Вещий сон Павла Петровича

Вещие сны русской истории

Вещий сон Павла Петровича

Толкователи снов и мудрецы прошлого постоянно пытались раскрыть загадку сновидений. Даже знаменитый психиатр Зигмунд Фрейд в своем труде «Интерпретация снов», опубликованном в 1900 году, постарался поднять завесу над тайной сна. И, тем не менее, сон продолжал и до сих пор продолжает задавать загадки, одна сложнее другой…

«Сон разума порождает чудовищ» – гласит испанская поговорка, которую блестяще проиллюстрировали Франциско Гойя и Сальвадор Дали. Но, может быть, на Западе это и так, однако в России снятся более конструктивные сны…

Сон Гостомысла

Согласно Иоакимовской летописи именно со сновидения начинается история русской государственности. Однажды Гостомыслу, государю Новгородскому и вождю ильменских словен, приснился сон, как «из чрева средние дочери его Умилы» выросло чудесное дерево. Гостомысл послал за волхвами; те дали заключение: «от сынов ея имать наследити ему, и земля угобзится княжением его».

Вскоре Умила вышла замуж за одного из варяжских конунгов, правивших на острове Рюген, и родила сына. По версии авторов Иоакимовской летописи, сына назвали Рюриком.

Когда же Гостомыслу, правившему несколько десятилетий Новгородом, пришло время передавать дела, то «созва вся старейшены от славян, руси, чуди, веси, мери, кривич и древович, яви им сновидение и посла избраннейшия в варяги просити князя». Так на Руси появилась династию Рюриковичей.

Сон князя Мала

Древлянский князь Мал – один из главных неудачников древней русской истории. Именно он возглавил восстание древлян в 945 году против киевской налоговой системы, в результате которого был убит князь Игорь Рюрикович. Покончив с последним, Мал решил развить успех и посватался к вдове «ненасытного мытаря», княгине Ольге. Та вежливо отклонила предложение соединить судьбы.

Сразу же после неудачного сватовства Мал увидел довольно прозрачный по значению сон: «и сонъ часто зряше Малъ князь: се бо пришедъ Олга дааше ему пръты многоценьны червены вей жемчюгомъ иссаждены и одеяла чръны съ зелеными узоры».

Летописи умалчивают о судьбе Мала, но для столицы его, Искоростени, все закончилось печально: «А как взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань.

Сон Иоанна Грозного

Иоанн IV очень внимательно относился к собственным сновидениям. Царь держал при себе целый штаб толкователей снов. По свидетельствам заморских гостей, утро Иоанна начиналось с «летучки», на которых он делился с экспертами-аналитиками собственными снами.

По легенде, именно сон, побудил Грозного на время отречься от трона и передать шапку Мономаха Симеону Бекбулатовичу. Видимо, в последствие сон был признан «не вещим», и Рюрикович вернул себе трон назад.

За несколько дней до своей кончины, Иван Грозный видел сон, который, как предсказывали ему волхвы, предвещал его близкую смерть.

Интересно, что и сам Грозный попал в русские сонники. Явление Ивана Васильевича во сне, согласно толкованиям, обещало серьезный конфликт с начальством и потерю нажитого имущества.

Сны Екатерины I

Императрица Екатерина I верила в сны и имела привычку рассказывать их окружающим. За две недели до ареста свого обер-камергера Виллима Монса она видела сон, оказавшийся пророческим. Государыне приснилось, как ее постель внезапно покрылась змеями, ползавшими во всех направлениях. Одна из них, самая большая, бросилась на нее, обвив кольцами «все ее члены», и стала душить ее.

Екатерина защищалась, боролась со змеей, и, наконец, задушила ее. Тогда все прочие мелкие змеи поспешно сползли с постели. Екатерина I истолковала этот сон так, что ей будут грозить большие неприятности, но она выйдет из них невредимой. Обстоятельства подтвердили это истолкование — Петр I приказал отрубить голову любовнику своей жены, но ее саму не тронул.

Перед смертью Екатерине I снился другой сон, тоже вещий. И она опять верно истолковала его. Ей снилось, что она сидит за столом в окружении придворных. Вдруг появляется тень Петра I. Петр был одет так, как одевались древние римляне.

Он манит к себе Екатерину. Она идет к нему, и Петр уносится с ней под облака. Улетая с ним, она бросает взор на землю. Там она видит свих детей, окруженных толпой, составленной из представителей всех наций, шумно спорящих между собою.

Екатерина I истолковала сон так, что она должна скоро умереть, и что после ее смерти в государстве наступит смута. В апреле 1727 года она видит этот сон, а 5 мая императрица скончалась.

Сны Павла I

В ночь на 5 ноября 1795 года, накануне своего вступления на престол, цесаревич Павел Петрович видел во сне, что какая-то невидимая сила возносила его на небо. Сновидение повторилось три раза, и каждый раз он просыпался. Заметив, что жена его не спит, он рассказал ей о своем сне и с изумлением узнал, что и она видела то же самое.

Перед обедом он поведал о своем странном сне графу Виельгорскому, Плещееву и другим людям, окружавшим его в Гатчине, а после обеда получил из Санкт-Петербурга известие о неожиданной смерти императрицы Екатерины и о своем вступлении на престол.

При коронации Павла случилось и еще одно обстоятельство, которое «носило печать чудесного». Караульный, стоявший на часах у старого Летнего дворца, рассказал своим начальникам о бывшем ему видении. Седой старец явился ему и велел сказать императору, что на месте дворца должен быть построен храм во имя святого Николая-чудотворца с приделом архистратига Михаила.

Когда солдат возразил старцу, что он не смеет беспокоить государя, старец сказал, что государь об этом уже знает. Доложили Павлу и рассказали о солдате. «Да, я это уже знал», — был ответ императора. Вслед за этим было велено построить церковь Николая-чудотворца с приделом архистратига Михаила на месте старого дворца, а вновь построенный дворец назвать Михайловским.

Двум своим сыновьям Павел дал имена Николай и Михаил, впервые появившиеся в родословной русского императорского дома. Интересно еще одно обстоятельство — старец, явившийся караульному солдату, а это был сам Николай-чудотворец, сказал, что он увидится с государем через 30 лет. И, действительно, — через 30 лет в России императором стал Николай I.

Сон накануне гибели Павла I приведен в записках графини Оберкирх. Ему привиделось, что ему на спину одевают узкий парчовый кафтан, с таким усилием, что он готов закричать от боли.

Сон Ломоносова

Михайло Васильевич Ломоносов, как известно, был человеком ученым и к потайным смыслам сновидений относился весьма критично. Однажды, в загранпоездке, приснилось ему, что «видит выброшенного, по разбитии корабля, отца своего на необитаемый остров в Ледяном море, к которому в молодости своей бывал некогда с ним принесен бурею».

Ломоносова сие сновидение чрезвычайно обеспокоило. Вернувшись в Петербург с чужбины, он первым делом справился об отце. Выяснилось, что тот действительно «по первом вскрытии вод, отправился по обыкновению своему в море на рыбный промысел; что минуло уже тому четыре месяца, и ни он, неже кто другой из его артели, поехавших с ним, еще не воротились».

Михайло Васильевич спешно организовал поиски пропавшего батюшки: спустя некоторое время тело Василия Ломоносова было найдено на «приснившемся» острове и там же погребено по православной традиции. Впоследствии некоторые ученые стали трактовать этот случай как доказательство существования телепатической связи между близкими родственниками.

Сон Филарета, митрополита Московского

Митрополит Филарет не раз видел пророческие сны. В бытность Филарета в Троицкой лавре, к нему явился с обычным докладом архимандрит Антоний. После доклада Филарет сказал ему: «Я видел сон, и мне было сказано — берегись 19-го числа».

На это Антоний заметил: «Владыка святой, разве можно верить сновидениям и искать в них какой-то смысл? Как же можно обращать внимание на столь неопределенное указание? Девятнадцатых чисел в году бывает 12».

Филарет ответил Антонию: «Я решил каждое 19-е число причащаться Святых тайн».

Через две недели, 19 сентября, митрополит причастился. В октябре он сделал то же самое. В ноябре, за несколько дней до причастия, один из почитателей митрополита передал ему, что его желает посетить одна уважаемая дама, чтобы принять его благословление. Владыка сказал: «Пусть придет, только ранее 19-го числа». Так глубоко в нем укоренилась в нем мысль о роковом 19-м числе!

18 ноября, чувствуя себя здоровым, митрополит сказал своему келейнику, что завтра он будет служить литургию, и чтобы все было приготовлено к этому обряду. Келейник заметил Филарету, что тот утомился, и не лучше ли ему служить в Введенский день. Однако владыка сказал ему: «Это не твое дело».

Он отслужил литургию и в роковое 19-е число скончался.

Сон Николая Карамзина

Первая жена историка Карамзина умерла в 1802 году. Он ее страстно любил. Видя всю безнадежность состояния больной, он то рвался к ее постели, то был отрываем срочной работой.  Это было мучительное время в его жизни. Утомленный и измученный, он бросился на диван и заснул.

Вдруг он видит сон, что стоит у вырытой могилы, а по другую сторону находится Екатерина Андреевна (та, на которой он впоследствии женился) и через могилу протягивает ему руку. Это сон был странен тем, что в эти минуты, занятый умирающей женой, он не мог думать о другой женитьбе, которая состоялась в 1804 году.

Сон Менделеева

«Ясно вижу во сне таблицу, где элементы расставлены, как нужно. Проснулся, тотчас записал на клочке бумаги и заснул опять. Только в одном месте впоследствии оказалась нужной поправка», — вспоминал свой знаменитый сон Дмитрий Иванович.

Сам ученый потом много раз пожалел о своей откровенности, поскольку репортеры стали приписывать создание периодической таблицы сновидению, умаляя заслуги ученого. После это Менделеев навсегда перестал делиться собственными снами. А открытий после периодического закона ученый совершил немало, и неизвестно какую роль в них сыграли сновидения.

Сон Ивана Кулибина

“Когда Иван Кулибин работал в Нижнем Новгороде над устройством часов, он увидел удивительный сон. На его окно прилетели три орла. Сначала он испугался, но потом насыпал им зерен, которые птицы принялись клевать. При этом самый большой из орлов человеческим голосом сказал русскому изобретателю: Услышит Господь тебя в дни печали, пошлет тебе помощь и заступится за тебя.”

“Кулибин спросил: А высоко вы летаете? Разве ты не знаешь, — отвечал орел, — что мы парим возле Солнца? Орлы поднялись и улетели.”

Через некоторое время в Нижний Новгород приехала Екатерина II, и Кулибин со своими инструментами и еще неоконченными часами был представлен ей графом Орловым. Государыня милостиво приняла механика-самоучку и приказала ему по завершении работы над часами приехать с ними в Петербург.

Тут и вспомнил Кулибин свой вещий сон и потом всю жизнь вспоминал его, так как все три графа Орловы, стоящие близко к трону, постоянно ему покровительствовали.

Сон Игоря Сикорского

Гениальный авиационный конструктор Игорь Сикорский также всерьез считал, что один из его снов определил все его будущее.

Этот сон Сикорский увидел в 1900 году, когда ему было одиннадцать лет. Но запомнил его на всю жизнь.

Во сне он увидел себя идущим по узкому коридору. По стенам слева и справа — одинаковые двери, как на теплоходе. На полу — богатый ковер. Все было освещено мягким голубоватым светом. Пол слегка подрагивал. И удивительно, но он чувствовал и понимал, что это не поезд и не пароход, известные тогда виды транспорта. Нет, это был еще неведомый большой воздушный корабль.

Поразительно, что маленький мальчик увидел все это в те годы, когда никому еще не удавалось создать летательную машину. Более того, тогда все считали, что затея не имеет никакого смысла, поскольку принципиально невозможна.

Прошли годы. Игорь Сикорский вырос, выучился, создал многомоторный самолет «Илья Муромец», послуживший прообразом американских «Боингов», российских «Ту» и «Илов». Он уехал из России и в 1919 году оказался в США, где создал серию замечательных самолетов и вертолетов. И обрел мировую славу.

Однажды, находясь на борту своего очередного самолета, он наблюдал за ходом полета. Стемнело.

Внезапно включили свет, и он замер в изумлении, Все, что он видел вокруг себя, полностью повторяло картину, знакомую по детскому сну: голубоватый свет, льющийся с потолка, узкий коридор, двери которого были отделаны ореховым деревом. И было то же ощущение мягкого движения. Детский сон через много лет с необыкновенной точностью воспроизвелся в реальной жизни.

Сон Олега Антонова

Советский авиаконструктор Олег Антонов воплощает собой яркий пример того, как сон может способствовать научно-техническому прогрессу.

Однажды ему приснилась форма двухкилевого оперения будущего самолета-гиганта «Антей», которую он сразу же после пробуждения запечатлел на чертеже. Не исключено, что название воздушного судна также приснилось во сне инженеру. В противном случае не совсем ясна его логика.

В греческой мифологии гигант Антей черпал свои силы исключительно от матери земли и терял свое могущество, как только отрывался от почвы. Это особенность стала для Антея роковой в схватке с Гераклом: тот высоко подбросил его в воздух, а затем обессиленному сломах хребет.

Интересно, что завистники из НАТО называют наш самолет Cock (одно из значений, которого «Петух»). Видимо, классификаторы Северо-Атлантического альянса слишком мало спят.

softmixer.com

Вещие сны русской истории 

Источник: https://subscribe.ru/group/chelovek-priroda-vselennaya/5145924/

ЛитЛайф

Вещий сон Павла Петровича

Как ни секретно все это происходило, но уже не только при дворе, но и в Петербурге стали говорить о готовящейся коронной перемене, называли даже дату официального объявления Высочайшего Манифеста: либо 24 ноября 1796 года, в день тезоименитства Екатерины, либо на Новый год, 1 января 1797 года. Получив пакет документов и внимательно прочитав их, Александр позвал своего верного дядьку Протасова и посоветовался, как надлежит поступить. Прямой и честный Протасов ответил:

– Надобно обо всем доложить Его Императорскому Высочеству, батюшке вашему.

И Александр, согласившись, попросил Протасова помочь ему в этом деле.

17 сентября Александр и Константин присягнули на верность Павлу, дав ему слово сохранить сам факт присяги в тайне, а еще через неделю Александр письменно заверил Екатерину, что во всем согласен с ней, проявив, таким образом, совершеннейшее двуличие.

18 сентября с Екатериной случился еще один легкий удар, но она сумела скрыть его последствия, хотя до конца октября часто недомогала, ложилась в постель среди дня, чего раньше с ней почти никогда не случалось.

В воскресенье 2 ноября состоялся большой парадный обед, на котором Екатерина показалась всем нездоровой и утомленной.

Следующие два дня она не выходила из своих покоев, а вечером 4 ноября собрала у себя маленькое изысканное общество.

Екатерина была весела и попеняла своему шуту Льву Нарышкину на то, что он боится разговоров о смерти, сама же стала в шутливом тоне рассказывать о недавней кончине короля Сардинии.

Проводив гостей, императрица, тяжело ступая из-за того, что в последние дни ноги ее сильно распухли, ушла к себе в опочивальню.

Она умерла 6 ноября утром, в девять часов сорок пять минут.

Вещий сон Павла Петровича

Екатерина была еще жива, когда Павлу в ночь на 5 ноября приснился чудной сон: ему казалось, что некая неведомая сила поднимает его и возносит к небу, заставляя парить над облаками.

Это повторилось несколько раз, когда в очередной раз Павел проснулся, как бы вернувшись на землю, он увидел, что Мария Федоровна тоже не спит.

Павел спросил жену, почему она бодрствует, Мария Федоровна ответила, что всю ночь ее не оставляет сильная тревога.

За обедом Павел рассказал о своем сне ближайшим придворным, а вскоре в Гатчину один за другим примчались несколько курьеров из Петербурга с одной и той же вестью: государыня при смерти.

Первым приехал Николай Зубов, посланный к Павлу Платоном. Фаворит очень боялся грядущего царствования и решил еще до кончины своей повелительницы навести мосты между Петербургом и Гатчиной, рассчитывая на милость нового императора и забвение былого неудовольствия.

Павел, увидев приехавшего Николая Зубова, решил, что тот прибыл, чтобы арестовать его, но, когда узнал об истинной причине появления того в Гатчине, оказался близким к обмороку.

Вторым прискакал Ф. В. Ростопчин, которого послал к Павлу Александр, а вслед за ними появилась целая кавалькада курьеров: не было ни одного сановника, который бы не послал своего человека с известием о близкой смерти Екатерины. Среди нарочных были вестоноши даже от дворцового повара и дворцового лакея.

Не медля ни минуты, Павел помчался в Петербург. За ним тянулся длинный хвост возков, карет и открытых экипажей.

В девятом часу вечера 5 ноября Павел и Мария Федоровна прибыли в Зимний дворец, перед которым стояли тысячи петербуржцев.

Александр и Константин встретили отца в мундирах Гатчинского полка и вместе с ним и матерью прошли в опочивальню Екатерины. Они застали больную в беспамятстве и из беседы с врачами поняли, что часы императрицы сочтены.

В эти минуты во дворце появился прискакавший из Гатчины любимец Павла Алексей Андреевич Аракчеев. Он мчался в фельдъегерской тележке, без шинели, в одном мундире, и ехал столь быстро, что даже рубашка его оказалась забрызганной грязным снегом.

Александр, увидев это, отвел Аракчеева к себе в покои и дал ему свою чистую рубашку. (Потом Аракчеев всю жизнь хранил эту рубашку и перед смертью завещал похоронить себя в ней.) Так символично началась дружба Аракчеева и Александра.

Отдав первые распоряжения, Павел направился в кабинет Екатерины, и сам стал отыскивать, собирать и запечатывать все находившиеся там бумаги, особенно усердно отыскивая те, какие касались престолонаследия.

Так, между опустевшим кабинетом императрицы и опочивальней, заполненной отчаявшимися врачами, провел Павел эту последнюю ночь в жизни своей матери.

Павел, Мария Федоровна и их старшие дети всю ночь не смыкали глаз.

То же самое творилось и с сотнями придворных, дворцовых служителей, офицеров и генералов армии и гвардии, на глазах у которых нервный, возбужденный Павел то входил, то выходил из комнаты, где лежала умирающая Екатерина.

Как только он вышел в последний раз, раздался ужасный стон, который разнесся по всему дворцу, – Екатерина умерла. Тотчас же вышел доктор Роджерсон и сказал:

– Все кончено!

Павел повернулся на каблуках на пороге дверей, надел огромную шляпу и, держа по форме в правой руке трость, хрипло прокричал:

– Я ваш государь! Попа сюда!

Мгновенно явился священник, поставил аналой, положил на него Евангелие и крест и первой привел к присяге императрицу Марию Федоровну. После нее присягал цесаревич Александр. Когда текст присяги был произнесен полностью, Павел подошел к сыну и велел добавить к присяге слова: «И еще клянусь не посягать на жизнь государя и родителя моего».

Очевидец происходившего, А. М. Тургенев, писал, что «прибавленные слова к присяге поразили всех присутствующих, как громовой удар». Примечательно, что они стали как бы пророчеством, сбывшимся через четыре с половиной года.

Историческая мозаика времен Екатерины Великой

Познакомьтесь с высказываниями самой императрицы и ее соратников, тех, кто жил в одно время с ней, видел ее или был о ней наслышан, узнайте о Екатерине от историков ее царствования. Здесь вы найдете также рассказы о различных эпизодах, многосторонне характеризующих эту великую женщину и государыню.

Екатерина II о русском народе

Екатерина Романовна Дашкова приводит такой отзыв Екатерины II о русском народе.

«Русский народ – особенный народ в целом свете, – сказала государыня. – Что это значит? – возразила Дашкова, – ужели Бог не все народы сотворил равными? – Русский народ, – продолжала Екатерина II, – отличается догадливостью, умом, силою. Я знаю это по двадцатилетнему опыту моего царствования. Бог дал русским особенное свойство».

Чичагов о Екатерине Великой

Адмирал Павел Васильевич Чичагов (1767-1849) был известен своей прямотой и тем, что никогда не говорил того, чего не думал. Современники считали его одним из умнейших, честнейших и справедливейших людей того времени.

О Екатерине II Чичагов писал так: «Кто умеет возвести свою страну на высоту могущества и славы, тот не может подлежать легкой критике и еще того менее подвергаться личной ответственности.

То же должно сказать и об императрице Екатерине: она возвысила свой народ до той степени, до которой он только был способен быть вознесенным. Она одна из всех российских государей умела усвоить политику дальновидную и поддерживала ее во все продолжение своего царствования.

Она победоносно боролась со всем, что противилось ее движению вперед, с немногочисленными войсками побеждала бесчисленные армии и с самыми малыми средствами достигала величайших последствий.

Эту тайну она унесла с собой в могилу, ибо мы видели, как после того, как многочисленные армии переходили от одного поражения к другому, как при употреблении самых громаднейших средств бывали самые маловажные – если не сказать ничтожные – последствия».

Российская ксенофобия

Екатерина II считала, что для любого из иностранцев, приехавших в Россию, эта страна становится «пробным камнем их достоинств». Она писала: «Тот, кто успевал в России, мог быть уверен в успехе во всей Европе.

Нигде, как в России, нет таких мастеров подмечать слабости, смешные стороны или недостатки иностранца, можно быть уверенным, что ему ничего не спустят, потому что, естественно, всякий русский в глубине души не любит ни одного иностранца».

Источник: https://litlife.club/books/115221/read?page=36

Читать онлайн

Вещий сон Павла Петровича

3 января 1795 года был подписан трактат об окончательном разделе Польши между Россией и Австрией, а 13 октября того же года – о разделе польских земель между Россией и Пруссией.

По третьей Петербургской конвенции России перешли земли по правому берегу Западного Буга до Немирова, оттуда по прямой линии на север до Гродно и далее по течению Немана до Балтийского моря. Российской империи отходили города Брест, Гродно, Вильно, Ковно и Митава – столица Курляндского герцогства.

Польские земли вокруг Кракова достались Австрии, а территория вокруг Варшавы и города Белостока – Пруссии.

Особым актом Станислав Август Понятовский 25 ноября 1795 года отрекся от престола. Этот акт об отречении, хотя и не входил в третью Петербургскую конвенцию, все же был логическим ее завершением.

Кончина Екатерины Великой

А тем временем в Петербурге дела шли своим чередом. 25 июня 1796 года произошло важное событие в семье Павла – Мария Федоровна родила третьего сына. Это был будущий император Николай I.

Екатерина писала Гримму: «Мамаша родила огромнейшего мальчика. Голос у него – бас, и кричит он удивительно; длиною он аршин без двух вершков (62 сантиметра. – В. Б.), а руки немного поменьше моих. В жизнь мою в первый раз вижу такого рыцаря».

13 августа в Петербург прибыл регент шведского престола герцог Карл Зюндерманладский со своим семнадцатилетним племянником – королем Швеции Густавом IV Вазой. Оба визитера скрывались под другими титулами. Регент назывался графом Гаагским, а король – графом Вазой. Они приехали для возможного сватовства тринадцатилетней великой княжны Александры Павловны за короля Швеции.

Перед тем Екатерина немалыми подкупами, неприкрытыми угрозами и даже откровенной демонстрацией силы расстроила предыдущую помолвку Густава IV с герцогиней Макленбургской и буквально заставила юного короля стать соискателем руки очаровательной русской принцессы.

Жених и его дядя были приняты с превеликим почетом и пышностью. Не только императрица, но и первые вельможи государства – Безбородко, Остерман, Строганов – давали в их честь один бал за другим. Шведы были очарованы невестой и приемом и официально попросили руки Александры Павловны у ее родителей и бабушки.

На 10 сентября была назначена помолвка, и когда весь двор, все сановники и генералы первых четырех классов, все иностранные резиденты приехали во дворец и вошли в Тронный зал, к ним вышла Екатерина в короне, в мантии и села на трон, а рядом встала прелестная невеста, трепещущая и взволнованная.

Долго ждали они жениха, но тот почему-то не появлялся. Тогда в апартаменты Густава IV Екатерина послала Платона Зубова и графа Моркова. Но они вернулись через час без жениха.

Оказалось, что Густав категорически потребовал перехода Александры Павловны в протестантство, в противном же случае объявлял свое сватовство недействительным и от помолвки и свадьбы отказывался.

При этом известии Екатерина потеряла сознание – с ней приключился апоплексический удар. Заболела и несчастная невеста, считая себя опозоренной.

Вскоре Екатерине стало лучше, но она понимала, что удар может повториться, и тогда возможна смерть, поэтому она возвратилась к делу о передаче трона своему старшему внуку.

16 сентября императрица впервые прямо, откровенно и без обиняков высказала свое желание Александру, передав ему все документы, необходимые для объявления его наследником престола.

Как ни секретно все это происходило, но уже не только при дворе, но и в Петербурге стали говорить о готовящейся коронной перемене, называли даже дату официального объявления Высочайшего Манифеста: либо 24 ноября 1796 года, в день тезоименитства Екатерины, либо на Новый год, 1 января 1797 года. Получив пакет документов и внимательно прочитав их, Александр позвал своего верного дядьку Протасова и посоветовался, как надлежит поступить. Прямой и честный Протасов ответил:

– Надобно обо всем доложить Его Императорскому Высочеству, батюшке вашему.

И Александр, согласившись, попросил Протасова помочь ему в этом деле.

17 сентября Александр и Константин присягнули на верность Павлу, дав ему слово сохранить сам факт присяги в тайне, а еще через неделю Александр письменно заверил Екатерину, что во всем согласен с ней, проявив, таким образом, совершеннейшее двуличие.

18 сентября с Екатериной случился еще один легкий удар, но она сумела скрыть его последствия, хотя до конца октября часто недомогала, ложилась в постель среди дня, чего раньше с ней почти никогда не случалось.

В воскресенье 2 ноября состоялся большой парадный обед, на котором Екатерина показалась всем нездоровой и утомленной.

Следующие два дня она не выходила из своих покоев, а вечером 4 ноября собрала у себя маленькое изысканное общество.

Екатерина была весела и попеняла своему шуту Льву Нарышкину на то, что он боится разговоров о смерти, сама же стала в шутливом тоне рассказывать о недавней кончине короля Сардинии.

Проводив гостей, императрица, тяжело ступая из-за того, что в последние дни ноги ее сильно распухли, ушла к себе в опочивальню.

Она умерла 6 ноября утром, в девять часов сорок пять минут.

Вещий сон Павла Петровича

Екатерина была еще жива, когда Павлу в ночь на 5 ноября приснился чудной сон: ему казалось, что некая неведомая сила поднимает его и возносит к небу, заставляя парить над облаками.

Это повторилось несколько раз, когда в очередной раз Павел проснулся, как бы вернувшись на землю, он увидел, что Мария Федоровна тоже не спит.

Павел спросил жену, почему она бодрствует, Мария Федоровна ответила, что всю ночь ее не оставляет сильная тревога.

За обедом Павел рассказал о своем сне ближайшим придворным, а вскоре в Гатчину один за другим примчались несколько курьеров из Петербурга с одной и той же вестью: государыня при смерти.

Первым приехал Николай Зубов, посланный к Павлу Платоном. Фаворит очень боялся грядущего царствования и решил еще до кончины своей повелительницы навести мосты между Петербургом и Гатчиной, рассчитывая на милость нового императора и забвение былого неудовольствия.

Павел, увидев приехавшего Николая Зубова, решил, что тот прибыл, чтобы арестовать его, но, когда узнал об истинной причине появления того в Гатчине, оказался близким к обмороку.

Вторым прискакал Ф. В. Ростопчин, которого послал к Павлу Александр, а вслед за ними появилась целая кавалькада курьеров: не было ни одного сановника, который бы не послал своего человека с известием о близкой смерти Екатерины. Среди нарочных были вестоноши даже от дворцового повара и дворцового лакея.

Не медля ни минуты, Павел помчался в Петербург. За ним тянулся длинный хвост возков, карет и открытых экипажей.

В девятом часу вечера 5 ноября Павел и Мария Федоровна прибыли в Зимний дворец, перед которым стояли тысячи петербуржцев.

Александр и Константин встретили отца в мундирах Гатчинского полка и вместе с ним и матерью прошли в опочивальню Екатерины. Они застали больную в беспамятстве и из беседы с врачами поняли, что часы императрицы сочтены.

В эти минуты во дворце появился прискакавший из Гатчины любимец Павла Алексей Андреевич Аракчеев. Он мчался в фельдъегерской тележке, без шинели, в одном мундире, и ехал столь быстро, что даже рубашка его оказалась забрызганной грязным снегом.

Александр, увидев это, отвел Аракчеева к себе в покои и дал ему свою чистую рубашку. (Потом Аракчеев всю жизнь хранил эту рубашку и перед смертью завещал похоронить себя в ней.) Так символично началась дружба Аракчеева и Александра.

Отдав первые распоряжения, Павел направился в кабинет Екатерины, и сам стал отыскивать, собирать и запечатывать все находившиеся там бумаги, особенно усердно отыскивая те, какие касались престолонаследия.

Так, между опустевшим кабинетом императрицы и опочивальней, заполненной отчаявшимися врачами, провел Павел эту последнюю ночь в жизни своей матери.

Источник: https://www.rulit.me/books/zolotoj-vek-ekateriny-velikoj-read-80020-36.html

Вещие сны русской истории. Обсуждение на LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Вещий сон Павла Петровича

Толкователи снов и мудрецы прошлого постоянно пытались раскрыть загадку сновидений. Даже знаменитый психиатр Зигмунд Фрейд в своем труде «Интерпретация снов», опубликованном в 1900 году, постарался поднять завесу над тайной сна. И, тем не менее, сон продолжал и до сих пор продолжает задавать загадки, одна сложнее другой…

«Сон разума порождает чудовищ» – гласит испанская поговорка, которую блестяще проиллюстрировали Франциско Гойя и Сальвадор Дали. Но, может быть, на Западе это и так, однако в России снятся более конструктивные сны…

Сон Гостомысла

Согласно Иоакимовской летописи именно со сновидения начинается история русской государственности. Однажды Гостомыслу, государю Новгородскому и вождю ильменских словен, приснился сон, как «из чрева средние дочери его Умилы» выросло чудесное дерево. Гостомысл послал за волхвами; те дали заключение: «от сынов ея имать наследити ему, и земля угобзится княжением его».

Вскоре Умила вышла замуж за одного из варяжских конунгов, правивших на острове Рюген, и родила сына. По версии авторов Иоакимовской летописи, сына назвали Рюриком.

Когда же Гостомыслу, правившему несколько десятилетий Новгородом, пришло время передавать дела, то «созва вся старейшены от славян, руси, чуди, веси, мери, кривич и древович, яви им сновидение и посла избраннейшия в варяги просити князя». Так на Руси появилась династию Рюриковичей.

Сон князя Мала

Древлянский князь Мал – один из главных неудачников древней русской истории. Именно он возглавил восстание древлян в 945 году против киевской налоговой системы, в результате которого был убит князь Игорь Рюрикович. Покончив с последним, Мал решил развить успех и посватался к вдове «ненасытного мытаря», княгине Ольге. Та вежливо отклонила предложение соединить судьбы.

Сразу же после неудачного сватовства Мал увидел довольно прозрачный по значению сон: «и сонъ часто зряше Малъ князь: се бо пришедъ Олга дааше ему пръты многоценьны червены вей жемчюгомъ иссаждены и одеяла чръны съ зелеными узоры».

Летописи умалчивают о судьбе Мала, но для столицы его, Искоростени, все закончилось печально: «А как взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань.

Сон Иоанна Грозного

Иоанн IV очень внимательно относился к собственным сновидениям. Царь держал при себе целый штаб толкователей снов. По свидетельствам заморских гостей, утро Иоанна начиналось с «летучки», на которых он делился с экспертами-аналитиками собственными снами.

По легенде, именно сон, побудил Грозного на время отречься от трона и передать шапку Мономаха Симеону Бекбулатовичу. Видимо, в последствие сон был признан «не вещим», и Рюрикович вернул себе трон назад.

За несколько дней до своей кончины, Иван Грозный видел сон, который, как предсказывали ему волхвы, предвещал его близкую смерть.

Интересно, что и сам Грозный попал в русские сонники. Явление Ивана Васильевича во сне, согласно толкованиям, обещало серьезный конфликт с начальством и потерю нажитого имущества.

Сны Екатерины I

Императрица Екатерина I верила в сны и имела привычку рассказывать их окружающим. За две недели до ареста свого обер-камергера Виллима Монса она видела сон, оказавшийся пророческим. Государыне приснилось, как ее постель внезапно покрылась змеями, ползавшими во всех направлениях. Одна из них, самая большая, бросилась на нее, обвив кольцами «все ее члены», и стала душить ее.

Екатерина защищалась, боролась со змеей, и, наконец, задушила ее. Тогда все прочие мелкие змеи поспешно сползли с постели. Екатерина I истолковала этот сон так, что ей будут грозить большие неприятности, но она выйдет из них невредимой. Обстоятельства подтвердили это истолкование — Петр I приказал отрубить голову любовнику своей жены, но ее саму не тронул.

Перед смертью Екатерине I снился другой сон, тоже вещий. И она опять верно истолковала его. Ей снилось, что она сидит за столом в окружении придворных. Вдруг появляется тень Петра I. Петр был одет так, как одевались древние римляне.

Он манит к себе Екатерину. Она идет к нему, и Петр уносится с ней под облака. Улетая с ним, она бросает взор на землю. Там она видит свих детей, окруженных толпой, составленной из представителей всех наций, шумно спорящих между собою.

Екатерина I истолковала сон так, что она должна скоро умереть, и что после ее смерти в государстве наступит смута. В апреле 1727 года она видит этот сон, а 5 мая императрица скончалась.

Сны Павла I

В ночь на 5 ноября 1795 года, накануне своего вступления на престол, цесаревич Павел Петрович видел во сне, что какая-то невидимая сила возносила его на небо. Сновидение повторилось три раза, и каждый раз он просыпался. Заметив, что жена его не спит, он рассказал ей о своем сне и с изумлением узнал, что и она видела то же самое.

Перед обедом он поведал о своем странном сне графу Виельгорскому, Плещееву и другим людям, окружавшим его в Гатчине, а после обеда получил из Санкт-Петербурга известие о неожиданной смерти императрицы Екатерины и о своем вступлении на престол.

При коронации Павла случилось и еще одно обстоятельство, которое «носило печать чудесного». Караульный, стоявший на часах у старого Летнего дворца, рассказал своим начальникам о бывшем ему видении. Седой старец явился ему и велел сказать императору, что на месте дворца должен быть построен храм во имя святого Николая-чудотворца с приделом архистратига Михаила.

Когда солдат возразил старцу, что он не смеет беспокоить государя, старец сказал, что государь об этом уже знает. Доложили Павлу и рассказали о солдате. «Да, я это уже знал», — был ответ императора. Вслед за этим было велено построить церковь Николая-чудотворца с приделом архистратига Михаила на месте старого дворца, а вновь построенный дворец назвать Михайловским.

Двум своим сыновьям Павел дал имена Николай и Михаил, впервые появившиеся в родословной русского императорского дома. Интересно еще одно обстоятельство — старец, явившийся караульному солдату, а это был сам Николай-чудотворец, сказал, что он увидится с государем через 30 лет. И, действительно, — через 30 лет в России императором стал Николай I.

Сон накануне гибели Павла I приведен в записках графини Оберкирх. Ему привиделось, что ему на спину одевают узкий парчовый кафтан, с таким усилием, что он готов закричать от боли.

Сон Ломоносова

Михайло Васильевич Ломоносов, как известно, был человеком ученым и к потайным смыслам сновидений относился весьма критично. Однажды, в загранпоездке, приснилось ему, что «видит выброшенного, по разбитии корабля, отца своего на необитаемый остров в Ледяном море, к которому в молодости своей бывал некогда с ним принесен бурею».

Ломоносова сие сновидение чрезвычайно обеспокоило. Вернувшись в Петербург с чужбины, он первым делом справился об отце. Выяснилось, что тот действительно «по первом вскрытии вод, отправился по обыкновению своему в море на рыбный промысел; что минуло уже тому четыре месяца, и ни он, неже кто другой из его артели, поехавших с ним, еще не воротились».

Михайло Васильевич спешно организовал поиски пропавшего батюшки: спустя некоторое время тело Василия Ломоносова было найдено на «приснившемся» острове и там же погребено по православной традиции. Впоследствии некоторые ученые стали трактовать этот случай как доказательство существования телепатической связи между близкими родственниками.

Сон Филарета, митрополита Московского

Митрополит Филарет не раз видел пророческие сны. В бытность Филарета в Троицкой лавре, к нему явился с обычным докладом архимандрит Антоний. После доклада Филарет сказал ему: «Я видел сон, и мне было сказано — берегись 19-го числа».

На это Антоний заметил: «Владыка святой, разве можно верить сновидениям и искать в них какой-то смысл? Как же можно обращать внимание на столь неопределенное указание? Девятнадцатых чисел в году бывает 12».

Филарет ответил Антонию: «Я решил каждое 19-е число причащаться Святых тайн».

Через две недели, 19 сентября, митрополит причастился. В октябре он сделал то же самое. В ноябре, за несколько дней до причастия, один из почитателей митрополита передал ему, что его желает посетить одна уважаемая дама, чтобы принять его благословление. Владыка сказал: «Пусть придет, только ранее 19-го числа». Так глубоко в нем укоренилась в нем мысль о роковом 19-м числе!

18 ноября, чувствуя себя здоровым, митрополит сказал своему келейнику, что завтра он будет служить литургию, и чтобы все было приготовлено к этому обряду. Келейник заметил Филарету, что тот утомился, и не лучше ли ему служить в Введенский день. Однако владыка сказал ему: «Это не твое дело».

Он отслужил литургию и в роковое 19-е число скончался.

Сон Николая Карамзина

Первая жена историка Карамзина умерла в 1802 году. Он ее страстно любил. Видя всю безнадежность состояния больной, он то рвался к ее постели, то был отрываем срочной работой.  Это было мучительное время в его жизни. Утомленный и измученный, он бросился на диван и заснул.

Вдруг он видит сон, что стоит у вырытой могилы, а по другую сторону находится Екатерина Андреевна (та, на которой он впоследствии женился) и через могилу протягивает ему руку. Это сон был странен тем, что в эти минуты, занятый умирающей женой, он не мог думать о другой женитьбе, которая состоялась в 1804 году.

Сон Менделеева

«Ясно вижу во сне таблицу, где элементы расставлены, как нужно. Проснулся, тотчас записал на клочке бумаги и заснул опять. Только в одном месте впоследствии оказалась нужной поправка», — вспоминал свой знаменитый сон Дмитрий Иванович.

Сам ученый потом много раз пожалел о своей откровенности, поскольку репортеры стали приписывать создание периодической таблицы сновидению, умаляя заслуги ученого. После это Менделеев навсегда перестал делиться собственными снами. А открытий после периодического закона ученый совершил немало, и неизвестно какую роль в них сыграли сновидения.

Сон Ивана Кулибина

“Когда Иван Кулибин работал в Нижнем Новгороде над устройством часов, он увидел удивительный сон. На его окно прилетели три орла. Сначала он испугался, но потом насыпал им зерен, которые птицы принялись клевать. При этом самый большой из орлов человеческим голосом сказал русскому изобретателю: Услышит Господь тебя в дни печали, пошлет тебе помощь и заступится за тебя.”

“Кулибин спросил: А высоко вы летаете? Разве ты не знаешь, — отвечал орел, — что мы парим возле Солнца? Орлы поднялись и улетели.”

Через некоторое время в Нижний Новгород приехала Екатерина II, и Кулибин со своими инструментами и еще неоконченными часами был представлен ей графом Орловым. Государыня милостиво приняла механика-самоучку и приказала ему по завершении работы над часами приехать с ними в Петербург.

Тут и вспомнил Кулибин свой вещий сон и потом всю жизнь вспоминал его, так как все три графа Орловы, стоящие близко к трону, постоянно ему покровительствовали.

Сон Игоря Сикорского

Гениальный авиационный конструктор Игорь Сикорский также всерьез считал, что один из его снов определил все его будущее.

Этот сон Сикорский увидел в 1900 году, когда ему было одиннадцать лет. Но запомнил его на всю жизнь.

Во сне он увидел себя идущим по узкому коридору. По стенам слева и справа — одинаковые двери, как на теплоходе. На полу — богатый ковер. Все было освещено мягким голубоватым светом. Пол слегка подрагивал. И удивительно, но он чувствовал и понимал, что это не поезд и не пароход, известные тогда виды транспорта. Нет, это был еще неведомый большой воздушный корабль.

Поразительно, что маленький мальчик увидел все это в те годы, когда никому еще не удавалось создать летательную машину. Более того, тогда все считали, что затея не имеет никакого смысла, поскольку принципиально невозможна.

Прошли годы. Игорь Сикорский вырос, выучился, создал многомоторный самолет «Илья Муромец», послуживший прообразом американских «Боингов», российских «Ту» и «Илов». Он уехал из России и в 1919 году оказался в США, где создал серию замечательных самолетов и вертолетов. И обрел мировую славу.

Однажды, находясь на борту своего очередного самолета, он наблюдал за ходом полета. Стемнело.

Внезапно включили свет, и он замер в изумлении, Все, что он видел вокруг себя, полностью повторяло картину, знакомую по детскому сну: голубоватый свет, льющийся с потолка, узкий коридор, двери которого были отделаны ореховым деревом. И было то же ощущение мягкого движения. Детский сон через много лет с необыкновенной точностью воспроизвелся в реальной жизни.

Сон Олега Антонова

Советский авиаконструктор Олег Антонов воплощает собой яркий пример того, как сон может способствовать научно-техническому прогрессу.

Однажды ему приснилась форма двухкилевого оперения будущего самолета-гиганта «Антей», которую он сразу же после пробуждения запечатлел на чертеже. Не исключено, что название воздушного судна также приснилось во сне инженеру. В противном случае не совсем ясна его логика.

В греческой мифологии гигант Антей черпал свои силы исключительно от матери земли и терял свое могущество, как только отрывался от почвы. Это особенность стала для Антея роковой в схватке с Гераклом: тот высоко подбросил его в воздух, а затем обессиленному сломах хребет.

Интересно, что завистники из НАТО называют наш самолет Cock (одно из значений, которого «Петух»). Видимо, классификаторы Северо-Атлантического альянса слишком мало спят.

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/2477424/post289996155/

Вещий сон

Вещий сон Павла Петровича

ил-был купец, у него было два сына: Дмитрий да Иван. Раз вечером сказал им отец:

– Ну, дети, кому что во сне привидится, поутру мне поведайте; а кто утаит свой сон, того казнить велю.

Вот наутро приходит старший сын и сказывает отцу:

– Снилось мне, батюшка, будто брат Иван высоко летал по поднебесью на двенадцати орлах; да еще будто пропала у тебя любимая овца.

– А тебе, Ваня, что привиделось?

– Не скажу! – отвечал Иван.

Сколько отец ни принуждал его, он уперся и на все увещания одно твердил: “Не скажу!” да “Не скажу!” Купец рассердился, позвал своих приказчиков и велел взять непослушного сына и привязать к столбу на большой дороге.

Приказчики схватили Ивана и, как сказано, привязали его к столбу крепко-накрепко. Плохо пришлось доброму молодцу: солнце печет его, голод и жажда измучили.

Случилось ехать по той дороге молодому царевичу; увидал он купеческого сына, сжалился и велел освободить его, нарядил в свою одежду, привез к себе во дворец и начал расспрашивать:

– Кто тебя к столбу привязал?

– Родной отец прогневался.

– Чем же ты провинился?

– Не хотел рассказать ему, что мне во сне привиделось.

– Ах, как же глуп твой отец, за такую безделицу да так жестоко наказывать… А что тебе снилось?

– Не скажу, царевич!

– Как не скажешь? Я тебя от смерти избавил, а ты мне грубить хочешь? Говори сейчас, не то худо будет!

– Отцу не сказал и тебе не скажу!

Царевич приказал посадить его в темницу; тотчас прибежали солдаты и отвели его в каменный мешок.

Прошел год, вздумал царевич жениться, собрался и поехал в чужедальнее государство свататься к Елене Прекрасной. У того царевича была родная сестра, и вскоре после его отъезда случилось ей гулять возле самой темницы.

Увидал ее в окошечко Иван – купеческий сын и закричал громким голосом:

– Смилуйся, царевна, выпусти меня на волю! Может, и я пригожуся. Ведь я знаю, что царевич поехал к Елене Прекрасной свататься; только без меня ему не жениться, а разве головой поплатиться. Чай, сама слышала, какая хитрая Елена Прекрасная и сколько женихов на тот свет спровадила.

– А ты берешься помочь царевичу?

– Помог бы, да крылья у сокола связаны.

Царевна тотчас же отдала приказ выпустить его из темницы.

Иван – купеческий сын набрал себе товарищей, и было всех их и с Иваном двенадцать человек, а похожи друг на дружку словно братья родные – рост в рост, голос в голос, волос в волос. Нарядились они в одинаковые кафтаны, по одной мерке шитые, сели на добрых коней и поехали в путь-дорогу.

Ехали день, и два, и три; на четвертый подъезжают к дремучему лесу, и послышался им страшный крик.

– Стойте, братцы! – говорит Иван. – Подождите немножко, я на тот шум пойду.

Соскочил с коня и побежал в лес; смотрит – на поляне три старика ругаются.

– Здравствуйте, старые! Из-за чего у вас спор?

– Эх, младой юноша! Получили мы от отца в наследство три диковинки: шапку-невидимку, ковер-самолет и сапоги-скороходы; но вот уже семьдесят лет, как спорим, а поделиться никак не можем.

– Хотите, я вас разделю?

– Сделай милость!

Иван – купеческий сын натянул свой тугой лук, наложил три стрелочки и пустил в разные стороны; одному старику велит направо бежать, другому – налево, а третьего посылает прямо:

– Кто из вас первый принесет стрелу, тому шапка-невидимка достанется; кто второй явится, тот ковер-самолет получит; а последний пусть возьмет сапоги-скороходы.

Старики побежали за стрелками, а Иван – купеческий сын забрал все диковинки и вернулся к своим товарищам.

– Братцы, – говорит, – пускайте своих добрых коней на волю да садитесь ко мне на ковер-самолет.

Живо уселись все на ковер-самолет и полетели в царство Елены Прекрасной.

Прилетели к ее стольному городу, опустились у заставы и пошли разыскивать царевича. Приходят на его двор.

– Что вам надобно? – спросил царевич.

– Возьми нас, добрых молодцев, к себе на службу; будем тебе радеть и добра желать от чистого сердца.

Царевич принял их на свою службу и распределил: кого в повара, кого в конюхи, кого куда.

В тот же день нарядился царевич по-праздничному и поехал представляться Елене Прекрасной. Она его встретила ласково, угостила всякими яствами и дорогими напитками и потом стала спрашивать:

– А скажи, царевич, по правде, зачем к нам пожаловал?

– Да хочу, Елена Прекрасная, к тебе посвататься; пойдешь ли за меня замуж?

– Пожалуй, я согласна; только выполни наперед три задачи. Если выполнишь – буду твоя, а нет – готовь свою голову под острый топор.

– Задавай задачу!

– Будет у меня завтра, а что – не скажу; ухитрись-ка, царевич, да принеси к моему незнаемому свое под пару.

Воротился царевич на свою квартиру в большой кручине и печали. Спрашивает его Иван – купеческий сын:

– Что, царевич, невесел? Али чем досадила Елена Прекрасная? Поделись своим горем со мной, тебе легче будет.

– Так и так, – отвечает царевич, – задала мне Елена Прекрасная такую задачу, что ни один мудрец в свете не разгадает.

– Ну, это еще небольшая беда! Ложись спать; утро вечера мудренее, завтра дело рассудим.

Царевич лег спать, а Иван – купеческий сын надел шапку-невидимку да сапоги-скороходы – и марш во дворец к Елене Прекрасной; вошел прямо в почивальню и слушает. Тем временем Елена Прекрасная отдавала такой приказ своей любимой служанке:

– Возьми эту дорогую материю и отнеси к башмачнику: пусть сделает башмачок на мою ногу, да как можно скорее.

Служанка побежала куда приказано, а следом за ней и Иван пошел.

Мастер тотчас же за работу принялся, живо сделал башмачок и поставил на окошко; Иван – купеческий сын взял тот башмачок и спрятал потихоньку в карман.

Засуетился бедный башмачник – из-под носу пропала работа; уж он искал, искал, все уголки обшарил – все понапрасну! “Вот чудо! – думает. – Никак, нечистый со мной пошутил!” Нечего делать, взялся опять за иглу, сработал другой башмачок и понес к Елене Прекрасной.

– Экий ты мешкотный! – сказала Елена Прекрасная. – Сколько времени за одним башмачком провозился!

Села она за рабочий столик, начала вышивать башмак золотом, крупным жемчугом унизывать, самоцветными камнями усаживать.

А Иван тут же очутился, вынул свой башмачок и сам то же делает: какой она возьмет камушек, такой и он выбирает; где она приткнет жемчужину, так и он насаживает.

Кончила работу Елена Прекрасная, улыбнулась и говорит:

– С чем-то царевич завтра покажется!

“Подожди – думает Иван, – еще неведомо, кто кого перехитрит!”

Воротился домой и лег спать; на заре на утренней встал он, оделся и пошел будить царевича; разбудил и дает ему башмачок.

– Поезжай, – говорит, – к Елене Прекрасной и покажи башмачок – это ее первая задача!

Царевич умылся, принарядился и поскакал к невесте; а у ней гостей собрано полны комнаты – все бояре да вельможи, люди думные. Как приехал царевич, тотчас заиграла музыка, гости с мест повскакивали, солдаты на караул сделали.

Елена Прекрасная вынесла башмачок, крупным жемчугом унизанный, самоцветными камнями усаженный; а сама глядит на царевича, усмехается. Говорит ей царевич:

– Хорош башмак, да без пары ни на что не пригоден! Видно, надо подарить тебе другой такой же!

С этим словом вынул он из кармана другой башмачок и положил его на стол. Тут все гости в ладоши захлопали, в один голос закричали:

– Ай да царевич! Достоин жениться на нашей государыне, на Елене Прекрасной.

– А вот увидим! – отвечала Елена Прекрасная. – Пусть исполнит другую задачу.

Вечером поздно воротился царевич домой еще пасмурней прежнего.

– Полно, царевич, печалиться! – сказал ему Иван – купеческий сын. – Ложись спать, утро вечера мудренее.

Уложил его в постель, а сам надел сапоги-скороходы да шапку-невидимку и побежал во дворец к Елене Прекрасной. Она в то самое время отдавала приказ своей любимой служанке:

– Сходи поскорей на птичий двор да принеси мне уточку. Служанка побежала на птичий двор, а Иван за нею; служанка ухватила уточку, а Иван – селезня и тем же путем назад пришел.

Елена Прекрасная села за рабочий столик, взяла утку, убрала ей крылья лентами, хохолок – бриллианта ми; Иван – купеческий сын смотрит да то же творит над селезнем.

На другой день у Елены Прекрасной опять гости, опять музыка; выпустила она свою уточку и спрашивает царевича:

– Угадал ли мою задачку?

– Угадал, Елена Прекрасная! Вот к твоей уточке пара, – и пускает тотчас селезня…

Тут все бояре в один голос крикнули:

– Ай да молодец царевич! Достоин взять за себя Елену Прекрасную!

– Постойте, пусть исполнит наперед третью задачу. Вечером воротился царевич домой такой пасмурный, что и говорить не хочет.

– Не тужи, царевич, ложись лучше спать; утро вечера мудренее, – сказал Иван – купеческий сын.

Сам скорей надел шапку-невидимку да сапоги-скороходы и побежал к Елене Прекрасной. А она собралась на синее море ехать, села в коляску и во всю прыть понеслася; только Иван – купеческий сын ни на шаг не отстает.

Приехала Елена Прекрасная к морю и стала вызывать своего дедушку. Волны заколыхалися, и поднялся из воды старый дед – борода у него золотая, на голове волосы серебряные. Вышел он на берег:

– Здравствуй, внучка! Давненько я с тобою не виделся: все волосы перепутались – причеши.

Лег к ней на колени и задремал сладким сном. Елена Прекрасная чешет деда, а Иван – купеческий сын у ней за плечами стоит.

Видит она, что старик заснул, и вырвала у него три серебряных волоса; а Иван – купеческий сын не три волоса – целый пучок выхватил. Дед проснулся и закричал:

– Что ты! Ведь больно!

– Прости, дедушка! Давно тебя не чесала, все волоса перепутались.

Дед успокоился и немного погодя опять заснул. Елена Прекрасная вырвала у него три золотых волоса; а Иван – купеческий сын схватил его за бороду и чуть не всю оторвал.

Страшно вскрикнул дед, вскочил на ноги и бросился в море.

“Теперь царевич попался! – думает Елена Прекрасная. – Таких волос ему не добыть”.

На следующий день собрались к ней гости; приехал и царевич. Елена Прекрасная показывает ему три волоса серебряные да три золотые и спрашивает:

– Видал ли ты где этакое диво?

– Нашла чем хвастаться! Хочешь, я тебе целый пучок подарю?

Вынул и подал ей клок золотых волос да клок серебряных.

Рассердилась Елена Прекрасная, побежала в свою почивальню и стала смотреть в волшебную книгу: сам ли царевич угадывает или кто ему помогает? И видит по книге, что не он хитер, а хитер его слуга, Иван – купеческий сын.

Воротилась к гостям и пристала к царевичу:

– Пришли ко мне своего любимого слугу.

– У меня их двенадцать.

– Пришли того, что Иваном зовут.

– Да их всех зовут Иванами!

– Хорошо, – говорит, – пусть все придут! – А в уме держит: “Я и без тебя найду виноватого!”

Отдал царевич приказание – и вскоре явились во дворец двенадцать добрых молодцев, его верных слуг; все на одно лицо, рост в рост, голос в голос, волос в волос.

– Кто из вас большой? – спросила Елена Прекрасная.

Они разом все закричали:

– Я большой! Я большой!

“Ну, – думает она, – тут спроста ничего не узнаешь!”- и велела подать одиннадцать простых чарок, а двенадцатую золотую, из которой завсегда сама пила; налила те чарки дорогим вином и стала добрых молодцев потчевать.

Никто из них не берет простой чарки, все к золотой потянулись и давай ее вырывать друг у друга: только шуму наделали да вино расплескали!

Видит Елена Прекрасная, что шутка ее не удалася; велела этих молодцев накормить-напоить и спать во дворце положить.

Вот ночью, как уснули все крепким сном, она пришла к ним с своею волшебною книгою, глянула в ту книгу и тотчас узнала виновного; взяла ножницы и остригла у него висок.

“По этому знаку я его завтра узнаю и велю казнить”.

Поутру проснулся Иван – купеческий сын, взялся рукою за голову – а висок-то острижен; вскочил он с постели и давай будить товарищей:

– Полно спать, беда близко! Берите-ка ножницы да стригите виски.

Через час времени позвала их к себе Елена Прекрасная и стала отыскивать виноватого… Что за чудо? На кого ни взглянет – у всех виски острижены. С досады ухватила она свою волшебную книгу и забросила в печь.

После того нельзя было ей отговариваться, надо было выходить замуж за царевича. Свадьба была веселая; три дня народ веселился, три дня кабаки и харчевни стояли отворены – кто хочешь приходи, пей и ешь на казенный счет!

Как покончились пиры, царевич собрался с молодою женой ехать в свое государство, а двенадцать добрых молодцев вперед отпустил.

Вышли они за город, разостлали ковер-самолет, сели и поднялись выше облака ходячего; летели, летели и опустились как раз у того дремучего леса, где своих добрых коней покинули.

Только успели сойти с ковра, глядь – бежит к ним старик со стрелкою. Иван – купеческий сын отдал ему шапку-невидимку. Вслед за тем прибежал другой старик и получил ковер-самолет, а там и третий – этому достались сапоги-скороходы.

Говорит Иван своим товарищам:

– Седлайте, братцы, лошадей, пора в путь отправляться.

Они тотчас изловили лошадей, оседлали их и поехали в свое отечество.

Приехали и прямо к царевне явились; та им сильно обрадовалась, расспросила о своем родном братце: как он женился и скоро ль домой будет?

– Чем же вас, – спрашивает, – за такую службу наградить?

Отвечает Иван – купеческий сын:

– Посади меня в темницу, на старое место.

Как его царевна ни уговаривала, он таки настоял на своем: взяли его солдаты и отвели в темницу.

Через месяц приехал царевич с молодою супругою; встреча была торжественная: музыка играла, в пушки палили, в колокола звонили, народу собралось столько, что хоть по головам ступай!

Пришли бояре и всякие чины представляться царевичу; он осмотрелся кругом и стал спрашивать:

– Где же Иван, мой верный слуга?

– Он, – говорят, – в темнице сидит.

– Как в темнице? Кто смел посадить? Говорит ему царевна:

– Ты же сам, братец, на него опалился и велел держать в крепком заточении. Помнишь, что его про какой-то сон расспрашивал, а он сказать не хотел?

– Неужели ж это он?

– Он самый; я его на время к тебе отпускала.

Царевич приказал привести Ивана – купеческого сына, бросился к нему на шею и просил не попомнить старого зла.

– А знаешь, царевич, – говорит ему Иван, – все, что с тобою случилося, мне было наперед ведомо, все это я во сне видел; оттого тебе и про сон не сказывал.

Царевич наградил его генеральским чином, наделил богатыми именьями и оставил во дворце жить.

Иван – купеческий сын выписал к себе отца и старшего брата, и стали они все вместе жить-поживать, добра наживать.

Источник: http://lukoshko.net/story/veschiy-son.htm

Book for ucheba
Добавить комментарий