Священномученик Михаил (Косухин)

Священномученик Михаил (Косухин), священник

Священномученик Михаил (Косухин)
В ХХ веке начались кровавые гонения на Русскую Православную Церковь. Власти, ставившие своей целью уничтожение Церкви, были беспощадны ко всем – и к молодым людям, едва переступившим порог совершенных лет, и к глубоким старцам.

Священномученик Михаил родился 7 января 1858 года в селе Яренском Калязинского уезда Тверской губернии в семье священника Алексея Косухина.Окончил Московскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника.

В храм села Дымцево Бежецкого уезда он был назначен в 1907 году и прослужил здесь до своего ареста1.

В тридцатых годах из родных у него остались братья, один из которых жил в Польше, другой – священствовал в Тверской области, и дочь-девица, которая и помогала престарелому отцу. До 1929 года о.

Михаил имел хозяйство, состоявшее из лошади, коровы, трех десятин земли и пятидесяти семей пчел, но в том году все хозяйство и имущество было изъято, дом был отобран, и они с дочерью поселились в церковной сторожке.

Самого священника власти тогда не арестовали и не выслали, полагая, что поскольку священнику уже за семьдесят лет, то он сам вскоре умрет или не в силах будет служить, и тогда храм все равно будет закрыт.

Этого, однако, не случилось – священник служил и служил, а его преклонный возраст и близость смерти придавали ему еще более решимости и дерзновения. И он не упускал ни одной возможности для проповеди. За эту ревность по Богу и о спасении душ вверенного ему Господом словесного стада прихожане любили его и готовы были всегда прийти к нему на помощь.

Власти, видя решимость и непреклонность священника, начали его преследовать. Пользуясь тем, что церковная сторожка, где жил о.

Михаил, стояла за пределами церковной ограды, районный и областной исполкомы постановили выселить священника, отобрать у храма здание сторожки для размещения в нем ветеринарной лечебницы.

Председатель Дымцевского сельсовета стал требовать, чтобы священник ушел из сторожки, он приходил к нему с этим требованием неоднократно, но о. Михаил всякий раз отвечал, что ни при каких обстоятельствах не покинет церковного здания.

Тогда в воскресенье 25 марта 1936 года председатель сельсовета велел выставить рамы в сторожке, и так как в это время на улице было еще очень холодно, то он надеялся, что священник сам уйдет из дома. Но этого не случилось.

В тот же день о. Михаил после воскресного богослужения и проповеди сказал, что поскольку сельсовет вынул у него в доме рамы, то он обращается к прихожанам, чтобы они просили власти вернуть ему рамы, так как на дворе еще холодно.

В храме в это время присутствовало около ста пятидесяти человек, и все они прямо из храма пошли к сельсовету. Председатель, напуганный идущей к сельсовету толпой, запер все двери и спрятался.

Люди, найдя все двери запертыми, стали ходить вокруг дома, и, зная, что председатель сельсовета находится внутри, кричали ему, чтобы он возвратил оконные рамы, но тот  никаких признаков жизни из дома не подавал, и прихожанам пришлось в конце концов разойтись.

Рамы не были возвращены, но о. Михаил не ушел из церковной сторожки; прихожанам он говорил: «Я из дома никуда не пойду, я стар и ничего не боюсь». Выселить его из церковной сторожки насильно местные власти не посмели, и он с тем же бесстрашием продолжал служить и проповедовать. К Пасхе того же года за исправную службу он был награжден архиереем наперсным крестом.

Только через год, при наступлении повсеместных гонений, о. Михаил был арестован и заключен в Бежецкую тюрьму. Незадолго перед этим священнику исполнилось семьдесят девять лет; он тяжело болел и в течение нескольких месяцев не вставал с постели, передвигался только с помощью дочери. 

Приехавшие сотрудники НКВД, подняв за руки и за ноги, забросили его в машину и увезли в тюрьму. Вызванный для медицинского освидетельствования врач поставил диагноз: миокардит, и как следствие – отечность ног; полное отсутствие зубов, старческая дряхлость. К физическому труду тюремный врач признал его непригодным2.

Начались допросы.

– Какие проповеди и наставления вы давали верующим, касающиеся советской власти?

– Я верующим проповедовал часто, но о советской власти и политике ничего не говорил.

– В марте месяце сего года вы проводили антисоветскую агитацию среди верующих и организовали массовое выступление верующих с требованием к сельсовету возвращения вам дома. Подтверждаете это?

– 25 марта я действительно проповедовал в церкви, а после службы я верующим сказал, что сельсовет у меня вынул рамы из дома, я просил их, чтобы они пошли и попросили сельсовет вернуть мне рамы, так как время было еще холодное. Верующие, которые присутствовали в церкви, а их присутствовало примерно 100-150 человек, все пошли требовать рамы у председателя сельсовета, но рамы сельсовет не вернул.

– Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении о проведении вами контрреволюционной деятельности?

– В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

– Вы отрицаете свою преступность в проведении контрреволюционной деятельности, но следствием и свидетельскими показаниями точно установлено, что вы проводили контрреволюционную деятельность; требуем правдивых показаний.

– Повторяю, что контрреволюционной деятельности я не проводил, а проповеди верующим говорил… 3

2 августа следствие было закончено, и дело направлено на рассмотрение Тройки НКВД, которая 10 августа приговорила священника Михаила Косухина к расстрелу4.

В результате ли действий следователя Голофаста, который допрашивал о.

Михаила, или тяжелых условий содержания в переполненной камере тюрьмы, но у священника оказалось сломанным левое бедро, он не мог ходить и не смог бы добраться до места расстрела.

16 августа по распоряжению администрации тюрьмы о. Михаил был переведен в Бежецкую городскую больницу, где прожил, приговоренный к расстрелу, 29 дней и 13 сентября 1937 года скончался5. 

Игумен Дамаскин (Орловский)

___________

Примечания

1 Архив УФСБ РФ по Тверской обл. Арх. № 20781-С. Л. 4.

2 Там же. Л. 7.

3 Там же. Л. 11-12.

4 Там же. Л. 23.

5 Там же. Л. 24.

Источник: http://www.religruss.info/10893-svyaschennomuchenik-mihail-kosuhin-svyaschennik.html

Священномученик Михаил Косухин, пресвитер

Священномученик Михаил (Косухин)

В ХХ ве­ке на­ча­лись кро­ва­вые го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Вла­сти, ста­вив­шие сво­ей це­лью уни­что­же­ние Церк­ви, бы­ли бес­по­щад­ны ко всем – и к мо­ло­дым лю­дям, ед­ва пе­ре­сту­пив­шим по­рог со­вер­шен­ных лет, и к глу­бо­ким стар­цам.

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся 7 ян­ва­ря 1858 го­да в се­ле Ярен­ском Ка­ля­зин­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Алек­сея Ко­су­хи­на. Окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка. В храм се­ла Дым­це­во Бе­жец­ко­го уез­да он был на­зна­чен в 1907 го­ду и про­слу­жил здесь до сво­е­го аре­ста[1].

В трид­ца­тых го­дах из род­ных у него оста­лись бра­тья, один из ко­то­рых жил в Поль­ше, дру­гой – свя­щен­ство­вал в Твер­ской об­ла­сти, и дочь-де­ви­ца, ко­то­рая и по­мо­га­ла пре­ста­ре­ло­му от­цу. До 1929 го­да о.

Ми­ха­ил имел хо­зяй­ство, со­сто­яв­шее из ло­ша­ди, ко­ро­вы, трех де­ся­тин зем­ли и пя­ти­де­ся­ти се­мей пчел, но в том го­ду все хо­зяй­ство и иму­ще­ство бы­ло изъ­ято, дом был ото­бран, и они с до­че­рью по­се­ли­лись в цер­ков­ной сто­рож­ке.

Са­мо­го свя­щен­ни­ка вла­сти то­гда не аре­сто­ва­ли и не вы­сла­ли, по­ла­гая, что по­сколь­ку свя­щен­ни­ку уже за семь­де­сят лет, то он сам вско­ре умрет или не в си­лах бу­дет слу­жить, и то­гда храм все рав­но бу­дет за­крыт.

Это­го, од­на­ко, не слу­чи­лось – свя­щен­ник слу­жил и слу­жил, а его пре­клон­ный воз­раст и бли­зость смер­ти при­да­ва­ли ему еще бо­лее ре­ши­мо­сти и дерз­но­ве­ния. И он не упус­кал ни од­ной воз­мож­но­сти для про­по­ве­ди.

За эту рев­ность по Бо­гу и о спа­се­нии душ вве­рен­но­го ему Гос­по­дом сло­вес­но­го ста­да при­хо­жане лю­би­ли его и го­то­вы бы­ли все­гда прий­ти к нему на по­мощь. Вла­сти, ви­дя ре­ши­мость и непре­клон­ность свя­щен­ни­ка, на­ча­ли его пре­сле­до­вать. Поль­зу­ясь тем, что цер­ков­ная сто­рож­ка, где жил о.

Ми­ха­ил, сто­я­ла за пре­де­ла­ми цер­ков­ной огра­ды, рай­он­ный и об­ласт­ной ис­пол­ко­мы по­ста­но­ви­ли вы­се­лить свя­щен­ни­ка, отобрать у хра­ма зда­ние сто­рож­ки для раз­ме­ще­ния в нем ве­те­ри­нар­ной ле­чеб­ни­цы.

Пред­се­да­тель Дым­цев­ско­го сель­со­ве­та стал тре­бо­вать, чтобы свя­щен­ник ушел из сто­рож­ки, он при­хо­дил к нему с этим тре­бо­ва­ни­ем неод­но­крат­но, но о. Ми­ха­ил вся­кий раз от­ве­чал, что ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах не по­кинет цер­ков­но­го зда­ния.

То­гда в вос­кре­се­нье 25 мар­та 1936 го­да пред­се­да­тель сель­со­ве­та ве­лел вы­ста­вить ра­мы в сто­рож­ке, и так как в это вре­мя на ули­це бы­ло еще очень хо­лод­но, то он на­де­ял­ся, что свя­щен­ник сам уй­дет из до­ма. Но это­го не слу­чи­лось. В тот же день о.

Ми­ха­ил по­сле вос­крес­но­го бо­го­слу­же­ния и про­по­ве­ди ска­зал, что по­сколь­ку сель­со­вет вы­нул у него в до­ме ра­мы, то он об­ра­ща­ет­ся к при­хо­жа­нам, чтобы они про­си­ли вла­сти вер­нуть ему ра­мы, так как на дво­ре еще хо­лод­но. В хра­ме в это вре­мя при­сут­ство­ва­ло око­ло ста пя­ти­де­ся­ти че­ло­век, и все они пря­мо из хра­ма по­шли к сель­со­ве­ту.

Пред­се­да­тель, на­пу­ган­ный иду­щей к сель­со­ве­ту тол­пой, за­пер все две­ри и спря­тал­ся.

Лю­ди, най­дя все две­ри за­пер­ты­ми, ста­ли хо­дить во­круг до­ма, и, зная, что пред­се­да­тель сель­со­ве­та на­хо­дит­ся внут­ри, кри­ча­ли ему, чтобы он воз­вра­тил окон­ные ра­мы, но тот ни­ка­ких при­зна­ков жиз­ни из до­ма не по­да­вал, и при­хо­жа­нам при­шлось в кон­це кон­цов разой­тись. Ра­мы не бы­ли воз­вра­ще­ны, но о. Ми­ха­ил не ушел из цер­ков­ной сто­рож­ки; при­хо­жа­нам он го­во­рил: «Я из до­ма ни­ку­да не пой­ду, я стар и ни­че­го не бо­юсь». Вы­се­лить его из цер­ков­ной сто­рож­ки на­силь­но мест­ные вла­сти не по­сме­ли, и он с тем же бес­стра­ши­ем про­дол­жал слу­жить и про­по­ве­до­вать. К Па­схе то­го же го­да за ис­прав­ную служ­бу он был на­граж­ден ар­хи­ере­ем на­перс­ным кре­стом.

Толь­ко через год, при на­ступ­ле­нии по­все­мест­ных го­не­ний, о. Ми­ха­ил был аре­сто­ван и за­клю­чен в Бе­жец­кую тюрь­му. Неза­дол­го пе­ред этим свя­щен­ни­ку ис­пол­ни­лось семь­де­сят де­вять лет; он тя­же­ло бо­лел и в те­че­ние несколь­ких ме­ся­цев не вста­вал с по­сте­ли, пе­ре­дви­гал­ся толь­ко с по­мо­щью до­че­ри. При­е­хав­шие со­труд­ни­ки НКВД, под­няв за ру­ки и за но­ги, за­бро­си­ли его в ма­ши­ну и увез­ли в тюрь­му. Вы­зван­ный для ме­ди­цин­ско­го осви­де­тель­ство­ва­ния врач по­ста­вил ди­а­гноз: мио­кар­дит, и как след­ствие – отеч­ность ног; пол­ное от­сут­ствие зу­бов, стар­че­ская дрях­лость. К физи­че­ско­му тру­ду тю­рем­ный врач при­знал его непри­год­ным[2].

На­ча­лись до­про­сы. – Ка­кие про­по­ве­ди и на­став­ле­ния вы да­ва­ли ве­ру­ю­щим, ка­са­ю­щи­е­ся со­вет­ской вла­сти? – Я ве­ру­ю­щим про­по­ве­до­вал ча­сто, но о со­вет­ской вла­сти и по­ли­ти­ке ни­че­го не го­во­рил. – В мар­те ме­ся­це се­го го­да вы про­во­ди­ли ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию сре­ди ве­ру­ю­щих и ор­га­ни­зо­ва­ли мас­со­вое вы­ступ­ле­ние ве­ру­ю­щих с тре­бо­ва­ни­ем к сель­со­ве­ту воз­вра­ще­ния вам до­ма. Под­твер­жда­е­те это? – 25 мар­та я дей­стви­тель­но про­по­ве­до­вал в церк­ви, а по­сле служ­бы я ве­ру­ю­щим ска­зал, что сель­со­вет у ме­ня вы­нул ра­мы из до­ма, я про­сил их, чтобы они по­шли и по­про­си­ли сель­со­вет вер­нуть мне ра­мы, так как вре­мя бы­ло еще хо­лод­ное. Ве­ру­ю­щие, ко­то­рые при­сут­ство­ва­ли в церк­ви, а их при­сут­ство­ва­ло при­мер­но 100–150 че­ло­век, все по­шли тре­бо­вать ра­мы у пред­се­да­те­ля сель­со­ве­та, но ра­мы сель­со­вет не вер­нул. – При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии о про­ве­де­нии ва­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти? – В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии ви­нов­ным се­бя не при­знаю. – Вы от­ри­ца­е­те свою пре­ступ­ность в про­ве­де­нии контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, но след­стви­ем и сви­де­тель­ски­ми по­ка­за­ни­я­ми точ­но уста­нов­ле­но, что вы про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность; тре­бу­ем прав­ди­вых по­ка­за­ний.

– По­вто­ряю, что контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти я не про­во­дил, а про­по­ве­ди ве­ру­ю­щим го­во­рил…[3]

2 ав­гу­ста след­ствие бы­ло за­кон­че­но, и де­ло на­прав­ле­но на рас­смот­ре­ние Трой­ки НКВД, ко­то­рая 10 ав­гу­ста при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка Ми­ха­и­ла Ко­су­хи­на к рас­стре­лу[4].
В ре­зуль­та­те ли дей­ствий сле­до­ва­те­ля Го­ло­фа­ста, ко­то­рый до­пра­ши­вал о. Ми­ха­и­ла, или тя­же­лых усло­вий со­дер­жа­ния в пе­ре­пол­нен­ной ка­ме­ре тюрь­мы, но у свя­щен­ни­ка ока­за­лось сло­ман­ным ле­вое бед­ро, он не мог хо­дить и не смог бы до­брать­ся до ме­ста рас­стре­ла. 16 ав­гу­ста по рас­по­ря­же­нию адми­ни­стра­ции тюрь­мы о. Ми­ха­ил был пе­ре­ве­ден в Бе­жец­кую го­род­скую боль­ни­цу, где про­жил, при­го­во­рен­ный к рас­стре­лу, 29 дней и 13 сен­тяб­ря 1937 го­да скон­чал­ся[5].

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 3». Тверь. 2001. С. 164-166

При­ме­ча­ния

[1] Ар­хив УФСБ РФ по Твер­ской обл. Арх. № 20781-С. Л. 4.
[2] Там же. Л. 7.
[3] Там же. Л. 11-12.
[4] Там же. Л. 23.
[5] Там же. Л. 24.

Источник: https://azbyka.ru/days/sv-mihail-kosuhin

Священномученик Михаил (Косухин)

Священномученик Михаил (Косухин)

Дни памяти: Собор Новомучеников Российских, 31 августа / 13 сентября.

Священномученик Михаил родился 7 / 20 января 1858 года в селе Яренском Калязинского уезда Тверской губернии в семье священника о.Алексия Косухина. Окончил Московскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. В храм села Дымцево Максатихинского уезда он был назначен в 1907 году и прослужил здесь до своего ареста.

В тридцатых годах из родных у него остались братья, один из которых жил в Польше, другой — священствовал в Тверской области, и дочь-девица, которая и помогала престарелому отцу. До 1929 года о.

Михаил имел хозяйство, состоявшее из лошади, коровы, трех десятин земли и пятидесяти семей пчел, но в том году все хозяйство и имущество было изъято, дом был отобран, и они с дочерью поселились в церковной сторожке.

Самого священника власти тогда не арестовали и не выслали, полагая, что поскольку священнику уже за семьдесят лет, то он сам вскоре умрет или не в силах будет служить, и тогда храм все равно будет закрыт.

Этого, однако, не случилось — священник служил и служил, а его преклонный возраст и близость смерти придавали ему еще более решимости и дерзновения. И он не упускал ни одной возможности для проповеди. За эту ревность по Богу и о спасении душ вверенного ему Господом словесного стада прихожане любили его и готовы были всегда прийти к нему на помощь.

Власти, видя решимость и непреклонность священника, начали его преследовать. Пользуясь тем, что церковная сторожка, где жил о.

Михаил, стояла за пределами церковной ограды, районный и областной исполкомы постановили выселить священника, отобрать у храма здание сторожки для размещения в нем ветеринарной лечебницы.

Председатель Дымцевского сельсовета стал требовать, чтобы священник ушел из сторожки, он приходил к нему с этим требованием неоднократно, но о. Михаил всякий раз отвечал, что ни при каких обстоятельствах не покинет церковного здания.

Тогда в воскресенье 25 марта 1936 года председатель сельсовета велел выставить рамы в сторожке, и так как в это время на улице было еще очень холодно, то он надеялся, что священник сам уйдет из дома. Но этого не случилось. В тот же день о.

Михаил после воскресного богослужения и проповеди сказал, что поскольку сельсовет вынул у него в доме рамы, то он обращается к прихожанам, чтобы они просили власти вернуть ему рамы, так как на дворе еще холодно.

В храме в это время присутствовало около ста пятидесяти человек, и все они прямо из храма пошли к сельсовету. Председатель, напуганный идущей к сельсовету толпой, запер все двери и спрятался.

Люди, найдя все двери запертыми, стали ходить вокруг дома, и, зная, что председатель сельсовета находится внутри, кричали ему, чтобы он возвратил оконные рамы, но тот никаких признаков жизни из дома не подавал, и прихожанам пришлось в конце концов разойтись.

Рамы не были возвращены, но о. Михаил не ушел из церковной сторожки; прихожанам он говорил: «Я из дома никуда не пойду, я стар и ничего не боюсь». Выселить его из церковной сторожки насильно местные власти не посмели, и он с тем же бесстрашием продолжал служить и проповедовать. К Пасхе того же года за исправную службу он был награжден иерейским наперсным крестом.

Только через год, при наступлении повсеместных гонений, о. Михаил был арестован и заключен в Бежецкую тюрьму.

Незадолго перед этим священнику исполнилось семьдесят девять лет; он тяжело болел и в течение нескольких месяцев не вставал с постели, передвигался только с помощью дочери.

Приехавшие сотрудники НКВД, подняв за руки и за ноги, забросили его в машину и увезли в тюрьму. Вызванный для медицинского освидетельствования врач поставил диагноз: миокардит, и как следствие — отечность ног; полное отсутствие

зубов, старческая дряхлость. К физическому труду тюремный врач признал его непригодным. Начались допросы.

— Какие проповеди и наставления вы давали верующим, касающиеся советской власти?

—Я верующим проповедовал часто, но о советской власти и политике ничего не говорил.

— В марте месяце сего года вы проводили антисоветскую агитацию среди верующих и организовали массовое выступление верующих с требованием к сельсовету возвращения вам дома.

Подтверждаете это? — 25 марта я действительно проповедовал в церкви, а после службы я верующим сказал, что сельсовет у меня вынул рамы из дома, я просил их, чтобы они пошли и попросили сельсовет вернуть мне рамы, так как время было еще холодное.

Верующие, которые присутствовали в церкви, а их присутствовало примерно 100-150 человек, все пошли требовать рамы у председателя сельсовета, но рамы сельсовет не вернул.

— Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении о проведении вами контрреволюционной деятельности?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

—Вы отрицаете свою преступность в проведении контрреволюционной деятельности, но следствием и свидетельскими показаниями точно установлено, что вы проводили контрреволюционную деятельность; требуем правдивых показаний.

— Повторяю, что контрреволюционной деятельности я не проводил, а проповеди верующим говорил…

2 августа следствие было закончено, и дело направлено на рассмотрение Тройки НКВД[204], которая 10 августа приговорила священника Михаила Косухина к расстрелу.

В результате ли действий следователя Голофаста, который допрашивал о.

Михаила, или тяжелых условий содержания в переполненной камере тюрьмы, но у священника оказалось сломанным левое бедро, он не мог ходить и не смог бы добраться до места расстрела.

16 августа по распоряжению администрации тюрьмы о. Михаил был переведен в Бежецкую городскую больницу, где прожил, приговоренный к расстрелу, 29 дней и 13 сентября 1937 года скончался.

Сщмч. Мирон Ржепик. Икона с сайта fond.ru

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Игумен Дамаскин. «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия».
Тверь, Издательство «Булат», т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

Источник: https://cyberpedia.su/9x1515e.html

��������������� ������ (�������)

Священномученик Михаил (Косухин)

��������������� ������ ������� 7 ������ 1858 ���� � ���� ����-���� ������������ ����� �������� �������� � ����� ���������� ������� ��������. ������� ���������� �������� ��������� � ��� ����������� � ��� ����������. � ���� ���� ������� ��������������� ����� �� ��� �������� � 1907 ���� � ��������� ����� �� ������ ������.

� ��������� ����� �� ������ � ���� �������� ������, ���� �� ������� ��� � ������, ������ � ������������� � �������� �������, � ����-������, ������� � �������� ������������ ����. �� 1929 ���� �.

������ ���� ���������, ���������� �� ������, ������, ���� ������� ����� � ���������� ����� ����, �� � ��� ���� ��� ��������� � ��������� ���� ������, ��� ��� �������, � ��� � ������� ���������� � ��������� ��������.

������ ���������� ������ ����� �� ���������� � �� �������, �������, ��� ��������� ���������� ��� �� ��������� ���, �� �� ��� ������ ����� ��� �� � ����� ����� �������, � ����� ���� ��� ����� ����� ������.

�����, ������, �� ��������� � ��������� ������ � ������, � ��� ���������� ������� � �������� ������ ��������� ��� ��� ����� ��������� � �����������. � �� �� ������� �� ����� ����������� ��� ���������. �� ��� �������� �� ���� � � �������� ��� ���������� ��� �������� ���������� ����� ��������� ������ ��� � ������ ���� ������ ������ � ���� �� ������.

������, ���� ��������� � �������������� ����������, ������ ��� ������������. ��������� ���, ��� ��������� ��������, ��� ��� �.

������, ������ �� ��������� ��������� ������, �������� � ��������� ��������� ����������� �������� ����������, �������� � ����� ������ �������� ��� ���������� � ��� ������������ ���������.

������������ ����������� ���������� ���� ���������, ����� ��������� ���� �� ��������, �� �������� � ���� � ���� ����������� ������������, �� �. ������ ������ ��� �������, ��� �� ��� ����� ��������������� �� ������� ���������� ������.

����� � ����������� 25 ����� 1936 ���� ������������ ���������� ����� ��������� ���� � ��������, � ��� ��� � ��� ����� �� ����� ���� ��� ����� �������, �� �� ��������, ��� ��������� ��� ����� �� ����. �� ����� �� ���������. � ��� �� ���� �.

������ ����� ����������� ������������ � ��������� ������, ��� ��������� ��������� ����� � ���� � ���� ����, �� �� ���������� � ����������, ����� ��� ������� ������ ������� ��� ����, ��� ��� �� ����� ��� �������.

� ����� � ��� ����� �������������� ����� ��� ���������� �������, � ��� ��� ����� �� ����� ����� � ����������. ������������, ���������� ������ � ���������� ������, ����� ��� ����� � ���������.

����, ����� ��� ����� ���������, ����� ������ ������ ����, �, ����, ��� ������������ ���������� ��������� ������, ������� ���, ����� �� ��������� ������� ����, �� ��� ������� ��������� ����� �� ���� �� �������, � ���������� �������� � ����� ������ ���������.

���� �� ���� ����������, �� �. ������ �� ���� �� ��������� ��������; ���������� �� �������: �� �� ���� ������ �� �����, � ���� � ������ �� ������. �������� ��� �� ��������� �������� �������� ������� ������ �� �������, � �� � ��� �� ����������� ��������� ������� � �������������. � ����� ���� �� ���� �� ��������� ������ �� ��� ��������� ������ ��������� �������.

������ ����� ���, ��� ����������� ������������ �������, �. ������ ��� ��������� � �������� � �������� ������. ��������� ����� ���� ���������� ����������� ��������� ������ ���; �� ������ ����� � � ������� ���������� ������� �� ������� � �������, ������������ ������ � ������� ������.

���������� ���������� ����, ������ �� ���� � �� ����, ��������� ��� � ������ � ������ � ������. ��������� ��� ������������ ������������������� ���� �������� �������: ���������, � ��� ��������� � ��������� ���; ������ ���������� �����, ���������� ���������.

� ����������� ����� �������� ���� ������� ��� �����������. �������� �������.

� ����� ��������� � ����������� �� ������ ��������, ���������� ��������� ������?

�� �������� ������������ �����, �� � ��������� ������ � �������� ������ �� �������.

� � ����� ������ ���� ���� �� ��������� ������������� �������� ����� �������� � ������������ �������� ����������� �������� � ����������� � ���������� ����������� ��� ����.

������������� ���? � 25 ����� � ������������� ������������ � ������, � ����� ������ � �������� ������, ��� ��������� � ���� ����� ���� �� ����, � ������ ��, ����� ��� ����� � ��������� ��������� ������� ��� ����, ��� ��� ����� ���� ��� ��������.

��������, ������� �������������� � ������, � �� �������������� �������� 100-150 �������, ��� ����� ��������� ���� � ������������ ����������, �� ���� ��������� �� ������.

� ��������� �� �� ���� �������� � ������������� ��� ��������� � ���������� ���� ������������������ ������������?

� � ������������� ��� ��������� �������� ���� �� �������.

��� ��������� ���� ������������ � ���������� ������������������ ������������, �� ���������� � �������������� ����������� ����� �����������, ��� �� ��������� ������������������ ������������; ������� ��������� ���������.

� ��������, ��� ������������������ ������������ � �� ��������, � ��������� �������� �������…

2 ������� ��������� ���� ���������, � ���� ���������� �� ������������ ������ ����, ������� 10 ������� ����������� ���������� ������� �������� � ���������.

� ���������� �� �������� ����������� ���������, ������� ���������� �.

�������, ��� ������� ������� ���������� � ������������� ������ ������, �� � ���������� ��������� ��������� ����� �����, �� �� ��� ������ � �� ���� �� ��������� �� ����� ���������.

16 ������� �� ������������ ������������� ������ �. ������ ��� ��������� � �������� ��������� ��������, ��� ������, ������������� � ���������, 29 ���� � 13 �������� 1937 ���� ���������.

��������� � ���� ������ ������������� � ������������ ���������� �� ��������� ������������ ������ ������� ������������ ������ � ������� 2000 ���� ��� �������������� ���������.

������ ��������. «��������, ����������� � ���������� ����������� ������� ������������ ������ XX ��������».
�����, ������������ «�����», �.1 1992,�.2 1996, �.3 1999, �.4 2000, �.5 2001.

Источник: http://kharkov.zachalo.ru/days/Life/life4852.htm

Святые косухины из села яренского

Священномученик Михаил (Косухин)

В Страстную пятницу вспомним о гонениях и тяготах, обрушившихся на Русскую православную церковь в ХХ веке. Власти, ставившие своей целью уничтожение церкви, были беспощадны и к молодым людям, и к глубоким старцам…

В селе Яренском Калязинского уезда 7 января 1858 года в семье священника Алексея Косухина родился мальчик, нареченный Михаилом. Он окончил Московскую духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. В храм села Дымцова Максатихинского уезда он был назначен в 1907 году и прослужил здесь до своего ареста.

В тридцатых годах из родных у него остались братья, один из которых жил в Польше, другой — священствовал в Тверской области, и дочь-девица, которая и помогала престарелому отцу.

До 1929 года отец Михаил имел хозяйство, состоявшее из лошади, коровы, трех десятин земли и пятидесяти семей пчел, но в том году все хозяйство и имущество было изъято, дом был отобран, и они с дочерью поселились в церковной сторожке.

Самого священника власти тогда не арестовали и не выслали, полагая, что, поскольку священнику уже за семьдесят лет, то он сам вскоре умрет или не в силах будет служить — и тогда храм все равно будет закрыт.

В воскресенье 25 марта 1936 года председатель сельсовета велел выставить рамы в сторожке, и так как в это время на улице было еще очень холодно, то он надеялся, что священник сам уйдет, но этого не случилось.

В тот же день отец Михаил после воскресного богослужения и проповеди сказал, что, поскольку сельсовет вынул у него в доме рамы, поэтому он обращается к прихожанам, чтобы они просили у власти рамы, так как на дворе еще холодно. В храме в это время присутствовало около ста пятидесяти человек, и все они прямо из храма пошли к сельсовету.

Председатель, напуганный идущей к сельсовету толпой, запер все двери и спрятался. Люди, найдя все двери запертыми, стали ходить вокруг дома и, зная, что председатель сельсовета находится внутри, кричали ему, чтобы он возвратил оконные рамы, но тот никаких признаков жизни не подавал, и прихожанам пришлось в конце концов разойтись.

Через год, при наступлении повсеместных гонений, отец Михаил был арестован и заключен в Бежецкую тюрьму. Незадолго перед этим священнику исполнилось семьдесят девять лет. Он тяжело болел и в течение нескольких месяцев не вставал с постели, передвигался только с помощью дочери. Приехавшие сотрудники НКВД, подняв за руки и за ноги, забросили его в машину и отвезли в тюрьму.

Вызванный для медицинского освидетельствования врач поставил диагноз: миокардит, и как следствие, отечность ног, полное отсутствие зубов, старческая дряхлость. К физическому труду тюремный врач признал его непригодным. Его обвинили в контрреволюционной деятельности. Тройка НКВД 10 августа 1937 года приговорила священника Михаила Косухина к расстрелу.

В результате то ли действия следователя Голофаста, который допрашивал Михаила, то ли тяжелых условий содержания в переполненной камере тюрьмы, но у священника оказалось сломанным левое бедро, он не мог ходить и не смог бы добраться до места расстрела.

16 августа по распоряжению администрации тюрьмы отец Михаил был переведен в Бежецкую городскую больницу, где прожил, приговоренный к расстрелу, 29 дней, а затем скончался. Священномученик Михаил был причислен к лику святых. Судьбу Михаила разделил и другой Косухин из того же села Яренского.

На днях их потомок, чиновник админстрации, поведал нам, что в том же селе 6 марта 1881 года родился Николай Николаевич Косухин. Вероятно, племянник будущего священномученика. Николай Косухин окончил духовную семинарию в Твери и работал священником в селе Залазине (ныне Лихославльского района). Николая Косухина расстреляли в 37-м.

Первый раз он был арестован 14 марта 1931 года Тверским ОГПУ по обвинению в антисоветской пропаганде и агитации (ст. 58-10 Уголовного кодекса). По постановлению тройки ОГПУ от 10 апреля 1991 года был заключен в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет.

Из протокола допроса известно, что семнадцать лет, в том числе в годы Первой мировой войны, отец Николай был «служителем культа» в селе Бобровка Ржевского уезда, затем перешел на ту же службу в село Княжево Бежецкого района и прослужил там с 1925-го по 1929 год. Церковь в Княжеве закрыли, и Николай Николаевич уехал в село Старое Славкино Саратовской губернии.

Примерно через год он вернулся в Тверь и шесть месяцев находился без работы и своей квартиры. Однажды на станции Лихославль к нему подошла неизвестная женщина и предложеила ехать в Залазино. Ко времени ареста Николай Косухин состоял в разводе. С предъявленным обвинением он не согласился. Второй раз Николай Косухин был арестован 11 августа 1937 года Кимрским райотделом НКВД.

К тому моменту он работал фельдшером в Ильинской больнице и проживал в деревне Ромашкино Кимрского района. Как и многие священнослужители, он обвинялся в «систематическом проведении контрреволюционной агитации, распространении провокационных слухов о скорой гибели советской власти, высказывании террористических настроений против руководства партии и правительства» и по постановлению тройки НКВД по Калининской области от 20 сентября 1937 года приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 23 сентября. По версии православного Свято-Тихоновского богословского института (1996 год), священник Николай Косухин (Касухин) причислен к новомученикам и исповедникам Русской православной церкви. В сентябре 1992 года В.Н. Соринкин, и.о. начальника подразделения Управления Министерства безопасности по Тверской области (так в то время называлось компетентное учреждение), сообщил, что «данных о месте захоронения в нашем распоряжении не имеется, известно лишь, что во время следствия он содержался в тюрьме в городе Кимры». По первой судимости Н.Н. Косухин реабилитирован 26 октября 1989 года, по второй — 31 мая 1989 года. В семейном архиве Н.Н. Косухина сохранились прекрасные фотоснимки тех лет, сделанные, в частности, известным фотографом-портретистом Я. Элленгорном. Игорь МАНГАЗЕЕВ

В преддверии юбилея города Кстово проводятся встречи первостроителей.

В кстовском историко-краеведческом музее открылась выставка «Символика Российского государства».

Жители Зименок вновь забеспокоились — на территории памятника истории и архитектуры возобновилось строительство.

Замыкания в старой проводке нередко становятся причиной пожара, особенно в деревнях

19 февраля, в зале магазина «Народный» собрались участники лекторской группы Совета ветеранов Кстовского района.

1 июня в День защиты детей для подростков села Прокошево прошел чемпионат по мини-футболу на призы ЧП «Сухановский хлеб».

Сразу стал раритетом

Книга памяти

При полном или частичном копировании матерала с сайта http://vesvladivostok.ru обязательна активная, не закрытая от индексации поисковыми системами ссылка.

Источник: http://vesvladivostok.ru/publ/mify_i_realnost/istorija_rossii/svjatye_kosukhiny_iz_sela_jarenskogo/49-1-0-30178

Церковное событие

Священномученик Михаил (Косухин)

Священномученик Михаил родился 7 января 1858 года в селе Ярен-ском Калязинского уезда Тверской губернии в семье священника Алексея Косухина. Окончил Московскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. В храм села Дымцево Максатихинского уезда он был назначен в 1907 году и прослужил здесь до своего ареста.

В тридцатых годах из родных у него остались братья, один из которых жил в Польше, другой — священствовал в Тверской области, и дочь-девица, которая и помогала престарелому отцу. До 1929 года о.

Михаил имел хозяйство, состоявшее из лошади, коровы, трех десятин земли и пятидесяти семей пчел, но в том году все хозяйство и имущество было изъято, дом был отобран, и они с дочерью поселились в церковной сторожке.

Самого священника власти тогда не арестовали и не выслали, полагая, что поскольку священнику уже за семьдесят лет, то он сам вскоре умрет или не в силах будет служить, и тогда храм все равно будет закрыт.

Этого, однако, не случилось — священник служил и служил, а его преклонный возраст и близость смерти придавали ему еще более решимости и дерзновения. И он не упускал ни одной возможности для проповеди. За эту ревность по Богу и о спасении душ вверенного ему Господом словесного стада прихожане любили его и готовы были всегда прийти к нему на помощь.

Власти, видя решимость и непреклонность священника, начали его преследовать. Пользуясь тем, что церковная сторожка, где жил о.

Михаил, стояла за пределами церковной ограды, районный и областной исполкомы постановили выселить священника, отобрать у храма здание сторожки для размещения в нем ветеринарной лечебницы.

Председатель Дымцевского сельсовета стал требовать, чтобы священник ушел из сторожки, он приходил к нему с этим требованием неоднократно, но о. Михаил всякий раз отвечал, что ни при каких обстоятельствах не покинет церковного здания.

Тогда в воскресенье 25 марта 1936 года председатель сельсовета велел выставить рамы в сторожке, и так как в это время на улице было еще очень холодно, то он надеялся, что священник сам уйдет из дома. Но этого не случилось. В тот же день о.

Михаил после воскресного богослужения и проповеди сказал, что поскольку сельсовет вынул у него в доме рамы, то он обращается к прихожанам, чтобы они просили власти вернуть ему рамы, так как на дворе еще холодно.

В храме в это время присутствовало около ста пятидесяти человек, и все они прямо из храма пошли к сельсовету. Председатель, напуганный идущей к сельсовету толпой, запер все двери и спрятался.

Люди, найдя все двери запертыми, стали ходить вокруг дома, и, зная, что председатель сельсовета находится внутри, кричали ему, чтобы он возвратил оконные рамы, но тот никаких признаков жизни из дома не подавал, и прихожанам пришлось в конце концов разойтись.

Рамы не были возвращены, но о. Михаил не ушел из церковной сторожки; прихожанам он говорил: «Я из дома никуда не пойду, я стар и ничего не боюсь». Выселить его из церковной сторожки насильно местные власти не посмели, и он с тем же бесстрашием продолжал служить и проповедовать. К Пасхе того же года за исправную службу он был награжден иереем наперсным крестом.

Только через год, при наступлении повсеместных гонений, о. Михаил был арестован и заключен в Бежецкую тюрьму. Незадолго перед этим священнику исполнилось семьдесят девять лет; он тяжело болел и в течение нескольких месяцев не вставал с постели, передвигался только с помощью дочери.

Приехавшие сотрудники НКВД, подняв за руки и за ноги, забросили его в машину и увезли в тюрьму. Вызванный для медицинского освидетельствования врач поставил диагноз: миокардит, и как следствие — отечность ног; полное отсутствие зубов, старческая дряхлость.

К физическому труду тюремный врач признал его непригодным. Начались допросы.

— Какие проповеди и наставления вы давали верующим, касающиеся советской власти?

—Я верующим проповедовал часто, но о советской власти и политике ничего не говорил.

— В марте месяце сего года вы проводили антисоветскую агитацию среди верующих и организовали массовое выступление верующих с требованием к сельсовету возвращения вам дома.

Подтверждаете это? — 25 марта я действительно проповедовал в церкви, а после службы я верующим сказал, что сельсовет у меня вынул рамы из дома, я просил их, чтобы они пошли и попросили сельсовет вернуть мне рамы, так как время было еще холодное.

Верующие, которые присутствовали в церкви, а их присутствовало примерно 100-150 человек, все пошли требовать рамы у председателя сельсовета, но рамы сельсовет не вернул.

— Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении о проведении вами контрреволюционной деятельности?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

—Вы отрицаете свою преступность в проведении контрреволюционной деятельности, но следствием и свидетельскими показаниями точно установлено, что вы проводили контрреволюционную деятельность; требуем правдивых показаний.

— Повторяю, что контрреволюционной деятельности я не проводил, а проповеди верующим говорил…

2 августа следствие было закончено, и дело направлено на рассмотрение Тройки НКВД, которая 10 августа приговорила священника Михаила Косухина к расстрелу.

В результате ли действий следователя Голофаста, который допрашивал о.

Михаила, или тяжелых условий содержания в переполненной камере тюрьмы, но у священника оказалось сломанным левое бедро, он не мог ходить и не смог бы добраться до места расстрела.

16 августа по распоряжению администрации тюрьмы о. Михаил был переведен в Бежецкую городскую больницу, где прожил, приговоренный к расстрелу, 29 дней и 13 сентября 1937 года скончался.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Фонд Память мучеников и исповедников Русской православной ЦерквиИгумен Дамаскин. «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия».
Тверь, Издательство «Булат», т.1 1992,т.2 1996, т.3 1999, т.4 2000, т.5 2001.

материал взят с сайта Православие.ру

Сщмчч. Александра пресвитера и Владимира диакона (1918). Сщмч. Михаила и Мирона пресвитера (1937). Сщмч. Димитрия пресвитера (1938): Священномученик Мирон Ржепик, пресвитер, Священномученик Димитрий Смирнов, пресвитер

Источник: http://hram-novokurkino.ru/site/event/4287

Book for ucheba
Добавить комментарий