры батарей: 1-й – полк. Красовский, 2-й – полк. Мамушин Владимир Николаевич.

Нач. 1-й группы (Болгария, Югославия, Чехия, Румыния, Германия, Польша, Греция) – полк. Безак Николай Александрович, 2-й группы (Франция, Люксембург, Бельгия, Тунис, Алжир, Куба) – полк. Мамушин Владимир Николаевич, в Болгарии – полк. Краевский Виктор Петрович.

Выпускники

191419161917

ВП 01.12.1914ПРОИЗВОДЯТСЯ: ПО ВОЕННО-УЧЕБНЫМ ЗАВЕДЕНИЯМ…

СЕРГИЕВСКОГО АРТИЛЛЕРИЙСКОГО УЧИЛИЩА в Подпоручики, со старшинством с 12-го Июля 1914 года: Из фельдфебелей: Колбасин и Афанасьев, из портупей-юнкеров: Бродзинский, Портянко, Прокопенко, Шмидт, фон-дер-Лауниц, Леонтьевский, Войнич-Сяноженцкий, Жиловачик, Сорокин, Мякотин, Дмитриев, Плюгин, Баранов, Поленов, Криштоп, Калиничев, Ивашкевич, Зюзин, Гальфтер, Култашев, Левкович и Черняк и из юнкеров: Цимбалюк и Волчанецкий, все двадцать пять — с зачислением по полевой легкой артиллерии. в крепостную артиллерию: Из портупей-юнкеров: Дубровский, Ермаков и Сатов и из юнкеров: Рымша и Воробьев, все пять — в Михайловскую. Из портупей-юнкеров Моллин и из юнкеров: Мусич, Витвицкий, Клюкин, Фатьянов, Волянский, Голицынский, Нестеренко, Федосеев, Немчинов, Толстоногов, Рудаков, Карабаев, Евсигнеев и Гейхрох, все пятнадцать — в Усть-Двинскую. Из портупей-юнкеров: Березовский, Лемзенко, Парпути, Андрияш-Шептелич, Лешко-Попель и Чернеговский и из юнкеров: Завадовский, Ванчуренко, Маслов, Редлих, Феологов, Скарлато и Зазулевич, все тринадцать — в Брест-Литовскую. Из портупей-юнкеров: Ненашев и Руднев (Борис) и из юнкеров: Разиньков, Миончинский, Ульмер, Кучеренко, Казанцев, Осипов, Муяки, Черкавский, Сергеев, Волчасский и Грабовский, все тринадцать — в Новогеоргиевскую. Из портупей-юнкеров: Стемпневский, Федоринский, Авраменко, Герценберг, Чирков, Флоренский и Радович и из юнкеров: Бузни, Юрецкий, Чайковский, Козловский, Плавинский и Евнитский, все тринадцать — в Ковенскую. Из портупей-юнкеров Соловьев и из юнкеров: Мирошниченко, Константинов, Погорельский, Барановский (Святослав), Шустов и Руднев (Илья), все семь — в Осовецкую. [34] Из юнкеров: Барановский (Иван) и Ильин, оба — в Карсскую. в крепостные артиллерийские полки: Из портупей-юнкеров Замков и из юнкеров: Корнак, Заец и Пацевич, все четверо — в 1-й Кронштадтский. Из портупей-юнкеров Словцов и из юнкеров: Приклонский и Варпеховский, все трое — во 2-й Кронштадтский. в Хорунжие, со старшинством с 12-го Июля 1914 года: Из юнкеров: Дундуков — в комплект Донских казачьих батарей и Воронжев — в комплект Оренбургских казачьих батарей и из портупей-юнкеров Донсков — в комплект Уральских казачьих полков. в Подпоручики, со старшинством 1-го Октября 1914 года: в крепостную артиллерию: Из юнкеров: Низиенко, Вишневский, Погребной, Дроздовский, Масленников и Долидзе, все шесть — в Осовецкую. Из юнкеров: Нечипоренко, Волков и Бондаренко, все трое — в Карсскую

Дополнение к Высочайшему Приказу от Мая 14-го дня 1916 года
Производится въ Прапорщики, со старшинствомъ съ 1-го Апреля 1916 года

Высочайший Приказ от Октября 15-го дня 1916 года
Производится въ Прапорщики, со старшинствомъ съ 7-го Апреля 1916 года

Дополненiе къ Высочайшему Приказу, отданному Декабря 22-го дня 1916 года
Производятся въ Прапорщики, со старшинствомъ съ 1-го Октября 1916 года, съ зачисленiемъ по полевой легкой артиллерiи:
Изъ юнкеровъ:

  1. Алексеев Василий
  2. Алексеев Иван
  3. Андрович
  4. Анфилов
  5. Арышевский
  6. Бабак
  7. Балтага
  8. Банов
  9. Баранчеев
  10. Бебешко
  11. Безруков
  12. Белентьев
  13. Белявский
  14. Блажеевич
  15. Богосов
  16. Больм
  17. Бузе
  18. Булат
  19. Буряков
  20. Былинский
  21. Великоцкий
  22. Вердеревский
  23. Викторов
  24. Вилянович
  25. Власак
  26. Войткевич
  27. Вороновский
  28. Выкрестов
  29. Гальвас
  30. Гарбузов
  31. Гаух
  32. Гешеле
  33. Гладкий
  34. Глазунов
  35. Говоров
  36. Годлевский
  37. Голега
  38. Голоцван
  39. Голубев
  40. Гончар
  41. Горетовский
  42. Горлов
  43. Городниченко
  44. Греков
  45. Гречанинов
  46. Григорович
  47. Гродзский
  48. Гукасянц
  49. Делев
  50. Джунковский
  51. Добровольский
  52. Довгаленко
  53. Дога
  54. Долгих
  55. Дубина
  56. Дубино-Княжицкий
  57. Дубровин
  58. Дьяконов
  59. Дюдьбин
  60. Ермак
  61. Жеребцов
  62. Жук
  63. Зайченко
  64. Закке
  65. Захаров
  66. Зацкой
  67. Здрайковский
  68. Зотов
  69. Иванов
  70. Игонин
  71. Ильин
  72. Казачков
  73. Калнынь
  74. Каменецкий
  75. Кардашев
  76. Кардашевич
  77. Кипман
  78. Кириллов
  79. Кирилюк
  80. Клейнот
  81. Клименко
  82. Климкович
  83. Козловцев
  84. Комар
  85. Комаров
  86. Комиссаров
  87. Кондрацкий
  88. Копец
  89. Костин
  90. Котляров
  91. Коцовский
  92. Крайнев
  93. Крамаревский
  94. Кривошапка
  95. Крылов
  96. Кудрявцев
  97. Кузичев
  98. Кузнецов
  99. Куликовский
  100. Кумма
  101. Курятников
  102. Лалаянц
  103. Ланге
  104. Левицкий
  105. Лемешко
  106. Лесов
  107. Ловицкий
  108. Ложечников
  109. Лукашевич
  110. Лучинский
  111. Лучников
  112. Лысов
  113. Лыткин
  114. Львов Василий
  115. Львов Сергей
  116. Ляпин
  117. Мабаков
  118. Маджи
  119. Мазурек
  120. Макаренко
  121. Макаров
  122. Макогон
  123. Малешевский
  124. Малиянц
  125. Мандровский
  126. Маслянников Виктор
  127. Маслянников Георгий
  128. Матвеев
  129. Матвиевский
  130. Махо
  131. Мельничук
  132. Мерзляков
  133. Меткалев
  134. Миллер
  135. Милоградов
  136. Миславский
  137. Можай-Можаровский
  138. Моисрапешвили
  139. Монастырный
  140. Моняков
  141. Муяки
  142. Наркевич-Иодко
  143. Наумов
  144. Ненароков
  145. Нестеренко
  146. Никифоров
  147. Николаев
  148. Ольшанский
  149. Павловский
  150. Парфеновский
  151. Пашковский
  152. Педанов
  153. Пенкаля
  154. Печорин
  155. Пирожков
  156. Платонов
  157. Погоский
  158. Полозов
  159. Полчанский
  160. Поляков
  161. Попельницкий
  162. Попков
  163. Поспеев
  164. Прохоров
  165. Пршеменский
  166. Пташинский
  167. Пытковский
  168. Радионов
  169. Разумов
  170. Рафалович
  171. Рейнеке
  172. Ренсков
  173. Римский-Корсаков
  174. Румянцев
  175. Руссо
  176. Савельевич
  177. Саличко
  178. Сахаров
  179. Секержинский
  180. Сергеенко
  181. Сержицкий
  182. Сидненко
  183. Сидоренко
  184. Силитрар
  185. Симановский
  186. Синеоков
  187. Синицкий
  188. Скавинский
  189. Скирко
  190. Слюсарев
  191. Смирнов
  192. Собанский
  193. Соколов
  194. Соловцев
  195. Солопов
  196. Спржишевский
  197. Степанов
  198. Стефанский
  199. Стрегулин
  200. Стрелков
  201. Строев
  202. Сугинт
  203. Супруненко
  204. Сухов
  205. Сырельщиков
  206. Тархов
  207. Татаринов
  208. Тахчогло
  209. Тиль
  210. Тимофеев
  211. Тиньков
  212. Томашевский
  213. Топузов
  214. Травкин
  215. Трапицын
  216. Тутевич
  217. Фендриков
  218. Фере
  219. Филиппов
  220. Хаджи
  221. Харченко
  222. Хомиченко
  223. Хрусталев
  224. Цеглинский
  225. Цеплицский
  226. Цуканов
  227. Чаев
  228. Чекменев
  229. Ченцов
  230. Чернявский
  231. Чиннов
  232. Шаманков
  233. Шаповалов
  234. Шевченко
  235. Шилов
  236. Шишкин
  237. Шперле
  238. Штус
  239. Шумаков
  240. Щербина
  241. Ющенков
  242. Яйцев
  243. Яковлев
  244. Янкович
  245. Янковский

Высочайший Приказ от Февраля 12-го дня 1916 года
Производится въ Прапорщики, со старшинствомъ съ 1-го Октября 1916 года

Производятся в прапорщики из юнкеров, со старшинством с 1-го Ноября 1916г. Дополнение к ВП от 15.02.1917

Источники

Источник: https://www.ria1914.info/index.php/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%89%D0%B5

Читать

Сергиевское артиллерийское училище
sh: 1: –format=html: not found

Ю.Б. Рипенко, А.Э. Фролкин, В.А. Лепский

Одесское артиллерийское 1913-2018 Исторический очерк

Сроднила служба дальнее и близкое.

Сыны народа начеку всегда.

Тебя Одесское артиллерийское,

Не позабыть питомцам никогда.

Слова из песни «Курсанты-фрунзевцы идут»

Слово авторам

8 октября (25 сентября) 2018 года исполнилось 105 лет со дня открытия Сергиевского артиллерийского училища в Одессе. С созданием училища началась подготовка офицеров-артиллеристов для осадной и крепостной артиллерии.

В разные времена своей истории оно имело различные названия: Сергиевское артиллерийское училище, Одесские артиллерийские командные курсы, Одесские командные курсы тяжелой и береговой артиллерии, Одесская артиллерийская школа имени М.В. Фрунзе, Одесское артиллерийское училище имени М.В.

Фрунзе, Одесское артиллерийское ордена Ленина училище имени М.В. Фрунзе и, наконец, Одесское высшее артиллерийское командное ордена Ленина училище имени М.В. Фрунзе.

Многие выпускники прославили имя Одесского артиллерийского училища своими подвигами в годы Великой Отечественной войны, локальных войн и вооруженных конфликтов, своими результатами в области обучения и воспитания артиллерийских кадров, развития теории и практики боевого применения РВиА, развития техники и вооружения.

С 1913 по 1993 год училище провело 128 выпусков и подготовило 27000 офицеров, из которых более 200 человек стали генералами, столько же учеными, 41 человеку присвоено звание Герой Советского Союза, двоим – Герой Российской Федерации.

К сожалению, в 1993 году Одесское артиллерийское училище, одно из старейших военно-учебных заведений на постсоветском пространстве, с богатой и уникальной историей, перестало существовать.

Отметим, что на начальном этапе своего существования, пусть и коротком, училище входило в состав Михайловской артиллерийской академии. Поэтому история училища того периода, есть часть истории Михайловской военной артиллерийской академии.

Авторы – выпускники Одесского артиллерийского училища и Михайловской военной артиллерийской академии считают своим долгом изложить в этой книге обобщенный материал об истории училища со дня основания и до наших дней, в том числе о жизни и деятельности училища до октября 1917 года, в годы Гражданской войны и эмиграции.

Авторы не претендуют на исчерпывающее изложение истории Одесского артиллерийского, а обращаются ко всем, кто имеет какие-либо дополнительные сведения об истории училища, а также офицерах – выпускниках училища, которые своей деятельностью прославили его, и просят направлять информацию авторам. Контакты приведены в приложении 4.

Поздравляем выпускников Одесского артиллерийского училища со 105-летием со дня его основания

Авторы: Юрий Рипенко, Андрей Фролкин, Виктор Лепский

Предисловие

В начале ΧΧ в. офицеров-артиллеристов для Российской императорской армии готовили всего два артиллерийских училища – Михайловское и Константиновское, расположенные в Санкт-Петербурге, и входившие в состав Михайлов-ской артиллерийской академии.

Обучение юнкеров в училищах и офицеров в академии велось по тактике применения и правилам стрельбы полевой артиллерии.

Выпускники артиллерийских училищ и академии в основной своей массе направлялись в полевую артиллерию, где условия службы и порядок ее прохождения для офицерского состава существенно отличались в лучшую сторону от офицерской службы в подразделениях крепостной артиллерии.

К тому же большое разнообразие и сложность материальной части тяжелой артиллерии осадно-крепостного типа требовало от офицеров-артиллеристов специальной подготовки. Все это приводило к большому некомплекту офицерских кадров в частях крепостной артиллерии. Хронический некомплект офицеров в артиллерии, особенно в крепостной, пытались пополнять выпускниками пехотных училищ, что, безусловно, проблему не решало, а только усугубляло.

О положении дел в осадно-крепостной артиллерии можно судить по ближайшей к границе Германии небольшой русской крепости Осовец.

Проведенная в сентябре 1912 года опытная мобилизация крепости обнаружила, что в некоторых батареях крепостной артиллерии не было офицеров почти круглый год, а подготовка солдат лежала, главным образом, на фейерверкерах (младший командный состав в артиллерии) и прапорщиках. Во время мобилизации большинство офицеров исполняло по 2–3 должности.

Один из командиров батарей был одновременно командиром форта, командиром дивизиона, начальником одного из отделов артиллерийской обороны, заведующим хлебопечением, временным командиром батальона призванных из запаса для прохождения сборов во время мобилизации, т.е. исполнял обязанности по шести должностям.

«Мы не доверяли своей способности к суждению и выжидали реакции германской военной мысли на опыт Мукденского сражения, – писал известный военный специалист А.А. Свечин.

Только когда немцы объяснили, что японские тяжелые орудия… все же произвели значительное моральное впечатление; что недостаточный материальный эффект огня японской тяжелой артиллерии объясняется устарелостью японских орудий и отсутствием организации их в хорошо сплоченные и обученные полевые части; что опыт Мукдена ни в какой степени не колеблет взятой в Германии линии на максимальное усиление полевой тяжелой артиллерии, – только заимствовав все эти опорные точки мышления, мы становимся на путь перехода от кустарничества к серьезной работе над тяжелой артиллерией. Правда, мы не ошиблись в направлении наших мероприятий, но мы решительно ошиблись в сроках их осуществления. Избрав себе позицию в хвосте за Германией, мы не могли не запоздать».

Отметим, что А.А. Свечин отчасти был прав, так как в России все-таки были военные специалисты, которые занимались вопросами развития тяжелой артиллерии и ее применения в полевом бою, а также при осаде и обороне крепостей. Так, генералы А.А. Нилус и М.А.

Сулькевич неоднократно в своих научных трудах обосновывали необходимость развития осадно-крепостной артиллерии.

Одним из непременных условий решения этой проблемы они считали необходимым создание училища для подготовки офицеров-артиллеристов по специальностям осадно-крепостной артиллерии и артиллерии тяжелой (большой) мощности.

Конечно, были робкие попытки изменить положение дел в осадно-крепостной артиллерии.

Так, по плану мероприятий, составленному Главным артиллерийским управлением (ГАУ) еще в 1906 году, признавалось (только признавалось) необходимым создание «крепостного» артиллерийского училища для подготовки офицеров тяжелой артиллерии.

Начали отпускаться средства на изготовление орудий крупных калибров (осадного типа), так как до этого переоценивалась роль легких орудий; к 1921 году предусматривалось полностью выполнить программу вооружения. Но война началась в 1914 году.

К сожалению, консерватизм российских военачальников, от которых зависело окончательное принятие решений по ряду военных вопросов, долго являлся непреодолимой стеной для реализации предложений генералов А.А. Нилуса и М.А. Сулькевича.

Когда в немецких военных научных трудах стали очевидными устремления Германии в кратчайший срок уничтожать крепости противника, чтобы выводить свои войска на оперативный простор, российский Генеральный штаб стал искать пути решения проблемы развития тяжелой артиллерии.

Безусловно, были причины и другого рода. Отставание России в развитии тяжелой артиллерии объяснялось, кроме прочего, слабостью отечественной промышленности и ее зависимости от иностранной.

Таким образом, после нескольких лет канцелярской волокиты меры по улучшению дел были осуществлены лишь отчасти и настолько опоздали, что до Первой мировой войны не произошло существенного улучшения в пополнении некомплекта тяжелой артиллерии специально подготовленными офицерами.

Недооценка преобладающей роли тяжелой артиллерии сказалась очень быстро.

Под впечатлением первых неудач Первой мировой войны, особенно в позиционный ее период, когда без основательной артиллерийской подготовки с разрушением весьма прочных фортификационных сооружений нельзя было двинуться ни шагу вперед, пришлось в корне изменять отношение к тяжелой артиллерии.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=637155&p=17

Book for ucheba
Добавить комментарий