Символический интеракционизм в современной социологии

Тема 17.Символический интеракционизм в социологии

Символический интеракционизм в современной социологии

Символический интеракционизм (англ. interaction – взаимодействие) – теоретико-методологическое направление в социологии, кладущее в основу анализа социокультурной реальности социальные (с акцентированием межиндивидуального аспекта) взаимодействия, взятые в их символическом (особенно языковом) выражении.

Кроме абсолютизации микросоциологической проблематики (в ее противопоставлении макросоциологическим проблемам) для С.И. характерно подчеркивание процессуальной природы социального. В определенной мере это связано с влиянием на конституирование С.И.

идей прагматизма (в том числе и инструментализма Дьюи) и стремлением преодолеть жесткость и схематизм господствовавших бихевиористских концепций социального поведения.

Однако, если различные концепции социальных ролей и теории социального обмена (также решавшие сходные задачи) пошли по пути анализа прежде всего функциональных и (или) институционализационных аспектов социальных взаимодействий, породив ряд идей, близких к классическому структурно-функциональному анализу в социологии, то С.И.

выдвинул ряд неклассических идей, оказавшихся родственными некоторым положениям понимающей социологии (обращение к внутренним структурам личности, к культурной проблематике, к анализу языка, к принципу конструируемости социальной реальности и т.д.). В качестве предтечей С.И. называют Кули и Томаса.

Так, Кули исходил в своих построениях из признания социальной природы человека и утверждал примат первичных социальных групп для социализации и самоопределения индивида.

Он же, различая познание вещей и личностей, акцентировал внимание на культуре и языке в их сигнификативной (знаковой) функции для понимания взаимодействия «Я» и «Другого» (наше отношение к «Другому» детерминируется нашими представлениями о «Другом» – идеей личности – а не тем, чем он является на самом деле).

Отсюда редукция общества Кули к взаимодействию личностей, понимание этого взаимодействия как согласования «идей личности» и формулировка задачи социального познания как «воображения воображаемого». Не менее важны для С.И. оказались и идеи Томаса о предрасположенности (интенциональности), фиксируемой в установках и ценностных ориентациях индивидов к определенному поведению и о вероятности определенного поведения индивидов, задаваемой конституированием индивидами своих ситуаций в актах их оценки (идея, близкая Дьюи). Отсюда так называемая «теорема Томаса»: если ситуации определяются как реальные, они реальны по своим последствиям (или: определение ситуации как действительной делает ситуацию действительной).

Традиционно в С.И. выделяют Чикагскую (Блумер, Т. Шибутани и др.) и Айовскую (М. Кун и др.) школы. Однако версия М.

Куна и его последователей ушла от процессуальной трактовки социальности, усвоила ряд позитивистских методологических установок, отказалась от рассмотрения «внутренней» структуры личности, сделав акцент на групповых нормах и сблизившись, в конечном итоге, с теорией социальных ролей.

Однако основоположником С.И. в историко-социологической традиции признаются не Кули и не Томас, а Дж.Г. Мид, несмотря на то, что сам он определял свою концепцию как «социальный бихевиоризм». Центральным в учении Мида является понятие межиндивидуального взаимодействия.

Существует символическое (обмен установками, смыслами, значениями) и несимволическое (непосредственная реакция друг на друга) взаимодействие. Главный жест – языковой. Жест – начальный, незавершенный элемент человеческого поведения. По мере трансляции символов индивид передает партнеру ряд стимулов к поведению.

На этой основе межличностное общение сводится к процессу перенимания ролей. Обусловленность взаимодействия соц. факторами. По мнению Дж. Мида, у человека отсутствует развитая система инстинктов как основных регуляторов поведения. Вследствие этого человек обрел способность изобретать и применять символы.

Это стало основой для сознательного приспособления к окружающей среде, сознательного поведения и самонаблюдения.

Возникновение символического интеракционизма между людьми можно объяснить: 1) функционально – необходимостью координировать поведение людей, так как у них нет надежных инстинктов; 2) антропологически – способностью человека к созданию и использованию символов.

Однако значимые символы (прежде всего язык) могут выполнять свою координирующую функцию только в том случае, если они становятся достоянием группы. Но дело в том, что на самом деле партнеры по общению никогда не говорят на совершенно одинаковом языке.

Это часто приводит к ситуации недопонимания или ошибочного понимания и таким образом к нарушению взаимодействия.

Подобное нарушение можно исправить с помощью метакоммуникации – такого общения, в процессе которого партнеры сравнивают смысл употребляемых ими понятий и вырабатывают общую систему значений. Блумер выделяет два уровня взаимодействия, как и Мид: несимволический (в природе) и символический (у людей). Значения возникают в процессе соц.

взаимодействия, они являются способом неразрывной связи между индивидами, явлениями. Люди приписывают значения символам, т. е. интерпретируют их, вследствие чего объекты, с которыми они взаимодействуют, наделяются смыслом. Взаимодействие осуществляется как минимум между двумя людьми – это рождение взаимного понимания.

Это свободное «конструирование реальности». Гоффман. Концепция множественности Я (теория ролей). Взаимодействие – происходит не столько между конкретными индивидами, сколько между различными сторонами и проявлениями их личности.

Выделяет два вида коммуникации: произвольную (информация в общезначимых символах) и непроизвольную (невербальная непреднамеренная, театральная). Отсюда «драматургический подход».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_105281_tema-simvolicheskiy-interaktsionizm-v-sotsiologii.html

Символический интеракционизм

Символический интеракционизм в современной социологии

Символический интеракционизм – это неклассическая социологическая парадигма, наиболее полно представляющая микросоциологическийподход.

Сторонники этого подхода полагают, что люди не реагируют на воздействия внешнего мира непосредственно – наподобие лягушки, которая автоматически делает хватательные движения языком, когда она слышит жужжание мухи.

Вместо этого люди наделяют воздействующие на них стимулы определенными значениями. И реагируют люди, прежде всего, на эти значения и символы, а не на сами стимулы внешнего мира.

Хорошим примером этого является демонстрация в начале XX в. братьями Люмьерами во Франции первого в истории документального фильма – «Прибытие поезда на станцию». Когда люди в кинозале увидели надвигающийся на них поезд, они начали залезать под кресла, выбегать в ужасе из кинозала и т.д.

Символами, на которые реагируют люди, могут быть слова, предметы, дистанция между общающимися людьми, выражения лица и разнообразные поступки.

Символический интеракционизм – направление в социологии, кладущее в основу социальной реальности межиндивидуальные взаимодействия (от англ. interaction – взаимодействие), взятые в их символическом (языковом) выражении.

Основной вклад в создание этой парадигмы внесли американские социологи Чарльз Кули (1864-1929), Джордж Герберт Мид (1863-1931), Уильям Томас (1863-1947) и Герберт Блумер(1900-1987). Основные «промежуточные» результаты, оказавшие важное влияние на процесс формирования символического интеракционизма, – это:

(1) вклад Ч.Кули – примат первичных социальных групп для социализации и самоутверждения; раскрытие символических свойств интеракции;

(2) «теорема Томаса» – «если ситуации определяются как реальные, они реальны по своим последствиям».

Рассмотрим вклад каждого более подробно. Это необходимо для понимания сути такой чрезвычайно сложной парадигмы современной социологии, как символический интеракционизм.

Чарльз Кули (1864-1929).Основные работы – «Человеческая природа и социальный порядок» (1902), «Социальная организация» (1909), «Социальный процесс» (1918).

идея Кули состояла в том, что человеческая природа – не некое качество, которое является свойством отдельного индивида, но «продукт коммуникации».

Человек становится личностью, развивает свое «Я» (self) только в процессе взаимодействий, «интеракций» с другими людьми.

Поэтому социальное существование – это не вещь своего рода и не оторванное от индивида «общественное сознание» (Дюркгейм). Человеческая природа носит «групповой характер».

Мы уже отмечали, что главные достижения Кули – теория малых группа и раскрытие символических свойств интеракции. Рассмотрим их.

(2.1) Первичные группы– небольшие группы, которые характеризуются тесными, непосредственными связями, объединяющие людей не на основе какой-либо профессиональной специализации, а за счет непосредственного (face-to-face) общения.

Примеры первичных групп – семья, соседи, детская команда для игры в футбол и т.д. Эти группы играют в истории человечества особую роль. Они – основа для формирования социальной природы и идеалов индивида. Впоследствии первичные группы как «колыбель человечества» были оттеснены т.н.

«вторичными группами». Последние – это объединения большого размера, основанные на формализованных, внеличных отношениях. Эти отношения сознательно создаются людьми в определенных целях.

Правда, каждый индивид участвует в подобных социальных институтах не «целиком», а лишь какой-то частью своей личности.

(2.2) В процессах коммуникации происходит обмен представлениями, которые сложились у людей друг о друге, познание себя через драматическое восприятие отношения к себе других людей.

В итоге [(2.1) + (2.2)] Как «Я» (self), так и общество имеют у Кули динамический характер. Это – не «предметы», а «процессы» коммуникации. Оба эти понятия имеют символический характер. Т.е. «Я» и «общество» – это представления, сформировавшиеся в интеракциях и постоянно изменяющиеся.

Джордж Герберт Мид (1863-1931).Всю жизнь преподавал философию в Чикагском университете. Присущая ему скромность не позволила опубликовать его социологические идеи при жизни. Только после смерти, благодаря сохранившимся студенческим конспектам лекций, была опубликована главная книга Мида «Разум, Я и общество» (1934).

Как философ, Мид отталкивался при формировании своей концепции от прагматизма Джона Дьюи.

Для последнего прагматизм – это ориентация на действие: «понятия и теории науки всегда связаны с нашими практическими действиями и опытом».

Поэтому эволюция человеческого общества определяется процессами кооперации и коммуникации людей между собой. Каждый индивид только в интеракции и в коммуникации с другими развивает свое «Я».

В итоге сознание, мышление, представления возникают и изменяются применительно к практическим действиям, которые индивиды осуществляют в интеракциях друг с другом. Основной инструмент коммуникации – жест.

Жесты также получают свое значение в интерактивной ситуации. Жест – это «значимый символ». И как таковой, он служит основой не только для действия, но и для нашего мышления.

Поэтому мышление может рассматриваться как «внутренняя коммуникация» индивида с самим собой посредством значимых символов.

Соответственно, самосознание или «объективное познание себя» происходит в интерактивной ситуации с другими. Но оно этим не ограничивается, а детерминирует мышление индивида (внутренний диалог с другими). Эти «другие»:

– или «значимые другие», т.е. конкретные люди из нашего окружения;

– или «обобщенные другие» (представители различных социальных групп или институтов).

В итоге, согласно Миду, наше самосознание – «драматическая структура». Она включает в себя и прошлое: мы заимствуем из воспоминаний роли других, их отношение к нам и реагируем на это в нашем воображении.

Я, Самость (Self) выступает в двух аспектах: просто Я («I») и меня («Me»). Если «Me» – это свойственная данному индивиду совокупность установок других, то «I» имеет автономный характер.

Важно то, что «I» и «Me» находятся в диалектическом взаимодействии друг с другом.

Уильям Айзек Томас (1863-1947).Основная работа Томаса – написанная совместно с Флорианом Знанецким книга «Польский крестьянин в Европе и Америке» (1918-1921, 5 тт.).

идея: определение ситуации – это основа человеческого поведения.В любой конкретной ситуации человек действует тем или иным образом в зависимости от того, как он эту ситуацию понимает.

Каждое конкретное действие – результат оценки конкретной ситуации. Ситуация состоит:

(1) из объективных условий, при которых должно происходить действие;

(2) из уже имеющихся установок человека;

(3) из субъективных представлений относительно условий, а также осознания действующим своих установок.

«Для того, чтобы справиться с ситуацией, человек должен ее понять. Лишь объяснение ситуации определяет ее реальность». «Если какая-либо ситуация определяется человеком как реальная, она реальна по своим последствиям» (т.н. «теорема Томаса»).

Герберт Блумер (1900-1987).Был преемником Дж. Мида на социологическом факультете Чикагского университета. Аналитически проработал и развил символический интеракционизм, выделив в нем три основные предпосылки:

(1) люди действуют на основании значений, которые имеют предметы, люди или ситуации для совершающих действия;

(2) значение возникает в процессе социального взаимодействия между индивидами;

(3) значение применяется и изменяется в процессе интерпретации между совершающим действие и миром.

Именно Блумер настаивал на том, что систематическое развитие символического интеракционизма должно привести к радикальному пересмотру основных понятий классической социологии: «статус», «норма», «роль» и др. Эти понятия получают свои значения лишь в процессах взаимодействия между людьми.

В противовес классической социологии Дюркгейма, Блумер подчеркивал, что правила поведения человека в обществе заново интерпретируются деятелями (акторами) и должны создаваться заново. Социальная действительность непрерывно создается и изменяется индивидами в процессе их взаимодействия.

Таким образом, мы можем резюмировать основные положения символического интеракционизма в виде следующих пяти основных тезисов.

1) Люди действуют на основании значений, которые имеют предметы, люди и ситуации для совершающих действия.

2) Значения возникают в процессах социальных взаимодействий между людьми.

3) Значения применяются и изменяются (модифицируются) в процессах интерпретации между осуществляющим действие и внешним миром.

4) В социальных взаимодействиях мы имеем дело не с дефинициями объектов, а с их символами.

5) Взаимодействие – это обмен символами.

Подводя итог, можно сказать что символический интеракционизм является теорией которая сыграла большую роль в развитии социологии

Тема лекции 7. Социальная стратификация.

1. Понятие и сущность «социальной стратификации».

2. Системы социальной стратификации

3. Социальная мобильность.

1. Понятие и сущность «социальной стратификация»

Все известные нам истории обществ были организованы так, чтобы одни социальные группы в них всегда имели привилегированное положение в отношении распределения материальных благ, то есть, всем обществам без исключения было присуще социальное неравенство. Поэтому одним из базисных понятий социологии является понятие социальной стратификации.

Под социальной стратификацией мы будем понимать вертикальный срез расположения индивидов и групп, по горизонтальным слоям (стратам) по признакам: 1) неравенства доходов, 2) доступа к образованию, 3) объема власти и влияния, 4) профессионального престижа.

Исходной клеточкой социально-стратификационной структуры является социальная группа. Социальная группа – это есть совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются членами данной группы с точки зрения других.

Различаются первичные и вторичные социальные группы, малые и большие, референтные группы, социальные общности (семейные, профессиональные, территориальные, этносоциальные, политические и т.д.).

Социальная стратификация – это иерархическое ранжирование людей по признаку неравенства в доходах, уровню образования, власти, престижу.

В основе стратификации лежит процесс социальной дифференциации.Дифференциация – это процесс разделения функционально специализированных институтов и разделения труда.

Чем выше развито общество, тем сложнее и дифференцированней оно устроено.

Системы стратификации делятся на закрытые и открытые. Открытые системы стратификации – такие структуры, члены которых могут легко и по собственному желанию изменять свой статус.

Кзакрытымсистемам относится кастовая организация индийского общества до 1900 года: брахманы (жрецы), кшатрии (воины), шудры (работяги), неприкасаемые (опущенные) или структура тюремной зоны: авторитеты, мужики и опущенные.

В теоретической социологии разработаны два основных подхода к пониманию природы и системы критериев стратификации – подход Маркса и подход Вебера.

Согласно марксистскому подходу, стратификация возникает как продукт развития производительных сил; соответственно, главный критерий стратификации – собственность на средства производства. Вебер подходил к этому вопросу более гибко и взвешенно.

Он выделял три измерения общественной жизни: классовое(экономическое положение), статусное (престиж) и партийное (власть). Положение каждого человека в обществе измеряется в трех координатах – 1) деньги, 2) власть, 3) престиж.

Проблема происхождения социального неравенства, отношения к нему и пути его устранения всегда вызывала повышенный интерес не только у мыслителей и политиков, но и у простых граждан. Неравенство людей Платон объяснял изначальным неравенством, Руссо – божественным провидением, Гоббс – несовершенством человеческой природы.

Марксизм рассматривал неравенство и социальную стратификацию как продукт естественно исторического развития общества, необходимый и неизбежный этап развития, который должен также неизбежно и необходимо миновать, дав рождение новому обществу, лишенному стратификации. Маркс считал основным только одно измерение стратификации – деление общества на антагонистические классы.

Класс (от лат. сlassis – разряд). Определение классов дал В.И. Ленин в 1918 году в своей работе «Великий почин».

Классы – это большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они могут располагать.

Социальная структура современных обществ не может исчерпывающе описываться схемой антагонистических отношений только двух классов.

Классовая теория открывает ряд конфликтологических теорий социального неравенства, согласно которым стратификация представляет собой результат неизбежного динамического процесса борьбы интересов классов и групп. Сюда же относится теория Р.

Дарендорфа который утверждает, что всякая социальная система нуждается в определенных типах деятельности и соответственно создает систему предложений, распределяющихся как бы стихийным рынком.

В результате действия рыночного механизма регуляция спроса и предложения складывается экономическое и социальное неравенство, лежащее в основе конфликта групп и классов и борьбы за перераспределение власти и статусов.

Функционалистские теории социальной стратификации имеют консервативную направленность. Они подчеркивают позитивный, функциональный характер неравенства и стараются обосновать его функциональную необходимость.

Авторы одной из этих теорий – Кингсли Дейвис и Уильям Мурутверждают, что расслоение общества является прямым следствием разделения труда: неравные социальные функции разных групп людей объективно требуют соответственно неравного вознаграждения.

С помощью неравенства в доходах и престиже общество побуждает индивидов к занятиям нужными, но трудными и неприятными профессиями. Таким образом, согласно этой теории, теория социальной стратификации необходима, неизбежно присутствует в любом обществе и не являяется его недостатком.

Однако очевидно, что социология сегодня не в состоянии выработать единую теорию стратификации, и возможно, что поиск такой теории заранее обречен на провал, так как существование систем стратификации не может быть исчерпывающе объяснено ни функциональной необходимостью различных социальных позиций, ни иерархией социальных ценностей, ни структурой производственных отношений.

Предыдущая78910111213141516171819202122Следующая

Дата добавления: 2016-02-20; просмотров: 2646; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/7-14844.html

Символический интеракционизм в современной социологии

Символический интеракционизм в современной социологии

Вотечественной комментирующей литературе традицион­но выделяют три направления развития интеракционизма после Мида.

Первые два получили свое название по местоположению академических научных центров, где профессионально практи­ковали его ученики и последователи: чикагское и айовское.

Хотя сторонники обеих школ едины в главном — то, что происходит, происходит прежде всего в головах людей, — они расходятся в воп­росе о том, как все это следует изучать.

Чикагская школа, представленная именами Герберта Блумера, Т.

Шибутани, Ансельма Стросса, сосредоточила свой интерес на «текучести» социального процесса, творческом характере жизни людей, призванных постоянно пересматривать и переопределять социальный мир в зависимости от рождающихся во взаимодей­ствии новых значений и смыслов.

Блумер отдает предпочтение та­ким исследовательским методам, как сопереживание, стремление вжиться в образ другого, интуиция. Ему чужды формально-соци­ологические процедуры исследования, манипуляции с типовыми социологическими переменными.

Напротив, Айовская школа заинтересована в построении устойчивых моделей социального поведения, т. е. ведет речь о социальных институтах, символически значимых и привычных структурах социальной жизни. Во главе этого направления сто-

1 MeadG. The Problem of Society. P. 21.

2 Ibid. P. 25

СОЦИОЛОГИЯ США 561

ят Мэнфорд Кун, Уильям Колб, Т. Партленд, Бернард Мельцер, Ларри Рейнольде. Обвиняя Чикагскую школу в фетишизации повседневной жизни, они ратуют за возвращение макроанализа в социологию. Для них также неприемлемы «ненаучные» методы оппонентов. Кун отстаивает единство научного метода, предпо­лагающего обобщение материала и выявление неукоснительных законов, в том числе в сфере социальной.

Даже в сфере психологической, казалось бы, более естествен­ной для Чикагской школы, Айовская видит массу упущений: недо­статочное внимание к бессознательным эмоциональным сторонам человеческой жизни, а также к изучению потребностей, мотивов, намерений и ожиданий.

Предложенная схема со всей очевидностью требует некоторых пояснений.

Само ее появление недвусмысленно свидетельствует о том, что «уточнение», педантичное доведение до «логического кон­ца» идей талантливого первооткрывателя, создателя новой системы взглядов далеко не всегда идет ему на пользу.

В случае с Чикагской и Айовской школами явно прослеживается разрыв в самом ин­тересном и тонком месте концепции Мида — попытке ввести в научный оборот понятие непреложного единства стабильности и изменчивости социальной жизни, обусловленности и свободы нашего восприятия.

Возможно, неудовлетворенность таким исходом интеракци-онизма привела к появлению третьего направления — драматур­гического варианта толкования идей Мида.

Причем толкование это не только позволяет несколько иначе подойти к оценке того, что было сделано после Мида, но и взглянуть на усилия его после­дователей с совершенно неожиданной точки зрения — с позиции так называемого постмодернизма.

Последний отождествляется американскими аналитиками с утратой веры в жизнеспособность стремящегося к сотрудничеству и общему благу Self и возможнос­тей социальной науки.

Ряд историографов усматривает постмодернистское влияние на классические постулаты интеракционизма в том, что последние работы социологов интеракционного толка более не описывают общество как единое смысловое пространство.

Эрвин Гоффман, Грегори Стоун, Говард Беккер, Эдвин Лемерт едины в понимании социального мира как сферы не только договоренностей и согла­шений, но и взаимного напряжения, разногласий.

Категория со­циального действия, взаимодействия остается центральной, од­нако теперь она погружена в несколько давящее, а порой и явно

История социологии

враждебное окружение. С точки зрения действующего лица, мир становится менее «рациональным», т.е. менее подвластным конт­ролю, проблемным.

Наблюдается информационная асимметрия: не «обобщенный другой», а его отдельные фрагменты, в большей или меньшей степени подавленные частными интересами взаимо­действующих лиц, определяют содержание социального процесса.

Манипуляции людьми, обстоятельствами, собственным имиджем становятся правилами игры по воплощению задуманного сцена­рия, розыгрыша желаемой социальной ситуации. Только измен­чивое, изворотливое и многоликое человеческое Я обретает воз­можность выжить.

Стабильное Я слишком тяжеловесно в новых условиях. Тем более оно уязвимо, если формировалось в условиях недоброжелательного отношения окружающих, затравленное™. Ему не избавиться от ощущения собственной неприкаянности, семени саморазрушения.

Не отождествляя вышеперечисленные идеи с постмодерниз­мом, а порой ставя под сомнение правомерность самого термина, современные исследователи символического интеракционизма на­зывают их позднемодернистскими1.

Роль социальной науки в них не умаляется, а, напротив, усиливается в связи с необходимостью поиска новых средств и методов изучения более хитроумного Я, рожденного и владеющего миром масок, костюмированных пред­ставлений и социального лицедейства.

Основная литература

1. МидДж.Г. Аз и Я // Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В.И. Добренькова / Сост. Е.И. Кравченко. М., 1994. С. 227-237.

2. Mud Дж. Г. Интернализованные другие и самость // Американская социоло­гическая мысль… С. 224—227.

3. Mud Дж.Г. От жеста к символу // Американская социологическая мысль… С. 215-224.

4. МидДж.Г. Психология пунитивного правосудия // Американская социоло­гическая мысль… С. 237—259.

5. Mead G.H. Mind, Self and Society /Ed. Charles Morris. Chicago: The University of Chicago Press, 1934.

6. Mead G.H. Movements of Thought in the Nineteenth Century // Ed. Merrit Moore. Chicago: The University of Chicago Press, 1936.

7. Mead G.H. Philosophy of the Act / Ed. Charles Morris. Chicago: The University of Chicago Press, 1938.

1 Katovich M.A. Postmodern Thought in Symbolic Interactionism: Reconstru­cting Social Injury in Light of Late-Modem Concerns // The Sociological Quaterly. Vol. 34. N3. P. 391-411.

СОЦИОЛОГИЯ США

8. Mead G.H. Philosophy of the Present / Ed. Arthur Murphy. La Salle, Illinois: Open Court, 1959.

9. Mead G.H. Mead: Selected Writings / Ed. Andrew Reck. N.Y.: Bobbs Merril Co., 1964.

10. George Herbert Mead on Social Psychology. Selected Papers // Ed. and with an Introduction by Anselm Strauss. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1969.

11. Беккер Г., Бесков А. Современная социологическая теория. М., 1961.

12. Блумер Г. Социологическая концепция Дж. Г. Мида // Рабочие тетради по ис­тории и теории социологии. Вып. 1. МГУ им. Ломоносова. Социологический факультет, 1992. С. 12-28.

13. Ионин Л.Г. Возникновение символического интеракционизма (Ч. Кули, У. Томас, Дж Г. Мид) // История теоретической социологии: В 4 т. Т. 3. М.: Канон, 1997. С. 270-282.

14. Ионин Л.Г. Понимающая социология. М.: Наука, 1978.

15. Мелентьева Н.В. Джордж Герберт Мид // Современная американская соци­ология… С. 33-49.

16. Монсон П. Лодка на аллеях парка: Введение в социологию. М.: Весь мир, 1995.

17. Фотев Г. Герберт Блумер: символический интеракционизм // Современная американская социология… С. 146-156.

Дополнительная литература

1. Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль: Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. Сост. Е.И. Кравченко. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 168-215.

2. Гоффман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная соци­альная психология: Тексты / Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 188-196.

3. Морено Д.-Л. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе. Подход к новой политической ориентации / Пер. с англ. В.М. Корзинкина. Ред., пер. и предисловие М.Ш. Бахитова. М., 1958.

4. Blunter H. Symbolic Interaction: Perspective and Method. Englewood Cliffs. N.Y.: Prentice-Hall, 1969.

5. Goffman E. Presentation of Self in Everyday Life. Garden City, N.Y.: Anchor, 1959.

6. Goffman E. Interaction Ritual: Essays on Face-to-Face Behavior. Garden City, N.Y: Anchor, 1967.

7. Кравченко Е.И. Социологическая концепция Э. Гоффмана // Современная американская социология / Под ред. В.И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 157-179.

8. Кравченко Е.И. Эрвин Гоффман: Социология лицедейства. М.: Изд-во МГУ, 1997.



Источник: https://infopedia.su/8x331.html

Book for ucheba
Добавить комментарий