Святитель Иннокентий (Вениаминов) — апостол Сибири и Америки

Потомки апостола Сибири и Америки

Святитель Иннокентий (Вениаминов) — апостол Сибири и Америки
27.12.2017

Запись этой беседы с потомком митрополита Иннокентия (Вениаминова), прославленного в лике святых 40 лет назад, в 1977 году, была сделана около двух десятилетий назад.

Обнаружилась она недавно случайным образом, когда поставила послушать попавшуюся на глаза пленочную кассету. Формат СМИ, в котором я тогда работала, не позволял публиковать интервью.

Так что это первая публикация интервью потомка святителя Иннокентия, посещавшего Илиинский храм в Черкизово в конце 90-х. Стенограмма приводится полностью с сохранением стиля речи отца Иннокентия.

Святитель Иннокентий (Вениаминов) – замечательный миссионер, просвещавший христианской верой многие народы на востоке Российской империи, за что именуется Апостолом Сибири и Америки – служил в московском храме Илии Пророка в Черкизове последние пять лет жизни, в 70-е годы XIX века, в сане митрополита Московского и Коломенского.

И так случилось, что пришел в этот храм и его праправнук, принявший в зрелом возрасте священный сан и получивший в монашестве такое же имя.

Архимандрит Иннокентий (мирское его имя Ростислав Сергеевич Вениаминов) родился в Астрахани в 1924 году, в детстве провел около двух лет в приемнике-распределителе УНКВД как сын «врага народа», служил хирургом на флоте, принял монашеский постриг, упокоился в ярославских землях в 2002 году.

Внук святителя Иннокентия –
 духовник императрицы Марии Федоровны

Отец Иннокентий, Ваш предок – знаменитый святитель Иннокентий. Расскажите, пожалуйста, о себе, ведь вы тоже служите в священном сане.

– Я лучше расскажу о его замечательных потомках. Я-то что, я человек грешный. На пенсии, скоро 80 лет. Предки мои были святой жизни, не говоря уже о святителе Иннокентии. Он просветил десятки народов, изучил все местные языки, как плотник церкви сам строил.

Сын святителя Иннокентия – протоиерей Гавриил, мой прадедушка. Он был его личным секретарем всю свою сознательную жизнь, помогал до самой его смерти. Похоронен прадед в Новодевичьем монастыре. Но, к величайшему сожалению, крест и памятник ему снесли.

Замечательный внук святителя протоиерей Иоанн Гавриилович Вениаминов. Мой дедуля. И вот он замечательный был человек в том плане, что был личным духовником вдовствующей императрицы Марии Федоровны, матери государя Николая Александровича.

Покидая в 1918 году Россию (вдовствующая императрица была по происхождению датчанка – принцесса Дагмара), она сказала: «Отец Иоанн, поехали со мной в Копенгаген». Дедушка рассказывал, что впервые в жизни осмелился не послушать государыню. Упал на колени и сказал ей: «Ваше императорское величество, я не могу покинуть свою родину. Я уж останусь и буду терпеть все, что Господь сподобит».

«Ну смотри, смотри, – сказала она. – Большевики скоро закончат свои разбои, и мы вернемся. Заваруха закончится, и мы вернемся». А заваруха все еще не кончается… да…

Он потом служил до самой своей смерти – на 92-м году жизни скончался – в городе Кашине. Выслали его туда.

И вы знаете, что удивительно: я виделся с ним последний раз в 1944 году (я был санитаром и получил командировку в Гатчину с Южного фронта, где принимал участие в освобождении Краснодара), и он мне сказал тогда, что всю войну он так со своими прихожанами общался чудно, собирали под его руководством в подарок армии на танки и самолеты.

В Кашине?

– Да, в городе Кашине. И говорил, еще связали бесчисленное множество вязаных вещей – шарфов, носков, варежек, свитеров. Это он проводил такую большую работу. Скончался он в 1947 году. Там же и похоронен. Я все хочу съездить в Кашин, навестить его могилку. Но никак у меня не получается, я ведь очень слабо себя чувствую: ноги мои не ходят, инвалидность оформляется.

Обвинен в шпионаже за знание языков

– У моего дедули было два сына – два правнука святителя Иннокентия. Старший сын был мой папочка Сергей Иванович Вениаминов, он родился в апреле 1884 года в Санкт-Петербурге, был штурманом дальнего плавания. Окончил кадетский военно-морской корпус. Это было бы, конечно, интереснее рассказать, чем про меня.

Вы знаете, он был обвинен как враг народа, потому что служил под командованием адмирала Александра Васильевича Колчака. А это уже смертный приговор. Потом, так получилось, он служил у Василия Блюхера.

Ему предъявлено было обвинение в шпионаже – он же владел пятью языками европейскими, в совершенстве владел.

Отец был объявлен шпионом французской разведки, английской, немецкой, американской… Ну, в общем, такое шили…

После смерти Сталина я написал запрос, и мне выдали реабилитационные документы.

Когда его арестовали?

– Он был арестован в 1938 году и вскоре погиб. Наша семья вся была арестована.

Нас с мамочкой арестовали сразу после папочки, месяца через два. Мамочка просидела немного больше меня – два года, а я чуть меньше двух лет находился в детском приемнике-распределителе УНКВД. Вышел некоторое время назад фильм «Я к отцу моему иду», где я подробно об этом рассказываю.

И еще выпустили фильм в Белоруссии «Я верую!». Дело в том, что я был благословлен митрополитом Санкт-Петербургским Иоанном стать духовником кинофестиваля «Золотой Витязь» и несколько лет ездил с ними всюду, и в Белоруссию тоже. Это, конечно, для меня была большая честь.

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
благословил быть хирургом

Сложно все было. Я был человек нецерковный. Я окончил медицинский институт. И потом по благословению архиепископа Луки Симферопольского и Крымского я стал заниматься хирургией на Дальнем Востоке. Плавал на рыболовецких судах. И на пенсию оттуда вышел. А с владыкой Лукой – это тоже очень интересная была история. У меня дядя был митрополит Николай (Ярушевич)…

Он тоже родственник святителя Иннокентия?

– Нет. Тут вот какое дело. Он же в миру был Борис Дорофеевич Ярушевич. А его родной брат был Дорофей Дорофеевич. И вот он был женат на двоюродной сестре моего папочки. И владыка Николай всю свою сознательную жизнь до самой смерти очень помогал, в том числе материально, моей бабуле после смерти моего дедули.

Анна Александровна Поповицкая, в замужестве Вениаминова, – бабушка моя. А она чем знаменита была – может быть Вы слышали, был такой у нас в России журнал «Русский паломник»…

Я видела такой журнал – его же основали в Русской Зарубежной Церкви в Нью-Йорке.

– Ничего подобного. Изначально журнал «Русский паломник» организовал и редактировал всю свою жизнь до смерти мой прадедушка – отец моей бабули Анны Александровны. Он похоронен в Петербурге на Смоленском кладбище.

Запретили учить языки,
чтобы не назвали шпионом

– А потом, так случилось, что меня пригласил в Америку Митрополит Феодосий из Американской автокефальной церкви (Предстоятель Православной Церкви в Америке Блаженнейший Митрополит Феодосий был почислен на покой 2 апреля 2002 года – прим.). В 1989 году я туда съездил, а потом каждый год туда стал летать, и мои дети туда переехали.

Однажды я был на острове Кадьяк, и вдруг телефон – а я языков не знаю, бабушка не разрешала мне давать языки. Говорила: «Не дай Бог, встретишься с иностранцами, будешь разговаривать с ними – сейчас же шпионом объявят». Шпиономания такая была.

И вы знаете, там был один батюшка, он только по-английски может, а я – только по-русски. «Фаза Иннокентий, фаза Иннокентий, фона, фона». Я думаю, что такое, и говорю: «Что, телефон?» – «Йес, йес, йес!» Я подбегаю, слушаю, и вдруг на русском языке со мной говорят по телефону.

Спрашиваю: «А кто это?» – Герман Подмошенский (отец Герман за рубежом возродил дореволюционный русскоязычный православный журнал «Русский паломник» – прим.). «Я – говорит, – редактор «Русского паломника»».

А он, оказывается, позвонил по делам тому батюшке, и тот сказал, что у него гость – праправнук святого Иннокентия. И отец Герман меня пригласил.

Но я ответил, что так свободно не могу разъезжать – на мизерной пенсии. Я почему езжу – когда приглашает кто, дорогу оплачивает, поэтому я так могу кататься. И слышу: «Все, я оформляю билет. Завтра Вы вылетаете ко мне в Сан-Франциско. Я вас встречаю». И он действительно выслал билет, и я прилетел в Сан-Франциско.

Но для меня было немного прискорбно – журнал-то моего прадедушки! А издается в Америке!

«Раз Господь поставил жить в Борисове
 – вот и борись с собой!»

Во время достопамятной беседы отец Иннокентий рассказывал и о наблюдавшихся в то время сложностях взаимоотношений клириков Московского Патриархата и Зарубежной Церкви, к которой, так получилось, он принадлежал. Напомню, наш разговор состоялся за шесть-семь лет до подписания Акта о каноническом общении, ознаменовавшего восстановление единства внутри Поместной Русской Православной Церкви.

– Понимаете, здесь у нас люди – большие ревнители. И поэтому здесь относятся ко мне неважненько. Говорят: «А, он из зарубежья. Он не наш». Ну, что делать. А я их люблю. Знаете, Леночка, я что скажу. Конечно, в этом отношении я подражаю и слушаю моего прапрадедушку.

«Таких не было, нет, – как сказал митрополит Филарет Дроздов про него, – и никогда архиереев таких не будет». Ведь вы только подумайте – он знал несколько языков малых народностей России, создавал письменность на их языках. Плотником был! И святитель Иннокентий говорил по этому поводу так.

У него была дочь монахиня Поликсения – она ушла в монастырь в восемнадцать лет, красавица была. И вот как-то я нахожу письма. Четырнадцать писем его у меня есть. И она ему пишет: «Папочка, что мне делать – мне так тяжело в монастыре». Она была в Борисовской пустыни, недалеко от Тихвина. «Вот эта меня не любит. Вот та меня не любит.

Я так страдаю», – жалуется она. А он ей пишет: «Доченька моя желанная, ты пишешь, что тебя не любят. Милая моя доченька, так ведь это неважно. Святые отцы Церкви говорили: не важно, что тебя не любят, важно, чтобы ты всех любила.

А то, что тебя не любят… А ты присмотрись – может быть, и есть за что тебя не любить-то? Вот ты исправляйся и люби тех, которые тебя не любят. Господь специально тебя послал туда. Для чего? Для терпения. Для того, чтобы ты могла бороться с собой. Где ты находишься? В Борисове. Вот не напрасно ты там – борись с собою!»

Вообще, Вы знаете, он человек потрясающего остроумия! Его письма изумительные! Когда он был на Гавайских островах и в Сингапуре, он поражался природе: апельсиновое дерево – плоды падают, и на ветках цветы.

Он отмечает – там свинки ходят и выбирают самые лучшие, самые спелые плоды, и пишет: «Наша русская поговорка «Ты в этом деле понимаешь, как свинья в апельсине», совершенно несправедлива, потому что свиньи в апельсинах очень хорошо разбираются».

Вот так! Слушайте, масса у него таких вещей.

Ну, вот, значит, и я так должен поступать по отношению к тем, кто меня ругает. Значит, человек любит Бога. Ну что тут можно сказать – я человек церковно неграмотный.

Я окончил медицинский институт, выносил раненых с поля боя, я делал операции на кораблях. Невероятные моменты были в моей хирургической жизни! Шторм, ветер! Привязывали больного к столу. Привязывали меня рядом.

Ни одного я на столе не оставил, потому что я молился всегда.

Записала Елена ДОРОФЕЕВА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Источник: https://prichod.ru/on-the-pages-of-the-history/31271/

Святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский, апостол Сибири и Америки — Благовещенская епархия

Святитель Иннокентий (Вениаминов) — апостол Сибири и Америки

«[Господу] угодно было назначить мне поприще служения в Америке – и это исполнилось, несмотря даже на противление воли моей» Святитель Иннокентий (Вениаминов)Долгий путь сына сибирского псаломщика до московского митрополита, полный миссионерских странствий, научил святителя Иннокентия видеть свою жизнь под знаком Промысла Божьего и безгранично доверять ему.

Рано потеряв отца, Иван (имя до принятия монашества) с девяти лет был отдан на учебу в Иркутскую семинарию. По обычаю того времени некоторым семинаристам меняли фамилии. Отличник Иван Попов становится Вениаминовым в честь недавно умершего иркутского епископа Вениамина (Багрянского), человека неординарной судьбы, выпускника Лейденского университета в Голландии.

Неоднократные попытки матери устроить Ивана псаломщиком на место отца «были напрасны… потому, что мне суждено служить не на месте моей родины, а в Америке», — напишет позже святитель.

Мысль жениться приходит семинаристу Иоанну также неожиданно вовремя.

Ректор собирался отправить преуспевающего семинариста в академию и не благословил бы ему брак, но рано ставшая от мороза река Ангара прервала сообщение ректора с семинарией, Иоанн успевает жениться в его отсутствие: «Не будь этого случая, конечно, ректор не позволил бы мне подавать просьбу о женитьбе, и тогда пришлось бы ехать в Академию, а не в Америку».

Разнарядка для Иркутской епархии отправить одного священника на остров Уналашку к алеутам была встречена иркутским духовенством без особого энтузиазма. Дьякон, на которого выпал жребий, предпочёл солдатскую службу отправке на край света в духовном звании.

Поначалу Иоанн тоже отказывается от предложения. Но слова заезжего жителя Уналашки об усердии алеутов к молитве и слышанию Слова Божьего производят в нем неожиданный переворот, он «загорелся желанием ехать к таким людям», несмотря на слезы жены, матери и тещи.

«Желание ехать в Америку было совершенно не мое: Господь по великой милости Своей дал мне его, — пишет святитель. — Да и в самом деле, … был ли мне какой расчет, судя по-человечески, ехать Бог знает куда, — когда я был в одном из лучших приходов в городе, имел уже собственный свой дом, получал доходу более, чем тот оклад, который назначался в Уналашке?».

Просветив алеутов, Иннокентий собирался отправиться с проповедью к индейскому племени колошей, но по разным причинам откладывал поездку. Наконец, когда он решает, что стыдно медлить дальше, в это время у колошей начинается эпидемия ветряной оспы.

Прибудь святитель к колошам немного раньше, и его – белого чужака, посягающего на духовные устои язычников, шаманы обвинили бы в начале эпидемии. И наверняка убили бы, но что еще хуже, «посещение мое колош перед оспою… на полстолетия заградило бы дорогу благовестникам Слова», — пишет святитель.

Так Промысел Божий берег святителя от несвоевременных действий.

В 1840 году святитель находился в Петербурге по делам печати церковных книг для алеутов. Здесь его застает известие о смерти жены.

Уговоры митрополита Московского Филарета (Дроздова) и других иерархов принять монашество Иоанн воспринимает как новое указание Промысла.

Передав своих шестерых детей на воспитание знатным попечителям, он отправляется в новооткрытую Камчатскую епархию архиереем, постриженным в монашество с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского.

Свое последнее призвание из Благовещенска на Московскую кафедру в 1868 году святитель, незадолго до того просившийся на покой и почти ослепший от катаракты, снова принимает с покорностью воле Божьей: «Кто я, чтобы мне противиться Богу – Царю Небесному, без воли Коего и влас с главы нашей не падает?». Как итог жизни, проведенной в послушании Промыслу, святитель распоряжается в своём завещании произнести вместо речей на его похоронах проповедь на тему «От Господа исправляются пути человеку».

Святитель начал службу дьяконом, а позже священником в Благовещенской церкви Иркутска. Это событие впоследствии повлияло на выбор названия города Благовещенска.

Время, проведенное в Иркутске, святитель вспоминал как самые счастливые годы жизни. Он создал воскресную школу, был по собственным словам «в почете и даже любви у своих прихожан».

Остров Уналашка встретил святителя полуразрушенной часовней – наследием Кадьякской миссии конца XVIII века, в составе которой был его великий предшественник преподобный Герман Аляскинский. Святитель Иннокентий построил храм, попутно обучая алеутов плотницкому, слесарному и кузнечному делу. Это стало первым шагом, расположившим к нему аборигенов.

Изучив алеутский язык, святитель построил церковно-приходскую школу, где сам учительствовал. На основе кириллицы он создал азбуку алеутского языка. Переводы Священного Писания и Катехизиса на алеутский стимулировали стремление населения к грамотности, на многих островах более половины жителей умели читать.

Алеутов отличало искреннее благоговейное принятие веры. Не имея постной пищи, они могли неделями голодать в посту, в церкви стояли не шелохнувшись, уйдя в себя, и не переминаясь с ноги на ногу.

Под влиянием проповеди святителя все 2000 алеутов, разбросанные примерно по 60-ти островам архипелага, со временем приняли Крещение.

Многие отказались от табака, резко сократилось число незаконнорожденных детей, на 20% увеличился прирост населения.

Индейское племя колошей (тлингитов) на Аляске заметно отличалось от алеутов своей враждебностью к русским. Переменить их настроение помог случай. Прибытие святителя на Ситку совпало с эпидемией оспы, которая выкосила половину колошенского населения, но русских не трогала. Заклинания шаманов не помогали, зато помогали прививки. Это заставило колошей задуматься.

Несмотря на запреты шаманов, колоши принимали антиоспенные прививки из рук Иннокентия, а потом и сами научились их делать. Это остановило эпидемию. Святитель стал желанным гостем в домах колошей и мог беспрепятственно проповедовать. Он изучил колошенский и кадьякский языки. На богослужение в 1837 году собрались около полутора тысяч из пятитысячного населения колошей.

В 1841 году святитель возвращается на Ситку из Петербурга в сане епископа Камчатского, Курильского и Алеутского, большую часть времени он проводит в разъездах по своей обширной епархии.

В 1841 году на Ситке было создано Новоархангельское духовное училище, преобразованное позже в семинарию. К этому времени святитель крестил в российско-американских поселениях уже более 10 тысяч человек.

Заслуги святителя были отмечены в 1850 году возведением его в архиерейский сан.

В 1852 году святитель переезжает жить в порт Аян.

Ввиду миссионерских успехов Камчатской епархии в 1852 году к ней была присоединена Якутия. Ее тогдашнее 200-тысячное население в десять раз превосходило всю камчатскую и алеутскую паству. Поэтому епископ Иннокентий решил перенести епископскую кафедру в Якутск.

В 1855 здесь был создан комитет по переводу церковной литературы на якутский язык. В 1858 году святитель переводит в Якутск духовную семинарию с Алеутских островов.

1 августа (н. ст.) 1859 года в Троицком соборе Якутска впервые прозвучала служба на якутском языке. Евангелие читал сам святитель Иннокентий. Якутские старейшины просили сделать этот день навсегда праздничным, поскольку «они в первый раз услышали Божественное слово в храме на своем родном языке».

Важное значение в духовном и культурном освоении края сыграли особые часовни с алтарем, которые освящались как храмы. Во время приезда священника здесь служили литургию.

Знатные якуты – тоены – селились рядом с этими часовнями и строили себе рубленые дома с деревянным полом, подавая пример другим.

Якуты, тунгусы и другие кочевые народности имели канонические послабления в совершении церковного брака. Их венчали без разбора дней недели, а также в посты.

В 1870 году осуществилась мечта святителя Иннокентия о выделении Якутии в отдельную епархию.

В 50-е годы XIX века Россия стремилась защитить свои дальневосточные рубежи от англичан. В это время Цинская империя терпела неудачи во 2-й опиумной войне с Англией.

Это побуждало Китай смотреть на Россию как геополитическую союзницу, предоставив ей беспрепятственное судоходство по Амуру, а позже и пойти на территориальные уступки. Экспедиция Г. И.

Невельского в 1849 году доказала судоходность устья Амура, что придало реке стратегическое значение.

Святитель отправляется в свой первый сплав по Амуру в 1856 году, изучая левый берег и присматривая удобные места для поселений. Итогом стало его исследование «Нечто об Амуре», в котором святитель доказывал государственную необходимость освоения Амура, а также создания тяжелого тихоокеанского флота.

Низина близ устья Зеи показалась святителю местом, пригодным для поселения, и возможным центром речного судоходства: «Пред устьем Зеи, на подошве последних гор… должен быть город и не менее как губернский». В 1856 году здесь был основан Усть-Зейский казачий пост, куда в 1857 году владыка Иннокентий направил священника-миссионера Александра Сизого. Семья священника стала первой семьей будущего города.

21 мая (н. ст.) 1858 года святитель заложил здесь Благовещенскую церковь, Усть-Зейская станица переименована в Благовещенскую, а в июле того же года – в город Благовещенск. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н.

Муравьев отступил в этот раз от обычая называть населенные пункты именами своих ближних и сподвижников: станица Екатерино-Никольская (в честь француженки Екатерины Николаевны, жены генерал-губернатора), Корсаково (в честь М. С. Корсакова, губернатора Забайкальской области), Казакевичево (в честь П. В. Казакевича, губернатора Приморской области).

Название Благовещенск он дал в честь первого места службы святителя Иннокентия в иркутской Благовещенской церкви и одноименной церкви нового города.

28 мая 1858 года святитель Иннокентий торжественной речью встречает в Благовещенске Н. Н. Муравьева после подписания в китайском Айгуне договора о передаче левого берега Амура России.
Речное сообщение Сибири с Приморьем по Амуру было единственной транспортной артерией того времени, превращая Благовещенск в ведущий транзитный центр.

В 1859 году святитель Иннокентий переносит в Благовещенск епископскую кафедру Камчатской епархии, город превращается в духовный центр Дальнего Востока.

Первыми заботами святителя на новом месте становится строительство семинарии и собственной резиденции. В архиерейском доме (ныне территория судостроительного завода) размещался весь церковный причт и хор.

Новый дом «вышел… очень холодный, так что в морозы я не выходил из шубы и теплых сапогов» — пишет святитель об условиях своего проживания.

В 1862 году в Благовещенске открылось духовное училище (с 1871 года – семинария).

В своих ежегодных путешествиях по Амуру святитель закладывает новые церкви, часто собственноручно изготовляя для них деревянные престолы по своей любви к плотницкому делу.

За 17 лет в Амурской области появились 30 храмов, несколько школ и две миссии. Всего к 1869 году в Камчатской епархии насчитывалось 111 церквей и окло 200 часовен.

Святитель хотел послать миссионеров в Маньчжурию, но этот проект встретил серьезные затруднения. Миссионер со знанием маньчжурского языка, присланный из Российской Духовной Миссии в Китае, умер вскоре по прибытии в Благовещенск.

В надежде вырастить собственные кадры владыка Иннокентий в 1864 году ввел маньчжурский язык в учебную программу духовного училища.

Первый миссионер иеромонах Роман Цыренпилов отправился в Маньчжурию через год после отъезда Иннокентия в Москву, но не достиг ощутимых результатов.
Зато миссии у гольдов и тунгусов действовали вполне успешно.

В 1857 году сын Иннокентия, протоиерей Гавриил крестил 154 гольда, в 1866 у гольдов построена церковь и школа, были крещены все жители по берегам реки Амгуни. Всего на 1865 год в Камчатской епархии постоянно действовали 11 миссий у разных народностей.

В своем проекте заселения Дальнего Востока святитель Иннокентий отдавал предпочтение не ссыльным, а целым деревням переселенцев, освобождаемым от воинской повинности, забайкальским казакам и семьям раскольников.

Нехватка кадров – наиболее острая проблема Дальнего Востока – ощущалась и среди духовенства. Еще в Якутии владыка столкнулся с тем, что многие священники ранее были «сосланы» сюда на периферию из Иркутска за провинности.

Тем более Приамурье с едва начавшейся колонизацией казалось священникам местом изгнания и наказания. Однако льготы и повышенное жалование позволили в короткий срок снять остроту кадровой проблемы.

Уже в 1859 году было подано 50 прошений о приеме на службу в Камчатскую епархию.

В рапорте Святейшему Синоду святитель дает любопытную оценку нравственного состояния духовенства Камчатской епархии в сравнении с центральной Россией: «Здешние уроженцы… при всей их завидной простоте и доброте, гораздо склоннее к хмельному, чем русские природные, а между тем характер и ум их слабее чем у тех».

Удаленность священников друг от друга «на сотни верст» в Камчатской епархии затрудняла им возможность исповеди для самих себя. Этот вопрос требовал внесения изменений в каноническую жизнь.

Святитель Иннокентий предлагал разрешить письменную исповедь священников своим духовникам.

Но митрополит Московский Филарет утвердил право священника в таких случаях совершать чин исповеди над самим собой.

В 1867 году в Благовещенске святитель встретил известие о продаже Аляски и упразднении Российско-Американской компании. По настоянию святителя в договор продажи был внесен пункт о сохранении храмов на Аляске в собственности православной церкви, а определенный ежегодный процент шел на поддержание этих церквей.

Позже святитель добился создания отдельной Алеутской и Аляскинской епархии с кафедрой в Сан-Франциско. По его рекомендации литургические тексты были переведены на английский язык, а клириком мог стать любой американец.

В 1868 году после смерти святителя Филарета Синод назначает Иннокентия митрополитом Московским. Он вступает на московскую кафедру в возрасте 71-го года, почти ослепшим от катаракты.

На новом посту святитель решает вопросы социального обеспечения: строит богадельни, ремесленное училище для обучения детей бедного духовенства, учреждает пенсии для престарелых священнослужителей.

В 1873 году было открыто Московское епархиальное училище иконописи.

В Духовной Академии святитель вводит курс естественных наук для защиты веры от растущего светского безбожия. Он добивается решения Синода о введении общежительного устава как наиболее эффективного в тех монастырях, где он еще не введен.

Духовное образование в то время не имело специальных учреждений для подготовки миссионеров, чего требовала специфика этой работы.

Поэтому в 1870 году святитель создает Православное Миссионерское общество и призывает епархиальных архиереев присылать способных молодых людей в Покровский монастырь в Москве для обучения на миссионера.

В течение трех лет была удовлетворена потребность в кадрах для всех миссий.

В 1876 году заложен алтарь храма Христа Спасителя.

После смерти в 1879 году святитель Иннокентий был похоронен в Троице-Сергиевой лавре, рядом с мощами святителя Филарета.

Источник: http://blaginform.ru/svyatitel-innokentij-veniaminov/

Кому поможет святой Иннокентий, апостол Америки и Сибири

Святитель Иннокентий (Вениаминов) — апостол Сибири и Америки

Чем больше читаешь про нашего святого Иннокентия (Вениаминова) (1797-1879 годы), апостола Америки и Сибири, тем больше понимаешь: мировой бестселлер о Робинзоне Крузо — бледная выдумка, меркнущая на фоне истинных подвигов и настоящих приключений. Правда, сам святитель, чей день памяти мы отмечаем 13 апреля, никаких заслуг за собой не числил, искренно повторяя, что главным для него было — прислушаться к воле Божьей: «от Господа исправляются человеку пути его».

Про жизнь просветителя Аляски и Сибири можно написать тома, и мы о ней еще обязательно расскажем, но сегодня два эпизода, иллюстрирующие пословицу: «Человек полагает, а Бог располагает».

А еще, обдумав эти удивительные истории из жизни святителя Иннокентия, мы поймём, почему святому молятся, отправляясь в опасный путь, в экстремальных ситуациях и трудных жизненных обстоятельствах, желая набраться решимости и мужества, или когда не знают, как поступить правильно. Итак, приступим.

1. Жизнь как непрерывное то ли опасное путешествие, то ли суровое приключение, у будущего святого началась в 25 лет. Дело было в 1822 году. Сначала молодой священник Благовещенского храма Иркутска ни в какую Аляску просвещать аборигенов не собирался.

Батюшка Иоанн, а так до монашеского пострига звали святителя Иннокентия (Вениаминова), с шести лет остался без отца, бедность была жуткая, так, что «чистого, без мякины, хлеба до выхода из семинарии не пробовал». И вот, наконец, жизнь пошла пусть и не в достатке, но все же благополучная: он уважаемый, любимый всеми священник хорошего храма, у него свой дом, молодая жена, ребенок.

Поэтому когда в епархию пришло предписание направить священника на Алеутские острова, отец Иоанн энтузиазма не проявил — сыну год, старенькая мама…

После того, как желающих отправиться на край света в иркутской епархии не нашлось, было решено, помолившись, тянуть жребий. Но священник, на которого пал выбор, от участи миссионера в диком краю отказался, заявив: «Уж лучше пусть разжалуют в солдаты, чем там гибнуть!». Вакансия осталась свободной.

Святитель Иннокентий (Вениаминов), апостол Америки и Сибири.

И дальше произошло то, что кто-то назовёт «случаем».

Но поскольку я в «случай» не верю, то предлагаю внимательно вглядеться в ход событий, и разглядеть за «случайностью», насколько деликатно и тонко Господь говорит со своими избранниками — давая человеку право выбора, не отнимая свободы волеизъявления, и все же, направляя.

В то время в Иркутске находился некто Иван Крюков, сорок лет проживший в колониях Российско-Американской компании. Крюков часто и с увлечением рассказывал всем о Русской Америке, о жителях Алеутских островов — алеутах, их простосердечии, незлобии, прямодушии, преданности православной вере.

И вот, в день своего отъезда из Иркутска, Крюков, зайдя проститься с епископом, случайно встретил оказавшегося там будущего святителя. Разговор зашел на тему всех в тот момент волнующую — о том, что некого послать на остров Уналашку.

«Ах, если б вы знали, как алеуты усердны к вере, — завел свою пластинку Крюков, — и в мороз, и в снег, идут к заутрене в часовню! А часовня из досок! Без печки! И стоят они, часто босые, не переступив с ноги на ногу, стоят все время, пока читают заутреню!»

«Эти слова стрелой уязвили мое сердце, — говорил через полвека святитель, — я загорелся ехать к этим людям… Пусть мой пример будет доказательством того, что от Господа исправляются человеку пути его.

Богу было угодно назначить мне служение в Америке, и это исполнилось, несмотря на противление моей воли…Даровав желание служить в Америке, Он подавал мне силы к перенесению всех трудностей пути и служения…»

А дальше, внимание! Путешествие из Иркутска на Уналашку занял у отца Иоанна и его семейства (жена, годовалый сын, старенькая мама, младший брат и сестра жены) четырнадцать месяцев: сначала на павозке, судне наподобие баржи, по реке Лене до Якутска; потом верхом из Якутска до Охотска; ну а дальше проще – на шлюпе Русско-Американской компании «Константин» и на корабле «Рюрик». Нам сейчас даже трудно представить все опасности подобной поездки!

Первое, что сделал на Уналашке новый священник — построил храм, и только потом дом для своей семьи: до того, как и алеуты, жил в землянке. Легко сказать «построил». Сам отец Иоанн мог руками сделать всё: от часов до алтаря, да деревья на Уналашке в силу суровости края не росли, их привозили на узких каяках с других островов.

Алеуты.

Рисунок из «Этнографического описания народов России», 1862 год

За десять лет служения на Алеутских островах русский священник отец Иоанн научил алеутов столярному и плотницкому ремеслам, слесарному и кузнечному делу, изготовлению кирпича и каменной кладке, создал алеутам письменность, перевел на алеутско-лисьевский язык Евангелие от Матфея, возвел школы и начал учить – детей и взрослых, ну и крестил всё население, куда без этого! В 1834 году отца Иоанна переводят в столицу Русской Америки в Ново-Архангельск, на остров Ситху — просвещать колошей.

2. Скажу сразу, колоши — индейский народ, проживающий на юго-востоке Аляски, относились к чужеземцам не просто настороженно, плохо. Агрессивно. И в этом эпизоде жизни святого опять легко увидеть Руку Промысла Божьего — в том, как простраивал свои отношения с агрессивными туземцами приезжий священник.

Обычно проповедь слова Божьего для отца Иоанна была самым важным, остальные заботы — второстепенны. Но на Ситху все пошло иначе.

Какая-то несвойственная будущему святому медлительность напала него: то одно спешное дело, то другое, больше года принуждали батюшку откладывать посещение колошей.

Каждый раз что-то не столь важное, но требующее безотлагательного действия, будто удерживало его. Через год всё прояснилось.

Колоши .Рисунок из «Этнографического описания народов России», 1862 год

Устав откладывать свой поход к колошам со дня на день, отец Иоанн дал себе твердое слово по окончании Святок непременно начать проповедь.

И вдруг, за три дня до намеченного им срока, у колошей проявилась оспа, причем именно в тех местах, с которых предполагалось начать посещать воинственный народ. Поспешил бы отец Иоанн до эпидемии приступить к беседам, всю вину возложили бы на него как на «русского шамана», напустившего на племя такое зло.

И почти утихшая вражда колошей к русским вспыхнула бы с новой силой. Священник из благовестника стал бы для этих людей предвестником болезней, гибели, смерти.

Оспа свирепствовала, погубив за январь-февраль 1836 года почти половину колошей. Привитые русские не болели, хотя колоши пытались их заразить, подкладывая в продаваемые продукты оспяные струпья. Но видя, что русских оспа не берет, самые дружелюбные индейцы начали обращаться к нашим с просьбой спасти их от смерти.

Этим колошам сделали прививки, и когда остальные увидели, что все обратившиеся к доктору живы и невредимы, отношение к русским изменилось.

Поэтому, когда отец Иоанн пришел к воинственным индейцам с проповедью Христа, его приняли не как желающего им зла, но как человека, спасающего, как человека, от которого можно узнать что-то важное и полезное.

Колоши начали слушать слова спасения. За пять лет служения отца Иоанна в Ситху его полюбил этот гордый и своенравный народ.

Святитель Иннокентий, апостол Америки и Сибири.

В жизни святителя Иннокентия, окончившего свой земной путь в 81 год митрополитом Московским, чего только не было: ночевал зимой в расщелинах скал, тонул в полынье, чудом избежал плена у англичан, а еще голод, холод, смерть близких, болезни… Господь берег его. Исправляя пути человека, направляя, Он даёт нам и силы.

Этот мой текст опубликован на сайте «Российской Газеты»

Кому поможет св. Матрона Московская

Кому помогает святая Ксения

Икона «Взыскание погибших»

Личное: Как Алла Пугачева моих детей кормила

Чтобы я могла лучше понимать интересы читателей, please, комментируйте, ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал — я Вас не разочарую! Мария Городова.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c5860c028323d00ac89eb50/5cb1dfecd5992400b360733c

Book for ucheba
Добавить комментарий