Социальная структура на востоке

Религия на востоке

Социальная структура на востоке

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА НА ВОСТОКЕ

Не везде и не всегда политическая власть государства на Востоке была столь сильна и всемогуща, чтобы абсолютно доминировать в обществе.

Иногда частный сектор достигал немалых успехов, значительная часть земель и ресурсов находилась во владении отдельных лиц, серьезную роль начинали играть рабство и различные формы крепостной зависимости, причем это в равной мере бывало и в древности, и в средневековье, и даже в сравнительно недавнее время, вплоть до XX в.

Словом, конкретная ситуация в различных странах Востока и в разное время бывала далеко не однозначной.

Однако при всей этой пестроте и неоднозначности исторической конкретики существовали и общесоциологические закономерности, структурно детерминированные тем самым, что составляло суть власти-собственюсти как специфически восточного феномена и что в самых общих чертах сводилось к господству в системе социально-экономических отношений взаимосвязей между государством («восточной деспотией» с обслуживающим ее аппаратом власти) и массой безликих подданных, вносящих в казну ренту-налог. Каковы основные особенности этой системы отношений?

Первая — невычлененность индивида из коллектива. Эта недифференцированность имела свои плюсы и минусы. С одной стороны, именно она препятствовала полному произволу властей, вводя его в определенные рамки, соответствовавшие издревле установившимся нормам обычного права, тем самым традициям, которые санкционировались и освящались религией.

С другой стороны, она вела к тому, что вычленившийся из коллектива индивид, прежде всего богатый собственник, хотя и не только он, не имел никаких специально оговоренных и тем более официально зафиксированных в законодательстве прав, свобод, юридических гарантий для своей деятельности и просто своего существования.

Это вело к тому, что собственники стремились окружить себя большим количеством родственников, земляков, прислужников и прихлебателей (клиентов), которые являли собой социальную силу, противостоявшую властям. До известной степени поддержка клиентов помогала упрочению положения собственников. Однако далеко не всегда.

При любой кризисной ситуации, конфликте или промахе (например, не данной вовремя или в достаточном размере взятке) власть имущий мог проявить свою власть таким образом, что собственник (если только он не имел больших связей и престижа) нередко оказывался в положении человека, готового отдать почти все, чтобы уцелеть.

И хотя связи и престиж нередко играли свою роль, в целом борьба собственника с представителем власти никогда не была борьбой равных.

Отсюда вторая важная особенность социальной структуры на Востоке: слабость отдельных собственников, чье богатство не давало покоя представителям власти и чей статус не опирался ни на какие формально санкционированные нормы.

Восточные собственники, особенно торговцы, порой обладали сказочными богатствами, но они предпочитали либо вкладывать их в землю (сдаваемую в аренду), либо проживать. Условий для превращения этих богатств в капитал, т. е. для генезиса капитализма, там не было.

Неудивительно поэтому, что капитализм возник не на богатом Востоке, а в полунищей Европе, обогатившейся за счет морских походов и ограбления других народов и умело вложившей полученное богатство в дело, т. е. превратившей его в капитал.

Третьей из важных особенностей социальной структуры на Востоке (тесно связанной с первыми двумя) была корпоративность.

Речь идет о многочисленных вертикальных гранях и перегородках, о множестве корпораций типа кланов, каст, сект, землячеств, общин, цехо-гильдий и прочих объединений, которые включали в себя, как правило, бедных и богатых, простолюдинов и высокопоставленных, власть имущих и стоящих вне общества слуг и рабов.

Эта система вертикальных связей и замкнутых корпораций всегда играла во всех странах Востока заметную роль. Ее социальная функция заключалась в объединении индивидов в рамки коллектива и в противопоставлении этого коллектива (корпорации) всесилию государственного деспотизма.

Нормы обычного права и санкционированные сакрализованные традиции давали этим корпорациям необходимую защиту от произвола. В то же время корпоративность облегчала власти систему администрации: чиновнику или суду легче было иметь дело с корпорацией и спрашивать с ее главы, предоставляя тому право автономно распоряжаться в рамках той или иной подведомственной ему корпорации.

Стабильная, сохранявшаяся веками и сознательно культивировавшаяся корпоративность сыграла свою решающую роль в оформлении специфики социальной структуры на Востоке.

В частности — и это можно считать еще одной, четвертой важной особенностью ее — речь идет о слабой классовой дифференцированности, о второстепенной, даже ничтожной роли классовых антагонизмов, а то и вовсе об их отсутствии.

Даже в тех редких случаях, когда в той или иной стране Востока частный сектор достигал немалых успехов и создавались объективные условия для заметной роли классовых антагонизмов в полном смысле этого слова, система корпораций играла свою сглаживающую, приглушающую антагонизмы роль.

В рамках касты и богатый, и работавший на него бедняк, всегда, прежде всего, ощущали свою принадлежность к одной и той же касте и свою отчужденность по отношению ко всем остальным кастам.

В большом клане работавшие на главу-землевладельца бедные члены клана, отдаленные его родственники, никогда не считали главу клана эксплуататором. Он был старшим родственником, руководителем клана, считался благодетелем (именно потому, что позволял другим выжить, обрабатывая его землю на правах арендатора либо батрака). Примерно такой же патерналистский характер имели отношения в рамках крестьянской общины, цехо-гильдий.

Выработанные веками корпоративные и патронажно-клиентские связи были закреплены традициями и освящены религией. Система этих связей стала основой социальной структуры, причем консервативность ее вполне соответствовала интересам политической власти восточного государства.

Именно тесная взаимосвязь и взаимозависимость государства и социальной структуры в странах Востока создавали условия для неизменности, стабильности, даже застойности.

Государства могли разрушаться, гибнуть, появляться заново; династии и даже господствующие этносы с легкостью сменяли друг друга на престоле, у руля правления, в системе администрации, но структура общества, опиравшаяся на его микроструктуру, т.е. на незыблемые корпорации, сохранялась при этом почти без изменений.

Более того, все вновь возникавшие государственные образования охотно брали эту стабильную структуру под свою защиту и заботливо предохраняли ее от перемен. Тем самым все политические и даже социальные кризисы обычно не вели к внутреннему структурному обновлению, к выходу за пределы докапиталистической формации.

Нетрудно представить, какую большую роль в таких обществах играла религия. Прежде всего, она санкционировала и освящала политическую власть, способствовала обожествлению правителя, превращению его в божественный символ, связующее единство данной общности.

Кроме того, тесно связанная с консервативной традицией и закреплявшая ее механизм, освящавшая ее нормы религия всегда стояла также на страже незыблемости социальной структуры.

Другими словами, по отношению к государству и обществу религия была цементирующей основой, но эффективность этой основы, сила ее защитной мощи во многом зависели от нее самой. Известно, что разные религиозные системы далеко не в одинаковой степени укрепляли традиционную социальную структуру или существующую политическую власть.

Там, где религиозная система слабо поддерживала государство, власть и вместе с ней общество гибли легче, как это видно на примере древних ближневосточных империй, будь то персидская, ассирийская или какая-либо иная. Там же, где она функционировала оптимально, результат был иным, хотя и здесь могли быть существенные различия.

Так, в Китае религиозная система энергично освящала политическую структуру, что способствовало ее сохранению на протяжении тысячелетий в почти неизменном виде. В Индии же религия была индифферентна к государству — и государства там легко возникали и гибли, были непрочными и нестабильными.

Зато по отношению к социальной структуре религия действовала активно и эффективно, и это привело к тому, что, несмотря на частую и легкую смену политической власти, структура с ее кастами в качестве ведущей силы сохранилась в Индии в почти неизменном виде до наших дней.

Таким образом, религия на Востоке всегда делала ставку на стабильность, консервацию существующей нормы, сохранение социально-политического статус-кво.

Во многом обусловленная именно религией внутренняя стабильность, препятствовавшая структурному обновлению и активизации частнособственнического начала, мешала развитию Востока, заставляя его веками топтаться на месте.

Вторжение европейского капитала и колониальные захваты дали толчок разложению старой структуры и медленному, крайне болезненному созданию новой. Болезненному потому, что внутренне восточные общества оказались недостаточно подготовленными к кардинальной трансформации такого рода.

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА НА ВОСТОКЕ

Ключевые слова этой страницы: социальная, структура, востоке.

Скачать zip-архив: СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА НА ВОСТОКЕ — zip. Скачать mp3: СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА НА ВОСТОКЕ — mp3.

СЛОВАРИ И ЭНЦИКЛОПЕДИИ. КОМПЬЮТЕР, СТРОИТЕЛЬСТВО, ЭКОНОМИКА, ПОДВОДНАЯ ОХОТА…

Обсудить эту статью на нашем форуме >>>

§ СЛОВАРИ И ЭНЦИКЛОПЕДИИ. КОМПЬЮТЕР, СТРОИТЕЛЬСТВО, ЭКОНОМИКА, ПОДВОДНАЯ ОХОТА…

Ключевые слова этой страницы: словари, энциклопедии, компьютер, строительство, экономика, подводная, охота.

Скачать zip-архив: Словари и энциклопедии. Компьютер, строительство, экономика, подводная охота… — zip. Скачать mp3: Словари и энциклопедии. Компьютер, строительство, экономика, подводная охота… — mp3.

Источник: http://www.prosvetlenie.org/esoteric/3/4.html

Социальная структура, развитие общественной мысли. Восток и мир в начале третьего тысячелетия

Социальная структура на востоке

Классовая структура стран Востока намного сложнее, чем классовая структура развитого капиталистического общества. Недавний колониальный гнет, своеобразное развитие капитализма в молодых государствах, сохранение значительных пластов малопроизводительных укладов, пережитков феодализма — все это накладывает отпечаток на их классовую структуру.

Развивающиеся страны отличаются от развитых капиталистических государств именно тем, что процесс классообразования в них еще не завершился, а границы между классами очень подвижны и изменчивы. Наряду с формирующимися классами в странах Востока сохраняются многочисленные слои, группы и подгруппы населения, не поддающиеся четкой классификации.

Вторая половина столетия была отмечена резким убыстрением социального развития Востока. Речь шла не только о зарождении новых социальных слоев, классов, прослоек и категорий, но и об изменении качества самого общества.

Печать модернизации и даже вестернизации все более отчетливо определяла социальный облик Востока, тем не менее оставшийся пестрым и многообразным.

Если можно себе представить западное общество в виде образца геометрически правильных форм и четких прямых линий, то восточное общество напоминает скорее сложный и прихотливый орнамент с асимметричностью и внешней алогичностью разнотипных узоров.

Поэтому наряду с все более часто встречающимся в социальных структурах Востока, особенно в конце ХХ в., западно-восточным синкретизмом сохраняется и безусловное различие между обществами Запада и Востока, причем не только в культурно-цивилизационном измерении.

Оставаясь многоукладным, пестрым и многообразным в социальном отношении, восточное общество качественно менялось: увеличивалась доля современных, модернизированных структур и соответственно уменьшалась доля традиционных, архаичных структур в его составе.

Модернизация любого восточного социума (сельской общины, региона или землячества, города или отдельного его квартала, этноконфессии или входящего в нее религиозного братства) шла либо через капитализации, т. е.

развитие частного предпринимательства и рынка, либо через насаждение государством «сверху» более современных методов хозяйствования, политической и производственной культуры, новейшей технологии и организации труда. Обычно сочетались оба канала модернизации.

Но первый преобладал там, где инициатива принадлежала иностранному капиталу (почти во всех колониях или бывших колониях) или где успел заявить о себе национальный капитал (например, в Индии, Турции, Египте до 1952 г. и после 1970 г.).

Второй канал имел преимущество в странах с военными или революционными режимами, в частности в Бирме, Индонезии, Египте 1952-1970 гг., Сирии). Но и во втором случае огосударствление экономики всегда было неполным и объективно преследовало цель защищать слабую национальную экономику от внешних конкурентов, дав крышу и помощь местному предпринимательству, находившемуся в трудной стадии становления.

Несмотря на большие успехи в развитии экономики, на рост промышленности, крупного предпринимательства в городе и производительности труда в деревне, в большинстве стран Востока преобладает сельскохозяйственное население. По подсчетам советских экономистов, удельный вес городского населения в развивающихся странах вырос с 19,4% в 1950 г. до 32,4% в 1980 г.

Неизменно возрастает численность сельского населения, переселяющегося в города. В послевоенный период из деревень в города переселились в странах Азии, Африки и Латинской Америки 220 млн человек. В 1980-х гг. около 25% горожан составляли лица, ушедшие из деревни за последние 20 лет, а 15% — те, кто покинул деревню за последние 10 лет.

В результате городское население оказалось весьма пестрым по своему составу, по религиозной, групповой, этнической, кастовой и прочей принадлежности. Таким образом, около двух третих населения развивающихся стран продолжает проживать в деревне, хотя это соотношение весьма колеблется по отдельным государствам.

Так, в Индии городское население составляет около 25%, а в Турции — более 40%.

Неизменно возрастает численность лиц наемного труда и их удельный вес в общей массе населения. В Азии они составляют 40-50% самодеятельного населения, в государствах Тропической Африки — около 10%.

Статистические данные свидетельствуют, что уменьшение численности рабочей силы в сельском хозяйстве сопровождается ее значительным ростом в промышленности и особенно в торговле, обслуживании, на транспорте и т. д.

, где возрастает также неполная занятость.

В большинстве развивающихся стран Востока основная масса промышленного населения — ремесленники, мелкие товаропроизводители, рабочие и владельцы мелких предприятий, в которых господствует ручной труд. По численности в крупной промышленности сосредоточено часто меньше рабочих и работников, чем в мелкой. Своеобразны также структура и состав рабочего класса.

Традиционными общностями являются сохранившиеся во многих странах Азии и Африки племена, мелкие этносы или этноконфессиональные общины, сословные группы и социокультурные коллективы.

Печать их влияния, особенно на менталитет и психологию людей, даже экономически и организационно давно живущих вне традиционных отношений, еще прослеживается всюду на Востоке: от Марокко и Сенегала до Китая и Филиппин. В Марокко исторически сформировавшееся в XIII-XVII вв.

сословие фаси (из потомков мусульман, изгнанных из Испании) постепенно образовало экономическую и духовную элиту страны, в ХХ в. сблизившись также с арабской аристократией и составив верхушку бюрократии и бизнеса. С 1930-х гг.

им противостоят суси — выходцы из берберов южной области Сус, разрушающие монополию фаси, но преобладающие пока что в средних и низших слоях буржуазии, чиновничества и интеллигенции. И те и другие имеют свои политические партии, культурные ассоциации, органы печати и рычаги влияния на монарха.

Этнонациональный вопрос — один из важнейших на Востоке.

Берберы в Алжире и Ливии, курды в Турции, Сирии, Ираке и Иране, азербайджанцы в Иране, туркмены, узбеки и таджики в Афганистане, патаны (пуштуны) в Пакистане, многочисленные меньшинства в Мьянме, монголы, тюрки и тибетцы в Китае, хуацяо по всей Юго-Восточной Азии, тамилы в Шри Ланке, так же как арабы на западе Африки, а индийцы на ее востоке и юге — все они еще ждут решения своего этнического существования в рамках новых государств Востока. Но решение этнической проблемы еще более осложняется наличием проблемы конфессиональной, наиболее ярко иллюстрируемой положением южан в Судане, коптов в Египте, христиан по всему Ближнему Востоку, шиитов — в Ливане и Ираке, исмаилитов — в Афганистане и Таджикистане, мусульман и сикхов — в Индии, мусульман — в Китае и на Филиппинах.

Источник: http://www.intuit.ru/studies/courses/3579/821/lecture/29234

Социальная структура Древнего Востока

Социальная структура на востоке

Древневосточные цивилизации.

1)Древний Восток – ряд стран, на территории которых возникли и развивались на протяжении длительных эпох первые в истории человечества цивилизации.

Древний Восток — область культуры, зародившейся в подтропических странах, примыкающих к восточным берегам Средиземного моря, и распространившейся до Индии, Атлантического океана и тропической Африки. Особую роль в развитии Древнего Востока играли великие реки: Нил, Евфрат, Тигр, Инд, Ганг, Хуанхэ, Янцзы.

Возникновение первых государств на Древнем Востоке объясняется благоприятным сочетанием географических и климатических условий. Историки обратили внимание, что первые ранние цивилизации возникли в долинах крупных рек:

1. Древний Египет – Нил

2. Междуречье – Тигр и Евфрат

3. Древняя Индия – Инд и Ганг

4. Древний Китай – Янцзы и Хуанхэ

Впервые разделение окружающего мира на Запад и Восток совершили финикийские мореплаватели. Но всеобщее признание деления мира на Запад и Восток получило в античном мире у греков и римлян. Грань между Востоком и Западом постоянно менялась, но противопоставление сохранялось.

Наиболее наглядно это проявилось в распаде Римской империи на две части: Западную и Восточную. В средние века Востоком для христианского мира стала Греция, захваченная турками-османами.

В новое время, когда шёл процесс создания европейскими державами, Великобританией и Францией, колониальных империй, большая часть стран Востока попадает в зависимость от метрополий(.

Метропо́лия — государство по отношению к своим колониям )Это ещё больше усиливает противопоставление «передового» капиталистического Запада и «отсталого» консервативного Востока.

Исторические рамки.

История цивилизаций Древнего Востока начинается с IV тыс. до н. э.

, когда развитие и усложнение общества приводит к превращению властной верхушки в господствующий слой и одновременно к небывалому сосредоточению власти в его руках.

Завершается история древности для Ближнего Востока условно — походами Александра Македонского (IV в. до н.э.), а для Южной и Восточной Азии она доводится обычно до середины I тыс.н. э.

Трудность разработки единой периодизации Востока связана с неравномерностью развития его отдельных регионов. Ранее других, в IV тыс. до н.э., цивилизация возникла в Египте и Месопотамии. Спустя тысячелетие – в Индии и Китае. Уже после этого в иных регионах.

Первоначально эти цивилизации развивались изолированно. Известное единство сложилось лишь к I тыс. до н.э., когда можно говорить о возникновении единой древневосточной цивилизации со сходными закономерностями развития отдельных частей.

Это обусловило условное деление истории Востока на следующие этапы: 1) ранняя древность -переход от протогосударства (это ещё не сложившееся политическое образование, представляющее собой союз крупных племен )к территориальному царству, от преобладания общинного хозяйства к доминированию крупных централизованных хозяйств 2) поздняя древность складывание единого государства и тенденции его централизации, доминирование мелких хозяйств, охваченных государственной эксплуатаций; 3) имперская древность -формирования развитого государства в форме восточной деспотии(Форма государства, при которой вся полнота власти принадлежит одному правителю), эпоха подъема товарно– денежных отношений, возникновение частной собственности.

Предпосылки возникновения древнейших цивилизаций.

Первая информационная революция произошла на заре становления первобытного общества и связана она с появлением членораздельной речи. Вторая информационная связана с изобретением письменности. Прежде, чем говорить о цивилизациях древнего востока, нужно сказать о предпосылках становления цивилизации вообще.

Предпосылки становления цивилизации стали складываться в эпоху Неолита (нового каменного века)- 4-3 тысячелетия до н.э., они связаны с Неолитической революцией — переход от присваивающих форм ведения хозяйства к производящим.

В период неолита происходит 4 крупных общественных разделения труда: 1 выделение земледелия, скотоводства, 2 выделение ремесла; 3 выделение строителей, 4 появление вождей, жрецов, воинов. Некоторые исследователи период неолита еще называют Неолитической цивилизацией.

Ее характерные черты: 1 доместикация- одомашнивание животных, 2 появление стационарных поселений, среди которых наиболее известны Иерихон ( Иордания) и Чатал-Хююк ( Турция)- первые в истории поселения городского типа , 3 утверждение соседской общины вместо кровнородственной и общинной собственности, 4 формирование крупных объединений племен, 5 бесписьменная цивилизация.

В конце 4- го тыс. до н.э. неолитическая цивилизация постепенно исчерпала свой потенциал и наступила первая в истории человечества кризисная эпоха» эпоха энеолита (медно — каменный век). Энеолит характеризуется следующими параметрами:

1) Энеолит- это переход от каменного к бронзовому веку

2)Преобладающим материалом становится металл (медь и ее сплав с оловом бронза).

3 )Энеолит- время хаоса, неупорядоченности в обществе, кризиса в технологии-переход к орошаемому земледелию, к новым материалам.

Первые цивилизации вырастают из тех земледельческих обществ, где была высокая производительность земледелия и высокие темпы социального развития. Это происходит в 3-4 тыс. до н.э. в Месопотамии, где складываются Шумерская, Аккадская, Вавилонская и Ассирийская цивилизации, в Египте, в Индии и Китае все они принадлежат к типу речных цивилизаций.

3. Многие цивилизации Старого Света родились в долинах рек Тигр и Евфрат, Нил, Инд, Янцзы и другие. Эти реки играли огромную роль в жизни людей.

Потому, что плодородная почва в их дельтах способствовала развитию земледелия, также реки связывали воедино разные районы страны и давали возможность для торговли внутри и с соседями.

Также реки давали возможность для постройки ирригационных сооружений, но это не мог сделать один человек или даже семья, для этого были нужны усилия всех, поэтому многие племена объединялись для постройки этих сооружений.

Жители Двуречья сеяли пшеницу, ячмень, лен, разводили коз, овец и коров, возводили ирригационные сооружения — каналы, водохранилища, с помощью которых осуществлялось орошение полей. Здесь в середине IV тысячелетия до н. э. появляются первые политические структуры в форме городов-государств

4 . Хозяйственную основу стран Древнего Востока составляло поливное (ирригационное) земледелие, представлявшее собой соединение ирригационных сооружений и поливных работ с примитивной техникой обработки земли. Землю обрабатывали сначала мотыгой и примитивным плугом. Сеяли пшеницу, ячмень, лен. Сельское хозяйство носило специализированный характер.

Например, в Египте Верхний Египет стал центром земледелия, а Нижний – скотоводства, садоводства и виноградоводства. Отличительной чертой восточного типа хозяйства являлась государственная собственность на землю и ирригационные сооружения. Правители и общинная знать занимали господствующее экономическое положение.

В царских, храмовых и частных хозяйствах трудились рабы и зависимые общинники. Государство, объединив людей, сохранило прежнюю общинную обязанность – вести общее хозяйство, превратив ее в государственную трудовую повинность. Посредством общественных работ восточные правители подчинили себе свободных общинников.

В этих условиях труд рабов играл второстепенную роль, имел «домашний характер». Рабы исполняли в основном обязанности слуг.

Ремонт дамб, очистка каналов, регулирование последовательности многократного полива полей, полевые работы, связанные с режимом орошения, — все это могло существовать лишь при жестком соблюдении графика, постоянном контроле и управлении из единого центра, осуществляемых государством.

Древневосточное государство, таким образом, возникло вследствие необходимости объединения сил земледельцев – общинников для строительства оросительных систем. Для стран Древнего Востока характерна высокая степень централизации экономики. Централизованно распределялась основная масса произведенного продукта. Чиновники учитывали урожай и количество скота. Общинники, работавшие на ирригационных и строительных объектах, получали инструмент  из государственных хранилищ.

 Верховные правители считались живыми богами на земле. Этим объясняется чрезвычайная экономическая роль, которую выполняли храмы, жрецы, хранившие информацию по управлению ирригационными системами.

Все эти особенности сохранялись на Востоке очень долго и получили название «азиатский способ производства». Восточные общества – это жесткие иерархические общества. Собственность и власть в древневосточных государствах были слиты воедино. На вершине пирамиды находился правитель. Его абсолютная, деспотическая власть освящалась религией.

 Успехи хозяйственного развития способствовали росту торговли. Вывозили зерно, скот, украшения, глиняную посуду, материалы. С началом эксплуатации завоеванных территорий купцы покупали там медь, золото, эмаль, слоновую кость, кожу, шерсть, древесину.

Ирригационный характер земледелия оказал существенное влияние на организацию всего уклада жизни древневосточных обществ и даже отразился на создании специфической, характерной только для Востока, формы государственного устройства – деспотии(Форма государства, при которой вся полнота власти принадлежит одному правителю)

Для восточного общества были характерны следующие черты:

1) патриархальность. Ее сохранению способствовало господство натурального хозяйства, устойчивость государственных форм собственности на землю, крайне медленное развитие индивидуальной частной собственности;

2) коллективизм. Древневосточные цивилизации можно отнести к цивилизациям земледельческого типа.

Хозяйственная деятельность в этих регионах была возможна только при наличии сложных ирригационных систем, регулирующих режим стока великих рек.

Для их создания и использования необходимы были большие коллективные усилия людей. Нельзя сбрасывать со счетов особую роль коллективной взаимопомощи, поддержки и в повседневной жизни;

3) общинность. Своеобразие общественного строя древневосточных государств создавалось прежде всего его социальной базой — общиной.

Своим консерватизмом, своей отчужденностью от внешнего мира и нежеланием вмешиваться в политику община способствовала превращению центральной власти в деспотию.

Подавление человека, его личности, воли начиналось уже в пределах общины, к которой он принадлежал. В то же самое время общины не могли обходиться без организующей роли центральной власти;

4) традиционность. Это подтверждает то обстоятельство, что основы социальной структуры, государственности и права древневосточных обществ пережили века;

5) религиозность. Религия определяла образ жизни человека. Человек был ориентирован на духовное самосовершенствование;

6) пестрый социальный состав. Его можно дифференцировать в границах трех групп:

– господствующий слой (чиновничество, придворная и служилая аристократия, военачальники, жрецы и др.);

– свободные мелкие производители (крестьяне, ремесленники);

– различные категории лиц, лишенных средств производства (подневольные работники, в том числе рабы).

Итак, для восточной модели хозяйственного развития характерны следующие черты:

1)Рабы не составляли главную производительную силу общества, то есть производством материальных благ в сельском хозяйстве и ремесле занимались люди, считавшиеся свободными.

2)Земля находилась не в частной, а государственной или государственно – общинной собственности.

3)Между государством и общинниками – земледельцами сложились отношения подданничества – отсутствие прав при безусловном несении повинностей в пользу государства.

4)Государство на Востоке приобрело форму «восточной деспотии», то есть полного бесправия подданных перед лицом государства. Именно поэтому такой тип общества называется «обществом восточного рабства».

5)Общины отличались устойчивостью, что было связано с необходимостью создания и поддержания в должном состоянии ирригационной системы земледелия.

6.

Необходимость объединения и координации усилий многочисленных общин привела к возрастанию роли государственной власти в странах Древнего Востока. Государственная власть утвердилась на Древнем Востоке в специфической форме «восточной деспотии». Понятие «восточная деспотия» характеризовалось рядом признаков.

Это — монархическая форма правления с неограниченной властью наследственного, обожествляемого монарха, выступающего единоличным законодателем и высшим судьей; централизованное государство, с жестким тоталитарным режимом, с всеохватывающим надзором за бесправными подданными разветвленного, подчиненного деспоту административного аппарата. Причиной появления этого аппарата было активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, прежде всего, организация системы искусственного орошения. Поскольку древневосточный правитель и его аппарат выступали в роли организатора системы искусственного орошения, а в конечном счете — всего земледелия и другого производства (ремесленники обслуживали прежде всего, дворцы и храмы), государство стало рассматривать орошаемую землю в качестве собственной: государственной или царской земли. Фактически земля в древневосточных государствах делилась на два сектора . Государственный сектор, где располагались хозяйства, принадлежавшие непосредственно деспоту и зависимому от него, как правило, жречеству. На этих землях работали арендаторы и рабы. Второй сектор — общинно-частный. Земля находилась в наследственном владении многочисленных общин, которые платили поземельный налог в пользу государства. Но после выплаты налога и выполнения натуральных повинностей владельцы могли распоряжаться землей вплоть до ее продажи .

Важной особенностью древневосточной деспотии являлось особое положение главы государства — правителя-деспота.

В условиях развитого деспотизма правитель считался не только носителем всей полноты власти: законодательной, исполнительной и судебной, — но вместе с тем признавался сверхчеловеком, ставленником богов. Обожествление личности царя-деспота — важная особенность древневосточной деспотии.

Однако в разных странах Древнего Востока степень деспотизма была то наиболее полной, как деспотия в Древнем Египте, то весьма ограниченной, как, например, власть царя хеттов. В древневосточных цивилизациях в религиозном массовом сознании существовало особое мистическое отношение к власти.

Монарх считался как бы живым воплощением богов на земле, носителем их воли и единственным законным представителем.Он получал право на полномочия, которые религиозными представителями приписывались богам.

Государственный строй восточной деспотии представляет собой следующую систему:

1)Во главе его стоит царь: фараон в Египте; или лугаль в Вавилоне; государь (раджа) в Индии; царь (ван) в Китае.

2)В состав центрального управления входят следующие чиновники : визир, казначей, начальник царских работ  — в Египте; управитель царского дворца, «управитель реки», верховные жрецы, визир — в Вавилоне; пурохита (главный советник и жрец царя), верховный судебный чиновник, командующий армией — в Индии; министры, сборщик налогов, главный судья, командующий войском — в Китае.Большую роль в государственном управлении Индии играл совет при царе — паришад. В него входила военная и жреческая знать, а также главные администраторы. Паришад был совещательным органом при царе для решения важных вопросов внутренней и внешней политики.3)Аппарат подавления состоял в Египте -из армии и полиции; в Вавилоне-судебные органы — из царских судов, общинных судов, храмовых судов ;в Индии, Китае- царских судов, общинных судов

4) Местное управление было сосредоточено в руках номархов и их чиновников — в Египте; царских наместников — в Вавилоне; провинциальных чиновников — в Индии; под контролем государственных инспекторов в Китае.

Социальная структура Древнего Востока.

Восточное общество было строго иерархично и организовывалось по типу пирамиды. Вершину пирамиды занимал правитель, обладающий освященной богами властью. Ниже его располагались знать, жрецы, высшие чиновники.. В период Нового царства жрецы становятся господствующим сословием в обществе. Храмы и жрецы становятся собственниками огромных земельных богатств.

Звание жреца стало наследственным. Многочисленный аппарат чиновников следил за управлением и функционированием государства. Воины, служащие в составе постоянной армии, обеспечивали внутренний порядок в государстве и его защиту от внешних врагов.Основную часть общества составляли крестьяне-общинники.

Сельская община являлась основной производственной единицей общества, а основной ячейкой общины была большая патриархальная семья. В ходе процесса приватизации появляется имущественное неравенство и, вследствие этого, зависимые категории населения. Зависимость могла выступать в форме арендных отношений на землю.

В городах жили торговцы и ремесленники; Ремесленники часто попадали в зависимость, оказываясь в составе государственного или храмового хозяйства. Среди торговцев выделяется привилегированная прослойка купцов, занимающаяся транзитной торговлей с другими странами.В самом низу общества находились рабы.

Источником получения рабов был, в первую очередь, захват военнопленных и лишь позднее — долговое рабство. Как уже говорилось, рабство было патриархальным, раб входил в состав большой патриархальной семьи.

8.Жрецы в странах Древнего Востока

Религия играла в жизни общества того времени громадную роль. Согласно представлениям того времени, боги распоряжаются всеми сторонами жизни людей.

Только жрецы-(служители божества) благодаря известным одним им религиозным ритуалам могли общаться с ними и обеспечить их благоволение к людям.

Отсюда уважение и столь заметная роль жрецов в жизни древневосточных обществ. Практически повсеместно главным жрецом страны являлся правитель.

Жрецы участвовали в организации земледельческих работ, так как кроме непосредственного отправления религиозного культа они выполняли несколько других важных обязанностей. К ним относится и наблюдение за небесными светилами и календарем, в движении которых видели божественное установление. Важность календарных наблюдений для правильной организации земледельческих работ уже отмечалась.

Следует обратить внимание и на большую экономическую роль этого сословия в жизни стран Древнего Востока. Большие земельные дарения храмам сделали храмовые хозяйства крупнейшими собственниками земли во всех без исключения странах.

Ошибочно было бы рассматривать жреческое сословие как однородное. Только верхушка пользовалась властью и владела богатствами. Большая часть жречества не имела собственности и полностью зависела от храмового хозяйства, в котором часто и работала.

Роль религии и мифов в духовной жизни Древневосточных государств.

В духовной жизни восточных цивилизаций религия играла огромную роль. Религиозные представления выражались в мифах.Человек представлял себя частью природы.

Это подтверждали мифы многих народов, в которых рассказывалось, что человек произошел от разных частей природы: плоть- от земли, кровь- от воды, кости- от камней, дыхание- от ветра и т. д. Природу человек наделял человеческими чертами.

Древний человек не мог анализировать природные явления, он природу просто обожествлял и стремился воздействовать на нее с помощью многочисленных сложных обрядов.

Одной из древних форм религии является тотемизм– вера в сверхъестественные связь между племенем и каким- либо животным, птицей и т. д.Важнейшее значение в системе мифов имел образ потусторонней жизни. Смерть воспринималась как переход в иной мир, мало чем отличавшийся от земного.

Но с развитием человека появляется рациональное мышление- мышление основанное на законах разума и научных достижениях. Большую роль в развитии рационального мышления сыграло появление письменности и накопления научных достижений.

Постепенно это привело к перевороту в духовной жизни человечества→ появляются новые представления об окружающем мире.

Именно в это время появляются религии спасения(буддизм, индуизм, конфуцианство) – они основаны на разработанной этике, с помощью которой можно освободиться от грехов, перестроить себя и жизнь таким образом, чтобы она отвечала высоким требованием божественной справедливости. Бог теперь олицетворяет не силы природы, а справедливость и высший идеал доброты. Для того, чтобы получить благоволение, нужно не к магии прибегать, а совершенствовать себя или окружающий мир.

Рабство

Рабство, как социальный институт, в большей или меньшей степени присуще всем обществам Древнего Мира. В государствах Древнего Востока оно имело специфические черты, отличавшие его от античного рабства в Древней Греции и в Древнем Риме.

Долгое время в научной литературе раб определялся как человек, лишённый прав собственности, работающий в силу внеэкономического принуждения, жестоко эксплуатируемый.

В современном понимании рабства, раб — это человек, относящийся к сословию рабов, то есть признанный рабом действующим правом, являющийся собственностью других людей, коллектива или даже божества, не обязательно лишённый собственности и не обязательно жестоким образом эксплуатируемый.

Специфика древневосточного рабства

В сравнении с государствами античного мира на Древнем Востоке рабы составляли относительно незначительную часть общества, и удельный вес рабского труда был незначителен, то есть основная масса материальных благ производилась не рабами, а людьми, эксплуатируемыми в иных формах.

При этом само сословие рабов было менее однородным, чем в античных государствах. Рабство в основном носило домашний, патриархальный, характер.Кроме того, в государствах Древнего Востока разрешалось порабощать членов своей семьи и общины.

В древневосточных государствах рабы в определенных случаях выступали субъектами права. Так, у военнопленных сохранялись некоторые права свободного населения, они могли владеть недвижимым имуществом, вести самостоятельное хозяйство, вместе с общинниками должны были платить налог.

Экономическое положение государственных рабов было ближе к положению царских земледельцев и ремесленников, чем к положению рабов античного мира.

Вместе с тем государство Древнего Востока в целом не было свободным, и этим мало отличалось от рабов. Если в системе мировоззрения античности рабству противопоставлялась свобода, то в остальном древнем мире рабству противопоставлялось господство. При этом господин мог выступать, в свою очередь, чьим-то рабом (в том числе и божества).

Источники рабства на Древнем Востоке

1. Военный плен

2. Пиратство и разбой

3. Порабощение за преступления — долговая кабала, которая могла быть вечной или ограниченной (как, например, в законах Хамураппи)

4. Самопродажа в рабство

5. Естественное воспроизводство

отличительные черты собственности на землю:

1)Жёсткая монархия

 2)отсутствие частной собственности

3)очень широкий полит аппарат

4)Переход от потребляющей экономики (занятия охотой, рыболовством,собирательством плодов и растений) к производящей экономике(скотоводство и земледелие )

5) Рост урбанизации (рост количества городов и численности городского населения).

6)Доминирующим фактором хозяйства является ирригационное земледелие. Почва исключительно плодородна, но земля нуждается в орошении или осушении

7)экономическая основа жизни — корпоративная и государственная форма собственности, основной метод управления — принуждение.

Источник: https://studopedia.net/5_12580_sotsialnaya-struktura-drevnego-vostoka.html

Читать

Социальная структура на востоке
sh: 1: —format=html: not found

Л.С.Васильев

История религий Востока

Предисловие

На протяжении ряда десятилетий писать о религии в отечественном обществоведении не было принято. Писали обычно об атеизме (экзамен по так называемому «научному атеизму» обязаны были сдавать студенты всех вузов и всех специальностей) и несостоятельности религиозного мировоззрения. История же самих религий излагалась как история заблуждений, достойных лишь сурового разоблачения.

В лучшем случае – когда речь шла о древних или средневековых обществах – говорилось о верованиях и мифах, обрядах и культах, религиозных предрассудках и их сознательном использовании правящими классами в интересах эксплуатации трудящихся.

И к этому специалисты, которых соответствующий материал касался (имеются в виду прежде всего те, кто изучал проблемы истории культуры), должны были приспосабливаться.

Приспособление шло прежде всего по линии абсентеизма. Специалисты просто по возможности уходили в сторону от соответствующей проблематики.

В нашей стране были знатоки атеизма и мастера перетолковывать всю историю всех религий мира в атеистическом духе, но практически не было тех, кто хорошо ориентировался в религии как таковой (я, разумеется, исключаю служителей культа, которые, к слову, тоже отнюдь не были свободны в изложении своих религиозных учений).

Результаты были плачевными. Подлинную историю религий в нашей стране никто не знал и не хотел знать.

Когда свыше тридцати лет назад я, работая в МГИМО, решился – едва ли не впервые в нашем обществе «развитого социализма» – изложить свой курс по религиям Востока для студентов в письменном виде, он был издан под осторожным заголовком «Культурно-религиозные традиции стран Востока» всего в 300 экземплярах (Москва, МГИМО, 1976).

Но дело даже не в заголовке и не в тираже.

Не могу забыть, как, написав около 100 страниц текста по истории ислама (этот текст практически без изменений воспроизведен в предлагаемом вниманию читателя нынешнем варианте учебного пособия), я долго искал в нашем академическом Институте востоковедения, где я проработал всю свою жизнь, хоть одного специалиста, кто мог бы квалифицированно отрецензировать соответствующие главы. Таких просто не было – при всем том, что солидный и заслуженно уважаемый в мире центр востоковедения АН СССР пользовался очень высокой репутацией. В институте были арабисты и иные заслуженные специалисты по истории, литературе и культуре Ближнего и Среднего Востока, но, после смерти ученых старшего поколения (в частности, Е. А. Беляева), не было таких, кто всерьез занимался бы исламом, во всяком случае в Москве.

Сегодня, разумеется, все обстоит иначе. Можно даже сказать, что налицо определенный перехлест. Исламом занимаются целые институты как научного, так и политического профиля. Не оставлены без внимания и иные религии. Огромным интересом у публики пользуется все то, что имеет отношение к мистике, метафизике, к различным экстравагантным сектам, особенно восточного происхождения.

И это происходит не только у нас. Во всем мире ощущается такого рода повышенный интерес, причем с каждым годом все заметнее. В какой-то мере это связано с крушением иных идеалов и представлений, включая и социалистические. И, быть может, именно поэтому в нашей стране такого рода общемировой процесс все же наиболее нагляден.

Взгляните сегодня на наши книжные прилавки – и вы легко убедитесь в том, что они переполнены активно переиздаваемыми старыми книгами о религиозном восприятии мира (например, сочинения небезызвестной Е. П. Блаватской), равно как и в обилии публикуемыми новыми (чего стоит хотя бы серия книг К.

Кастанеды!), не говоря уже о бесчисленных изданиях канонических сочинений (Библия, Коран, Бхагават-гита и др.) и комментаторско-исследовательской литературы о них. Им буквально несть числа.

Я бы не хотел, чтобы книга, которую читатель держит в руках, затерялась в этом море религиозной литературы. И дело вовсе не в том, что ей не выдержать конкуренции с остросюжетными и завлекательными сочинениями Блаватской, Кастанеды и многих иных модных авторов как прошлых времен, так и ультрасовременных. Каждому, в конце концов, свое.

Нет смысла упоминать и о том, что религиозные каноны, равно как и их толкования, вне конкуренции. Это – основа основ для тех, кто считает себя верующим и тем более стремится углубленно изучать доктрину, излагающую генеральные принципы его веропонимания.

Смысл книги об истории религий Востока – а практически все великие религии, да и подавляющее большинство остальных, включая и христианство, имеют к Востоку самое непосредственное отношение – в ином.

Цель ее – показать роль и влияние религии в истории восточных цивилизаций, а также воздействие религиозных традиций на общество как в прошлом, начиная с глубокой древности, так и в наши дни. Эта генеральная задача определила и основные средства ее реализации.

Речь в книге, разумеется, идет не об атеистическом противопоставлении религиозным заблуждениям какой-либо опровергающей их научной истины.

Но в то же время читатель не найдет в ней и апологетики религии как духовной квинтэссенции многих обществ, в том числе и сравнительно отсталых, где значимость религиозно-моральной регуляции особенно важна и очевидна.

Смысл книги – в создании цельной и непротиворечивой концепции развития цивилизаций Востока, взятой лишь в одном, но весьма существенном для понимания проблем Востока аспекте – аспекте его религиозных традиций.

Иными словами, читатель должен узнать, что такое религия для Востока или, иначе, как отражается Восток, древний и современный (если попытаться рассмотреть его сквозь призму характерных для него религиозных традиций, отраженных в соответствующих системах идей и ценностей), в образе жизни, в привычных стереотипах поведения, в отношениях к инновациям, во взаимоотношениях между людьми, обществом и государством и т. д.

Излагая материал в регионально-хронологическом плане и обращая внимание на все основные варианты и модификации восточных религий, автор стремился вскрыть глобальную сущность проблемы, т. е.

показать читателю не только религии Востока как таковые, но и сложившиеся на основе религиозных традиций крупные региональные цивилизации, в немалой степени определившие облик и исторические судьбы формировавшихся в их рамках и под их воздействием тех или иных конкретных обществ и государств.

В заключительной главе даны некоторые сопоставительные выводы, позволяющие, в частности, более наглядно представить многие важные аспекты феномена развивающихся стран современного Востока.

Глава 1

Религия и религиоведение

Что такое религия? Как и когда она возникла? В чем ее смысл и сущность? Каковы причины живучести этого социального феномена? Ответить на такие вопросы нелегко.

На протяжении многих веков лучшие умы человечества стремились найти рациональное объяснение причин возникновения столь специфической, иллюзорно-мистической, иррациональной формы мышления.

За это время сложилась, оформилась специальная отрасль знания – религиоведение, не имеющая ничего общего с тематически близкой ей, но принципиально отличной от нее теологией, т. е. апологетикой религии как богооткровения.

Цель религиоведения – серьезный анализ всей совокупности проблем происхождения, сущности и функций религии, ее места в обществе, истории, культуре, ее объективной роли на протяжении тысячелетий и в современном мире. Иными словами, цель религиоведения —познать и понять религию как форму общественного сознания, как социальный феномен.

Возникнув на заре человечества и складываясь веками на основе неадекватного отражения в мышлении людей реальных объективных процессов в природе и обществе, религиозные представления и верования, а также закреплявшие их догмы, культы, ритуалы и обряды опутывали сознание человека паутиной несбыточных иллюзий, искажали его восприятие мира кривым зеркалом фантастических мифов и магических превращений, волшебства и чудес, заставляли создавать все более вычурные и сложные метафизические конструкции мироздания, загробного существования и т. п. Укрепляясь в сознании людей, фиксируясь в памяти поколений, становясь частью культурного потенциала народа, страны или даже многих стран, система религиозных верований – религия – приобретала тем самым определенные социально-политические и культурно-этические функции.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=25&p=6

Социальная структура на востоке — allRefs.net

Социальная структура на востоке

Социальная структура на востоке — раздел История, История религий востока Не Везде И Не Всегда Политическая Власть Государства На Востоке Была Столь Си…

Не везде и не всегда политическая власть государства на Востоке была столь сильна и всемогуща, чтобы абсолютно доминировать в обществе.

Иногда частный сектор достигал немалых успехов, значительная часть земель и ресурсов находилась во владении отдельных лиц, серьезную роль начинали играть рабство и различные формы крепостной зависимости, причем это в равной мере бывало и в древности, и в средневековье, и даже в сравнительно недавнее время, вплоть до XX в.

Словом, конкретная ситуация в различных странах Востока и в разное время бывала далеко не однозначной.

Однако при всей этой пестроте и неоднозначности исторической конкретики существовали и общесоциологические закономерности, структурно детерминированные тем самым, что составляло суть власти-собственюсти как специфически восточного феномена и что в самых общих чертах сводилось к господству в системе социально-экономических отношений взаимосвязей между государством («восточной деспотией» с обслуживающим ее аппаратом власти) и массой безликих подданных, вносящих в казну ренту-налог. Каковы основные особенности этой системы отношений? Первая – невычлененность индивида из коллектива. Эта недифференцированность имела свои плюсы и минусы. С одной стороны, именно она препятствовала полному произволу властей, вводя его в определенные рамки, соответствовавшие издревле установившимся нормам обычного права, тем самым традициям, которые санкционировались и освящались религией. С другой стороны, она вела к тому, что вычленившийся из коллектива индивид, прежде всего богатый собственник, хотя и не только он, не имел никаких специально оговоренных и тем более официально зафиксированных в законодательстве прав, свобод, юридических гарантий для своей деятельности и просто своего существования. Это вело к тому, что собственники стремились окружить себя большим количеством родственников, земляков, прислужников и прихлебателей (клиентов), которые являли собой социальную силу, противостоявшую властям. До известной степени поддержка клиентов помогала упрочению положения собственников. Однако далеко не всегда. При любой кризисной ситуации, конфликте или промахе (например, не данной вовремя или в достаточном размере взятке) власть имущий мог проявить свою власть таким образом, что собственник (если только он не имел больших связей и престижа) нередко оказывался в положении человека, готового отдать почти все, чтобы уцелеть. И хотя связи и престиж нередко играли свою роль, в целом борьба собственника с представителем власти никогда не была борьбой равных. Отсюда вторая важная особенность социальной структуры на Востоке: слабость отдельных собственников, чье богатство не давало покоя представителям власти и чей статус не опирался ни на какие формально санкционированные нормы. Восточные собственники, особенно торговцы, порой обладали сказочными богатствами, но они предпочитали либо вкладывать их в землю (сдаваемую в аренду), либо проживать. Условий для превращения этих богатств в капитал, т.е. для генезиса капитализма, там не было. Неудивительно поэтому, что капитализм возник не на богатом Востоке, а в полунищей Европе, обогатившейся за счет морских походов и ограбления других народов и умело вложившей полученное богатство в дело, т.е. превратившей его в капитал. Третьей из важных особенностей социальной структуры на Востоке (тесно связанной с первыми двумя) была корпоративность. Речь идет о многочисленных вертикальных гранях и перегородках, о множестве корпораций типа кланов, каст, сект, землячеств, общин, цехо-гильдий и прочих объединений, которые включали в себя, как правило, бедных и богатых, простолюдинов и высокопоставленных, власть имущих и стоящих вне общества слуг и рабов. Эта система вертикальных связей и замкнутых корпораций всегда играла во всех странах Востока заметную роль. Ее социальная функция заключалась в объединении индивидов в рамки коллектива и в противопоставлении этого коллектива (корпорации) всесилию государственного деспотизма. Нормы обычного права и санкционированные сакрализованные традиции давали этим корпорациям необходимую защиту от произвола. В то же время корпоративность облегчала власти систему администрации: чиновнику или суду легче было иметь дело с корпорацией и спрашивать с ее главы, предоставляя тому право автономно распоряжаться в рамках той или иной подведомственной ему корпорации. Стабильная, сохранявшаяся веками и сознательно культивировавшаяся корпоративность сыграла свою решающую роль в оформлении специфики социальной структуры на Востоке. В частности – и это можно считать еще одной, четвертой важной особенностью ее – речь идет о слабой классовой дифференцированности, о второстепенной, даже ничтожной роли классовых антагонизмов, а то и вовсе об их отсутствии. Даже в тех редких случаях, когда в той или иной стране Востока частный сектор достигал немалых успехов и создавались объективные условия для заметной роли классовых антагонизмов в полном смысле этого слова, система корпораций играла свою сглаживающую, приглушающую антагонизмы роль. В рамках касты и богатый, и работавший на него бедняк, всегда, прежде всего, ощущали свою принадлежность к одной и той же касте и свою отчужденность по отношению ко всем остальным кастам. В большом клане работавшие на главу-землевладельца бедные члены клана, отдаленные его родственники, никогда не считали главу клана эксплуататором. Он был старшим родственником, руководителем клана, считался благодетелем (именно потому, что позволял другим выжить, обрабатывая его землю на правах арендатора либо батрака). Примерно такой же патерналистский характер имели отношения в рамках крестьянской общины, цехо-гильдий.

Выработанные веками корпоративные и патронажно-клиентские связи были закреплены традициями и освящены религией. Система этих связей стала основой социальной структуры, причем консервативность ее вполне соответствовала интересам политической власти восточного государства. Именно тесная взаимосвязь и взаимозависимость государства и социальной структуры в странах Востока создавали условия для неизменности, стабильности, даже застойности. Государства могли разрушаться, гибнуть, появляться заново; династии и даже господствующие этносы с легкостью сменяли друг друга на престоле, у руля правления, в системе администрации, но структура общества, опиравшаяся на его микроструктуру, т.е. на незыблемые корпорации, сохранялась при этом почти без изменений. Более того, все вновь возникавшие государственные образования охотно брали эту стабильную структуру под свою защиту и заботливо предохраняли ее от перемен. Тем самым все политические и даже социальные кризисы обычно не вели к внутреннему структурному обновлению, к выходу за пределы докапиталистической формации.

Развернуть

Открыть в широком формате

Источник: http://allrefs.net/c2/46lcw/p10/

Социальная структура обществ Древнего мира

Социальная структура на востоке

Социальная структура Древнего Востока. Восточное общество было строго иерархично и организовывалось по типу пирамиды. Вершину пирамиды занимал правитель, обладающий освященной богами властью.

Ниже его распо­лагались знать, жрецы, высшие чиновники. Многочислен­ный аппарат чиновников следил за управлением и функ­ционированием государства.

Воины, служащие в составе постоянной армии, обеспечивали внутренний порядок в тюсударстве и его защиту от внешних врагов.

Основную часть общества составляли крестьяне-общин­ники. Сельская община являлась основной производствен­ной единицей общества, а основной ячейкой общины была большая патриархальная семья. В ходе процесса приватиза­ции появляется имущественное неравенство и, вследствие этого, зависимые категории населения. Зависимость могла выступать в форме долговой кабалы или арендных отноше­ний на землю.

В городах жили торговцы и ремесленники. Ремесленни­ки часто попадали в зависимость, оказываясь в составе го­сударственного или храмового хозяйства. Среди торговцев выделяется привилегированная прослойка купцов, занима­ющаяся транзитной торговлей с другими странами.

В самом низу общества находились рабы. Источником получения рабов был, в первую очередь, захват военноплен­ных и лишь позднее долговое рабство. Как уже говорилось, рабство было патриархальным, раб входил в состав боль­шой патриархальной семьи.

На Востоке в качестве организующей общество структу­ры сложилась система корпораций. Частично этими корпо­рациями становились уже известные социальные институ­ты (семьи, кланы, общины), частично — новые (касты, сек­ты, цехи).

Корпорации на Востоке представляли собой спло­ченные и организованные группы населения, имеющие свой устав и свои нормы поведения, отличающие их от других корпораций. Корпорация обеспечивала его члену определен­ные гарантии защиты от произвола, обычного в восточном обществе. Человек был тесно вовлечен в жизнь корпорации.

Обратной стороной этой вовлеченности выступало своеобраз­ное растворение человека в коллективе. Человек осознавал себя, прежде всего, как часть коллектива, а не отдельной личностью, независимой от других.

Через корпорации государству было проще контролиро­вать общество. Государственным чиновникам было доста­точно обратиться к главе корпорации, чтобы добиться же­лаемого.

В Индии сложилась структура общества, отличная от других древневосточных обществ. Индийское общество со­стояло из варн и каст. О четырех варнах было сказано выше.

Со временем четвертая, низшая варна шудр стала повы­шать свой статус, сближаясь в своем положении с вайшья­ми, которые соответственно утратили часть своих позиций.

Варны кшатриев и брахманов находились на самом верху индийского общества. Между ними происходила по­стоянная борьба за власть. Брахманы опирались на не­пререкаемый религиозный авторитет.

Согласно брахма­низму — древнейшей индийской религии, брахманы зани­мают более высокое социальное положение, чем кшат­рии. В итоге данное противостояние закончилось в пользу брахманов. Попытка кшатриев заменить брахманизм буд­дизмом и джайнизмом завершилась неудачей.

Вплоть до настоящего времени в Индии доминирует развившийся из брахманизма индуизм.

Согласно представлениям жителей Древней Индии, че­ловек в течение земной жизни не мог выйти из состава сво­ей варны.

Но, согласно закону кармы, хорошие и плохие поступки суммировались, и в итоге человек в будущей жиз­ни мог сменить варну на лучшую. Если плохие поступки преобладали, человек перерождался в шудру или животное.

Закон кармы приводил к пассивности индийцев в социаль­ной жизни, способствуя их концентрации на нравственном совершенствовании.

Со временем система варн становилась только жестче и разветвленнее. Варны делились на подразряды — касты. Все общество превратилось в строгую систему каст. Вторгавши­еся в Индию завоеватели находили в этой структуре опреде­ленное место и вливались в нее как новая каста. Ниже сис­темы каст находились неприкасаемые, находящиеся вне общества и закона, любой контакт с ними был запрещен.

Социальная структура Древней Греции. Греческий по­лис функционировал как государство-община. Опорой по­лиса были граждане — полноправные члены полиса.

Граж­дане обладали правами и обязанностями в соответствии с законами полиса, участвовали в его управлении и защите. Все граждане в зависимости от богатства были разделены на разряды, согласно которым на них налагались соответ­ствующие имущественные обязанности.

Полис гарантиро­вал гражданину права, в том числе, что очень важно, право на частную собственность.

К неполноправным членам полиса относились зависи­мые крестьяне, утратившие свою землю, и иноземцы. И те, и другие не имели права на участие в управление по­лисом, поскольку не владели землей. Иноземцы, которых называли метеками, могли быть богатыми людьми, но по-литиче-скими правами не обладали.

Бели гражданин полиса пользовался большей свободой, чем представитель древневосточного общества, то рабы в Греции и Риме находились в худшем положении, чем на Востоке. Стабильное восточное общество, по большому сче­ту, не стремилось усиливать эксплуатацию рабов. При пат­риархальном рабстве раб считался младшим членом семьи.

В Греции, а затем и Риме товарно-денежные отношения и хозяйство, ориентированные на рынок, приводили к уси­лению эксплуатации рабов. Рабы стали рассматриваться не как люди, обладающие какими-либо правами, а как сред­ства получения прибыли.

Хозяин относился к рабу как к своей собственности и мог делать с ним, что хотел. Обычной была ситуация, когда раба отправляли на рудники, где он быстро погибал, и его сменял новый, купленный на рынке раб.

В Римской империи появилась особая категория ра­бов, которые сражались между собой для развлечения граж­дан — гладиаторы.

В Греции отсутствовала могущественная жреческая про­слойка. Греки относились к своим богам не так, как на Во­стоке. Греческие боги были похожи на людей, обладали до­стоинствами и недостатками и между богами и людьми не было такой огромной дистанции, как на Востоке.

Социальная структура Древнего Рима. В Риме, в отли­чие от греческих полисов, родовые пережитки существова­ли дольше и оказывали более сильное влияние на обще­ственную жизнь.

Римская семья — классический пример большой патриархальной семьи. Глава семьи полностью распоряжался в своем доме, мог казнить, продать в раб­ство или наказать своих родственников.

Также он выпол­нял жрече-ские функции в своем доме.

Римские граждане назывались квиритами. Первоначаль­но правами гражданства обладали только патриции — по­томки первых жителей Рима. Плебеи — потомки поздних переселенцев — не участвовали в политической, обществен-

ной и религиозной жизни общины, несмотря на то, что были более многочисленны. После долгой борьбы плебеи вынудили патрициев уступить им часть прав.

В итоге рим­ское общество разделилось на три сословия: нобилитет (знать); всадников (представители этого сословия одно вре­мя служили в кавалерии); плебеи.

Нобилитет занимал го­сударственные должности, всадники были торговцами и финансистами, плебеи являлись непосредственными про­изводителями. Плебеи не могли претендовать на избрание на государственные должности.

Основным занятием граждан в Риме, в отличие от Гре­ции, было земледелие, не ориентированное на рынок. Граж­дане-земледельцы составляли основу римской армии, при­зываясь на службу вслучае войны.

Позднее, когда римляне уже не могли одновременно вести войны по всему Средизем­номорью и вести свое хозяйство,-римская армия становится профессиональной. Обедневшие крестьяне стали профессио­нальными солдатами.

Число римских граждан было невелико в сравнении с количеством жителей завоеванных Римом земель. Постепен­но римляне были вынуждены разделить завоеванные земли на несколько категорий (провинций), облагая их различны­ми податями. Жители провинций стремились стать рим­скими гражданами.

Как правило, римское гражданство при­обреталось посредством службы в римской армии. Со време­нем провинциальная знать обрела большое влияние и стала выдвигать из своих представителей римских императоров. Наконец, в 212 г. н. э. все жители Римской империи полу­чили римское гражданство.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/3_143726_sotsialnaya-struktura-obshchestv-drevnego-mira.html

Book for ucheba
Добавить комментарий