Свобода в служении

Свобода

Свобода в служении

Свобо́да – дарованная Богом способность человеческой воли, без которой он не мог бы осознанно и охотно стремиться к добру, а значит, не мог бы стать добродетельным.

Бог является высочайше свободным Существом, потому что Он действует независимо от необходимости или принуждения. Он избирает, что хочет, и осуществляет избранное, как хочет. При этом Его воля обладает совершенной святостью, Сам Он творит только высочайшее добро и благо, которое исключает всякое зло, как свет исключает тьму.

Созданный по Образу Божьему человек также обладает даром свободной воли. «Если человек сотворен по Образу блаженного и пресущественного Божества, а Божество свободно и имеет волю по естеству, то и человек, как Образ Божества, свободен по естеству и имеет волю» (св. Иоанн Дамаскин).

Уподобляясь Богу, человек призван творить одно добро и возрастать в непрестанном соединении с Богом как Первообразом и Источником Добра. Через такое соединение его свобода должна непрестанно возрастать, ибо совершенно свободен Сам Бог.

Однако после грехопадения человек встал на путь зла. Грехопадение произошло от злоупотребления свободой разумных тварей, которую Бог создал доброю, и, даровавши им, уже не желает нарушать.

После грехопадения человек встал на самую низшую степень свободы – свободы выбора между добром и злом. Избирая добро, человек борется с грехом и соединяется с Богом, возрастая в свободе.

Избирая зло, человек порабощается греху – своим порочным страстям, освобождение от которых требует немалого подвига при содействии Божественной благодати.

святитель Феофан Затворник:
Да определили ли вы, чего хотите, так желая себе свободы? Внутренней свободы нечего искать, ибо она есть уже, так как есть неотъемлемая принадлежность духа. Ее никто отнять не может. Выходит, вам желательна внешняя свобода.

Но извольте рассудить, в какой мере допустима и достижима такая свобода? Куда ни киньтесь, всюду вы будете окружены такими же свободами, как и ваша, равноправными вашей свободе.

Что бы мы ни задумали делать, всегда должны соображать свои действия с действиями других людей и ими ограничивать себя и, следовательно, стеснять свою свободу. Что ни шаг, то пресечение свободы.

И притом законное, против которого возражать нельзя, по собственному сознанию. Если это так, то порыв на свободу есть бегание за радугой и еще хуже – желание схватить призрак.

***

иерей Олег Давыденков

В учебниках догматического богословия среди свойств человеческой души обычно указывается такое свойство, как свобода. Однако, свободу нельзя рассматривать как свойство только лишь души.

Если, например, разумность — это свойство, которое принадлежит только душе, в душе имеет свое основание, но никак не в теле, то свобода — это нечто такое, что принадлежит не только душе, но человеку как таковому.

Это скорее характеристика не души, а личности, состоящей из души и тела.

О свободе можно говорить в двух смыслах: с одной стороны, о свободе формальной или психологической, и о свободе нравственной или духовной, с другой.

Православная антропология различает в человеке две воли: волю физическую как способность желать и действовать ради удовлетворения желания, и волю гномическую как способность самоопределяться по отношению к желаниям своего естества, т. е. избирать одни желания, а другие отвергать.

Формальная (психологическая) свобода — это способность направлять свою волю, деятельность на те или другие предметы, избирать тот или другой путь, отдавать предпочтение тем или другим побуждениям к деятельности. На этой способности человека основаны многие заповеди Свщ. Писания. Втор.30:15: «Вот, Я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло».

И дальше говорится о необходимости делать выбор между этими предложенными началами. В Ис.1:19-20: «Если захотите и послушаете, то будете вкушать благо земли. Если отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас». Эта формальная свобода сохраняется у человека и после грехопадения, она сохраняется даже в аду.

Сама по себе формальная свобода вовсе не является признаком совершенства. Скорее наоборот, она свидетельствует о некотором несовершенстве, поскольку Бог не имеет воли гномической, т. к. не имеет потребности выбирать из различных возможностей.

Любой выбор всегда связан с некоторым несовершенством: незнанием, сомнением, колебанием, а Бог всегда в совершенстве знает Свои цели, и средства для их достижения. Поэтому Бог является совершенно свободным Существом.

Он свободен в том смысле, что Он всегда является таким, каким хочет быть, и всегда действует таким образом, каким желает; ничто Ему не препятствует, никакая необходимость, ни внутренняя, ни внешняя, Ему не довлеет. Такая свобода называется свободой нравственной, духовной.

Сама по себе способность выбора еще не делает человека свободным, потому что желания человека и его возможности не всегда совпадают. Человек часто желает того, что не может осуществить, и, наоборот, нередко вынужден делать то, чего делать не хочет. Наиболее ярко в Свщ. Писании эта мысль выражена в Рим.7:19-23: «Доброго, которого хочу, не делаю, злое, которого не хочу, делаю».

Поэтому путь к подлинной свободе лежит через освобождение от тирании греха и от власти природной ограниченности, которая, сама по себе не являясь грехом, является следствием грехопадения. О необходимости стремиться к такой свободе много говорится в Новом Завете.

Спаситель говорит: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8:31-32). «Всякий, делающий грех, есть раб греха… Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин.8:34-36). Апостол Павел говорит: «Закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (Рим.8:2) и восклицает: «Где дух Господень, там свобода!» (2Кор.3:17). Иными словами, через причастие Божеству, через соединение с Богом, человек приобщается к той свободе, которой обладает Бог, и сам обретает свободу, освобождаясь от власти греха и от природной необходимости.

***

О свободе

проф. А. И. Осипов

Проблема свободы является одной из самых важных проблем, входящих в круг тем антропологии.

Что мы можем сказать по этому вопросу с христианской точки зрения и на что обратить внимание в связи с этим? Во-первых, надо сказать, что понятие свободы очень неоднозначно: слово-то одно, но то содержание, которое стоит за ним, может быть различным. Я обращу ваше внимание, по крайней мере, на три разных смысла этого понятия.

Первый из них я бы назвал метафизическим пониманием свободы. Речь здесь идет о простых вещах, вернее, о простой вещи – о свободе воли человека как образа Божьего, о свободе, характеризующейся наличием в человеке способности выбора, внутреннего выбора, между добром и злом.

Речь здесь идет не о том, правильно или неправильно он выбирает, ошибается или нет, речь идет о фундаментальном свойстве человеческой природы – о свободе воли. Эта свобода, с христианской точки зрения, является тем свойством личности, утрата которого приводит к полной деградации личности.

По христианскому учению, над этой свободой никто не властен – ни люди, ни общество, ни демоны, ни Сам Бог. Особенно, конечно, страшно звучит последнее: как это, над свободой человека не властен Сам Бог? Да, и это является одной из серьезных и важных истин христианства.

Если бы не так, то в таком случае и спасение, и гибель человека были бы обусловлены Богом. А христианство говорит: Бог не может нас спасти без нас, то есть именно без нашей свободы, без нашего произволения.

Вот эта возможность внутреннего самоопределения личности перед лицом добра и зла является одним из самых фундаментальных свойств человеческой личности. Итак, первое понимание свободы – это метафизическая свобода, свобода воли.

Есть второе понимание свободы. Оно связано с возможностью реализации личности в условиях ее жизни в обществе, в социальных условиях, в окружающем мире. Здесь речь идет уже о свободе действий человека. Можно назвать эту свободу внешней свободой.

Если мы коснемся более узкого спектра, коснемся именно социальной стороны жизни человека, то мы можем говорить о правах человека или – свободах человека. Но вы сами понимаете, что эта внешняя свобода не исчерпывается только правами.

Права в каждом государстве или обществе гарантируются свои, но внешняя свобода шире: она проявляется у человека в отношении к вещам, к природе, если хотите – к самому себе.

Так что внешняя свобода достаточно широкое понятие, но в нем наиболее, так сказать, актуальным вопросом современности является именно вопрос о правах, или свободах, человека.

Вот эти два вида свободы, в общем-то, всем понятны: все о них знают, все о них говорят. Христианство указывает на третий вид свободы, с христианской точки зрения – самый важный. Речь идет о духовной свободе.

Вот эта третья категория – духовная свобода – означает ни что иное, как власть человека над своими страстями, или – господство ума над сердцем; над всеми страстями, как неукоризненными, так и укоризненными (тем более!). Но не просто господство ума.

Господство ума тоже может носить различный характер: мы, например, можем видеть определенное господство ума у аскетов и других религий. В христианстве это господство имеет особенное звучание, особенное содержание.

Христианство, говоря о господстве личности над страстями, прежде всего, если хотите, говорит о величайшей страсти, о корне всех страстей – о гордости.

Вот этого как раз элемента мы не находим, например, у буддистских аскетов, у аскетов Веданты, у аскетов индуистского направления вообще, так же, как и у аскетов других вер и религий. Здесь мы, правда, вступаем в очень тонкую область, и я должен вам сказать, что о борьбе с гордостью говорят аскеты и других вер, но, к сожалению, само понимание гордости и смирения в других религиях имеет не тот характер, что в христианстве, в православии.

Источник: https://azbyka.ru/svoboda

Андрей Смирнов: Свобода в служении

Свобода в служении

Я могу себя считать коренным москвичом: в Москве находятся могилы всех четырёх прадедов. По отцу я принадлежу к довольно молодому роду военных дворян Левачёвых.

Мой прапрадед Михаил Афанасьевич Левачёв, будучи крестьянином Архангельской губернии был призван в действующую армию и во время Русско-турецкой войны в начале XIX века  совершил подвиг.

Была ранен, награждён знаком отличия военного ордена Святого Георгия, произведен в офицеры и по правилам начала XIX века получил права потомственного дворянства. Один из его детей, Иларион Левачёв,  с детства посвятил свою жизнь военной карьере, закончил кадетский корпус и дослужился до полного генерала от инфантерии.

Скончался в 1901 году, будучи начальником Александровского военного пехотного училища в Москве. А до этого он был директором-основателем Донского кадетского корпуса в Новочеркасске, которому было присвоено имя Государя Императора Александра III. Похоронен в Москве в Донском монастыре.

Иларион Михайлович женился на дочери генерал-майора Василия Васильевича Ильина —   Екатерине Васильевне. Сам генерал Ильин по прямой линии восходил к основателю русского государства князю Рюрику.

Впоследствии эта ветвь утратила княжеский титул, и были просто дворянами Ильиными, но принадлежали к московской аристократии.

Некрополь Донского монастыря, где они похоронены — это родовые захоронения Ильиных.

Мой дед по отцу Василий Иларионович Левачев также посвятил свою жизнь военной карьере. Дослужился до полковника, участвовал в русско-японской войне. Был награждён за бои под Мукденом орденом Святого великомученика Георгия IV степени.

А в Первую мировую войну командовал артиллерийской бригадой и был смертельно ранен в районе современной Польши на рубеже 1914-15 гг.

Через сутки скончался от ран, был посмертно произведён в генерал-майоры и награждён золотым георгиевским оружием.

Мой отец Владимир Васильевич Левачев родился в 1908 году. Так что я всего на одно поколение отстаю от Императорской России. Мамы он был старше на 29 лет. Всю жизнь он проработал инженером. Скончался в возрасте 62 лет, его я застал всего лишь шесть лет своей жизни.

По линии матери с одной стороны – это древний дворянский род Белавенцев – дворяне Смоленской губернии. Прослеживается он с XV века. Мой прапрадед Павел Петрович был морским офицером, как и его братья.

Один из них, лейтенант Николай Петрович Белавенец,  погиб при обороне Севастополя, его могила находится на Братском кладбище. Иван Петрович Белавенец дослужился до капитана первого ранга, был известным морским исследователем.

Он изобрёл устройство против отклонения стрелок компаса на металлических кораблях, что было очень актуально в середине девятнадцатого столетия.

Мой прадед Всеволод Павлович учился в морском корпусе, но вступился  за своего товарища – морская солидарность — который, конечно, был не прав,   надерзил пехотному офицеру и был отчислен. Но это спасло его от гибели в Цусимском сражении. После революции работал инженером.

Дед, Сергей Всеволодович Белавенец,  был известным шахматистом своего времени. В предвоенную эпоху у него был третий рейтинг по Союзу, а СССР уже тогда был шахматной державой. На первенстве тридцать девятого года он занял третье место, а первое место занял Михаил Ботвинник, будущий чемпион мира. Женился он на дочери крестьянина Московской губернии Фёдора Фёдоровича  Маланьина.

Такой крепкий подмосковный крестьянин, который сумел скопить достаточно денег, чтобы купить дом в Москве – двухэтажный особняк в 1-м Коптельском переулке, сильно перестроенный стоит до сих пор. Он сумел дать всем своим детям хорошее гимназическое воспитание. Надо сказать, что у сестёр моей бабушки учителем был известный московский протоиерей,  ныне канонизированный,  Алексий Мечёв.

Моя мама Надежда Сергеевна  воспитывала меня в духе любви к своему историческому прошлому. С раннего детства я ездил по музеям, по памятникам культуры. И меня всегда тянуло в храм. В самом простом, далеко не архитектурном шедевре, действующем храме я чувствовал себя очень уютно. А вот в  соборах, которые были обращены в музеи,  испытывал какой-то дискомфорт.

Где-то в пятом-шестом классе я  начал посещать храм, а  к восьмому классу  делал это достаточно регулярно. В моём классе учился Юра Тарасов, уже тогда он был большим знатоком церковной Москвы.

Как-то, это был 1979 год, он пригласил меня в Троице-Сергиеву Лавру. Я там впервые уже сознательно исповедовался и причастился Святых Христовых тайн.

На следующий год во время одного из богослужений нас заметил архиепископ Питирим (Нечаев) и пригласил быть в числе молодых людей, посещающих его богослужения.

Затем я был благословлён на ношение стихаря и стал иподиаконом сначала архиепископа, затем митрополита Питирима.

После школы я работал во Всесоюзной книжной палате в архиве «Советской печати», где  прочитал очень много интересной литературы. Я помню, какое большое впечатление на меня  произвёл газетный фонд 1917 года. Я погрузился в атмосферу политической борьбы и это очень сильно помогло мне понять  ключевую страницу русской истории.

***

После года работы в Книжной палате я поступил в Московский автомобильно-дорожный институт. Проучился я там четыре года, одновременно при этом прислуживая в храме у архиепископа Питирима. Совмещение привело к тому, что после четвёртого курса я был отчислен. Конечно, я сам дал повод к отчислению, затянул с сессией.

Но главной причиной стала моя церковная жизнь. Мало кто помнит, что 1986 год – это  последний всплеск антирелигиозных гонений в нашей стране. Были аресты, но я ограничился попаданием в армию, о чём я не жалею. Я прослужил два года в железнодорожных войсках и до сих пор считаю наши войска самыми дружными, самыми лучшим.

Закончил службу в звании гвардии старшего сержанта. Вернувшись из армии,  поступил в семинарию. Одновременно начал работать в Издательском отделе Московского Патриархата. В 1992 году я принял монашеский постриг в Троице-Сергиевой Лавре.

22 апреля того же года был рукоположен в сан иеродиакона, на следующий день – в иеромонаха, и вот уже более двадцати лет являюсь священником Русской Православной церкви.

***

Рубеж конца 80-х – начала 90-х годов – это бурное развитие церковной жизни. С сентября 1991 года я в должности заместителя главного редактора руководил общецерковной газетой «Московский церковный вестник», формально главным редактором оставался митрополит Питирим.

Дни и ночи я проводил на работе. И чувствовал, что служение Церкви для меня – основное, а возможная семейная жизнь — что-то очень вторичное. И в какой-то момент я понял: моя жизнь – это Церковь, и  ни разу не пожалел, что принял монашеский постриг.

Я понимал, что моё монашество будет проходить в основном в миру, мы об этом разговаривали с митрополитом Питиримом, но он посоветовал всё-таки быть не целибатом, а иеромонахом.

Конечно, я понимаю, что до монашеского идеала мне очень и очень далеко, но  всегда воспринимаю любые церковные послушания со смирением.

Когда митрополит Питирим попросил меня стать настоятелем подворья Иосифо-Волоцкого монастыря в селе Язвище в 1992 году,  я без колебаний принял это как волю Божью. И прослужил там семь с половиной лет. Что-то удалось сделать, что-то нет. Но вспоминаю свой первый приход с большой благодарностью.

***

Главное отличие людей, которые пришли в Церковь, от всех прочих в том, что они понимают своё несовершенство и хотят быть лучше. Они хотят идти навстречу Богу. На этом пути у каждого бывают и падения, и ошибки, но есть цель. И это очень важно, потому что как говорит священник к пришедшему каяться: «…

пришел бо еси во врачебницу, да не неисцелен отидеши». Вот мы все – и священники, и монахи, и миряне – приходим во врачебницу. Мы понимаем, что без помощи Божьей, без благодати Божьей, без таинств Церкви мы не можем выжить в этом мире.

Но приходя в Церковь мы, к сожалению, и свои человеческие немощи в неё приносим.

Поэтому Церковь, конечно, свята, но люди, которые её составляют – грешники. И очень важно, что они понимают, что грешники. В этом и состоит коренное отличие людей, пришедших в Церковь, от тех, которые Ее игнорируют.

Мы сейчас наблюдаем как люди всё больше и больше бравируют своими грехами. Самые мерзкие пороки поднимаются на пьедестал и люди дерзают настаивать на том, что это норма.

Мы-то сравниваем свою жизнь с подвигом святых и понимаем, насколько мы далеко отстоим от них в нашем состоянии и понимаем, к чему нам надо стремиться.

***

Есть трагическая иллюзия,  что можно уйдя из Церкви найти какую-то другую церковную структуру, в которой не будет недостатков. Это искушение, этот путь ухода приводит в тупик, потому что везде несовершенные грешные люди.

Но если в канонической Церкви люди  благодатью врачуют свою немощь, то во всех раскольнических сообществах фактически процветает дух гордыни, потому что невольно они строят свою жизнь на противопоставлении себя, как они называют, «официальной» Церкви.

И неизбежным следствием этой гордыни начинается поиск врагов уже внутри этой правильной «церкви». Мы все наблюдаем процессы в Русской Зарубежной Церкви, когда часть клира и паствы не захотела воссоединяться с Московским Патриархатом и сохранить «истинную церковь».    Но не получилось – раскололись.

Уже даже сложно сказать, на сколько частей, причём каждая  считает себя истинной, а всех остальных – ложными,  падшими в грех, в раскол.

***

Постоянное брюзжание, что якобы Церкви стало слишком много  — неуместно. Не Церковь себя навязывает, но люди обращаются к ней. Задача Церкви – преображать этот мир, воцерковлять его, не закрываться от живых людей с их проблемами, может быть даже, с какими-то с нашей точки зрения духовными вывертами, но не отталкивать никого.

Людям не хватает искренности в наше время. Может быть потому, что я  старался быть честным, не навязывать свою волю, понять человека, кем бы он ни был – ко мне приходят совершенно разные люди.  И из общения с каждым человеком я тоже выносил для себя некий опыт.

Общение обогащает любого человека, помогает ему лучше понимать и лучше оценивать свои поступки. И я никогда не делил людей, которые ко мне обращались,  по  политическим взглядам.

Если человек готов меня принимать с моими взглядами, то и я стараюсь принимать любого человека с его взглядами, если они  уж не совсем людоедские.

Воинский путь и священнический очень близки. Прежде всего, это идея служения, тот факт, что здесь ты не принадлежишь сам себе. Такой человек не может служить от девяти до шести, он служит каждую минуту своей жизни. И ощущает в себе необходимость выполнения долга.

***

Самое главное – видеть человека. Тут мне большим подспорьем служит Октябрь 1993 года, когда люди самых разных взглядов, сошлись на понимании того, что нельзя позволить одному человеку растоптать доверие всей страны.

Если человек, который принёс присягу соблюдать высший закон страны, может выбросить его в помойку, то это приведёт к страшным последствиям. Собственно, так и произошло. Весь правовой хаос 90-х годов  выходит из Октября-1993.

 Почему нельзя делать рейдерские захваты предприятий, если произошёл рейдерский захват законодательной власти? Почему нельзя «замочить» конкурента, если можно расстрелять парламент? За две недели в осаде  я получил серьёзный опыт нахождения общего языка с людьми разных взглядов.

Я понял, что главное – это попытаться понять логику другого человека и найти не то, что разъединяет, а то, что объединяет и на этом сосредоточиться.

***

Монархистом я себя ощущал ещё с раннего детства: понимание того, что должен быть кто-то один, отвечающий за всё во мне сидело где-то уж со второго класса. Принцип разделения властей –  мне непонятен и не близок.

Чем больше живу, тем больше укрепляюсь в своём монархизме. В семье есть дети разного возраста, у них могут быть разные взгляды, порой даже некоторая конкуренция, однако они осознают, что они – одна семья. В идеале так строится нация. 
В нынешнем обществе каждый может де-факто жить при монархии.

Ты воспринимаешь себя как члена большой семьи, во главе которой стоит монарх, а для этого надо только принести присягу на верность главе династии – добровольно входишь в семью.

Соответственно, высшим авторитетом в светских вопросах  для тебя становится Глава Российского Императорского Дома, что вовсе не исключает подчинения в каких-то повседневных делах существующей государственной власти. Но  высший авторитет – это монарх, пусть он и  не обладает политической властью.

Чем больше людей будет ощущать себя не собранием разрозненных индивидуумов, а частичками единого целого, тем устойчивее будет и существующая государственная конструкция. Может быть, когда-нибудь она трансформируется и в реальную монархию.

Государю, на мой взгляд, должны принадлежать следующие прерогативы: высшая судебная власть, когда монарх может отменить какой-нибудь приговор своим авторитетом; командование вооружёнными силами, право объявления войны и мира; внешняя политика.

А, допустим, с хозяйственными вопросами могут справляться и избранные, назначенные, в результате выборов. Монарх может назначить кого угодно председателем правительства, учитывая волю и предпочтения масс.

Нормально, что в обществе может быть дискуссия о том, как управлять хозяйством, экономические модели могут конкурировать между собой.

Но то, что делает государство государством, защищает его от внутренних колебаний – это, конечно, фигура монарха.

***

Как человеку монархических взглядов, мне, естественно, хотелось как-то  содействовать развитию идеи. Изначально, помимо участия в жизни Российского Дворянского Собрания, я окормлял одну монархическую организацию. Затем была попытка создания некоего объединения монархистов на более-менее компромиссной позиции, в 1996 году был провозглашён Общероссийский Монархический фронт.

В какой-то момент мне самому пришлось возглавить процесс создания Общероссийского монархического движения. Так появилось движение «За Веру и Отечество»,  сначала как политическое, сейчас как общественное. На первом этапе мне пришлось вообще его возглавлять. Постепенно я ушёл с первой позиции, остался только духовником, сейчас движение возглавляет Константин Касимовский.

Мой легитимизм – это верность законным представителям династии Романовых,  наши предки присягали роду Романовых на протяжении веков, «Царь», которого избирают, извините меня, называется президентом.

Источником своей власти он имеет выбор народа, который может быть чисто эмоциональным… А легитимный, законный монарх источником своей власти имеет Бога и  ответственность свою он ощущает перед Господом.

Идея монархии, как государства-семьи, предполагает и главу этой семьи. Если наши предки в силу революционных событий потворствовали убийству главы семьи, способствовали изгнанию всех его родственников за пределы  Отечества, то продолжать эту измену в отношении их потомков, для меня  было бы продолжением смуты.

Поэтому я изначально стоял на позициях верности  Государю Владимиру Кирилловичу. Когда случилась неожиданная кончина Его Императорского Высочества в апреле 1992 года, я так же естественно сохранил верность и преемственность в отношении его дочери,  нынешней Государыни,  Великой Княгини Марии Владимировны. И вот уже 22 года я служу Богу, Церкви и Династии.

***

Я человек правых взглядов. Но я понимаю, что идея социальной справедливости – идея весьма актуальная. Бесконтрольный капитализм приводит фактически к утрате национального суверенитета, национальной идентичности, а человеческая личность становится всего лишь элементом в бездушной интернациональной машине по извлечению прибыли.

Православная аскетика приучает человека контролировать свои страсти. И так называемая свобода – достаточно условна. Порой  чем больше декларируется свободы, тем менее свободен человек.

В тех же Соединённых Штатах, где царит культ некой абстрактной свободы, люди связаны огромным количеством условностей, стереотипов поведения. Условно говоря, надо подстригать газон определённым образом.

Иначе на тебя косо смотрят соседи, значит, ты испытываешь трудности в других вопросах. Или же, если ты придерживаешься определённых взглядов, то становишься изгоем.

Если человек не учится смотреть на себя  со стороны, не пытается задуматься над смыслом жизни, то он теряет подлинную свободу.

***

Искусственное возрождение сословий —  утопия. Скорее, можно говорить о зачатках корпоративного государства, когда представители разных профессий, направлений деятельности, ощущают свою корпоративную принадлежность. И государство должно находить баланс между интересами учителей, военных, рабочих и т.д.

Можно говорить, что жива идея дворянства как  служивого сословия.

 Когда сейчас Великая Княгиня возводит того или иного человека в достоинство кавалера  Императорского Ордена, тем самым он приобретает права личного или потомственного дворянства.

Но эти права никак не связаны с сословными привилегиями. Это почётные корпорации, которые могут и должны помогать сохранению исторической памяти и способствовать поддержанию культа служения  своему Отечеству.

***

На Украине происходит трагическое забвение своей истории. У меня в голове не укладывается, что Севастополь, где находится могила моего предка, мог стать базой флота НАТО!  

К сожалению, независимая украинская государственность – все объективные эксперты сходятся в одном –  может формироваться только как антитеза России, потому что почвы под украинской идеей нет никакой.

Малая Русь – это корневая Русь, в этой идее нет и быть не может ничего унизительного.

Но в результате раздела страны тремя жаждавшими власти бывшими партийными секретарями, Малую Русь стали перевоспитывать в некую «українською незалежною державу».

Большая вина  нашей власти, что она не оказывала поддержку реально  пророссийским силам, а всё время пыталась найти в украинской элите какого-то наиболее приемлемого для себя лидера. В результате фактически избаловала эту элиту путём постоянных уступок.

Самое страшное, что гибнут люди. Конечно, я понимаю и поддерживаю жителей Юго-востока в их праве оставаться русскими людьми, живя там, где они родились.

Я особо, конечно, переживаю ещё и потому, что Александр Бородай приезжал ко мне на приход. Я венчал его друга. Для меня это не какой-то персонаж из телевизора, но человек, который молился у меня в храме. И Игорь Стрелков  состоял со мной в одной монархической организации в начале 90-х годов.

Опять-таки я считаю, что здесь особую роль играет идея российской монархии.

Я никогда не был сторонником конспирологии, но, думаю, что особый приём, который некоторое время назад был оказан главе Российского Императорского дома президентом Януковичем, стал одной из причин его отвержения Западом.

Потому что даже символическая  идея династии, которая объединяет на постсоветском пространстве  части и народы бывшей Российской Империи, явно пришлась не по душе тем, кто хочет навсегда расчленить единое пространство Российской Державы.

 Подготовил Андрей СМИРНОВ 

 Редакция «Завтра» сердечно поздравляет отца Никона с пятидесятилетием! Многая лета!

Источник: http://zavtra.ru/blogs/svoboda-v-sluzhenii

Мобо

Свобода в служении
Послание Евреям 7:26-28
#BibleForToday26 Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес,27 который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого.

28 Ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи; а слово клятвенное, после закона, поставило Сына, навеки совершенного.

Epistle to Hebrews 7:26-28
#BibleForToday26 For it was indeed fitting that we should have such a high priest, holy, innocent, unstained, separated from sinners, and exalted above the heavens.27 He has no need, those high priests, to offer sacrifices daily, first for his own sins and then for those of the people, since he did this once for all when he offered up himself.

28 For the law appoints men in their weakness as high priests, but the word of the oath, which came later than the law, appoints a Son who has been made perfect forever.

Epistle to Hebrews 7:18-22
#BibleForToday18 For on the one hand, a former commandment is set aside because of its weakness and uselessness19 (for the law made nothing perfect); but on the other hand, a better hope is introduced, through which we draw near to God.20 And it was not without an oath. For those who formerly became priests were made such without an oath,21 but this one was made a priest with an oath by the one who said to him: “The Lord has sworn and will not change his mind, ‘You are a priest forever.'”

22 This makes Jesus the guarantor of a better covenant.

Послание Евреям 7:18-22
#BibleForToday18 Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности, 19 ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу.20 И как сие было не без клятвы, —21 ибо те были священниками без клятвы, а Сей с клятвою, потому что о Нем сказано: «клялся Господь, и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека», —

22 то лучшего завета поручителем соделался Иисус.

Послание Евреям 7:11-17
#BibleForToday11 Итак, если бы совершенство достигалось посредством левитского священства, — ибо с ним сопряжен закон народа, — то какая бы еще нужда была восставать иному священнику по чину Мелхиседека, а не по чину Аарона именоваться?12 Потому что с переменою священства необходимо быть перемене и закона.13 Ибо Тот, о Котором говорится сие, принадлежал к иному колену, из которого никто не приступал к жертвеннику.14 Ибо известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина, о котором Моисей ничего не сказал относительно священства.15 И это еще яснее видно из того, что по подобию Мелхиседека восстает Священник иной,16 который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей.

17 Ибо засвидетельствовано: «Ты священник вовек по чину Мелхиседека».

Epistle to Hebrews 7:11-17
#BibleForToday11 Now if perfection had been attainable through the Levitical priesthood (for under it the people received the law), what further need would there have been for another priest to arise after the order of Melchizedek, rather than one named after the order of Aaron?12 For when there is a change in the priesthood, there is necessarily a change in the law as well.13 For the one of whom these things are spoken belonged to another tribe, from which no one has ever served at the altar.14 For it is evident that our Lord was descended from Judah, and in connection with that tribe Moses said nothing about priests.15 This becomes even more evident when another priest arises in the ness of Melchizedek,16 who has become a priest, not on the basis of a legal requirement concerning bodily descent, but by the power of an indestructible life.

17 For it is witnessed of him, “You are a priest forever, after the order of Melchizedek.”

Послание Евреям 7:4-10
#BibleForToday4 Видите, как велик тот, которому и Авраам патриарх дал десятину из лучших добыч своих.5 Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь — брать по закону десятину с народа, то есть со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых.6 Но сей, не происходящий от рода их, получил десятину от Авраама и благословил имевшего обетования.7 Без всякого же прекословия меньший благословляется бо́льшим.8 И здесь десятины берут человеки смертные, а там — имеющий о себе свидетельство, что он живет.9 И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину:

10 ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его.

Источник: https://vk.com/spiritualfreedom

Доклад на XIII Всеросийских Свято-Димитриевских образовательных чтениях. «Молодежь: свобода и ответственность в служении отечеству»

Свобода в служении

Эпиграф.
Президент Путин: Агрессор должен знать, что возмездие неизбежно. Что он будет уничтожен. Ну а мы — жертвы агрессии. И мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут. Потому что они даже раскаяться не успеют.

Тезисы Доклада на итоговой н-п конференции 13-х Свято-Димитриевских чтений: «Молодежь: свобода и ответственность в служении Отечеству».Введение.27 межд. Рождественские обр. чтения- крупнейший церковно-общественный форум в сфере образования, культуры, духовно-нравственного просвещения, патриотического воспитания.

Они проводятся с 1992 г в г Москве. С ПРОШЛОГО ГОДА ВСТУПИЛ В СИЛУ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЭТАП ЧТЕНИЙ. В этом году тема Молодежь: свобода и ответственность.

Мы провели серию круглых столов – ища подходы для взаимодействия военно-патриотической общественности, школ имеющих кадетские классы и Хабаровской епархией РПЦ в лице отдела по военно-патриотическому воспитанию.

Своеобразный мастер класс, пригласив специалистов по хоровому пению на концерт Кубанского казачьего хорасводный концерт «Спецназ России» собрав 1200 кадет и учащихся из школ, где хорошо поставлена работа по патриотическому воспитанию.

Завершает нашу работу в рамках 27 Рождественских чтений данная встреча Это очередная попытка услышать некоторых участников процесса воспитания народа, который должен жить, трудиться, умножаться и защищать свою землю свое Отечество.1.Определение понятий:-Молодежь- и Свобода.Молодость это поиск себя, внутренняя неуспокоенность, жажда самоутверждения, самолюбовании и стремление показать себя. Острое чувство самой себя.

2

Современное общество буквально одержимо идеей свободы. Свобода отождествляется с возможностью выбора. Но выбор у нас небольшой всегда из двух или ко греху или от греха. И этот выбор возможен только в Боге.

Но современное общество, наделяя себя полномочиями Бога, объявило человека «мерой всех вещей» и каждый волен выдумывать свои ценности и считать их абсолютом. Эта идея работает на поощрение эгоизма, потребительства и чувственных удовольствий.Право на выбор не делает человека свободным. Ведь желания и возможности совпадают не всегда.

Ап Павел: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю (Рим.7,19).Как правильно понимать свободу?Ответ в Евангелии Спаситель сказал «Если пребудете в слове моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными(Ин.8,31-32).

Настоящая свобода возможна во Христе и в жизни по Его заповедям. Ап. Павел «Где Дух Господень там свобода».(2Кор№,17)«Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною»(1Кор.6,12)

Это и есть главный принцип христианской духовной жизни. Господь и Его Церковь предлагает нам всем путь, но решать идти по нему или нет, — предстоит только нам. Бог нас без нас не спасает.

Фундаментальная категория ч. бытия. Ап.Павел:» к свободе призваны вы, братия, только бы ваша свобода не была поводом к угождению плоти. Но любовью служите друг другу».Свобода выбора: Свобода ко греху и Свобода от греха. Грех – мимо цели. Цель чел.

Бытия стяжание Духа Святаго уподобления Богу для обретения Царства Небесного.

Это очень важно для тех, кто понимает и принимает трехсоставность человека (Тело, душа, дух) и три периода жизни человека (утроба матери, быстро текущая временность и Вечность)

3

Любовь одна из важнейших категорий. Не буу приводить длинные цитаты. Скажу короткоЛ. От Бога: Я тебя люблю и я тебе должени л. От супротивника: я тебя люблю и ты мне должен.-Отечество это прежде всего отчий дом. Семья. 3 поколения вместе.Многое делается для укрепления так и для разрушения традиционной семьи. Млн. абортов в год.

Огромное количество разводов, так наз гражданских браков. Новая (старая) напасть содомия.Сегодня для сохранения Отечества, нужен христианский подвиг жертвенного служения. Место совершения этого подвига – семья. Развал семьи -развал государства.

Отечество Начинается с семьи в ней длится в ней же и завершается наш земной путь и продолжается за гробом через молитвенное поминовение близкими своих почивших сродниках. Через продолжение рода, фамилии, добрых наших дел. Доброй наследственностью.-ДуховностьЧеловек трех составен: Тело, душа, дух.

Отсюда наша зависимость от законов земного бытия и от законов Неба, некоторые представлены в нравственных определениях: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй и т.д..Семья –основа бытия человека. ОТЕЧЕСТВО начинается в семье, в семье длится и в ней должно заканчиваться.Разрушение традиционной семьи ведет к разрушению государства.

Работа в этом направлении ведется системно и целенаправленно. Противостоять этому может только суверенное государство. Отстоять свое право на жизнь мы можем только одним способом- стоять насмерть на каждом клочке родной земли, как в свое время под Москвой и Сталинградом.Прикладное значение педагогики. Ранняя профориентация

4

— это прежде всего воспитание из мальчика мужчину-защитника, отца своих детей. Верного мужа. Из девочки женщину –будущую любящую своих детей -мать. Жену, верную спутницу своего мужа.Нам нужно научить этому своих детей. Они должны понять: как прекрасно бытьБыть мужем одной жены.

Женой одного мужа. И самим таковыми быть.Очередность формирования умений и навыков.Вначале воспитание чувства ответственной любви, потом обучение той или иной деятельности. В обратной последовательности не получается особенно в военной сфере.

Доблесть (победительность) – результат правильной веры. Чтобы армия стала доблестной необходимо чтобы 10% ее состава имели глубокую веру. Вера города берет:притча о Илье Муромском и Алеше Поповиче.-Цель (смысл) жизни на земле.

Обрести вечное блаженство на Небе, через подвиг служения ближнему, если шире толковать, то Отечеству.

Православная Русь в основу своего бытия полагала жертвенное служение Богу и его Церкви, государству в лице самодержавного управителя православного Царя-императора и Отечество понимая под этим прежде всего свою семью, свой отчий дом, землю близких.

Прикладное значение педагогики.Педагогика является фактором глобального и долгосрочного воздействия.(хочешь поработить чужой народ – воспитай его детей)4. Традиционная русская педагогика.Феофан Затворник: «Педагогика – самое Святое из всех святых дел».«Дети это наш ключ в Царство Небесное».5. Кадетство как принцип воспитания служилого сословия.

5

Колоссальное значение начальной военной подготовки: Марафон хоров как элемент НВП: 2017г.: 7 школ г.Хабаровска (600 участников)2018г: 17 школ с кадетскими классами ( 1300 участников)ПроблемыПовышение уровня качества исполнения пения уже идет. Мы не поспеваем за нашими детьми.

Они талантливы, в них сокрыт огромный потенциал развития. Нам необходимо поспевать за ходом событий и повышать качество оформления итогового концерта, текст ведущих, звук, оформление сцены и залаКадетство. Стихийность развития этого процесса.

Инициатива родителей, тех родителей, которые реально видят Чудо преображения их детей.кадетская форма и общий строй.Нам необходим следующий шаг и есть школы которые его уже начинают осуществлять.Раздельное воспитание и обучение.

При этом Мужская военизированная педагогика должна осуществляться мужчинами, имеющими успешный опыт воинского служения и склонных к педагогической деятельности.Анекдот о 30 летнем недоросле.Разность мужчины и женщины. ( Как получаются у них общие дети)Разность успешности. Разность потенциала и ВТО же время.Взаимозависимость.

Жена ходячая совесть своего мужа.Роль родителей и государстваКто сегодня поддерживает развитие кадетство в краеРегиональный кадетский центр— научно-методический межшкольный: Из АНО в бюджетное учреждениеТщетность грантов

6

6.Суворовская наука побеждать. Духовный аспект. ОПВК.Вера города берет. И помогает успешно сдавать экзамены.Как это делается:1.Молитва перед всяким делом2.Примирение с Богом и ближними и прекращение сквернословия3.И что очень важно по завершении дела — благодарение Бога.Даже если оно не выгорело.

Мы часто забываем благодарить Бога, даже если получили просимое, относя это на свой счет, приписывая себе, своему уму, своей изворотливости, удачи, стечению обстоятельств, на прочь забывая, что податель всего Господь наш ИХЗадачи чтений: осмысление христианских основ жизни в ее бесконечности.

Определение подходов к традиционной педагогике несущей в себе социальные, культурные и религиозные традиции, передаваемых от поколения к поколению.

Выработка подходов и совместных поисков в сфере образования, по воспитанию детей и молодежи, по возращению поколению 21 века православной веры, а значит нравственности и свободы.

иерей Василий Диденко

Источник: http://alnev-hram.ru/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BD%D0%B0-xiii-%D0%B2%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE-%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80/

Свобода и служение

Свобода в служении

В наше время, когда свобода преподносится как наивысшая ценность, призыв “служить” довольно часто воспринимается негативно или настороженно. Часто слышишь фразы: “Я никому ничего не должен”, “Я не обязан”, “Я хочу пожить для себя”.

Служение же подразумевает как раз противоположное: “Я должен”, “Я обязан”, “Я живу не для себя”. Ирония, однако, заключается в том, что люди, в погоне за счастьем и свободой (они видят счастье в свободе), не достигают желаемого.

Как вы думаете, каковы в действительности отношения в семье, где супруги говорят друг другу: “Я тебе ничего не должен… не обязан…хочу пожить для себя и т.д.”. Или представьте себе мать, впитавшую философию “ничего-никому-не- должна”.

Как вы думаете, хорошая она мать?

В данной статье я хочу напомнить о ценности служения. Разрешите начать с ключевого тезиса:

Только те, кто служат, познают истинное счастье и являются наилучшими родителями, друзьями, сотрудниками и христианами.

Служение – хорошо это или плохо? 

Для начала давайте сразу выясним, какое служение является нравственным. История содержит бесчисленные примеры страданий и даже смерти людей из-за рабства. Рабство, как наиболее “экстремальное” проявление служения, ассоциируется с насилием, ужасающей жесткостью и несправедливостью.

Здесь мы сталкиваемся с обычной вещью: самую великую добродетель можно превратить в самое страшное преступление. Наиболее яркий пример – смерть Иисуса Христа.

У нашего Господа была миссия слуги (Мф. 20:28). Он пришел, чтобы умереть. Отдать свою жизнь добровольно – высшая добродетель; отнять жизнь насильно – высшее зло.

Таким образом, Христос, умерев на кресте, совершил великий подвиг, а те, кто распяли Его, сотворили жуткое, позорное преступление. Однако добровольное самопожертвование Господа является примером наивысшего выражения любви.

И это было бы невозможным, если бы Он не был Слугой. Более того, чем больше Он перенес страданий и позора, тем большую явил любовь.

Одна лишь смерть Христа должна показать нам великую ценность служения. Обратите внимание на парадоксальность: Господь – слуга. Слово “Господь” указывает не только на божественную природу Христа, но и на то, что Он является Господином. И если Господин стал Слугою, кто мы – чтобы считать роль слуги чем-то низким или недостойным?

Итак, служение добровольное – прекрасно. Служение насильственное – нравственное уродство.

Известно, что некоторые миссионеры из Моравских братьев добровольно продавались в рабство, чтобы попасть в Америку для свидетельства афро-американцам.

Такой поступок можно расценивать как проявление великой любви к грешникам. Разумеется, если бы их насильно продали в рабство, речь бы шла о преступлении. Не более того.

Нравственная свобода

Не всякое проявление свободы является нравственным. Некоторые виды свобод безнравственны с точки зрения Библии и общечеловеческой морали. Даже самые ярые защитники свобод согласятся, что человек не имеет права “делать все, что он хочет”.

Люди нередко движимы злыми, беззаконными, аморальными и даже извращенными желаниями. Дать свободу таким желаниям – значит привести человечество к хаосу и самоуничтожению. Поэтому существуют законы, тюрьмы, наказания и т.д. Свобода не может существовать без ограничений.

Мы будем лишены, например, свободы иметь собственное жилье, если у других будет “свобода” посягать на наше жилье.

Существует также “дикая, бессмысленная свобода”. Представьте табун диких лошадей, мчащихся, не зная куда и зачем. Такая свобода лишена нравственной ценности и смысла. Мы можем нестись по жизни галопом, нестись бессмысленно и дико, но такая свобода низводит нас на уровень животных.

Есть также “бытовая свобода” – в какой магазин пойти, что купить, куда пойти на прогулку и т.д. Такая свобода имеет довольно большую ценность. Она в каком-то смысле является базовой.

Ее не отнимают даже в самых диктаторских странах. “Личная свобода” включает право выбирать профессию, супруга и многое другое.

К сожалению, такая свобода нередко ограничивается диктатом родителей (особенно в некоторых культурах).

Но все эти перечисленные свободы, как правило, лишены важного нравственного элемента: жить для блага других. И важного духовного момента: жить для Бога.

Нравственная свобода заключается в добровольном решении посвятить свою жизнь какой-то благой цели. Такая свобода добровольно принимает на себя ограничения ради достижения этой цели.

Например, кто-то решил стать врачом-миссионером. Он отказывается от многих удовольствий, от комфорта и развлечений.

Он целыми днями напряженно работает, оканчивает учебное заведение и едет в дикое племя с благими целями.

Много ограничений накладывают на себя и спортсмены. В каком-то смысле, они “очень несвободны”. Кто знает их жесткий график и огромные физические нагрузки, тот не позавидует им. “Как можно так жить!” – воскликнет кто-то. Однако, кто любит спорт, тот не чувствует себя несвободным.

Вообще, каждый, кто достиг в жизни чего-то значительного, кто оставил после себя яркий след, в свое время добровольно шел на многие ограничения. У кого было мало ограничений, тот не может похвалиться какими-то значительными достижениями. Люди слишком любят удовольствия, поэтому большинство прожигают свои жизни у телевизора с кружкой пива.

Апостол Павел указывал, что даже неверующие люди могут “воздерживаться от всего” ради достижения своих целей (1 Кор. 9:25). У него же была самая великая цель: спасение людей.

Ради этой цели он во многом себя ограничивал. Но, как свободный, он делал это добровольно (1 Кор. 9:19), что является величайшей нравственной ценностью.

Самый свободный тот, кто способен добровольно стать слугой.

Итак, нравственная свобода – когда мы добровольно ограничиваем себя ради благой цели и служения Богу. Смысл жизни слуги – жить для кого-то (господина). Если мы живем не для себя, а для Бога и ближнего – мы слуги.

Но не потому, что нас лишили свободы, а потому что мы добровольно решили посвятить свою жизнь кому-то или чему-то. Кто прожил жизнь для себя, тот потерял ее (Мф. 10:39). Кто служит другим, тот придает своей жизни высшую ценность.

Тот является истинным последователем Раба Божьего.

Избери, кому служить (И.Н. 24:15)

Все дело в том, что мы, так или иначе, кому-то служим. Или Богу или мамоне. Или себе или другим. Мы все слуги – но чьи? Многие являются рабами греха.

Нам говорят, что нет уж рабства,

Эпоха равенства и братства.

Рабовладелец был когда-то….

Сейчас же грех эксплуататор.

За грош служили феодалам –

Греху прислуживают дарам.

Самые страшные путы – это грех, наши похоти, привязанности, разрушительные привычки. Если нашим господином является не Бог, мы страдаем от диктата своего “я”, за которым стоит воля врага душ человеческих.

Многие “свободные” являются рабами самих себя. И поверьте, очень от этого страдают. Раб может обвинить в несвободе своих хозяев, несправедливую систему, но кого может обвинить “раб самого себя”? Только себя.

Служение – высшее проявление бескорыстной любви и верности

Здесь нет преувеличения, поскольку любовь “не ищет своего” (1 Кор. 13:5). Возможно, вы удивитесь, но истинный слуга – единственный, кто не ищет своего. Все остальные, поверьте, ищут. Таким образом, если вы – не слуга, ваша любовь будет недостаточной и неполноценной.

В Средние века нередко случалось, что доверяли только старому слуге, тому, кто нянчил, растил, воспитывал своего господина. Иногда не доверяли даже родителям. И причина проста: из-за столкновения интересов нередко “домашние становились врагами”.

Вот почему в борьбе за престол как-то забывалось, что “кровь – не водица”, и сын поднимал руку на отца, брат – на брата, мать – на зятя и т.д. У слуги же своих интересов не было. Смысл его жизни заключался в том, чтобы угодить своему господину.

Истинный слуга любил своего хозяина, был настолько этим счастлив, что его невозможно было подкупить никакими деньгами. И если господин умирал, слуга нередко терял смысл жизни. Как вы думаете, нужно ли ему было злато, все сокровища мира? Могли ли они заменить ему любимого господина? Нет.

Слуги жили ради земных своих господ, являя поразительное бескорыстие, любовь и преданность. Неужели этого недостоин наш небесный Господин?

Истинным слугой был апостол Павел. Он называл себя рабом Господа Христа (Рим. 1:1). Он любил Его. Не мыслил без Него жизни (Гал. 2:20). Служение Господину было для него смыслом существования. А надежда увидеть Его делала сладкой даже смерть (Фил. 1:21).

Каков же вывод? Чем больше у нас своих интересов, тем труднее нам служить Богу, поскольку Его интересы могут часто пересекаться с нашими.

Служение управителя

Лидеры, хозяева, начальники боссы – все, обладающие властью, – также являются слугами. Бог возложил на них особое служение – быть домостроителями.

Термин “домостроитель” в греческом оригинале означает “управляющий домом”. Речь идет о тех рабах, которым господин поручал надзор за всем своим имением. Эти слуги пользовались всем, были правой рукой хозяина, но в действительности ничем не обладали. Господин мог в любой момент их выгнать, и тот, кто вчера имел все, завтра мог лишиться всего (Лк. 16:1-15; Мф. 24:51).

Принцип домостроительства прост: все, что мы имеем, – не наше, но дано нам для служения Богу. Абсолютная собственность – небиблейское учение. Вся земля принадлежит Творцу. Все, что мы “кровью и потом” заработали, принадлежит тоже Ему. Поэтому мы должны служить Богу не только своими дарами, но и своим имением (Лк. 8:3).

Важно помнить, что все “наше” таковым является временно. В любой момент смерть может прервать наше “домостроительство” и поставить перед Богом с требованием отчета о нашем управлении. Если мы были неверными слугами, то подвергнемся одной участи с лицемерами (Мф. 24:51).

Мы в действительности не служим Богу и являемся лицемерами, если пытаемся служить Ему лишь “духовными дарами”, далеко пряча свой кошелек. Все верующие должны упражняться в духовной дисциплине жертвования.

Мы поступаем крайне безрассудно, пытаясь использовать свое имение лишь в своих эгоистических целях (Лк. 12:20-21).

Заключение

Итак, смысл жизни неразрывно связан со служением. Высший смысл – служение Богу.

Интересно, что некоторые думающие люди прекрасно понимают, что смысл жизни неотделим от служения. Так известный популярный философ Николай Козлов пишет: “В чем смысл жизни – это вопрос: “Кому я служу”. Да никому я не служу и служить не обязан. Это вопрос не ко мне. Это вопрос рабу или слуге, а я таковым не являюсь” (“Философские сказки”, стр. 81).

Подобным “рабством” Козлов считает и всякие обязанности. Даже обязанности отца. “Нет, я не обязан заботиться о ребенке, – пишет он. – Ребенок хотел родиться – я дал ему жизнь…. Когда мужчина заботится о детях, это не его обязанность – это его подарок. А если он перестает заботиться – он не бросает ребенка.

Он просто идет в своей жизни дальше, чтобы, возможно, заботиться о других детях” (там же, стр. 206).

Такие радикальные суждения, несмотря на свой цинизм, являются вполне логичными и последовательными, если убрать Высший Авторитет. Если нет небесного Господина, мы сами себе господа. Независимость от Бога – это грех. Всякий, желающий строить свою жизнь, как ему заблагорассудиться, не может быть слугой Бога по определению и по факту.

Разрушенные семьи, лишенные родительской любви дети, вражда, соперничество, войны – все это результат того, что люди разучились служить друг другу, а свободу используют для достижения своих эгоистичных целей.

Только истинные слуги являются верными последователями Господа. Следовать за Ним – значит идти тропою служения.

Источник: istina.info — Свобода и служение

Источник: http://www.invictory.com/library/1459/

Book for ucheba
Добавить комментарий