Солнце Земли Русской — Александр Невский

Статья

Солнце Земли Русской — Александр Невский

Александр Невский – «Солнце земли русской…»

Александр Ярославич родился в 1220 или 1221 году. Сын великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича. В 1236 году стал новгородским князем.

На земли Великого Новгорода давно претендовали шведские феодалы. Получив известия о нашествии монголов на Северо-Восточную Русь, начавшемся в 1237 году, шведы решили воспользоваться ослаблением Руси. Поход на Русь, для которого были собраны значительные силы, поддержали и католические священники, желавшие обратить русских в католическую веру.

В июле 1240 года шведы начали поход на Русь: их суда вошли в устье Невы. Часть войск высадилась на левом берегу реки, разбив лагерь, а другая часть осталась на кораблях. Александр, зная от сторожей (разведки) расположение и намерение шведских войск, решил нанести превентивный удар, пока часть сил противника находилась на кораблях.

Дружина Александра вместе с новгородским ополчением совершила стремительный переход к устью Невы.

15 июля 1240 года русское войско внезапно напало на шведский лагерь. Шведы бежали, понеся тяжелые потери.

Русское войско одержало на Неве блестящую победу, за которую народ прозвал Александра Невским. Этот успех русских воинов на длительное время отбил у шведов желание воевать с Русью [3].

После этого военного успеха Александра Ярославича новгородское боярство, опасаясь усиления его княжеской власти, вынудило князя отправиться в свою отчину в Переяславль Залесский [4].

Но это не остановило датских и немецких завоевателей. Летом 1240 года они захватили Изборск, Псков, появились у Новгорода, грабя купцов и местное население. В сложившейся ситуации Александра вновь призвали в Новгород [3].

Прибыв в Новгород, Александр Невский расправился со своими противниками. Зимой 1241 – 1242 гг. князь освободил Псков, изгнал с территории Руси немцев и датчан и двинулся на запад [5].

Александр Невский решил заманить рыцарей на лед Чудского озера, поскольку лед затруднял движение тяжелой рыцарской конницы.

5 апреля 1242 года на льду Чудского озера произошла решающая битва. Рыцари построили свои войска в форме клина – «свиньи»: в центре находилась пехота, на флангах – тяжелая конница.

Александр усилил свои фланги конницей, а против головы «свиньи» поставил ополченцев, которые начали отступать, как только немецкое войско вступило на лед. Рыцари, считая сражение выигранным, устремились вперед.

Но на немцев с флангов напала конница. Немецкое войско было разбито [3].

Сведения о потерях крестоносцев в источниках разнятся. Согласно Новгородской I летописи (ее данные приводит и Н.М. Карамзин), было убито 400 рыцарей, 50 рыцарей взяты в плен. Ливонская «Рифмованная хроника» упоминает, что в ходе сражения было убито 20 рыцарей и 6 взято в плен [6; 7].

Битва на льду Чудского озера вошла в историю под названием Ледового побоища и сыграла огромную роль в истории Прибалтики, русского Северо-Запада и Руси в целом.

Установление места сражения 1242 года было предметом изучения многих ученых. Основным ориентиром при этом служило сообщение летописи: «на Чудском озере, на Узмени, у Воронея Камени». В XX веке было предпринято несколько экспедиций с целью локализовать знаменитое сражение.

Особо следует отметить научную экспедицию к Чудскому озеру, организованную в СССР в 1959 году. В значительной мере экспедиция стала откликом на статью германского публициста, графа Пауля фон Рорбаха, где он заявил: знаменитого Ледового побоища попросту не было.

Причем Рорбах ссылался не только на своего соотечественника, военного историка Дельбрюка, о побоище вообще не упоминавшего, но и на то, что сами российские и советские исследователи путаются, по-разному указывая место сражения. Битва произошла на льду и не оставила вещественных следов.

В ходе экспедиции была подтверждена реальность существования Вороньего камня, в значительной части разрушенного в силу природного воздействия и скрытого под поднявшимися водами Чудского озера [8].

Битва на Неве и Ледовое побоище сыграли огромную роль в истории русского Северо-Запада и Руси в целом. Было отбито нападение на Русь ее северо-западных соседей.

Русь отстояла свою территорию и православную веру [3].

Успешные военные действия Александра Невского надолго обеспечили безопасность западных границ Руси, но на востоке русским князьям пришлось склонить голову перед гораздо более сильным врагом – монголо-татарами.

После смерти отца – великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича в Каракоруме в 1246 году – туда были вызваны его сыновья – Александр и Андрей. Великим князем владимирским в Золотой Орде был назначен Андрей. Александр получил в управление опустошенную южную Русь и Киев. В 1249 году братья вернулись на Русь, но Александр не поехал в свои новые владения, а поехал в Новгород.

Приблизительно в это же время папа римский Иннокентий IV направил к Александру Невскому посольство с предложением принять католичество, обещая взамен помощь в совместной борьбе против монголов. Это предложение было отвергнуто Александром в самой категоричной форме.

В 1252 году Александр был срочно вызван в столицу Золотой Орды город Сарай, поскольку великий хан решил отстранить Андрея от великого княжения и вручил ярлык великого князя Александру Невскому.

Но князь Андрей Ярославич отказался подчиняться (его поддержали брат Ярослав, тверской князь и Даниил Романович, галицкий князь). Для наказания непокорных князей был послан монгольский отряд под командованием Неврюя (так называемая «Неврюева рать»), в результате чего Андрей и Ярослав бежали за пределы Северо-Восточной Руси [4; 7].

В 1257 в русские города, в том числе и в Новгород, были направлены «численники» для проведения подушной переписи населения.

Это вызвало возмущение новгородцев, в городе началось восстание, продолжавшееся около полутора лет, в течение которых новгородцы не подчинялись монголам.

Александр Невский лично навел порядок, казнив наиболее активных участников волнений. Новгород был сломлен и подчинился приказу посылать дань в Золотую Орду.

Позже вспыхнули волнения в суздальских городах, где были перебиты ханские баскаки и выгнаны татарские купцы. Чтобы умилостивить хана, Александр Невский лично отправился с дарами в Золотую Орду.

Хан удерживал около себя князя всю зиму и лето 1263 года. Осенью Александр Ярославич получил возможность вернуться во Владимир. Но в пути князь Александр занемог и 14 ноября 1263 скончался в Городце.

Был похоронен в Рождественском монастыре во Владимире [4; 7].

Сегодня подлинный облик святого князя Александра Невского скрыт от нас многими слоями мифологии.

Обычно официальные биографии князя игнорируют темные аспекты его жизни.

Одним из таковых является эпизод с Неврюевой ратью, когда полководец Неврюй был послан по просьбе Александра Невского против его брата и соперника – великого князя владимирского Андрея Ярославича, который не по старшинству получил великокняжеский стол. В отношениях Александра Невского с его братом Андреем Ярославичем существует много неясностей [9].

Также вызывает у исследователей вопросы и поведение Александра Невского в Новгороде, когда князь участвовал в подавлении новгородского восстания, направленного против ордынского порабощения.

В.Ф. Ефимов и Е.В. Никольский вообще задаются вопросом: «Как же такой человек мог быть канонизирован Русской православной церковью?».

Принимая решение о канонизации, церковь учитывает такие факторы, как молитвенное почитание народом и совершаемые по этим молитвам чудеса, что имело и имеет место в связи с Александром Невским.

А что же касается ошибок и грехов этого человека, то они искупаются покаянием и скорбями [9].

Полагаю, что Александр Невский не был другом Золотой Орды, но сумел заложить основы взаимоотношений с Ордой. При наличии врагов и на западе, и на востоке он считал необходимым отражать нападение с запада и поддерживать мирные отношения с ханами, предотвращая их нашествия на Русь. Князь хотел дать своей стране возможность восстановить силы и подготовиться к будущей борьбе за свободу.

Начиная с конца 1930-х гг. в советской исторической науке уделялось большое внимание деятельности Александра Невского и, в частности, его наиболее известной военной победе, одержанной 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера [10].

XIII век – период самого ужасного потрясения для Руси. Задачей политического деятеля того времени было поставить Русь в такие отношения к разным врагам, при которых она могла удержать свое существование. Человек, который принял на себя эту задачу – истинный представитель своего века, каким является в русской истории князь Александр Ярославич Невский [11].

В середине XVI века Александр Невский был канонизирован Русской православной церковью.

По указанию Петра I в 1724 году останки князя были перевезены в Петербург в Александро-Невскую лавру.

В 1725 году императрица Екатерина I учредила орден Александра Невского – одну из высших наград России, существовавших до 1917 года. Во время Великой Отечественной войны в 1942 году был учрежден советский орден Александра Невского, которым награждались командиры от взводов до дивизий включительно, проявившие личную отвагу и обеспечившие успешные действия своих частей.

В условиях страшных испытаний, обрушившихся на русские земли, Александр Невский сумел найти силы для противостояния западным завоевателям, снискав славу великого русского полководца.

Вероятно, именно поэтому митрополит Кирилл, когда услышал о смерти великого князя Александра Ярославича, сказал: «Зашло солнце земли русской» [11].

А.Б. Широкорад назвал Александра Невского личностью неординарной и противоречивой [12].

У исследователей некоторые эпизоды из жизни Александра Невского вызывают вопросы: его поведение в Новгороде, когда князь участвовал в подавлении новгородского восстания, направленного против ордынского порабощения; его сложные отношения с братом Андреем Ярославичем; его отношения с ханами Золотой Орды.

Но все же, несмотря на все сложности, князь Александр Ярославич, при наличии врагов и на западе, и на востоке, желая дать своей стране возможность восстановить силы и подготовиться к будущей борьбе за свободу, считал необходимым отражать нападение с запада и поддерживать мирные отношения с ханами Золотой Орды, снискав славу в веках.

Список литературы

  1. Данилевский И. Призрак желательной истории//Родина. – 2003, № 12.

  2. Широкорад А.Б. Дипломатия и войны русских князей. От Рюрика до Ивана Грозного. М.: Вече, 2006. – 352 с.

  3. Данилов А.А. История России: С древнейших времен до конца XVI века: Учеб. для 6 кл. общеобразоват. учреждений. М.: Просвещение, 2003. – 256 с.

  4. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. 1054 – 1462. Книга II. Тома 3 – 4. М.: АСТ, 2009. – 943 с.

  5. Петрухин В.Я. Древняя Русь, IX в. – 1263 г. М.: АСТ: Астрель, 2005. – 190 с.

  6. Данилевский И. Александр Невский и Тевтонский орден//Слово.ру: Балтийский акцент. 2011. № 3-4. – 7 с.

  7. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. I – IV. – Калуга: Золотая аллея, 1994. – 560 с.

  8. Кривошеев Ю.В., Соколов Р.А. Ледовое побоище 1242 года: исследователи и исследования//Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2014. № 1. – 8 с.

  9. Ефимов В.Ф., Никольский Е.В. Личность Александра Невского сквозь многовековую мифологию//Studia Humanitatis. 2014. № 3. – 11 с.

  10. Ледовое побоище 1242 года. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища/Отв. ред. Г.Н. Караев. Москва – Ленинград, «Наука», 1966. – 241 с.

  11. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. В 3-х томах. Том первый. – Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС», 1995. – 640 с.

  12. Широкорад А.Б. Русь и Орда. М.: Вече, 2008. – 480 с.

  13. Соколов Р.А. Андрей Боголюбский и Александр Невский//Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 1: в 2-х ч. Ч. II. С. 183 – 187.

Источник: https://infourok.ru/statya-aleksandr-nevskiy-solnce-zemli-russkoy-1347932.html

Солнце земли Русской

Солнце Земли Русской — Александр Невский

Материал из Posmotre.li

«Солнце земли Русской» — исторический роман современного писателя Александра Сегеня (г. р. 1959), посвящённый ратным подвигам святого благоверного князя Александра Невского[1] (1220—63).

В 1240 году русские войска во главе с князем Александром Ярославичем разгромили шведский отряд на Неве[2]. За проявленное мужество и полководческое искусство князь Александр был прозван Невским.

Через два года на Чудском озере он одержал победу над рыцарями Ливонского ордена[3], что обеспечило безопасность западных рубежей Руси в условиях ордынского владычества.

Канонизирован Русской православной церковью (как писал Пушкин в «Моей родословной», «Мой предок Радша службой бранной / Святому Невскому служил»). Про него снят вошедший в золотой фонд фильм «Александр Невский».

Стилистика автора помогает читателю перенестись в те далёкие времена, став невольным соучастником событий, описанных в романе, придаёт особый исторический колорит. В романе показана лишь молодость Александра и его две главные военные победы. Дальнейшая жизнь, к сожалению, оставлена за кадром, а между тем подумать тут есть над чем.

Достаточно задуматься хотя бы, как он, настолько преданный православной вере, будет общаться с язычниками-монголами, чтобы не вызвать у них недовольства[4]. Святость с политикой, пожалуй, не очень-то сочетается. Но данное произведение о том, к сожалению, молчит. Но ясно, что продолжение было бы неминуемо темнее и острее первой части.

Особенности[править]

Написан этот роман с точки зрения глубоко воцерковлённого (видимо) человека, и весь её сюжет пронизан искренней верой в Божий промысел, в чудо от Бога.

Религиозный мистицизм проходит сквозной нитью через всю книгу: так, легенда о том, что перед Невской битвой русскому войску являлись святые Борис и Глеб, здесь чистая правда, а лёд на Чудском озере под немецкими рыцарями проломился, оказывается, благодаря молитве русских священников.

Молитвы здесь — не просто как заученный ритуал, а реальное общение с Богом; помощь умерших близких живым и лампады с Благодатным огнем подаются как вполне реальные события. Главный герой, князь Александр Невский, здесь показан и вправду святым, уже при жизни.

Уже в ранней юности он лишён недостатков, и уже к этому времени окружающие — и свои, и враги, — воспринимают его чуть ли не как высшее существо, как ангела, спустившегося с небес. Недаром ему предсказано «быть избранным воеводой и спасителем земли Русской».

Монголы в романе лишь упоминаются, зато шведы и немцы, тоже христиане, показаны по большей части без всякой симпатии. И обряды-то, мол, они чтут постольку-поскольку, и постов, в отличие от православных, почти не соблюдают, и рабы папы римского, а уж как хозяйничают на захваченных землях…

Более того, западным захватчикам в какой-то момент помогают и чисто демонические силы, которые здесь опять-таки ненавидят христиан-православных, а вот против христиан-католиков почему-то ничего не имеют.

А то, видимо, мало бедному Александру военных и политических земных противников, так надо ещё потусторонних добавить.

И таким образом исторический роман превращается… роман превращается… превращается исторический роман… в повествование, само по себе интересное и занимательное, но уже фэнтези.

Положительные[править]

  • Князь Александр Ярославич, впоследствии прозванный Невским. В этом романе показана его жизнь от свадьбы с Александрой Брячиславной и до одержания крупных военных побед.
  • Александра Брячиславна (Саночка) — жена Александра Невского, дочь полоцкого князя. Замуж выходила не только по сговору старших, но и по взаимной любви. Красивая, нежная и женственная, нравится, помимо законного мужа, и многим другим мужчинам. Так, выведена любовным интересом ещё одного знаменитого князя того времени — Даниила Галицкого, который ей ещё до свадьбы предлагал с ним сбежать. Но Саночка выбрала Александра, благо он ей и по возрасту больше подходит. За время действия романа успела ему родить двоих детей, сына Василия и дочь Евдокию. Однако она не всегда понимает мужа правильно: так, когда он ушёл на войну, безумно за него переживала, а встретила с упрёком, почему не вернулся раньше.
  • Князь Ярослав Всеволодович — отец Александра Невского, великий князь в то время, после гибели в бою с татаро-монголами старшего брата Юрия. Искусный государь, насколько в тех обстоятельствах им быть возможно.
  • Княгиня Феодосия — жена Ярослава, мать Александра и ещё множества детей. Прежде всего показана именно как мать, а потом уж — как княгиня. Родила своему мужу двенадцать детей и не собирается на этом останавливаться, даже когда уже внуки есть: мечтает, как только встретится с мужем, забеременеть снова, пока ещё на это способна. Из своих детей больше всего привязана к Александру (впрочем, как и все люди без исключения); также оплакивает своего рано умершего первенца Фёдора и поклялась не уезжать из Новгорода, где он похоронен.
  • Андрей Ярославич — младший брат Александра, похож с ним внешне, но не характером. Горячий и беспокойный; отец называет его «поспешным» (это прозвище, кажется, взято из реального завещания князя Ярослава). Андрей немного завидует Александру из-за его воинской славы, а заодно тайно влюблён в его жену. Учитывая, что исторически отношения между ними будут впоследствии очень сложными, остаётся лишь гадать, какая именно причина их обострит. В рамках романа, впрочем, отношения у них ещё вполне братские. К разгрому шведов Андрей опоздал на один день, зато на Чудском озере отличился вместе с Александром.
  • Ратмир — оруженосец Александра, певец с изумительным голосом. Тоже тайно влюблён в молодую княгиню, о чём, впрочем, никто не знает. Погиб в Невской битве.
  • Савва — второй оруженосец Александра, за внимание которого они с Ратмиром постоянно соперничали, иногда и дрались. И лишь после гибели Ратмира Савва понял, что на самом-то деле они были друзьями, а не врагами. В отличие от некоторых, вполне земной человек, со многими недостатками, так что порою Александр злится на него заслуженно. В Невской битве Савва подрубил топором шатер самого ярла Биргера. А вот в бою на Чудском озере ему участвовать не довелось: за несколько дней до того, во время разведки боем, он был тяжело ранен и выжил лишь потому, что Александр молился за него (опять же, об этом сказано буквально и не подвергается сомнению).
  • Остальные соратники Александра, показанные в романе кто больше, кто меньше: Домаш Твердиславич, Кербет, Сбыслав Якунович, Юрята Пинешенич, Константин Луготинец, Гаврила Олексич, Миша Дюжий, Ладомир Свяка, Кондрат Грозный, Яков Полочанин, Всеволож Ворона, Семён Хлеб, и еще множество персонажей. Многих из них к концу романа уже нет в живых — оно и не мудрено: две таких больших битвы описаны.
  • Филипп Пельгусий — обращённый в православие вождь ижорского племени, союзник Александра. Первым сообщил ему о нашествии шведов, а впоследствии видел явление святых Бориса и Глеба.
  • Монах Алексей первым предчувствовал будущую великую судьбу Александра, как только тот появился на свет. Впоследствии всю жизнь о нём думал и интересовался им, хотя лично его видел только один раз. Отправившись в Иерусалим, Алексей хотел принести оттуда частицу благодатного огня для Александра, но, проделав долгий и тяжелый путь, не дошел совсем немного, был убит по дороге. Однако его душа все же исполнила задуманное: явившись Александру во сне, Алексей зажег благодатный огонь в лампаде, которая с тех пор уже не гасла.
  • Троица немцев из рыцарей-меченосцев, которые, приехав с посольством юнгмейстера фон Вельвена, остались служить Александру. Михаэль фон Кальтенвальд, Габриэль фон Лербик и Августин фон Радшау, или, как их переименовали на русский лад, Мороз, Лербик и Радша (см. выше: Пушкин среди своих предков упоминал, очевидно, именно последнего, потомка онемеченных русских по происхождению).
  • Двое пастырей добрых: отец Николай и иеромонах Роман. По благословению архиепископа Спиридона, они во время Ледового побоища обошли озеро с иконами и негасимой лампадой, и именно по их молитве проломился лёд под немецким войском. Также, интересны, как пара друзей с противоположными характерами: отец Николай — горячий и беспокойный, готов, если надо, сам в бой идти, а монах Роман соблюдает обет молчания, поставленный ему в наказание за то, что хотел сложить новые церковные песнопения, думая, что напишет их лучше общепринятых. Такое наказание было дано Роману до тех пор, пока он не увидит нечто, действительно достойное воспевания. Таким событием и стала победа на Чудском озере, которую Роман действительно восхвалил торжественным песнопением.
  • Мишка (Ратмишка) — мальчик-сирота, всю семью которого убили немцы в одном из захваченных ими городов. Жил потом в доме своего дяди, но всё равно тосковал по родным. Подружился с раненым Саввой, оставленным в их доме на излечение, и после победы уехал с ним, став ему приёмным сыном. Савва к нему особенно привязался из-за того, что мальчик — тезка погибшего Ратмира.

Отрицательные[править]

  • Андреас фон Вельвен, юнгмейстер Тевтонского ордена Пресвятой Девы Марии, мечтающий стать его главой. Приезжал с отрядом своих рыцарей как посол, а точнее — как разведчик. Встретившись с Александром, восхитился им против воли и в какой-то момент даже захотел остаться ему служить, но честолюбие взяло верх. Во время этой поездки фон Вельвен потерял трех своих рыцарей, которые всё же остались у Александра, после чего обещал убить их за отступничество. После поражения своего войска на Чудском озере отступил вовремя. Встретиться с ним в бою Александру не удалось.
  • Биргер Фольконунг — зять короля Швеции, командовавший походом, бесславно завершившимся на реке Неве. Почему-то и его соратники до сих пор именуют себя викингами, давно будучи христианами, и как ни в чем не бывало шутят про эйнхериев и Вальхаллу. Сразившись с самим Александром (не зная, что это он), получил от него тяжелую рану в лицо. Проиграв бой, Биргер хитро спровоцировал на восстание полки своих союзников, Улофа Фаси и норвежца Мьёлльнирна, чтобы те не могли продолжить войну без него, и в итоге те перебили друг друга.
  • Многочисленный гадский ансамбль из эпизодических и едва упомянутых скандинавских и тевтонских (а на самом деле — со всей Европы) вояк, которых вряд ли есть смысл перечислять поголовно: Йорген фон Кюц-Фортуна, Габриэль фон Тротт, Эрих фон Винтерхаузен (Мёртвая Голова) — лишь немногие из них.
  • Петер Дюсбургский, по прозвищу Люсти-Фло (Весёлая Блоха) — поэт и музыкант, сопровождающий тевтонских рыцарей, которые, впрочем, его не очень уважают. Вместе со всеми провалился было под лёд, но был спасён русскими, попал в плен и, вероятно, останется с ними (вот и будет кому петь песни, после гибели Ратмира и Юряты).
  • Янис — гнусный предатель, урод физический и моральный, маньяк, жестоко убивающий православных священников и монахов (а вот к католическим у него никакой ненависти нет). Монаха Алексея тоже убил именно он, после чего сбежал к шведам и вместе с ними пришёл в Россию. С помощью колдовского ритуала при участии адских сил в Яниса перешли души двух его спутников-шведов, чтобы он добыл в бою и принёс в жертву сердце Александра. Однако, когда Янис бросился на него, Савва зарубил того и спас князя. Ничего не подозревающий Александр ещё удивился потом: мол, и враг-то никчёмный, а смелый. На самом-то деле «смелость» Яниса — ничто иное, как одержимость: он наяву и в лицо-то Александра не знал, и думал, что его в войске вообще нет, однако после кидается с криком: «Я вырву твоё сердце!» Ясно, что тут уже кто-то другой.
  • Колдун/колдунья Ягорма, умеющий(ая) менять пол и возраст, так что непонятно, кем оно, собственно, является по-настоящему. Очевидно, служит Сатане, проводит ритуалы с призыванием имён адских духов. Во время одного из таких ритуалов и вселил(а) в Яниса ещё две души, после чего сошлась с ним в облике красивой женщины и пообещала ему родить Антихриста. Однако же на другой день деревенские жители сожгли колдовскую усадьбу. Впрочем, на пепелище нашли лишь кости животных, и не факт, что Ягорма в самом деле сгорел(а) — мог(ла) и сбежать через подземный лаз.
  • Гад за гадом в рамках данного романа — хан Батый.

Что здесь есть[править]

  • Враги в рогатых шлемах — тевтонские рыцари в самом деле носят на шлемах украшения одно вычурнее другого. У кого рога, у кого кованые крылья, у кого — целый летящий орёл, у кого — львиная лапа. У Йоргена фон Кюц-Фортуны — в соответствии с фамилией, изображение богини удачи, а у Эриха фон Винтерхаузена — вполне настоящий человеческий череп.
  • Жертвенный лев — естественно, водятся в количестве. Каждый из павших соратников Александра уж, как минимум, погибает не зря.
    • И даже умерший ещё до начала повествования совсем молодым старший брат Александра, Фёдор, в данной версии, не просто умер, а превратился в небесного заступника своих родных: он явился матери во сне, и обещал помочь своим братьям в будущем сражении.
  • Засветился перед смертью — встречается несколько раз.

    Если кто-то из героев, кто раньше лишь упоминался или вообще не действовал прежде, вдруг становится POV-персонажем — значит, наверняка его в конце этой же главы убьют. Встречается как у русских (воевода Кербет, простой ратник Семён Хлеб), так и у противников (Йорген фон Кюц-Фортуна, кузнец Пауль Шрёдер).

  • Идиотская дипломатия — при здравом рассуждении, переговоры Александра с посольством фон Вельвена в начале книги выглядят именно так.
« Александр, когда ему перевели, улыбнулся так, как взрослый улыбается ребенку, если ребенок скажет некую глупость, желая произнести что-то умное. Он заговорил еще ласковее. Кальтенвальд переводил:— Он говорит, что оплошность легко поправить. Для этого достаточно папе вступить в истинную Христову Церковь, а после того ордену Пресвятой Девы Марии прийти на службу к нему, то бишь Александру, и вместе противоборствовать насилию иноверных измаильтян, коих военачальник Батый.»
— «Солнце земли Русской».
    • Можно было хотя бы из вежливости уважать чужую веру, даже если не считаешь её истинной. И, в любом случае, считаться с тем, что для верующего человека даже ошибочная вера может быть не менее дорога, чем тебе — твоя. Да и высказывать такие желания просто самоуверенно. Надо полагать, с монголами позднее Александр будет общаться все-таки иначе.
  • Кавайная нэко — к раненому Савве приходил большой полосатый кот и ложился рядом, и от его присутствия раны переставали болеть.
  • Любовный рак сюжета — зачем-то автору понадобилось сделать, чтобы в Саночку, молодую жену князя Александра, влюблялись чуть ли не все мужчины, включая брата её мужа. Это ещё ладно, пока их чувства остаются платоническими. Но вот зачем было писать, что самый могущественный из соперников, князь Даниил Галицкий, предлагал Саночке перед самой её свадьбой с Александром, сбежать и стать его женой? Интересно, как сложилась бы история, если бы она вдруг согласилась? Самое время, когда и с востока, и с запада одолевают враги, красть невесту ни у кого-нибудь, а у сына великого князя, конечно! Видимо, автор очень хотел приписать Александру равного соперника, но не учёл, что тот в такой версии будет выглядеть идиотом. Помимо политических соображений, трудно в сорок лет надеяться, что тебя молодая девушка предпочтёт юноше. Вот наоборот бы — ещё можно было представить.
  • Неблагодарное быдло — новгородцы, уже после победы над шведами, взбунтовались и вынудили Александра уехать. Позвали обратно, лишь когда он им снова понадобился для защиты от немцев. Хотя здесь не простая неблагодарность, но и дело рук вполне сознательных предателей: кое-кто из новгородских бояр был с немцами заодно.
  • Необычное сокращение имени — самого князя Александра новгородцы на свой лад именуют Леско. Его жену Александру — Саночка.
    • А уж настоящее имя мальчика Мишки вообще можно отгадать лишь с третьей попытки. Потому что он на самом деле не Михаил, не Мечеслав, а Ратмир. Рат-мишка — сокращенно Мишка получается.
  • Одна сатана — Янис и Ягорма. Практически буквально Сатана.
    • ужас у холодильника: и ведь не факт, что с этой парочкой окончательно покончено, если иметь в виду возможное продолжение. В Янисе, вроде как, стало три души, значит, по идее, его и упокоить придётся трижды. Стало быть, в каком-то виде он вернуться ещё может. Ну а что Ягорму деревенские жители не сумели сжечь, намекается недвусмысленно.
  • Оттенить героя простецом — Савва в сравнении с Александром, да и с Ратмиром, который тоже кажется идеальным, производит именно такое впечатление. Недаром же его главы — единственные, где повествование идёт от первого лица: мы видим, таким образом влияние Александра на самого простого, земного и грешного человека, который без него был бы наверняка хуже, чем есть.
  • Первая любовь — для Саночки таковой был Даниил Галицкий, хоть, когда выросла, она и предпочла Александра: ещё бы — перспективы не менее многообещающие, зато гораздо моложе. С Даниилом был бы роман мая с декабрём почти что.
  • Пережить своих детей — умершего в юности, накануне своей свадьбы, Фёдора Ярославича родители продолжают оплакивать, хотя у них ещё много детей. Буквально сказано: «Второй такой смерти ни Феодосия, ни Ярослав не пережили бы.»
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — молодая княгиня одинаково боится медведя и мыши: «Испуг при виде медведя в лесу, когда Саночку чуть не съел сей лесной воевода, и не меньший испуг при виде мыши, залезшей к ней на постель.»
  • Ружьё Чехова — как-то Ратмир предлагал взять на вооружение кованые шипастые колючки, которыми в случае отступления можно преградить путь погоне — «чеснок» или «жидовники». Тогда его идею не приняли, а больше всех по этому поводу злился Савва. Однако парой лет спустя лишь с помощью «чеснока» удалось вывезти из боя раненого Савву и умирающего от раны Кербета.
  • Смищной аксэнт — ладожский посадник Ладомир Свяка, серб по происхождению, говорит с акцентом, из-за которого и получил своё прозвище:
« Потому вместо «все» говорил «све», вместо «всякий» — «свякий». Оттого и прозвище у него от ладожан было смешное — Ладко Свяка.»
— «Солнце земли Русской».
    • Также подробно описываются особенности новгородского и псковского говора:
« И речь — вроде русская, да не такая, не «хлеб» скажут, а «хлиб»; не «говорить», а «бачить»; не «смотреть», а «дивитися»; не «тебе», а «тоби»; не «что», а «що»; не «вечный», а «вичный». Правда, «вече» так и говорят — «вече». Это у них народный сход, на коем если не всё, то очень многое решается.Потом он как-то вдруг понял — всё, что на письме через «ять» изображается, новгородцы не через «е», а через «и» произносят, вот в чем дело. И таков их древлий обычай, от коего они не хотят отказываться. Еще они не скажут «он едет», а молвят: «ён еде»; не «его жена», а «евоная»; епискупа называют «пискупом», и епископская церковь в Детинце у них — Пискупля церковь; новгородец не бьет топором, а бьет топорам, не берет руками, а берет рукам, не кормит лошадей, а кормит лошадьми, живет не возле реки, а возле реке, а идет не к реке, а к реки, и не к нам, а нами… И много еще в языке причудливого есть, чтоб только всяк русский человек в разговоре сразу ж понимал, что перед ним удалой новгородец, а никто иной.»
— «Солнце земли Русской».

Примечания[править]

  1. ↑ Мы привыкли ассоциировать это выражение с Пушкиным. Но изначально его относили именно к князю Александру. Когда он умер, митрополит Кирилл объявил об этом такими словами: «Закатилось солнце земли Русской».
  2. ↑ По мнениям разных источников, командовал им либо ярл (доверенное лицо короля) Биргер Магнуссон, либо его двоюродный брат ярл Ульф «Фасе» Карлссон.
  3. ↑ Отделение (ландмейстерство) Тевтонского ордена в Ливонии (на территории современных Латвии и Эстонии).
  4. ↑ Да не будет у них недовольства. Монголам чужая вера фиолетова, лишь бы вассальные договоры соблюдали.

Источник: https://posmotre.li/%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%86%D0%B5_%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B8_%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9

Читать

Солнце Земли Русской — Александр Невский
sh: 1: —format=html: not found

Александр Сегень

Невская битва. Солнце земли русской

Невская битва

НЕВСКАЯ БИТВА 1240, битва между русскими и шведскими войсками на р. Неве 15 июля. Целью вторжения шведов был захват устья р. Невы и г. Ладоги, что давало возможность овладеть важнейшим участком пути «из варяг в греки», находившимся под контролем Новгорода Великого.

Получив известие о появлении шведов под командой зятя короля Эрика XI Биргера, новгородский князь Александр Ярославич, не ожидая подхода всех своих сил, двинулся вниз по р.

Волхов и раньше шведов вышел к Ладоге, где к нему присоединилась дружина ладожан; к этому времени шведы с союзниками (норвежцами и финнами) достигли устья р. Ижора.

Воспользовавшись туманом, русские неожиданно напали на шведский лагерь и разгромили врага; только наступление темноты прекратило битву и позволило спастись остаткам войска Биргера, который был ранен Александром Ярославичем.

В Невской битве особенно отличились Гаврила Олексич, Збыслав Якунович, Яков Полочанин и другие. Князь Александр Ярославич за проявленное в битве полководческое искусство и мужество был прозван Невским. Военно-политическое значение Невской битвы состояло в предотвращении угрозы вражеского нашествия с севера и в обеспечении безопасности границ России со стороны Швеции.

БСЭ. М., 1974, т. 7

Александр Сегень

Солнце земли русской

Аз худый и многогрешный, малосъмысля, покушаюся писати житие святаго князя Александра, сына Ярославля, а внука Всеволожа.

Неизвестный автор «Жития Александра Невского»

Светлой памяти раба Божия Иадора — Эдуарда Федоровича Володина

Венец первый

СВАДЕБНЫЙ

Глава первая

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ

Из святого града Иерусалима, от самого живоносного камени Гроба Господня шел инок-паломник повидать Александра. Два разных противоречивых чувства одолевали его.

Первое — страшное, чернокаменное, тяжким гнетом лежащее в груди всю эту зиму, покуда он влачился по Земле Русской, видя ее беспримерное и полное разорение.

Но чем ближе был Торопец-городок, куда стремился странник, тем больше охватывало его чувство радости, что вот уж скоро встретится он с Ярославичем и порадует его благою вестью, несомой от самих тех земель, где проповедовал и страдал Господь наш Иисус.

Горе мрачное стояло за спиной инока Алексия, жгло ему пешие пяты, дышало огнем в затылок — ничего не осталось от обители, из которой два года назад отправился он в святые земли, никого не пощадила смерть из монастырской братии, провожавшей его тогда в дальнее паломничество. Неведомое племя с востока истребляло русичей. Бог, любя Русь, наказывал ее за многие прегрешения, как карают того, от кого ждешь великих дел. Родной Переяславль, покинутый для края чужого, встретил странника пепелищем, по которому бродили несчастные тени.

Алексий родился в небольшом сельце на берегу Клещина озера[1] за двадцать лет до Александра, рано остался без родителей, отроком подался в Переяславль, в Борисоглебскую обитель к игумену Иадору. Братия была тут немногочисленная, в разные годы от семи до десяти иноков, в основном все хорошие, покладистые и спокойные.

Алексий средь них был самый строптивый. Но ни разу не возникало у него желания покинуть монастырь. Постригли его в осемьсотлетнюю годовщину преставления преподобного Алексия, человека Божия, в честь которого и назвали новоиспеченного монаха.

Но должное смирение так и не пришло к нему, покуда не родился у князя Ярослава Всеволодовича второй сынок.

В тот день, тридцатого мая двадцать восьмого года[2], словно доброе и спокойное солнце просияло в душе у Алексия.

Он бы и сам не смог толком объяснить, что связывало его с новорожденным княжичем, но, когда кто-либо говорил что-то о маленьком Ярославиче, светлое тепло разливалось во всем существе монаха, и он молился о нем — да пошлет Господь Бог в лице этого новоявленного русича мир и спасение всей Земле Русской.

Новый Ярославич появился на свет в день преподобного Исаакия Далматского, игумена и исповедника, и Иадор тогда сказал:

— Приведи нам Бог такого в нем Исаакия, который говорил царю Валенту, что не побьешь варваров, докуда не воспылаешь любовью ко Христу Богу.

А монах Феодор добавил:

— И иже ни в пропастях, ни в болотах не погиб нет.

Святой обряд Крещения совершен был на двенадцатый день по рождению. И дано было Исаакию крестильное имя Александр в честь доблестного воина и мученика Александра Фракийского, память коего в тот день совершалась.

Инок Алексий издалека наблюдал за Крещением и урывком видел сей колобок румяный.

И показалось ему, что младенец был при Крещении как-то не по-младенчески разумен, словно понимал важность происходящего; а когда трижды погрузили маленького в купель, яркое солнце озарило окна храма и княжоночек мокрый весело рассмеялся. Рассмеялся и что-то пропел душевное. Многие умилились, и кто-то сказал громко:

— Ой, какой хоро-о-ошенький!

И с той поры никто в Борисоглебском переяславльском монастыре не мог нарадоваться на то, как в добрую сторону переменился нрав инока Алексия, доселе — ретивый и дерзкий, отселе — хоть и немного озорной, но добросердечный и послушный.

В тот год впервые дошли слухи о некоем новом племени, подобном Гогу и Магогу, которое вторглось в Персию, и слышалось в тех слухах нечто особенно тревожное, хотя и до тех пор немало являлось известий о разных саранчах в человечьем обличье.

Множество врагов окружало Русь, да и сами русичи в междоусобице заменяли врагов друг другу, но в монголах слышалась настоящая погибель, а не в агарянах[3] и не в немчуре, хотя и те и другие изрядно досаждали. Первые отнимали Русское море — на прибрежье, под Сурожью, войско султана Аладина побило наших крепко.

Вторые отнимали Балтику, строили крепости, теснили новгородцев, датский немец возле Колывани[4] оторвал кусок земли и поставил свою крепость Ревель.

Но все сие затмилось, когда Мстислав Галицкий, непобедимый витязь и соперник великого князя Юрия Всеволодовича, испытал силу татарскую на берегах реки Калки и, битый, бежал, погубив войско и лучших богатырей числом более семидесяти.

Тревога росла и по причине дурных знамений — то целую седмицу в небесах являлась непомерно огромная хвостатая звездяга, рекомая кометою; то засуха все лето жгла леса и болота, так что дымом заслоняло небо и невозможно становилось дышать; то в Клещине озере объявлялось странное чудовище, хвостом переворачивающее лодки рыбаков и по ночам истошно хохочущее. И много еще чего такого случалось, о чем суеверные тотчас говорили как о признаках приближающегося конца света, и на исповедях приходилось частенько повторять одно и то же — чтоб боялись не самого пришествия Грозного Судии, а чтоб боялись своего собственного неприуготовления к Страшному Суду Божию.

Когда княжичу Александру исполнилось шесть лет, его отец, Ярослав Всеволодович, прославился ратными и душеполезными деяниями — разбойников литовских наказал в битве близ Усвята, умертвив их более двух тысяч, взяв в плен их главарей и освободив наших пленных.

Затем, о другой год, ходил в Сумейскую землю[5] на самый северный ее край, где жили дикари-самоеды, вразумлял их и многих привез пленными в Новгород для очеловечения; а после того с помощью многих священников и без применения силы в Корельской земле крестил жителей, уже готовых к принятию Христова света и радостно вошедших в число народов, познавших благодать.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=123000&p=1

Солнце земли Русской великий князь Александр Невский

Солнце Земли Русской — Александр Невский

Солнце земли Русской

великий князь Александр Невский

(Библиографический список литературы)

Андрюшина С.В., зав. Православной библиотекой

храма Преображения Господня в Богородском

         6 декабря Русская Православная Церковь отмечает память святого благоверного князя Александра Ярославича Невского, победителя в Невской битве (15 июля 1240 г.) и героя Ледового побоища (5 апреля 1242 г.).

   По мнению военных историков, князь Александр Ярославич проявил незаурядный полководческий талант и личное мужество, применив в бою  такие тактические приёмы, как стремительность, внезапность, использование рельефа местности и даже погодных условий в пользу русского войска.

Он изучал сильные и слабые  стороны своих и вражеских войск, громил неприятеля по частям, активно применял разведку.[1] Полководческое искусство  князя Александра Невского было признано и в Золотой Орде. Став великим князем Владимирским, Александр Ярославич проявил себя и как политик-дипломат.

Он прекратил набеги золотоордынцев на русские земли, добился, чтобы русские воины не участвовали в монгольских войнах с другими народами, укрепил великокняжескую власть.

         По словам историка  С.М. Соловьёва: «Соблюдение Русской земли от беды на Востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на Западе доставили Александру славную память на Руси, сделали его самым видным лицом в нашей древней истории от Мономаха до  Донского».[2]

         Итак, в сознании русского средневекового  человека великий князь запечатлелся как защитник Святой Руси и поборник веры Православной.

Именно перед Невскою битвой, по преданию, князь произнёс слова, ставшие девизом всей его жизни: «Не в силе Бог, а в правде». Первое изложение его жития[3] появилось уже в том же XIII веке.

Вероятнее всего, оно было написано  по благословению Киевского митрополита Кирилла II и воле сына  Александра Невского великого князя Димитрия Александровича.

         Насколько велико было уважение  народа к великому князю Александру, говорит следующий эпизод. Когда во время богослужения  митрополиту Кириллу сообщили о смерти князя, он тотчас же обратился к присутствующим в соборе людям со словами: «Осиротели мы. Зашло Солнце земли Русской». И народ плакал вместе с ним.

         С 1280 г. на Владимирской земле началось почитание Александра  Ярославича как местночтимого святого. Общерусская канонизация святого князя состоялась на Соборе  1547 г.

Тогда же была составлена служба новому святому и написано «Слово похвальное благоверному великому князю Александру, иже  Невьский именуется, новому чюдотворцу, в нем же и о чюдесех его споведася».

Канонизация военачальника, участвовавшего во многих сражениях, казалось бы не раз нарушавшего  шестую заповедь Божию «Не убий», для средневекового человека, сознание которого было исключительно религиозно, значило чрезвычайно много.

«Нет больше той любви,  как если кто положит душу свою  за друзей своих» (Ин 15, 13), — сказано в Евангелии. Вся жизнь великого князя Александра Невского была отдана любви к Отечеству и любви к своему народу (как бы это ни трактовали с современных позиций). Иначе князя не только не  канонизировали бы, но и не сохранили  память о нём на долгие века.

         В 1710 г. на берегу реки Невы был заложен Александро-Невский монастырь, ставший в 1797г. Лаврой. По повелению Петра I в 1724 г.  мощи св. Александра Невского были перенесены из Владимирского Богородице-Рождественского монастыря в  Александро-Невский монастырь. В 1725 г.

Екатерина I, памятуя наказ  своего венценосного супруга, учредила  орден св. блгв. вел. кн. Александра Невского, который стал одной из высших наград Российской империи (вместе с орденом св. Андрея Первозванного и св. Екатерины). Этот орден просуществовал до 1917 г. В 1942 г.

был учреждён советский орден Александра Невского, которым награждали командиров подразделений, частей, соединений за личную отвагу и обеспечение успешных  военных действий.

В настоящее время также существует орден Александра Невского, который по своей форме близок к дореволюционному варианту, но является общегражданским.

         Почитание Александра Невского  нельзя объяснить лишь только имперской идеологией  Российской империи и  Советского Союза.

         В 2008 г. телеканалом «Россия» и телекомпанией ВиD был осуществлён проект «Имя России», где должны были определиться наиболее значимые для России персоналии. Телезрители и радиослушатели али через Интернет за то или иное представляемое лицо. В результате ания Имя России получил великий князь Александр Невский.

         Для отечественной кинематографии личность Александра Невского по-прежнему остаётся чрезвычайно значимой. После знаменитого фильма  режиссёра Сергея Эйзенштейна (1938 г.)  «Александр Невский» в 1991 г.

вышел на экраны фильм «Житие Александра Невского» режиссёра Георгия Кузнецова, а в 2008 г.  — фильм Игоря Каленова  «Александр. Невская битва».

Думается, что может быть ещё не одно кинематографическое прочтение той эпохи и образа князя Александра Ярославича.

          В 2020 г. предполагается празднование 800-летия со дня рождения великого князя Александра Ярославича Невского (по данным В.Н. Татищева князь родился 30 мая 1220 г.). Хотелось бы,  чтобы память о великом русском воине сохранялась и далее.

         Предлагаю познакомиться с литературой, посвящённой жизни великого князя Александра Невского и его деяниям. Основной акцент здесь сделан на духовную составляющую жизненного подвига  великого князя. Список состоит из двух частей. Одна предназначена для взрослого читателя, другая — для подрастающего поколения, которому необходимо изучать историю своей страны.

Издания для взрослых

1. Александр Невский, великий князь //  Энциклопедия православной святости. Т. 1. — М.: Ниола 21-й век; Лик пресс, 2003. — С. 27-29: ил.

         2 Александр Ярославич Невский (в иночестве Алексий) // Православная энциклопедия. Т. 1. — М.: ЦНЦ Православ. энциклопедия, 2000. — С. 541-544: ил.

         3.Александр Ярославич Невский // Славянская энциклопедия. Т. 1. — М.: Олма-пресс, 2001. — С. 18-19: ил.

         4.Александр Ярославич (Невский) // Тысячелетие Российской империи. — Спб.: Весь. 2004. — С. 30-32.

         5. Благоверный великий князь Александр Невский, в схиме Алексий // Святые воины / Сост.: О. Глаголева. — М.: Глас, 2005. — С. 76-83: ил.

         6. Большая энциклопедия / Под ред. С.Н. Южакова. Т. 1. — Спб.: Тип. т-ва  «Просвещение», 1903. — Князья древней Руси: Александр Невский. — С. 333-334.

         7. Васильев Б.Л. Александр  Невский: Роман. — М.: Вагриус, 2008. — 447 с.

         8. Гумилёв Л.Н. От Руси до России. — М.: АСТ Астрель; Транзиткнига, 2005. — Из содерж.: Князь Александр и хан Батый. За други своя. Конец и вновь начало. — С. 114-124: ил.

         9. Житие  святого благоверного великого князя Александра Невского // Русские святые воины. — М., 1995. — С. 85-117: ил.

10. [Житие] святого князя Александра  Невского // Жития святых, чтимых Православной Церковью. Ноябрь / Сост.: свт. Филарет, архиеп. Чернигов. — М.: Сретен. мон., 2000. — С. 276-292: ил. — Репринт. изд.

         11. Иоанн (Снычёв), митр. Блажен муж…: Св. блгв. кн. Александр Невский // Иоанн (Снычёв), митр. Самодержавие духа: Очерки рус. самосознания. — Спб., 1994. — С. 82-89.

         12. Карамзин Н.М. Великие князья Святослав Всеволодович, Андрей Ярославич и Александр Невский: (Один после другого) // Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 4. — М.:  Наука, 1992. — С. 40-56.

         13. Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. — М.: Наука, 1989. — С. 65-71, 238-244, 251, 258, 313.

         14. Князь Александр Ярославич Невский // История Российского государства. — Спб.: Александр ПРИНТ, 2002. — С. 72-77: ил.

15. Повесть о жизни и храбрости великого князя  Александра Ярославича // Художественная проза Киевской Руси XI—XIII вв. — М.: Худ. лит., 1957. — С. 257-263.

         16. Рыжов К.В.  Александр Ярославич Невский //  Рыжов К.В. Монархи России. — М.: Вече, 2005. — С. 68-73: ил.

         17. Святые князья // История русской святости. — М., 2001. — С. 52-62: ил.

18.  Сегень А.Ю. Александр Невский Солнце земли Русской. — М.: ИТРК, 2003. — 448 с. — (Б-ка  ист. романа).

19. Соколов А., прот. Святой витязь земли Русской: Святость жизни блгв. вел. кн. Александра Ярославича Невского. — Н.Новгород, 2008. — 359 с.: ил.  — Библиогр.: с. 262-264.

20. Солнце  земли Русской: Ист.-худож. повествование  о жизни и подвиге св. вел. кн. Александра Невского: Сб. / Ред.-сост.: Е.Н. Еремина. — М.: Сиб. благозвонница, 2007. — 655 с.: ил. — Библиогр.: с. 651.

21.Субботин А.А. За землю Русскую: Роман. — М.: Воениздат, 1957. — 696 с.: 1 л.ил.

         22.Толстой  М.В.  История Русской Церкви:  Рассказы из ист. Рус. Церкви. — М.: Спб., 1991. — С. 109-118: ил.

         23. Хитров М. Святый благоверный великий князь  Александр Невский: Подробное жизнеописание. — М.:  Панорама, 1991. — 227 с.: ил. — Источники и пособия: С. 237-244. — Репринт. изд.

         24. Югов А.К. Ратоборцы. — Л.: Лениздат, 1983. — 478 с.

         25.Юхнов С.М. Лазутчик Александра Невского. — М.:  Эксмо, 2008. — 554 с. — (На службе государевой. Рус. рубеж).

         26. Ян В.Г. Юность полководца: Повесть // Ян В.Г. К последнему морю. Юность полководца. — М.: Правда,  1981. — С. 309-522.

Издания для детей

1. Александр [Невский] //  Наши имена. Кн. 2. — М.: Росмэн, 2006. — С. 4-11: ил.

         2. Александр Невский  // Отвага и честь. — М.: Росмэн, 2007. — С. 7-17: ил.

3. Александр Невский // Православный мир. — М.: Круг чтения, 2004. — 162-164.

         4.Алмазов Б. Не в силе Бог, но в правде: Повесть о св. блгв. кн. Александре Невском, защитнике Земли Русской // Божий мир. — 1998. — № 2-3. — С. 22-27: ил.

         5. Баранов А.Г.  Великий князь Александр Невский // Баранов А.Г. Наше родное. — М.: Паломник, 2005. — С. 21-24.

         6. Благоверный князь Александр Невский // Избр. жития святых для детей / Сост.: Р. Балакшин. Т. 2. — М.: Сретен.мон., 2008. — С. 299-310: ил.

         7. Воскобойников В. Мудрость и меч: Св.блгв.кн. Александр Невский // Рассказы о православных святых. — СПб.: Золотой век; Диамант, 1999. — С. 273-297: ил.

         8. Кончаловская Н.П. Слово о побоище Ледовом // Кончаловская Н.П. Наша древняя столица. — М.: Дет. лит., 1966. — С. 21-27.

         9. Крупин В.Н. Александр Невский, Великий князь // Крупин В.Н. Школа святости: Очерки о рус. святых. — М.: Новоспас. мон., 2009. — С. 87-96.

         10. Крутогоров Ю.А. Александр Невский. — М.: Белый город, 2004. — 47 с.: ил. — (Ист. России).

         11. Куломзина  С. Святой благоверный  и великий князь Александр Невский // Куломзина С. Рассказы о святых.  — М.: Паломник, 2003. — С. 94-99: ил.

         12. Лубенчиков Ю.Н.  Александр Ярославич Невский. 1220-1263 // Лубенчиков Ю.Н. Русские полководцы. — М.: Белый город, 2007. — С. 6-7: ил.

         13. Мосияш С. Александр Невский. — Л.: Дет. лит., 1982. — 272 с.

         14. Поселянин Е. Святой благоверный  великий князь  Александр Ярославич Невский // Поселянин Е. Святые вожди Земли Русской. — М.: Спб.:  Лествица; Диоптра, 2000. — С. 92-110: ил.

         15. Праздник в честь благоверного князя Александра Невского // Какой у нас сегодня праздник, мама? / Авт.-сост.: О. Касаткина. — М.: Православ. мир,  2006. —  С. 94-96: ил.

         16. Тихомиров О. Слово о походах Александра Невского // Тихомиров О. На страже Руси. – М., 2005. – С. 4-33: ил.

         17. Чудесное строение Русской земли. —  М.: Фонд «Преображение», 1999. —  С.18-20.

Памятные даты

         12 сентября память о перенесении мощей св. Александра Невского в Александро-Невскую Лавру Санкт-Петербурга в 1724г.

         6 декабря  день памяти преставления великого князя Александра Ярославича (в схиме Алексия)  в 1263 г.

Источник: http://xn--90ae6ab.xn--p1ai/2017/12/solnce-zemli-russkojj-velikijj-knyaz-aleksandr-nevskijj/

Князь Александр Невский: солнце земли русской

Солнце Земли Русской — Александр Невский

Около 1220 г. у Ярослава Всеволодовича родился сын Александр. Произошло это В Переяславле-Залесском , в княжеских палатах возле Спасо-Преображенского собора.

В 1228 г. юный Александр ушёл на княжение в Новгород. Сын новгородского князя Ярослава Александр с детства жил в Новгороде. Молодой князь был высок и красив, а голос его «гремел перед народом как труба».

Он хорошо знал Священное Писание, латинский и греческий языки, владел воинским искусством. Княжить в Новгороде Александр стал с 1236 г., когда Ярослав уехал княжить в Киев.

Отец сказал сыну: «Крест будет твоим хранителем и помощником, а меч – твоей грозой».

Как раз в это время над Русью нависла угроза с северо-запада. По благословению папы римского западные рыцари уже покорили Ливонию и Чудь (Финляндию) и далее должны были подчинить католической власти северную Русь. В 1240 г. немцы взяли Псков.

В том же году, в соответствии с папской буллой, правитель Швеции Биргер объявил войну Александру Ярославичу: «Если можешь, сопротивляйся, знай, что я уже здесь и пленю землю твою». Шведские корабли вошли в Неву и стали на якоря в устье Ижоры, намереваясь далее идти на Ладожское озеро.

При войске были пасторы, чтобы крестить русских в католицизм.

При впадении Невы в море стояла новгородская стража.

Начальнику этой стражи Пелгусию (крещёному финну) было видение: на море, среди бури, появилось судно, на котором в красной одежде стояли святые братья-мученики Борис и Глеб, держа руки на плечах, и Борис сказал Глебу: «Брате Глебе! Вели грести, да поможем мы сроднику своему, великому князю Александру Ярославичу». Пелгусий поведал обо всём князю.

Помолившись в Софийском соборе, Александр обратился к новгородцам: «Братья! Не в силе Бог, а в правде…».

Другой бы на его месте сжег новгородские посады, как это делалось при любой осаде, и затворился с народом в крепости, дожидаясь подкрепления от отца.

Александр, которому было тогда всего 20 лет, поступил иначе. Он с небольшим войском из новгородцев и ладожан пришёл к Ижоре и застал неприятеля врасплох.

Новгородцы принялись рубить шведов топорами и мечами прежде, чем те успевали схватить оружие. Новгородцев пало лишь 20, а шведов – множество; Александр догнал самого Биргера и копьём «возложил ему печать на лицо». За эту победу Александра прозвали Невским.

Но и с таким князем поссорились новгородцы, и Александр ушёл в Переславль-Залесский. Недолго смогли управляться новгородцы без властителя: приблизились немецкие рыцари от Пскова, были уже в 30 верстах. Новгород снова попросил у Ярослава его сына Александра.

Александр, не медля, пошёл на врагов и изгнал их с новгородских земель, освободил Псков. Во Пскове погибло 70 рыцарей. Александр вошёл в Ливонию, но, встретив сильный отпор ордена, предпочёл выбрать для сражения более выгодное место.

Русские отступили и заняли позицию на Чудском озере (расположенном за Псковским озером, в 65 км севернее Пскова).

5 апреля 1242 г. закованная в броню немецкая орда двинулась на русские полки; с немцами шла чудь.

На восходе, увидев приближающиеся полки врага, Александр вознёс руки вверх и громко воззвал: «Рассуди, Боже, спор мой с этим высокомерным народом!» Выстроившиеся железным клином немцы пробили русские ряды, после чего русские ударили в тыл врага и погнали его. Рыцари бежали по льду, многие утонули.

Нашло смерть 400 рыцарей, 50 было пленено. Будучи уверен, что Александр пойдёт на Ригу, магистр ордена в ужасе обратился за помощью к датскому королю. Но победитель вложил меч в ножны. После обмена пленными с немцами помирились.

Пришлось и папам искать мирных путей обращения Руси в католичество; но Александр наотрез отметал папские обещания (в частности, послать тех же рыцарей на монголов).

Так Александру пришло послание от папы римского, в котором тот пригласил князя обратиться самому и обратить Русь к «истинной» вере, утверждая, что его отец Ярослав, находясь в Орде, дал слово монаху Карпини принять католичество.

Александр в ответе папе изложил догматы православной веры, закончив спокойно: «Всё это мы ведаем, а от вас учения не приемлем».

Ещё до Ледового побоища, в том же 1242 г.

, Александр был вынужден поехать в Орду, подчиняясь зову Батыя: «Мне покорил Бог многие народы, неужели ты один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь сберечь землю свою, то приходи поклониться мне и увидишь честь и славу царства моего». Благочестивый и смелый князь понравился хану: «Все, что мне ни говорили о нём, все правда: нет подобного этому князю», – сказал Батый после встречи с Александром.

В 1247 г. Александр получил Киевское великое княжение, а в 1252 г. хан Сартак (сын Батыя) поставил Александра великим князем Владимирским, в то время сильнейшим из русских княжеств.

Александр сделал всё возможное для спасения страны и народа, но теперь уже не в военных походах, а в дипломатических миссиях. Когда около 1255 г.

Улагчи, наместник нового хана Берке, отправил в русские города «бесерменов» для переписи населения и сбора дани (бесермены были мусульманами из Хивы, откупившими у монголов право сбора дани), Александр поспешил в Орду, чтобы предотвратить это бедствие, но не успел.

В 1257 г. Александру снова пришлось быть в Орде и услышать приказ о направлении сборщиков дани в Новгород. Новгород отказался подчиниться переписи и платить дань монголам. Александру пришлось идти в Новгород вместе с ханскими чиновниками.

«Умрём честью за св. Софию и за домы ангельские», – говорили новгородцы. Монголы, опасаясь за свои жизни, требовали у Александра защиты. Князь наказал зачинщиков, сына Василия отправил в суздальскую землю.

Новгородцы подчинились спасительной для них воле святого князя.

Тем не менее, злодейства бесерменов вызвали народный гнев по всей Руси. Во Владимире, Суздале, Ростове колоколами были созваны вече, после чего бесерменов перебили. Александр вновь отправился в Орду, где уже собиралось войско идти наказывать русских.

Посольство Невского было удивительно успешным: хан Берке простил русских и даже больше – освободил их от обязанности давать отряды для участия в походах ордынцев на другие страны. Видимо, далась такая победа Александру непросто, потому что он прожил в Орде всю зиму.

Возвращаясь из Орды, Александр заболел и, приняв схиму с именем Алексия, скончался 23 ноября (6 декабря) 1263 г. в Городце. В этот день Церковь празднует память святого князя.

Весть о смерти Александра пришла во Владимир в то время, когда народ в Успенском соборе молился о его благополучном возвращении. Митрополит Кирилл воскликнул со слезами: «Чада мои милые, закатилось солнце земли Русской!» Народ понял пастыря, раздались рыдания и вопли: «Погибаем, погибаем!»

(51 голос: 4.63 из 5)

Великий человек, хорощая статья!=)))

SanekLeon , возраст: 13 / 19.04.2009

Источник: http://www.realisti.ru/main/strong_men?id=112

Александр Невский: Солнце земли русской

Солнце Земли Русской — Александр Невский

Новгородское княжение на Руси вряд ли могло считаться завидной долей. Отца Александра Невского — князя Ярослава Всеволодовича —новгородцы прогоняли четыре раза. Родился Александр в 1221 году. Он был вторым сыном Ярослава и Мстиславы Смоленской, а бабушка княжича была дочерью половецкого хана.

Отец Александра то и дело вмешивался в борьбу за галицкий, киевский, владимирский престолы. Воевал и с тевтонским орденом, предпринимая походы в Прибалтику. Так что Александр с малолетства воспитывался в военной обстановке. Постриг — обряд посвящения в воины — отец провёл над ним уже в четырехлётнем возрасте.

Беспокойная должность

В 1228 году Ярослав отправился в очередной поход на Ригу против крестоносцев, а Александра и его старшего брата Фёдора оставил вместо себя в Новгороде под присмотром доверенных бояр. Однако зимой начался голод, народ взбунтовался. В феврале 1229 года братья бежали в Переяславль.

Впоследствии Александру ещё не раз придётся отправляться из Новгорода не по своей воле этим маршрутом.
В 1230 году Ярослава вновь призвали в Новгород, но, пробыв там всего две недели, он уехал, вновь оставив на княжение Александра с братом. Но через три года Фёдор умер, а Александра новгородцы видеть князем не пожелали.

В 1232 году папа римский Григорий IX призвал католиков к крестовому походу против финских язычников и новгородцев, которые препятствовали латинизации племён Восточной Балтики. Двумя годами позже Ярослав выступил в поход и разбил рыцарей на реке Омовже под Юрьевом. Участвовал в походе и малолетний Александр.

Потом Александр ещё трижды вернётся в Новгород и трижды покинет его, рассорившись с горожанами.

Между двух огней

В 1236 году Ярослав уехал княжить в Киев, всё ещё номинально считавшийся столицей русских земель, а затем во Владимир. Началось самостоятельное правление Александра. Он, естественно, не мог не замечать растущей угрозы с востока и предпринял ряд мер для укрепления рубежей Новгородской республики от монголов.

С западными соседями у него отношения сначала складывались вполне миролюбиво, те хорошо помнили урок 1234 года. В 1236 году вице-магистр меченосцев Андреас фон Вельвен даже просил помощи новгородцев в походе на Литву. Однако от этого союза Александр отказался. В битве при Сауле войско крестоносцев было уничтожено.

Орден меченосцев практически перестал существовать и в следующем году слился с тевтонским орденом. Объединённое крестоносное государство было серьёзной угрозой.
В начале 1238 года на северо-восток Руси обрушились монголо-татарские полчища. Владимирский князь Юрий попытался дать бой на реке Сити, но был разбит.

Ни Ярослав, ни Александр в битве не участвовали и войск своих не посылали. Не послал Александр новгородские войска и на помощь Торжку, который татары осаждали 22 февраля — 5 марта. До Новгорода орда не дошла всего каких-то 100 вёрст.
Отец Александра всячески избегал конфликтов с татарами и стеной вставал на защиту западных рубежей.

Например, в 1239 году Ярослав вместе с сыном выступил на Смоленщину, чтобы изгнать литовское войско. Защита не пострадавших от татарского нашествия княжеств от угрозы с запада была основой политики Ярослава, а затем и Александра.

Схватка со шведами

Летом 1240 года новгородцы получили известие от старейшины Ижоры Пелгусия, что в устье Невы вошли шведские корабли. Александр решил не просить помощи у отца и даже не стал собирать ополчение, а выступил в поход с малой дружиной и немногими новгородцами, которые успели собраться. За три дня новгородцы поднялись до Ладоги, но шведов там не обнаружили.

Тогда Александр присоединил к войску отряд ладожан и после разведки двинулся к месту впадения в Неву Ижоры.
Именно там разбили лагерь шведы. Они не двигались дальше, явно намереваясь скоординировать свои действия с союзниками, а заодно рассчитывая построить в удобном месте укреплённый опорный пункт.

На рассвете 15 июля Александр с дружиной уже обложил лагерь противника.
Вопрос соотношения сил до конца прояснить невозможно — нет источников. Новгородцев было чуть больше из них — около 200 тяжеловооружённых всадников. Шведов было, по одним данным, около 5000 человек, по другим — вдвое меньше (что представляется более реальным), из них не более 70 рыцарей.

По снаряжению, качеству доспеха и боевым навыкам русские витязи превосходили скандинавских рыцарей, в отношении простых воинов можно утверждать обратное.
Около 9 утра новгородцы атаковали шведов. Русские засыпали врага градом стрел, после чего бросились рубить всех подряд.

Шведы запаниковали — многие попытались спастись на другом берегу Ижоры, некоторые пытались отплыть от берега на кораблях. Командиры пытались организовать сопротивление, но тяжёлая конница Александра смяла шведскую пехоту, а сам князь едва не убил будущего ярла Биргера Магнуссона.

Нанеся шведам потери в несколько сотен человек и потеряв около 50, новгородцы отступили. Александр, уступая в численности, не мог продолжать сражение: шведы явно опомнились бы и реализовали преимущество. Поэтому новгородцы и позволили врагу уйти.

Летописи правы!

Русские источники приписывают ярлу Биргеру командование походом шведов в устье Невы. На самом деле ярлом он стал только в 1248 году, а во время похода шведами правил Улоф Ваза.

Однако Биргер, судя по всему, не только участвовал в походе, но и действительно получил рану от Александра.

Эксгумировав и исследовав останки ярла, шведские учёные установили, что кости его глазницы имеют явные следы прижизненного повреждения, вероятно, копьём. Такую рану он мог получить только в 1240 году.

Ледовое побоище

В августе 1240 года ливонские рыцари напали на Псковское княжество. Они взяли Изборск, разбили ополчение псковитян и осадили город. Один из бояр открыл рыцарям ворота, и после непродолжительных уличных боёв горожане сдались. Захватчики посадили во Пскове двух наместников и стали готовить поход на Новгород.

Едва стало известно о приготовлении ливонцев, новгородцы послали к Ярославу за помощью. Он предложил им младшего сына Андрея, но послы настояли на том, чтобы князем Новгородским снова стал сам Александр. В конце 1241 года конные разъезды крестоносцев появлялись в 30 верстах от города.

Молодой князь во главе новгородско-владимирского войска в конце зимы 1241-1242 года взял Копорье, потом штурмом овладел Псковом. К концу марта его войска насчитывали около 15000 человек, и он решил наступать в глубь орденской территории.

Противник располагал примерно 12-тысячным войском, но рыцарям удалось разбить передовой отряд русских, и Александр отступил к Чудскому озеру. Русские войска заняли позицию примерно в 400 метрах от береговой линии, прямо на льду.
5 апреля два войска встретились.

Немецкие и датские рыцари предприняли попытку в конном строю прорвать фронт русских, но Александр выдвинул вперёд стрелков, которые нанесли противнику большие потери. Пока до них добрались рыцари, с флангов их обошла русская конница.

Александр поступил исключительно прозорливо: не стал окружать всё вражеское войско, а отсек от основных сил только тевтонцев. Остальные крестоносцы и союзная им чудь не выдержали и обратились в бегство. Новгородцы гнали их семь вёрст, перебив около 500 солдат, 30 рыцарей и около сотни врагов захватив плен.

Правда или миф?

То, что тяжеловооружённых тевтонских рыцарей не выдержал лёд, — возможно, исторический миф. Крестоносцы были экипированы примерно так же, как и русские знатные дружинники. Кстати, ни в одной хронике не зафиксировано, что рыцари проваливались под лёд, не обнаружили и следов доспехов на дне озера. Хотя, возможно, кое-кто из крестоносцев, спасаясь бегством от погони, и угодил в полынью.

«Приёмный сын» Батыя

В 1243 году Ярослав был первым из русских князей, вызванных в Орду. Там Батый утвердил его «старейшим из русских князей», дозволив сесть на владимирский и киевский престолы.

Отец Александра понимал, что номинальная власть Орды не грозила русским ассимиляцией и потерей национальной идентичности, в то время как ливонский орден и Литва, набиравшая мощь, именно этим и были опасны.
В 1245 году Александру пришлось отражать мощный натиск литовцев под началом князя Миндовга.

Они вторглись в псковские земли, взяли Торжок и Бежицк, угрожали Новгороду. Александр был уже опытным военачальником со своей, хорошо сложившейся системой ведения войны. В первую очередь, она заключалась в мобильности войск, внезапности ударов, стремлении разгромить войска противника по частям.

И на этот раз он не стал собирать все возможные силы, а ограничился конницей, которую можно было мобилизовать в поход немедленно. Сначала он окружил литовское войско под Торопцом. Стремительной атакой он рассёк строй врага и практически истребил крупный отряд — погибли восемь знатных литовских князей со своими дружинами.

Затем он обратился против основных сил захватчиков — обошёл их на марше, атаковал и разбил у Жижицкого озера. Это он, кстати, проделал уже без новгородских ополченцев, отпущенных домой. А ещё через несколько дней Александр истребил под Усвятом третий отряд литовцев.

В том же году успехи Александра и Ярослава заметили в Каракоруме — столице монгольской империи. Ярослав был вызван к великому хану всех монголов. В 1246 году после долгого путешествия он предстал перед ханом Гуюком. Советники монгольского хана посчитали его опасным для себя, и Ярослав был отравлен.

На следующий год в Орду и дальше — в Каракорум — отправился уже Александр с братом Андреем. Монголы хотели посадить на великое владимирское княжение Александра, но в итоге уважили завещание Ярослава. Александр получил Новгород и Киев, уже утративший всякое политическое значение, а великим князем Владимирским стал Андрей Ярославич. В Орде Александр Невский стал «андой» — побратимом Сартака — сына Батыя. И монголы с тех пор стали считать русского князя приёмным сыном великого хана Золотой Орды.

Великий князь

Тем временем ливонцы пытались обратить в католичество тех правителей, которых не могли победить силой. Сменил веру литовский князь Миндовг, дважды кардиналы приезжали в Новгород к Александру, пытались склонить к католичеству и правителя последнего русского независимого княжества — Даниила Галицкого.

Однако Александр и Даниил упорно отказывались от диалога с Западом, а последний смог даже отразить татарские набеги. Видимо, этот успех галичан вскружил голову князю Андрею Ярославичу, который стал вдохновителем антимонгольских выступлений на северо-востоке Руси.
Александр в это время находился в Орде.

Татары в 1252 году послали против Андрея войско во главе с ханом Неврюем, которое разгромило владимирцев и опустошило значительные территории. Андрей бежал в Швецию, а право на владимирский стол получил Александр.
Многие обвиняют его в том, что он чуть ли не натравил иноземцев на брата ради великого княжения.

Скорее всего, Александр просто дал понять татарам, что не поддержит восставших, и вряд ли его в первую очередь интересовала власть — он просто старался насколько возможно сократить ущерб от карательного похода.
Тем более что в 1253 году пришлось отражать новые атаки с запада — сначала литовцев разбили у Торопца, а затем отразили орденское вторжение на Псковщину.

В 1256 году большое шведское войско появилось у устья реки Нарвы. Но, едва узнав, что против них выступил сам Александр, шведская рать бежала, бросив обозы.
Следующие годы прошли в бесконечных стычках с литовцами и тевтонским орденом и попытках сгладить острые углы в отношениях с Ордой.

В конце концов Литва разорвала союз с Польшей И орденом и заключила Договор о дружбе с новгородцами. Угроза с запада ослабла, а передышка на востоке дала возможность собраться с силами северо-восточным княжествам.

В 1263 году Александр вновь поехал в Орду — опять уговаривать татар не устраивать поход на Русь в отместку за убийство сборщиков дани в Ростове, Суздале, Владимире, Переяславле и Ярославле. Там, в Орде, он заболел и по дороге домой умер в Городце. Митрополит Кирилл, возвещая владимирцам о смерти князя, произнёс: «Смотрите, вот заходит солнце земли Русской».

Изначально Александр Невский был похоронен в Рождественском монастыре во Владимире. В 1547 году князь Александр Невский был канонизирован и причислен к лику чудотворцев.

В 1724 году по приказу императора Петра I мощи святого благоверного князя Александра Невского были торжественного перенесены в новую столицу России и там погребены в Александро-Невском монастыре (с 1797 года — лавра). С тех пор Александр Невский считается небесным покровителем Санкт-Петербурга.
Младший сын Александра Невского — Даниил — стал первым московским князем, положив начало династии великих государей московских. А императрица Екатерина I учредила орден Святого Благоверного князя Александра Невского. Это был единственный орден царской России, который возродился во времена Советского Союза.

Линия судьбы

1221 год — Рождение князя Александра Ярославича.
1234 год — Первый военный поход в составе войска своего отца, князя Ярослава Всеволодовича, против Тевтонского ордена.
1236 год — Начало первого княжения Александра Ярославича в Новгороде.
1240 год — Битва на реке Неве. Новгородское войско под командованием Александра Ярославича разбивает войско шведов.

1242 год — Ледовое побоище. Русское войско, под командованием Александра Невского на Чудском озере разгромило войско ливонских рыцарей.
1245 год — Александр Невский громит литовцев под Торопцом, Жижицким озером и Усвятом.
1247 год — Первая поездка Александра Невского в Каракорум.
1248 год — Александр Невский становится великим князем Киевским.

1251 год — Посланцы папы римского Иннокентия IV предложили Александру Невскому помощь против монголов при условии принятия католичества. Александр Невский отказался изменить православной вере.
1258 год — Вторая поездка Александра Невского в Орду.
1262 год — Поездка Александра Невского в Каракорум.
1263 год — Смерть Александра Невского.

1547 год — Александр Невский канонизирован и причислен клику святых.

Ледовое побоище Александра Невского

Битва между русскими воинами и немецкими рыцарями произошла на Чудском озере в 1242 году (щелчок для увеличения)

Место

Чудское озеро (ныне на границе России и Эстонии), недалеко от современного острова Сиговец.

Тактика Невского

• Впереди полк из лёгкой конницы, лучников и пращников.
• Основные силы сосредоточены на флангах.
• Боевой порядок обращен тылом к обрывистому крутому берегу озера.
• Княжеская конная дружина укрылась в засаде за левым флангом

1. Немецкие рыцари атаковали русских на льду озера возле Вороньего камня.

2. Прорвав центр русского войска, немецкие рыцари наткнулись на обрывистый берег озера.
3. Русские фланги зажали немцев. Нанесён удар с тыла, противник окружен.
4. Немецкие рыцари обратились в бегство.
5. Русские преследовали их семь вёрст до противоположного берега озера. Там подтаявший лед стал проваливаться под тяжестью всадников и пеших воинов.

Немцы, наступавшие по открытому льду, были лишены возможности определить расположение, численность и состав русского войска.

Немецкое войско рыцарей Тевтонского Ордена — 1,5 тыс. чел. конницы, включая 20 братьев Ордена, 2-3 тыс. кнехтов и ополченцев-эстов и чуди.
Русское войско Александра Невского — 4-5 тыс. чел, в т.ч. 800-1000 конных дружинников.

Потери

Потери русских оцениваются в 500-600 чел.
Потери немцев — убито около 400 немецких всадников, 50 попали в плен.

Сергей Шеин

Источник

Справка:

Масштаб и значение битвы

«Хроника» говорит о том, что в битве на каждого немца приходилось 60 русских (что признаётся преувеличением), и о потере в битве 20 рыцарей убитыми и 6 пленными.

«Хроника гроссмейстеров» («Die jungere Hochmeisterchronik», иногда переводится как «Хроника Тевтонского ордена»), официозная история Тевтонского ордена, написанная уже значительно позднее, говорит о гибели 70 орденских рыцарей (буквально «70 орденских господ», «seuentich Ordens Herenn»), но объединяет погибших при взятии Александром Пскова и на Чудском озере.

В Новгородской первой летописи сообщается: «и паде Чюди бещисла, а Нѣмець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ»(вариант: «и паде Чюди бещисла, а Нѣмець 500, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ»).

Согласно традиционной в российской историографии точке зрения эта битва, вместе с победами князя Александра над шведами (15 июля 1240 года на Неве) и над литовцами (в 1245 году под Торопцом, у озера Жизца и близ Усвята), имела большое значение для Пскова и Новгорода, задержав напор трёх серьёзных врагов с запада — в то самое время, когда остальная Русь была сильно ослаблена монгольским нашествием. В Новгороде Ледовое побоище вместе с Невской победой над шведами ещё в XVI веке вспоминалось на ектениях по всем новгородским церквям. В советской историографии Ледовое побоище считалось одной из крупнейших битв за всю историю немецко-рыцарской агрессии в Прибалтике, и численность войск на Чудском озере оценивалась в 10—12 тыс. человек у Ордена и 15—17 тыс. человек новгородцев и их союзников (последняя цифра соответствует оценке и Генрихом Латвийским численностей русских войск при описании их походов в Прибалтику в 1210—1220-х годах), то есть примерно на том же уровне, что и в Грюнвальдской битве (1410) — до 11 тыс. человек у Ордена и 16—17 тыс. человек в польско-литовском войске. «Хроника», как правило, сообщает о малочисленности немцев в тех сражениях, которые были ими проиграны, но даже в ней Ледовое побоище однозначно описано как поражение немцев, в отличие, например, от Раковорской битвы (1268).

Как правило, минимальные оценки численности войск и потерь Ордена в битве соответствуют той исторической роли, которую отводят конкретные исследователи данной битве и фигуре Александра Невского в целом (подробнее см. Оценки деятельности Александра Невского). Английский исследователь Дж.

Феннел полагает, что значение Ледового побоища (и Невской битвы) сильно преувеличено: «Александр делал только то, что многочисленные защитники Новгорода и Пскова делали до него и что многие делали после него, — а именно устремлялись на защиту протяжённых и уязвимых границ от отрядов захватчиков».

С этим мнением солидарен и российский профессор И. Н. Данилевский.

Он отмечает, в частности, что битва уступала по своим масштабам сражению при Сауле (1236 год), в котором литовцами был убит магистр ордена и 48 рыцарей, и сражению под Раковором; современные событиям источники даже Невскую битву описывают более подробно и придают ей большее значение.

Источник

Источник: https://belayaistoriya.ru/blog/43773147549/Aleksandr-Nevskiy:-Solntse-zemli-russkoyutm_referrer=mirtesen.ru?nr=1

Book for ucheba
Добавить комментарий