ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩНОСТИ

Община и общество. Различие традиционных и современных общности

ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩНОСТИ

· Традиционное общество характеризуется:

– естественным разделением труда

– персонализацией межличностного общения

– неформальным регулированием взаимодействий (нормами неписанных законов религии и нравственности)

– связанностью членов отношениями родства

– примитивной системой управления общностью

· Современное общество отличается иным:

– ролевым характером взаимодействия

– развивающимся глубоким разделением труда

– формальной системой регулирования отношений

– сложной системой социального управления

– секуляризацией религии (отделением ее от системы управления)

– выделением множества социальных институтов

Критерии выделения общности:

1. Сходство, близость условий жизнедеятельности людей;

2. Общность потребностей людей, субъективное осознание ими сходства своих интересов;

3. Наличие взаимодействия, совместной деятельности, взаимосвязанного обмена деятельностью;

4. Формирование своей собственной культуры: системы внутренних норм, взаимоотношений, представлений о целях общности, нравственности и др.

5. Укрепление организации сообщества, создание системы управления и самоуправления;

6. Социальная идентификация членов общности, их самопричисление к этой общности

Социологи подразделяют общности на 2 больших класса:

· Номинальные

· Реальные

Всякая зрелая общность выступает в качестве социального субъекта – активнй динамизирующей силы общества.


3. Изменения в социальной системе

понятием «социальные изменения» обозначаются различные перемены, происходящие в течение некоторого времени в социальных общностях, группах, институтах, организациях и обществах, в их взаимоотношениях друг с другом, а также с индивидами.

Изменения могут осуществляться на следующих уровнях:

На уровне межличностных отношений (либерализация половой морали).

На уровне организаций и институтов (изменение существующих социальных институтов).

На уровне малых и больших социальных групп (появление фермеров, предпринимателей).

На социетальном и глобальном уровнях (экономическое развитие одних стран, застой и кризис в других).

Виды социальных изменений в зависимости от типа социальных связей:

Структурныесоциальные изменения – изменения, касающиеся структур различных социальных образований (изменения в структуре семьи, общества).

Процессуальные –изменения, затрагивающие социальные процессы (изменения в миграционных процессах, в стратификации общества).

Функциональные –изменения, касающиеся функций различных социальных систем, институтов, организаций (изменения в функциях семьи, образования, законодательной и исполнительной власти).

Мотивационные –изменения в сфере мотиваций индивидуальной и коллективной деятельности(изменения мотивации студентов).

Все эти изменения тесно связаны между собой: изменения одного вида с необходимостью влекут за собой изменения других видов.

Также выделяют такие типы социальных изменений как:

Эволюционные (постепенные, медленные, плавные, количественные преобразования объектов) и революционные (относительно быстрые, коренные, качественные) изменения;

Прогрессивные (движение вперед) и регрессивные (откат назад);

Имитационные (копирование существующих форм социальной жизни) и инновационные (создание новых форм социальной жизни).

Если наличие социальных изменений в социальных системах признается всеми социологами, то по поводу факторов социальных изменений высказываются различные мнения.


4. Концепция стратификация общества

Соц. Страт-ция – совокупность больших социальных групп, расположенных иерархически по критерию социального неравенства и называемых стратами.

Существует множество стратификационных критериев, по которым можно делить любое общество. С каждым из них связаны особые способы детерминации и воспроизводства социального неравенства. Характер социального расслоения и способ его утверждения в своем единстве образуют то, что мы называем стратификационной системой.

Когда заходит речь об основных типах стратификационных систем, обычно дается описание кастовой, рабовладельческой, сословной и классовой дифференциации. При этом принято отождествлять их с историческими типами общественного устройства, наблюдаемыми в современном мире или уже безвозвратно ушедшими в прошлое.

Ниже предлагается девять типов стратификационных систем, которые, по моему мнению, могут быть использованы для описания любого социального организма, а именно:

– физико-генетическая;

– рабовладельческая;

– кастовая;

– сословная;

– эктаратическая;

– социально – профессиональная;

– классовая;

– культурно – символическая;

– культурно – нормативная;

В основе первого типа физико-генетической стратификационной системы лежит дифференциация социальных групп по “естественным” социально – демографическим признакам.

Здесь отношение к человеку или группе определяется полом, возрастом и наличием определенных физических качеств – силы, красоты, ловкости.

Соответственно, более слабые, обладающие физическими недостатками считаются ущербными и занимают приниженное общественное положение.

Неравенство в данном случае утверждается существованием угрозы физического насилия или его фактическим применением, а затем закрепляется в обычаях и ритуалах.

Эта “естественная” стратификационная система господствовала в первобытной общине, но продолжает воспроизводиться и по сей день. Особенно сильно она проявляется в сообществах, борющихся за физическое выживание или расширение своего жизненного пространства.

Наибольшим престижем здесь обладает тот, кто способен осуществлять насилие над природой и людьми или противостоять такому насилию: здоровый молодой мужчина – кормилец в крестьянской общине, живущей плодами примитивного ручного труда; мужественный воин Спартанского государства; истинный ариец национал-социалистического воинства, способный к производству здорового потомства.

Система, ранжирующая людей по способности к физическому насилию, – во многом продукт милитаризма древних и современных обществ. В настоящее время, хотя и лишенная былого значения, она все же поддерживается военной, спортивной и сексуально – эротической пропагандой.

Вторая стратификационная система – рабовладельческая – так же основана на прямом насилии. Но неравенство людей здесь детерминируется не физическим, а военно-физическим принуждением. Социальные группы различаются по наличию или отсутствию гражданских прав и прав собственности.

Определенные социальные группы этих прав лишены совершенно и, более того, наравне с вещами превращены в объект частной собственности. Причем положение это чаще всего передается по наследству и таким образом закрепляется в поколениях. Примеры рабовладельческих систем весьма разнообразны.

Это и античное рабство, где число рабов порою превышало число свободных граждан, и холопство на Руси времен “Русской правды”, это и плантационное рабство на юге Североамериканских Соединенных штатов до гражданской войны 1861 – 1865 гг.

, это, наконец, работа военнопленных и депортированных лиц на немецких частных фермах в период Второй мировой войны.

Способы воспроизведения рабовладельческой системы тоже характеризуются значительным разнообразием. Античное рабство держалось в основном за счет завоеваний. Для раннефеодальной Руси более было долговое, кабальное рабство.

Практика продажи собственных детей при отсутствии возможности их прокормить существовала, например, в средневековом Китае. Там же обращали в рабов разного рода преступников (в том числе, и политических).

Эта практика была практически воспроизведена много позднее в советском ГУЛАГе (хотя частное рабовладение осуществлялось здесь в скрытых вне юридических формах).

Третий тип стратификационной системы – кастовая. В ее основе лежат этнические различия, которые, в свою очередь, закрепляются религиозным порядком и религиозными ритуалами. Каждая каста представляет собой замкнутую, насколько это возможно, эндогамную группу, которой отводится строго определенное место в общественной иерархии.

Это место появляется в результате обособления особых функций каждой касты в системе разделения труда. Существует четкий перечень занятий, которыми члены этой касты могут заниматься: жреческие, воинские, земледельческие.

Поскольку положение в кастовой системе передается по наследству, возможности социальной мобильности здесь крайне ограничены.

И чем сильнее выражена кастовость, тем более закрытым оказывается данное общество. Классическим примером общества с господством кастовой системы по праву считается Индия (юридически эта система была отменена лишь в 1950 г.).

Сегодня, хотя и в более сглаженном виде, кастовая система воспроизводится не только в Индии, но , например, в клановом строе среднеазиатских государств.

Явные черты кастовости утверждались в середине двадцатого столетия политикой фашистских государств (арийцам отводилось положение высшей этнической касты, призванной к господству над славянами, евреями и пр.). Роль скрепляющих теологических доктрин в данном случае берет на себя нациолистическая идеология.

Четвертый тип представлен сословной стратификационной системой.

В этой системе группы различаются юридическими правами, которые, в свою очередь, жестко связаны с их обязанностями и находятся в прямой зависимости от этих обязанностей.

Причем последние подразумевают обязательства перед государством, закрепленные в законодательном порядке. Одни сословия обязаны нести ратную или чиновничью службу, другие – “тягло” в виде податей или трудовых повинностей.

Примерами развитых сословных систем являются феодальные западноевропейские общества или феодальная Россия. Сословие – это, в первую очередь, юридическое, а не, скажем, этническо-религиозное или экономическое деление. Важно также и то, что принадлежность к сословию передается по наследству, способствуя относительной закрытости данной системы.

Некоторое сходство с сословной системой наблюдается в представляющей пятый тип эктаратической системе (от французского и греческого – “государственная власть”).

В ней дифференциация между группами происходит, в первую очередь, по их положению во властно государственных иерархиях (политических, военных, хозяйственных), по возможностям мобилизации и распределения ресурсов, а так же как и ощущаемый ими престиж, связаны здесь с формальными рангами, которые эти группы занимают в соответствующих властных иерархиях.

Все прочие различия – демографические и религиозно – этнические, экономические и культурные играют производную роль. Масштабы и характер дифференциации (объемы властных полномочий) в эктаратической системе находятся под контролем государственной бюрократии.

При этом иерархии могут закрепляться формально – юридически – посредством чиновничьих табелей о рангах, военных уставов, присвоения категорий государственным учреждениям, а могут оставаться и вне сферы государственного законодательства (наглядным примером может служить система советской партноменклатупы, принципы которой не прописаны ни в каких законах). Формальная свобода членов общества (за исключением зависимости от государства), отсутствие автоматического наследования властных позиций также отличают этакратическую систему от системы сословий.

Этакратическая система обнаруживается с тем большей силой, чем более авторитарный характер принимает государственное правление.

В древности ярким образцом этакратической системы были общества азиатского деспотизма (Китай, Индия, Камбоджа), расположенные, впрочем отнюдь не только в Азии (а например, и в Перу, Египте).

В двадцатом столетии она активно утверждается в так называемых социалистических обществах и, возможно, даже играет в них определяющую роль. Нужно сказать, что выделение особой эктаратической системы пока не традиционно для работ по стратификационным типологиям.

Далее следует шестая, социально – профессиональная стратификационная система. Здесь группы делятся по содержанию и условиям своего труда. Особую роль выполняют квалификационные требования, предъявляемые к той или иной профессиональной роли – обладание соответствующим опытом, умениями и навыками.

Утверждение и подержание иерархических порядков в данной системе осуществляется при помощи сертификатов (дипломов, разрядов, лицензий, патентов), фиксирующих уровень квалификации и способность выполнять определенные виды деятельности.

Действенность квалификационных сертификатов поддерживается силой государства или какой – то другой достаточно мощной корпорации (профессионального цеха). Причем сертификаты эти чаще всего по наследству не передаются, хотя исключения в истории встречаются.

Социально – профессиональное деление является одной из базовых стратификационных систем, разнообразные примеры которой можно найти во всяком обществе со сколь либо развитым разделением труда .

Это строй ремесленных цехов средневекового города и разрядная сетка в современной государственной промышленности, система аттестатов и дипломов о получении образования, система научных степеней и званий, открывающих дорогу к более престижным рабочим местам.

Седьмой тип представлен популярной классовой системой. Классовый подход нередко противопоставляют стратификационному. Но для нас классовое членение есть лишь частный случай социальной стратификации. Из множества трактовок понятия “класса” мы остановимся в данном случае на более традиционной – социально – экономической.

В данной трактовке классы представляют социальные группы свободных в политическом и правовом отношении граждан. Различия между группами прежде всего в характере и размерах собственности на средства производства и производимый продукт, а также в уровне получаемых доходов и личного материального благосостояния.

В отличие от многих предыдущих типов, принадлежность к классам – буржуа, пролетариев, самостоятельных фермеров и т.п. – не регламентируется высшими властями, не устанавливается законодательно и не передается по наследству.

В чистом виде классовая система вообще не содержит никаких внутренних формальных перегородок (экономическое преуспевание автоматически переводит вас в более высокую группу).

Экономически эгалитарные сообщества, где совершенно отсутствует классовая дифференциация, явление довольно редкое и неустойчивое.

Но на протяжении большей части человеческой истории классовые членения все же носят подчиненный характер. На передний план они выходят, пожалуй, только в буржуазных западных обществах.

А наибольших высот классовая система достигает в проникнутых либеральных духом Соединенных Штатах Америки.

Восьмой тип – культурно – символический. Дифференциация возникает здесь из различий доступа к социально значимой информации, неравных возможностей фильтровать и интерпретировать эту информацию, способностей быть носителем сакрального знания (мистического или научного).

В древности эта роль отводилась жрецам, магам и шаманам, в средневековье – служителям церкви, составляющим основную массу грамотного населения, толкователям священных текстов, в новое время – ученым, технократам и партийным идеологам, Претензии на общение с божественными силами, на обладание научной истиной на выражение государственного интереса существовали всегда и везде. И более высокое положение в данном отношении занимают те, кто имеет лучшие возможности манипулирования сознанием и действиями прочих членов общества, кто лучше других может доказать свои права на истинное понимание владеет лучшим символическим капиталом.

Несколько упрощая картину, можно сказать, что для доиндустриальных обществ более характерно теократическое манипулирование; для индустриальных – партократическое; а для пост – индустриальных – технократическое.

Девятый тип стратификационной системы следует назвать культурно – нормативным. Здесь дифференциация построена на различиях уважения и престижа, возникающих из сравнения образов жизни и норм поведения, которым следует данный человек или группа.

Отношение к физическому и умственному труду, потребительские вкусы и привычки, манеры общения и этикет, особый язык (профессиональная терминология, местный диалект, уголовный жаргон) – все это ложиться в основу социального деления.

Причем происходит не только разграничение “своих” и “чужих”, но и ранжирование групп (“благородные- не благородные”, “порядочные- не порядочные”, “ элита- обычные люди- дно”). Понятие элит окружено неким таинственным флёром. О нем много говорят, но часто, не очерчивают сколь-нибудь четких обозначающих границ.

Элита не является категорией только политики. В современном обществе существует множество элит – политические, военные, экономические, профессиональные. Где-то эти элиты переплетаются, где-то соперничают друг с другом. Можно сказать, что существует столько элит, сколько есть областей социальной жизни.

Но какую бы сферу мы ни взяли, элита по сути – это меньшинство, противостоящее остальной части общества, его средним и нижним слоям как некоей “массе”.

При этом положение элиты как высшего сословия или касты может закрепляться формальным законом или религиозным уложением, а может достигаться совершенно неформальным образом.

Элитаристские теории возникли и формировались в значительной мере, как реакция на радикальные и социалистические учения и были направлены против разных течений социализма: марксистского, анархо – синдикалистского. Потому марксисты, на самом деле, очень скептически относились к этим теориям, не желали их признавать и применять их на материале западных обществ.

Ибо это означало бы, во – первых, признание того, что нижние слои являются слабой или вовсе не организованной массой, которой необходимо управлять, массой, не способной к самоорганизации и революционному действию, а во – вторых, признание в какой-то мере неизбежности и “естественности” такого резкого неравенства.

В результате пришлось бы пересматривать коренным образом взгляды на роль и характер классовой борьбы.

Но элитаристский подход направляется против демократического парламентаризма. Он вообще по природе своей антидемократичен.

Демократия и аксессуары предполагают правление большинства и всеобщее равенство людей как самостоятельных граждан, достаточно организованных для реализации собственных целей и интересов.

И в силу этого поборники демократизма к любым попыткам элитарного правления относятся довольно холодно.

Многочисленные подходы к понятию можно условно разделить на две основные группы- властные и меритократические. В соответствии с первыми, элитой являются те, кто обладают в данном обществе решающей властью, а в соответствии со вторыми – те, кто обладают некими особыми достоинствами и личными качествами, независимо от того, располагают ли они властью или нет.

В последнем случае элита выделяется по талантам и заслугам . Иногда властные и меритократические подходы условно обозначают как “линию Лассуэла” и “линию Парето”. (Хотя первый подход может быть с не меньшим успехом назван “линеей Моска” или “линеей Миллса”.)

Одной группой исследователей элита понимается как слои, обладающие высшими властными позициями или высшей формальной властью в организациях и институтах. Другая группа относит к элите харизматических личностей, боговдохновленных, способных к лидерству, представителей творческого меньшинства.

В свою очередь, властные подходы подразделяются на структурные и функциональные. Выбирающие более простой с эмпирической точки зрения структурный подход считают элитой круг лиц, занимающих высшие должностные позиции в рассматриваемых институтах (министры, директора, военачальники)

Те же, кто останавливаются на функциональном подходе, задают себе более трудную задачу: выделить группы, обладающие реальной властью в принятии общественно важных решений (многие представители этих групп, понятно, могут не занимать сколь – либо видных общественных постов, оставаться в “тени”).

Заключение

Социальная стратификация – центральная тема социологии. Она описывает социальное неравенство в обществе, деление социальных слоев по уровню доходов и образу жизни, по наличию или отсутствию привилегий. В первобытном обществе неравенство было незначительным, поэтому стратификация там почти отсутствовала.

В сложных обществах неравенство очень сильное, оно поделило людей по доходам, уровню образования, власти. Возникли касты, затем сословия, а позже – классы. В одних обществах переход из одного социального слоя (страты) в другой запрещен; есть общества, где такой переход ограничен, и есть общества, где он полностью разрешен.

Свобода социальных перемещений (мобильность) определяет то, каким является общество – закрытым или открытым.


5. Средний класс

Средний класс.

Не существовало до 20 века как понятие и факт.

1) Одни считают, что нет

2) Кто-то что есть, но не завершен.

Заславская – срединный слой, средний протокласс.

Средний класс

1) Среднее положение

2) За стабильность общества

3) Объединяют бедных и богатых

Российский средний класс – это люди, которые благодаря своему образованию и профессиональным качествам смогли адаптироваться к условиям современной рыночной экономики и обеспечить своим семьям адекватный времени уровень потребления и образ жизни.


6. Маргинальные группы в обществе

Маргинальность – это термин для обозначения пограничного, переходного, структурно неопределенного состояния субъекта. Маргиналы – это люди, по разным причинам выпадающие из привычной социальной среды и неспособные примкнуть к новым общностям. Маргинальный статус имеют хронически безработные, беженцы.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/19446.html

Традиционное и современное общество

ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩНОСТИ

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Традиционное общество – общество, которое регулируется традицией. Сохранение традиций довлеет в нём над развитием.

Общественный уклад в нём характеризуется жёсткой сословной иерархией, существованием устойчивых социальных общностей (особенно в странах Востока), особым способом регуляции жизни общества, основанном на традициях, обычаях.

Данная организация общества фактически стремится сохранить в неизменном виде сложившиеся в ней социокультурные устои жизни.

Традиционная культура и современное общество: особенности на современном этапе и перспективы

традиционный общество культура типология

Исторически сложились два типа, две ветви цивилизации: традиционное общество и современное общество. В рамках каждого типа существует значительное количество смешанных форм, форм переходных.

Главные отличия между двумя типами цивилизаций, касаются следующих аспектов:

1. Мировоззрение.

2. Система ценностей: коллективизм – индивидуализм, альтруизм – эгоизм, индивидуальная свобода и свобода социальной общности (социума), духовное – материальное, нравственное – рациональное.

3. Понимание прогресса и исторического развития. Стремление к идеальному обществу и реализация принципа: «движение – все, конечная цель – ничто».

4. Государство и общество: патернализм, идеократия – гражданское общество.

5. Экономика: экономика – цель, экономика – средство. Рыночная экономика и экономика регулируемая обществом государством. Роль денег, капитала.

6. Личность, семья, общество.

Глобализация – это признание одной ветви цивилизации универсальной, это попытка ассимиляции через подавление, разрушение, разложение другой ветви. Результат может быть катастрофический для обеих ветвей цивилизации. Проблемы, возникшие перед человечеством, носят глобальный характер.

Для их решения требуется не унификация и ассимиляция, а взвешенное обогащение и взаимодополнение. Антропологическое изучение культур обязательно включает в себя явное или неявное противопоставление, сравнение традиционного и современного типов обществ.

Традиционная культура (или тип общества) – это (в самом первом приближении) общество, в котором регуляция осуществляется на основании обычаев, традиции, установлений.

Функционирование современного общества обеспечивается кодифицированным правом, сводом законов, изменяемых посредством законодательных органов власти, избираемых народом.

Традиционная культура распространена в обществах, в которых изменения незаметны для жизни одного поколения – прошлое взрослых оказывается будущим их детей. Здесь царят всепобеждающий обычай, сохраняемая и передаваемая из поколения в поколение традиция. Единицы общественной организации состоят из знакомых людей.

Традиционная культура органично сочетает в себе составляющие ее элементы, человек не чувствует разлада с обществом. Данная культура органично взаимодействует с природой, едина с ней. Этот тип общества ориентирован на сохранение самобытности, культурного своеобразия. Авторитет старшего поколения непререкаем, что дает возможность бескровно решать любые конфликты.

Источник знаний и умений – старшее поколение.

Современный тип культуры характеризуется достаточно быстрыми изменениями, происходящими в процессе беспрерывной модернизации. Источник знаний, умений, культурных навыков – институализированная система воспитания и обучения. Типичная семья – «дети-родители», третье поколение отсутствует.

Авторитет старшего поколения не так высок, как в традиционном обществе, в явной форме выражен конфликт поколений («отцы и дети»). Одна из причин его существования – изменяющаяся культурная действительность, каждый раз обусловливающая новые параметры жизненного пути нового поколения.

Современное общество – анонимно, оно состоит из незнакомых между собой людей. Важное отличие его заключается в том, что оно унифицированно-индустриально, универсально одинаково.

Такое общество существует преимущественно в городах (или даже в мегаполисах, в бесконечной урбанистической действительности, типа восточного побережья США), находясь в состоянии дисгармонии с природой, глобального нарушения баланса, получившего название экологического кризиса.

Специфической чертой современной культуры является отчуждение человека от человека, нарушение общения, коммуникации, существование людей как атомизированных индивидов, клеточек гигантского суперорганизма.

Традиционные общества до сих пор существуют в Южной Америке, Африке, Австралии. Их характерные черты во многом соответствуют типу культуры, описанному ранее. Реальное воплощение индустриальной культуры – США, урбанизированная (городская) часть стран Европы.

Однако, надо иметь в виду, что в сельской местности развитых индустриальных стран существует тенденция к сохранению традиционного образа жизни. Таким образом, в одной стране могут объединяться два типа культуры – унифицировано-индустриальная и этнически самобытная, традиционно-ориентированная.

Россия, например, представляет собой сложное сочетание традиционной и современной культур. Традиционная и современная культуры – два полюса в широком спектре межкультурных исследований.

Можно выделить также и смешанный тип обществ-культур, вовлеченных в индустриальную модернизацию, но, тем не менее, сохранивших свои культурные традиции.

В смешанном традиционно-индустриальном типе культуры относительно гармонично сочетаются элементы модернизации и этнически обусловленные стереотипы поведения, уклада жизни, обычаев, национальных особенностей мироощущения. Примером таких обществ являются Япония, некоторые страны Юго-Восточной Азии и Китай.

Как уже было отмечено выше, современные реалии таковы, что глобализация ведет человечество к унификации культур.

Особенно заметно это проявляется, по мнению автора данной работы, на фоне стремления США и лидеров Европейского Союза «навязать» сверху свои демократические ценности всему миру.

Надо заметить, что это им удается благодаря сформировавшейся после «холодной войны» однополярной системе международных отношений.

В настоящее время, конечно, государства стремятся создать многополярный мир на фоне появляющихся новых политических и экономических центров, таких как Бразилия, Россия, Индия, Китай, например. Но это довольно длительный процесс, который к тому же неоднозначен: непонятно к чему он в итоге приведен.

Такая неопределенность обусловлена нестабильностью современной системы международных отношений переходного периода, когда старое уже «отмирает», а новое еще не «родилось». У китайцев есть даже поговорка по этому поводу: «не приведи вас Бог, жить в эпоху перемен», что, собственно, сегодня и происходит.

Возвращаясь к теме традиционной культуры в современном обществе, важно заметить, что она находится в своего рода «резервации», национально-культурная самобытность трактуется в мире как попытка оградиться от глобализации и стремление к периферии, поскольку в центре как раз общие «безликие» культурные ценности, некий симбиоз культур с доминированием в нем управляемых сильными мира сего демократическими ценностями.

В будущем на фоне повышение политико-экономического веса Азиатско-тихоокеанского региона в мире вполне возможно на первый план выйдут традиционные восточные культурные ценности и другие страны начнут им подражать.

Автор данной работу считает, что в современном мире и ближайшее будущее в культуре будет преобладать тенденция к общности национальных культур с определенным акцентом на специфику традиционной культуры тех государств, которые станут лидерами на мировой арене.

И, в конечном итоге, этот процесс передачи культурного лидерства от Запада к Востоку и, возможно, обратно приведет к сближению этих традиционно далеких друг от друга культур и мировоззрений и, скорее всего, культура станет единой и общей для всех, а традиционные культуры, в том смысле, в котором мы их сегодня понимаем, останутся на обочине прогресса, будут восприниматься людьми как нечто, отсталое от современной жизни.

В принципе, мы уже сегодня это наблюдаем, например, туристы с удовольствием знакомятся с особенностями той или иной национальной традиционной культурой, но в качестве развлечения, а не как ценители чьей бы то ни было самобытности, без особого уважения и почитания культурных традиций отдельных народов.

И, наоборот, выезжая в развитые страны, граждане менее развитых государств стесняются рассказывать о своих национальных традициях, опасаясь непонимания и восприятия себя иностранцами как несовременного человека.

Это явление характерно не для всех людей, но для большинства, что создает реальную угрозу для национальных традиционных культур.

Типологии общества современной социологии

Для постклассического этапа развития социологии характерны типологии, основанные на принципе технического и технологического развития обществ. В наши дни наиболее популярна типология, которая выделяет традиционные, индустриальные и постиндустриальные общества.

Традиционные общества характеризуются высоким развитием сельскохозяйственного труда. Главным сектором производства является заготовка сырья, которая осуществляется в рамках крестьянских семей; члены общества стремятся к удовлетворению главным образом бытовых потребностей.

Основой экономики является семейное хозяйство, способное удовлетворить если не все свои потребности, то значительную их часть. Техническое развитие крайне слабо. В принятии решений основным методом является метод «проб и ошибок». Социальные отношения развиты крайне слабо, как и социальная дифференциация.

Такие общества ориентированы на традицию, следовательно, направлены в прошлое.

Индустриальное общество – общество, которое характеризуется высоким развитием промышленности и быстрыми темпами экономического роста.

Экономическое развитие осуществляется в основном за счет экстенсивного, потребительского отношения к природе: для удовлетворения своих актуальных потребностей такое общество стремится к максимально полной разработке имеющихся в его распоряжении природных ресурсов.

Главный сектор производства – обработка и переработка материалов, осуществляемые коллективами рабочих на фабриках и заводах. Такое общество и его члены стремятся к максимальной адаптации к настоящему моменту и удовлетворению социальных потребностей. Основным методом принятия решений является эмпирическое исследование.

Еще одна очень важная черта индустриального общества – так называемый «модернизаторский оптимизм», т.е. абсолютная уверенность в том, что любую проблему, в том числе социальную, можно решить, опираясь на научные знания и технологии.

Постиндустриальное общество – это общество, которое зарождается в настоящий момент и имеет ряд существенных отличий от индустриального общества.

Если для индустриального общества свойственно стремление к максимальному развитию промышленности, то в постиндустриальном гораздо более заметную (а в идеале первостепенную) роль играют знания, технология и информация.

Кроме того, быстрыми темпами развивается сфера обслуживания, обгоняя промышленность.

В постиндустриальном обществе нет веры во всесилие науки. Это отчасти связано с тем, что человечество столкнулось с негативными последствиями собственной деятельности.

По этой причине на первый план выступают «экологические ценности», причем имеется в виду не только бережное отношение к природе, но и внимательное отношение к равновесию и гармонии, необходимым для адекватного развития общества.

Основой постиндустриального общества является информация, что в свою очередь породило еще один тип общества –информационное.

По мысли сторонников теории информационного общества, появляется совершенно новое общество, характеризуемое процессами, противонаправленными тем, что имели место на предшествующих фазах развития обществ даже в XX в.

Например, вместо централизации налицо регионализация, вместо иерархизации и бюрократизации – демократизация, вместо концентрации – разукрупнение, вместо стандартизации – индивидуализация. Все эти процессы обусловлены информационными технологиями.

Размещено на Аllbest.ru

Источник: https://otherreferats.allbest.ru/sociology/00470777_0.html

Традиционные и современные общности

ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩНОСТИ

Каковы основные типы общностей и чем они отличаются друг от друга? Важным параметром для классификации общностей является их размер – имеются ли в виду небольшие селения или крупные города. Также имеет значение степень взаимозависимости общностей.

Например, племена охотников и собирателей растений не зависят от других общностей и сами удовлетворяют свои потребности, в то время как между жителями современных пригородов устанавливаются сложные взаимосвязи.

Общности также различаются по плотности населения или степени концентрации людей в определенных районах.

Население общности порой не занимает всю принадлежащую ему территорию (например, кочевники в Аравийской пустыне), но густо скапливается в сравнительно небольших районах (в частности, перенаселенность наблюдается в Гонконге).

Шноре (1973) придает важное значение тому, как давно существует та или иная общность Особенности технического развития в прошлом, по его мнению, могут наложить отпечаток на образ жизни современных членов общности, возникшей сравнительно давно.

Так, до изобретения автомобиля люди стремились жить недалеко друг от друга. Жилые дома, церкви и магазины были сосредоточены вдоль центральной площади или деревенской улицы. Шноре предлагает классифицировать общности по составу населения, т.е.

по возрасту и роду занятий их жителей.

Легко заметить различие между оторванной от всего мира деревушкой и крупным городским жилищным комплексом или между сельскими поселениями и шахтерскими городками. Наверное, основным фактором, определяющим различия между сущностями, является образ жизни, характерный для их жителей.

До урбанизации сельский поселок представлял собой, как правило, небольшую общность численностью в несколько сот человек, многие из которых состояли в родственных отношениях. Люди редко выезжали за пределы поселка.

Они занимались главным образом сельскохозяйственным трудом, и их навыки обычно передавались от отца к сыну; социальная мобильность была минимальной.

Поскольку между людьми складывались непосредственные взаимосвязи и все жители поселка знали друг друга, у них были существенные основания для конформизма – общность осуществляет жесткий социальный контроль за поведением составляющих ее членов. Люди, родившиеся в такой социальной среде, довольно легко приспосабливаются к ее стандартам. Лишь немногие “неприспособленные” бывают вынуждены покидать поселок или становятся отверженными.

Различие между традиционными и современными общностями огромно. Поскольку в современных городах проживает намного больше людей, чем в поселках, лишь немногие жители городов знакомы друг с другом. Родственники часто живут далеко друг от друга. Люди овладевают множеством профессий.

Вы можете заниматься чем угодно – рыть канавы или стать президентом корпорации. Лишь немногие профессии передаются от отца к сыну. Предприятия рассредоточены по всему городу, поэтому работа и дом удалены друг от друга; ежедневные поездки на работу и домой становятся образом жизни.

В городе социальная мобильность значительно возрастает; статус людей определяется занимаемыми ими должностями и имуществом, которым они владеют. Наконец, в условиях анонимности человека в массе людей значительно труднее осуществлять эффективный социальный контроль (Манн, 1965).

Мы продолжим рассмотрение различий между традиционными и современными общностями в других разделах этой главы, так как социологи придают важное значение анализу различий между ними.

Однако следует учитывать, что различие между традиционными и современными общностями не является абсолютным – существуют общности внутри общностей.

Например, такие этнические общности, как “маленькая Италия” или “китайский квартал”, обычно находятся в центре современных западных городов.

Даже в небольшой ирландской деревушке, которую я посетил, заметно различие между традиционной культурой ирландских крестьян и культурой иностранцев – владельцев “загородных вилл” В связи с этим возникает важная проблема представляет ли собой жизнь населения городов целостное единство, или в городе сосуществует множество отдельных миров

Раздел 1 Основные составляющие общества.

Глава 8. Поселенческие общности и жизнь в крупных городах

СТРУКТУРА МЕТРОПОЛИИ В США

Район метрополии включает один или несколько крупных городов и прилегающие к ним пригороды.

Как видно из схемы 8-2, 32 процента всего населения США проживают в центральных городах, в то время как 44 процента являются жителями пригородов.

Остальные 24 процента живут за пределами центральных районов. В следующем разделе мы рассмотрим два основных элемента центральной структуры центральный город и пригород

Центральный город

Пригороды

Джентрификация

Большой город с пригородами

Раздел 1 Основные составляющие общества.

Глава 8. Поселенческие общности и жизнь в крупных городах

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОРОД

Для центральных городов США характерны некоторые общие черты и тенденции Исторически сложилось так, что на особенности их развития большое влияние оказал социально-экономический статус их жителей Статистические данные свидетельствуют, что среди жителей центральных городов преобладают люди, имеющие сравнительно низкий достаток, уровень образования и профессиональной подготовки, в то время как индивидуумы с более высокими доходами и уровнем образования предпочитают жить в пригородах В 1973 г Шноре показал, что такая миграция обусловлена особенностями центрального города. Он обнаружил, что социоэкономическое различие между пригородами и центральными городами становится значимым лишь в тех случаях, когда города становятся крупными, старыми и неспособными расширяться (Шноре, 1973)

С 30-х годов наметилась тенденция переселения групп цветного населения в центральные города. В 1980 г в них проживало 58 процентов негров и лишь 25 процентов белых Однако в 70-е годы значительно возросла миграция негров в районы пригородов.

В связи с этим возникла следующая проблема: в то время как растет миграция негров среднего достатка в пригороды, в городах остаются главным образом бедные (схема 8-3).

Это приводит к обострению финансовых и социальных проблем центрального города

Население городов отличается многообразием образа жизни Ганс (1962) выделил пять категорий жителей городов, различающихся по образу жизни, обусловленному их классовой принадлежностью

Космополиты. Люди этой категории проявляют интерес к высокой культуре Они активно участвуют в культурных мероприятиях города. Кроме того, они стремятся к контактам с представителями своего круга из других городов Хотя большинство космополитов принадлежат к богатой элите, нередко покровители искусств общаются с нищими художниками.

Не состоящие в браке и состоящие в браке, но не имеющее детей. Речь идет об активных молодых людях Они обеспечены работой, активно участвуют в социальной жизни, часто посещают дискотеки и участвуют в различных культурных мероприятиях Некоторые из них в конце концов вступают в брак, в то время как другие всю жизнь остаются свободными и не связывают себя детьми

Этнические поселения. В них живут группы иммигрантов итальянцы, испанцы, греки, корейцы и т. д. Они сохраняют многие обычаи своей родины.

Хотя их кварталы не отличаются фешенебельностью, они удобнее для жилья, чем захламленные трущоб; Фактически эти группы представляют собой высокоорганизованные общности (часто экономически несколько отсталые), гармонически вписывающиеся в городскую структуру

Обездоленные. К этой категории относятся безработные, бродяги, нищие, пожилые люди. Все они доведены до крайней бедности Многие больны физически или психически, лишены заботы и поддержки семьи и друзей. Обездоленные обычно живут в трущобах или ночлежках.

“Попавшие в капкан”. Подразумеваются жители ночлежек или инвалиды. По своему социальному статусу они оказались на дне общества и почти потеряли надежду снова к нормальной жизни. Некоторые члены этой группы владеют нищенским имуществом, почти полностью обесценившимся.

Экономические факторы мешают “обреченным” гражданам вырваться из перенаселенных или разрушающихся районов города. Эта категория включает много пожилых людей, которые не могут себе позволить переехать в другое место.

Люди, живущие на фиксированные доходы (имеются в виду пенсии, социальные пособия), не могут поддерживать комфортный образ жизни из-за растущей дороговизны товаров и услуг, доступных для них в прошлом.



Источник: https://infopedia.su/12x355e.html

Традиционное и современное общество. факторы и противоречия

ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩНОСТИ
Основными категориями, в которых анализируется социальное и культурное изменение в рамках теории модернизации, являются категории современный и традиционный. Это отражение Великой дихотомии (по С. Хантингтону) определявшей образ мышления в развитых странах Европы и Америки в течение ста лет.

Различие традиционных и современных культур основывается, прежде всего, на различии доминирующих систем отношений между людьми.

Если в традиционном обществе человек на протяжении всей своей жизни ориентируется на приписываемые ему от рождения статусы, то в современных о нем судят не по тому, к какой категории он принадлежит от рождения, а по тому, чего он достиг собственными усилиями.

При контакте в традиционных обществах важен пол партнера, возраст, место, занимаемое им в общей социальной иерархии. Он воспринимается в первую очередь как член семьи, рода, общины и только во вторую – как партнер по конкретному взаимодействию.

В современных же обществах в партнере выделяется только сторона, важная с точки зрения разворачивающегося в данный момент взаимодействия, все остальные отступают на задний план.

Соответственно социальные группы в традиционных обществах обладают высокой сплоченностью, ибо индивиды рассматриваются как полноценные личности, а не просто как взаимозаменяемые элементы некоего образования, созданного для достижения конкретной цели.

Профессиональные различия не очень велики, род деятельности не воспринимается как «профессиональный тип». В современных обществах определяющим моментом выступают достаточно высокая социальная мобильность групп в рамках избранной профессии и высокоразвитая профессиональная структура с узкой специализацией. Сплоченность групп как социально-психологическая характеристика очень слаба. Люди входят в них только как функционально-профессиональные типы, и потому они взаимозаменяемы. В современных культурах человек не более чем тип, функция, за исключением все более суживающегося пространства интимных отношений, в то время как в традиционных он почти всегда, в любом месте: и на работе, и дома является «уникальной личностью», с которой необходимо считаться.

Для того, чтобы усилия по модернизации традиционных обществ имели успех, необходимо коренным образом переориентировать всю систему взаимоотношений между людьми. Экономическая и политическая модернизация, не подкрепленная социокультурной, как показал опыт, обречена на провал.

Но изменить систему межличностных отношений, передававшуюся веками от поколения к поколению, гораздо сложнее, для этого потребуется намного больше времени и сил. Просто модернизировать и оснастить по последнему слову западной техники производство недостаточно.

Тем не менее, мост из «отсталости» в «современность» лежит только через модернизацию.

Таким образом, для традиционного (сельскохозяйственного) общества характерны: –

преобладание аскриптивных (от англ. ascription – приписывание), партикуляристских, диффузных моделей мотивации; –

стабильность социальных групп и весьма ограниченная пространственная мобильность; –

относительно стабильная и простая профессиональная дифференциация; –

основанная на аскриптивных статусах с диффузными взаимодействиями система стратификации.

Для современного (индустриального) общества характерны: –

преобладание ориентированных на достижения универсалистских и специфистских моделей мотивации; –

высокая степень социальной мобильности, чаще всего вертикального характера; –

высоко развития и отделенная от других социальных структур система профессий; –

«эгалитарная» стратификация, основанная на достигаемых статусах, на потенциальном равенстве шансов; –

доминирование «ассоциаций», то есть функционально специфичных, неаскриптивных структур.

Если сравнивать рассмотренные типы общества и личности, то в них легко узнать противопоставление культуры и цивилизации и понять, какие мотивы способствовали появлению «культурпессимизма» и «культуркритики».

К перечисленным выше социологическим характеристикам современного общества обычно добавлялись такие положительные факторы, как высокий уровень овладения природной средой на основе научного и технического знания, развитие систем образования, массовых коммуникаций, высокий уровень медицины, увеличение средней продолжительности жизни, развития мобильность, системы демократии и политической свободы, формирование социальных систем: здравоохранения, пенсионного обеспечения и так далее. По мнению европоцентристски ориентированной теории модернизации, все это украшает жизнь человека современного общества, всего этого недостает человеку традиционного общества. Тот, кто руководствуется идеей строго направленного, монолинарного развития, сопряженной с идеей прогресса, придерживаются того взгляда, что эволюция и соответственно модернизация отсталых обществ неумолимы и неотвратимы, а теория модернизации лишь описывает процесс, которым нельзя управлять, можно лишь содействовать процессу ее реализации, передавая в отсталые страны технологии и ноу-хау, внедряя в них свои этические нормы и ценности, модели деятельности, институты и организации. Культурная колонизация, с точки зрения теории модернизации, воспринимается как часть модернизационного процесса.

Теоретически все множество современных и прошлых цивилизаций может быть расположено между двумя полюсами: 1)

цивилизации, нацеленные на статичные идеалы, сохранение традиции; 2)

цивилизации, нацеленные на достижительный идеал, способные к развитию как высшей ценности.

Исторический процесс приводит к изменению конкретного содержания идеалов статичной и динамичной цивилизации, которые в данном случае играют роль идеальных типов.

Эпоха господства традиционализма, традиционной культуры, традиционного общества сменилась эпохой модерна, что означало глубочайший переворот в глобальной истории.

Культурной доминантой стала нацеленность на развитие, охватывающая самые различные процессы – от саморазвития личности до общества в целом до самых важных жизненных центров функционирования, тогда как нацеленность на статику отходила в культурное подсознание людей и народов.

Это означает, что над уровнем множества цивилизаций в рамках глобальной истории складываются некоторые специфические объединяющие цивилизации общности, связанные с воспроизводством традиционных ценностей, с одной стороны, и либерально-модернистских ценностей с другой.

Эти две группы фактически составляют две суперцивилизации – традиционную и либерально-модернистскую. Глобальную историю можно описать как динамику взаимопроникновения – взаимоотталкивания между этими типами суперцивилизаций.

Разумеется, речь идет не об абсолютной пронизанности соответствующими ценностями, не о полной реализации идеальных типов, но лишь о доминировании одного из них. Все общества, цивилизации, особенно современные, плюралистичны, содержат противоположные ценности.

Доминирование в обществе ценности развития не возникает в какой-то момент, это всегда длительный процесс, включающий и повороты назад. Либерально-модернистский идеал, по сути дела использует наследие и развивает ценности «осевого времени» (VIII – III веков до н. э.) В разных цивилизациях процесс реализации потенциала этого наследия проникает различным образом, сопровождаясь периодами архаизации, уничтожения возникших институтов, оформляющих общественный диалог.

Обычно различают две модели модернизации – вестернизацию и догоняющую модернизацию. Вестернизация предполагает прямое навязывание Западом незападным странам своей системы ценностей и образа жизни.

При догоняющей модернизации сама модернизируемая страна вводит те или иные заимствования. В обоих случаях модернизация – это развитие с заранее планируемым результатом, достижением определенной цели.

Этим она отличается от развития, носящего характер естественноисторического процесса, определяемого не извне поставленной целью, а внутренними причинами.

Запад в своем развитии сознательно не ставил перед собой задачу перехода от традиционного общества к современному, то есть не рассматривал современность как нечто, находящееся вне его. Он осознавал себя современным при любых обстоятельствах.

Запад не ориентировался на то, что существовало за его пределами. Западный человек может быть недоволен своим обществом, его порядками, он может изменять их и улучшать, но в любом случае будет считать себя современным человеком.

Современность для него там, где он сам реально присутствует.

Современность – это сознание своей цивилизационной идентичности, тогда как потребность в модернизации возникает как следствие кризиса этого сознания.

Общество, с которым мы себя отождествляем, вне которого не мыслим себе существования, современно для нас при всех его недостатках. Оно может нуждаться в реформах, но не модернизации, поскольку современно до всякой реформы.

Не любая реформа тождественна модернизации, не всякое развитие модернизация.

Проблемы модернизации возникает как следствие осознания «несовременности», «отсталости» своей страны по сравнению с другими. Такое сознание – шок, оно не массовое, им проникается элита. Элита желает стать «современной», сменить свою идентичность. Элита внедряет в сознание масс новую идентичность, как правило, заимствованную извне.

Это и есть модернизация. Она состоит в восстановлении сознания своей «современности» ради чего в России и предпринимались все реформы.

Они оправдывались не просто желанием изменений, оставаясь при этом самими собой, но стремлением стать во всем другими, избавиться от чувства неполноценности при сравнении себя с другими – современными странами и народами. Понятно, что реформы, идущие вразрез с образом жизни и менталитетом большинства, могут носить только принудительный характер.

Политическая власть играет здесь ключевую роль, хотя идея обновления может поддерживаться разными группами людей. Ставя перед обществом задачу модернизации, власть как бы берет на себя ответственность за его современность.

Таким образом, под модернизацией понимается процесс движения доиндустриальных обществ, основанных на традиционных (ком- мунитарных) типах социальности, к тем экономическим и политическим системам, а также массовой культуре, которые характерны для развитых стран капитализма.

Модернизация означает, прежде всего, рост возможностей применять современную технологию в важнейших сферах материального и духовного производства, расширение современных форм потребления, но вместе с тем создание условий (социальных, политических и культурных) для развития нового производства.

К числу важнейших факторов модернизации относятся следующие: – в экономике – расширение индустриальных технологий, основанных на использовании капитала и научного знания, широком освоении природных ресурсов, расширение вторичного (переработка, торговля) и третичного (услуги) секторов хозяйства, развитие рынков товаров, капиталов и труда; –

в социальной сфере – ослабление прежних предписанных (аскриптивных) типов социальности и расширение сферы новых целенаправленных связей, основанных на профессиональных или рыночных критериях, что сопровождается ростом социальной и профессиональной дифференциации, в особенности классовой и имущественной, разделением между производством, политической и общественной деятельностью, ростом урбанизации и вовлечением деревни в рыночные отношения с «большим миром»; –

в политической – образование централизованных национальных государств, в рамках которых формируются различные социально-политические движения и группы, отстаивающие свои интересы; –

в культурной – дифференциации духовных систем и ценностных ориентаций, секуляризация и плюрализация общественного сознания и образования, распространение грамотности, формирование национальной культуры и языка, многообразие идеологических течений, развитие масс-медиа и систем коммуникации.

В духовной жизни получает признание ориентация на перемены (реформы) и отказ от прежних запретов на нововведения, от приверженности косным традициям. Однако перемены не охватывают всей совокупности социокультурной регуляции, а признаются лишь в функционально необходимых сферах, связанных с новыми ожиданиями.

Важным изменением в духовной сфере становится расширение секуляризации через рост автономности хозяйственной и политической деятельности, расширение практических и целерациональных сфер деятельности, где определяющим критерием становятся не моральные, духовные или эстетические соображения, а эффективность и практическая польза.

Важными параметрами этих изменений, которые можно измерить эмпирически, являются степень мобильности населения, мера его участия в социальном и политическом управлении, приобщенность различных социальных групп к современной культуре.

Модернизация охватывает все более широкие слои населения, выводя их из прежних застойных форм быта и производства.

Однако в структуре модернизационных процессов всегда происходит усиление предпринимательских слоев и разрастание наемного труда, что и означает оформление классовой структуры общества.

В институциональном плане модернизация означает рост дифференциации институтов, принимающих на себя функцию регуляции новых форм деятельности. Все сферы жизни, включая религиозную, приобретают большее разнообразие, нарушающее и ломающее прежние рамки.

В культурном плане особое значение имеют также и такие обстоятельства: этническая, религиозная, идейно-политическая и социально-культурная ситуация в стране или в конкретной территориальной общности; уровень, широта и доступность системы образования; степень развитости средств массовой информации; правовая регуляция отношений.

Принципиальное значение имеет и вопрос о том, какие силы приводят в действие процесс модернизации: происходит ли она в условиях прямого колониального подчинения или при сохранении государственной независимости; вводится ли «сверху» действиями властей или же под влиянием каких-то социальных слоев и групп, созревших к освоению новых технологий и образа жизни.

На поверхностном уровне рассмотрения социальных процессов может возникнуть впечатление, что основой модернизации является преобразование техники и технологии производства, перемены в экономических отношениях, что должно вести за собой и перемены в поведении населения, а значит – и изменения в социальных отношениях, политике, праве, идеологии и культуре.

Попытки такого порядка введения преобразований неизменно заканчивались неудачей. Всякий процесс экономических преобразований должен быть обеспечен соответствующими социальными и культурными основаниями.

В социальном плане движущей силой модернизации выступают большей частью активные слои, занимающие как бы стороннюю, промежуточную позицию по отношению к прежним основным классам. Такими были буржуа по отношению к крестьянам, ремесленникам и феодалам в эпоху раннего промышленного переворота.

Такую же роль играли городские средние слои и технократы по отношению к пролетариату и буржуазии в период развертывания зрелого индустриального общества с массовым производством. На новом этапе модернизации активную роль играет новый рабочий класс, состоящий из высококвалифицированных работников, массовые движения типа «зеленых» и тому подобное.

Тем не менее, успешная модернизация всегда отличалась «центризмом» как соединением модернизаторских слоев, органически выраставших из недр общества, с влиятельными частями других классов при «отсечении» крайних течений и достижении положительного социального консенсуса.

Модернизация – процесс противоречивый. Она включает в себя борьбу старого и нового, разрешение и созидание, сталкивание интересов различных социальных и политических сил, которые борются за получение наибольших выгод в новом социальном устроении или же просто за выживание. Эти противоречия усиливаются, накладыва- ясь на разнородность социальной среды.

Основное исходное противоречие – наложение и столкновение крайне не сходных типов социокультурного устроения.

Общность и система взаимодействия, возникающая на основе коммунитарных связей и оформляемая сакрализованными нормами, моральными ориентациями и смыслами, объединяющими ритуалами и авторитетами, утрачивают свое прежнее значение и сталкиваются с новым типом социальных отношений, основанных на товарно-денежных связях.

Прежние тотальные системы аскриптивной социальности, в которой каждому индивиду было определено соответствующее место, утрачивают свое прежнее значение, разрываются на различные фрагменты, происходит сложная «перетасовка» прежних отношений, а наряду с ними растущее значение приобретают новые, основанные на функциональных и достижительных критериях.

Как в социально-политическом плане, так и в духовнопсихологической жизни общества возникают самые разнородные тенденции. Процессы роста переплетаются с тенденциями застоя.

Хотя значительные сферы общественной жизни подчиняются новым принципам и целям, связанным с индустриализацией и коммерциализацией, это происходит во многом в уродливых формах разложения и крушения жизненных основ широких масс населения.

В идеологической сфере это столкновение порождает острую борьбу между «модернизаторами» и «консерваторами», «реформаторами» и «реакционерами», «западниками» и «национал-патриотами», «либералами» и «фундаменталистами» и так далее.

Но социокультурный анализ выявляет наличие сложного переплетения различных групп, тенденций и сил в обществе, которое принято называть многоукладным. Оно означает наличие, сосуществование и взаимодействие различных экономических, социальных, культурных компонентов, не сводимых в единую систему регуляции.

Многоукладность приводит к значительной дробности общества, совмещающего традиционные, современные и переходные элементы в самых разных сочетаниях и вариациях.

Разнообразие хозяйственных структур раскалывает классы на многие страты, национально-этнические и конфессиальные факторы, во многом перекрывают социально-экономические структуры, но и сами оказываются частичными, подверженными новым политическим и экономическим интересам.

Многоукладность – важная определяющая черта как социальноэкономической, так и социокультурной жизни, что означает далеко идущее изменение всей системы духовного производства.

Таким образом, основное противоречие, указанное выше, претворяется в тройное противостояние, проявляющееся постоянно, хотя и в разной степени. Это: 1.

Столкновение традиций и современности, то есть сложившимся в обществе достоянием, мало отвечающим требованиям «вхождения в мировую цивилизацию», обремененным устарелыми структурами, принципами и нормами, и новым, означающим открытие путей развития, оживление общественной жизни, устремленность к переменам, освоение новых форм деятельности и мышления. 2.

Столкновение между привносимой западными социокультурными и политическими принципами, приспособленными к развитой буржуазной цивилизации, и собственным достоянием, обеспечивающим выживание огромных масс населения. В этом измерении Запад предстает как носитель пагубного и разрушительного начала, а свое сложившееся национальное и религиозное достояние – как основа существования общества. 3.

Столкновение между стремлением к переменам, без которых невозможно поддержать существование общества в мире современных международных отношений и к стабильности, нарушение которой чревато резкими социальными потрясениями, срывами и откатами. Это и столкновение между прошлым, которое воспроизводит устоявшуюся структуру и нормы, и будущим, ведущим общество к неопределенным целям.

Проникновение капитализма в доиндустриальные структуры обесценивает прежние производительные силы, прежнее материальное производство. Подвергаются деформации и солидаристские отношения, скрепляющие всю общественную структуру.

Подчинение общества принципам товарно-денежных отношения, переход от этики к бизнесу лишает привычной роли громадные массы населения, ничего не получающее взамен, превращаемого в лишних людей.

Деятельность, направленная на безмерное возрастание капитала, предстает для широких масс как голый расчет, утилитаризм, лишенный собственно человеческого содержания и не подвластный моральным нормам.

Для населения, связанного докапиталистическими ориентациями, утверждение товарно-денежных принципов выступает как причина разрыва жизненно важных связей с другими людьми, как утрата самого жизненного смысла. Крестьянин вместе с землей лишается своей индивидуальности и места в жизни. Но точно так же и у ремесленника живущего искусным трудом, машина «отбирает» его сноровку. Возникает кризис привычных форм социальности и духовной ориентации, воспринимаемый как моральное крушение, как распад общества.

Одним из самых драматических последствий модернизации подчас становится дезинтеграция общества, происходящая вследствие ослабления прежних цивилизационных и государственных структур, регулировавших отношения между различными этническими общностями и регионами (распад Австро-Венгрии, Османской империи).

На протяжении XIX века модернизирующаяся Европа стала ареной конфликтов и войн, а ХХ век стал свидетелем двух разрушительных мировых войн.

Одним из наиболее крупномасштабных проявлений таких процессов стал распад СССР в ходе модернизаци- онной перестройки, что и привело за собой возникновение многих очагов напряженности.

Возможен синтез, когда традиции соединяются с достижениями урбанизации и научно-технической революции. Традиция сохраняет свой прежний смысл (например, корпоративность, патернализм, уважение к образованию на Востоке, культ предков, как в конфуцианстве).

В то же время, новые товары и реклама вызывают усиление демонстрационного эффекта потребления, рост потребительства, повышающего статус (статусное потребление), но без установки на производственную деятельность.

Синтез может иметь самые жесткие формы (например, рабство в США, «сталинская индустриализация» в СССР с Гулагом, ранние колхозы с «крепостничеством»). 12.3.

Источник: https://uchebnikfree.com/kultura/traditsionnoe-sovremennoe-obschestvo-faktoryi-14948.html

Book for ucheba
Добавить комментарий