Визитаторы

ВИЗИТАЦИЯ

Визитаторы

[лат. visitatio, греч. ἡ ἐπίσκεψις], обозрение начальствующими духовными лицами в целях надзора подведомственных им учреждений, в особенности находящихся в удалении от места служения самого начальственного лица,- одна из форм осуществления контролирующей власти. Практика В.

в Церкви восходит к апостолам, к-рые периодически посещали основанные ими общины, укрепляя христиан в вере и, кроме того, контролируя служение епископов, пресвитеров, диаконов, диаконисс (1 Тим 1. 3-4; 6. 12, 18; Тит 1. 4-5). В эпоху мужей апостольских и последующий период епископы посещали общины, находившиеся в их юрисдикции.

Об объезде епархий правящим архиереем свидетельствуют и отцы Церкви. Свт. Афанасий I Великий неоднократно совершал В. подчиненных ему епархий. Так, свое 2-е праздничное (пасхальное) послание к пастве он написал, совершая объезд Фиваиды, 4-е послание – посещая Пентаполь и Аммониак (Athanas. Alex. Ep. pasch. 2, 4; см. также: Idem. Apol.

contr. ar. 17). Свт. Григорий, еп. Нисский, в похвальном Слове свт. Григорию Чудотворцу рассказывает, что святитель незадолго до смерти объезжал окормляемые им приходы, для того чтобы выявить причины заблуждений и обличить неверных (Greg. Nyss. De vita Greg. Thaum. // PG. 46. Col. 953-954). Свт.

Иоанн Златоуст увещевал епископов иметь попечение о своем здоровье, ибо больной не может совершать поездки в вверенные ему общины епархии (In ep. ad Tit. 1. 4). В Зап. Церкви также существовала практика В. епископами общин, находящихся в городах и в отдаленных местах (Aug. Ep. 209. 2). Так, Сульпиций Север сопровождал свт.

Мартина Милостивого, еп. Турского, в его поездке по сельской местности с целью В. приходов (Sulp. Sev. Ep. ad Eus. // Idem. Dial. 2. 3).

Ввиду умножения числа христ. общин и, в частности, в связи с образованием общин в сельской местности для их окормления и надзора за ними поставлялись хорепископы. В кон. IV в. институт хорепископов исчезает из церковной жизни; согласно 57-му прав.

Лаодикийского Собора, «не подобает в малых градах и селах поставляти епископов, но периодевтов». С этих пор обязанность посещения удаленных от кафедрального города общин стала возлагаться на пресвитеров – периодевтов, подобных нынешним благочинным.

Естественно, что и сами епископы продолжали осуществлять надзор за находящимися в их окормлении приходскими общинами, в т. ч. и через В., личные посещения. На Западе, где в делах епархиального управления важная роль принадлежала архидиаконам, В.

приходов помимо епископов часто совершали по их поручению архидиаконы (Baccrabère. Col. 1517-1518).

На Руси в древности епископы осуществляли В. либо лично, либо через уполномоченных на то лиц – клирошан (клириков кафедрального собора), наместников, впосл.

, в московскую эпоху,- через старост поповских, десятильников, протопопов, заказчиков, а также через светских чиновников, состоявших на службе в архиерейском доме, – бояр, дворян, дьяков и подьячих.

При объезде епархии архиерей творил суд в пределах своей компетенции, к-рая до имп. Петра I Алексеевича, на основании «Церковного устава» св. Владимира, выходила далеко за границы собственно церковных дел, взимал в связи с этим судебные пошлины.

Так, Новгородские архиепископы, приезжая в Псков, когда он входил в Новгородскую епархию, оставались в нем в течение месяца, находясь на содержании горожан, творя в городе суд и взимая судебные пошлины.

«Духовный регламент» (1721) возлагает на епархиальных архиереев обязанность раз в год или по меньшей мере раз в 2 года объезжать свою епархию (Духовный регламент. Ч. 2. О епископах. 17). При многочисленности приходов эта обязанность не предполагала посещения всех или даже большей части приходов.

Многие из приходов не посещались архиереями в течение десятков лет, а особенно удаленные – вообще никогда.

Поэтому в синодальную эпоху непременное посещение всех приходов в целях надзора за ними возлагалось на заказчиков или на благочинных, «дабы лишних безлюдных церквей не строено, дабы иконам святым ложных чудес не вымышлено, також о кликушах, о телесах мертвых несвидетельствованных и прочих, всего того добре наблюдать» (Там же. 8).

В соответствии с «Инструкцией благочинным приходских церквей» (1775), епархиальное начальство осуществляло надзор над церквами и духовенством округа через благочинного, для чего он обязан был не реже 2 раз в году посетить все приходы своего округа, при этом благочинный наблюдал за тем, чтобы духовенство неукоснительно исполняло свои обязанности, касающиеся богослужения, распоряжения церковным имуществом и ведения метрических книг. О всех недостатках благочинный обязан был немедленно сообщать архиерею. При появлении в приходах лжеучителей, «ханжей», кликуш благочинный должен был, если его увещевания не имели успеха, сообщать об этом органам прокурорского надзора.

Обязанность посещать приходы своей епархии возлагалась на правящих архиереев «Определением об епархиальном управлении», принятым Поместным Собором Православной Российской Церкви 1917-1918 гг., «Положением об управлении Русской Православной Церкви», изданным Поместным Собором 1945 г., а также Уставом об управлении Русской Православной Церкви, принятым Поместным Юбилейным Собором 1988 г.

В ныне действующем Уставе Русской Православной Церкви, изданном Архиерейским юбилейным Собором 2000 г.

, указывается, что епархиальный архиерей «согласно канонам, посещает приходы своей епархии и осуществляет контроль за их деятельностью непосредственно или через своих полномочных представителей» (Х 1. 17 ж).

При этом обязанность посещения всех без исключения приходов Устав возлагает на благочинных: «Осуществляя свои обязанности, благочинный по крайней мере раз в год посещает все приходы своего округа, проверяя богослужебную жизнь, внутреннее и внешнее состояние храмов и иных церковных построек, а также правильность ведения приходских дел и церковного архива, знакомясь с религиозно-нравственным состоянием верующих» (Х 5. 53). Благочинный обязан также ежегодно представлять епархиальному архиерею отчет о состоянии благочиния (Х 5. 56).

Помимо В. внутри епархий во все эпохи церковной истории предстоятели Поместных Церквей в разных формах осуществляли В. епархий, находящихся в их юрисдикции.

В Русской Церкви таким правом располагали митрополиты Киевские, затем Московские и, наконец, Патриархи, но оно не принадлежало Первоприсутствующим в Святейшем Синоде в синодальный период. Восстановив Патриаршество, Поместный Собор 1917-1918 гг. предоставил Святейшему Патриарху право В.

всех епархий Российской Церкви. Аналогичное положение содержится в «Положении об управлении Русской Православной Церкви» 1945 г. и в Уставе об управлении РПЦ 1988 г.

В ныне действующем Уставе РПЦ говорится, что Патриарх «имеет право посещения в необходимых случаях всех епархий Русской Православной Церкви» (Ап. 34, Антиох. 9, Карф. 52 (63)) (IV 7c). За время своего Первосвятительского служения Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II совершил многочисленные В. епархий Русской Церкви; многие из них он посетил многократно.

В. епархий и приходов в разных формах осуществляется и в др. автокефальных правосл. Церквах. Поскольку во многих из них территории епархий значительно меньше, чем в РПЦ, частота обязательных посещений епископом вверенных ему приходов не определяется или рекомендуется посещать их как можно чаще: напр., Устав Румынской Православной Церкви (Гл. II. Отд. IV 1. Ст.

90) предписывает епископам совершать как можно больше пастырских визитов в своей епархии и сообщать о состоянии дел в Свящ. Синод и епархиальное собрание. Устав Болгарской Православной Церкви обязывает епископов посещать городские приходы раз в год, а сельские – когда к тому есть возможность (Гл. IX. Чл. 144. 12) и каждые 3 года представлять в Св.

Синод отчет о состоянии епархиальных дел (Там же. 15).

В католич. Церкви в средневековье внутри еп-ств, или диоцезов, В. осуществлялась обыкновенно не самими епископами, а епископальными архидиаконами. Но Тридентский Собор постановил, чтобы епископы лично визитировали еп-ство ежегодно или, если еп-ство обширно, в 1-й год – большую часть, оставшуюся – в следующем году (Sess.

24: De ref. Can. 3); только ввиду исключительных обстоятельств епископ мог назначать специального визитатора (Ibidem). Ныне действующий Кодекс канонического права католич. Церкви возлагает на епископов обязанность посещать в течение года хотя бы часть приходов и иных учреждений своего еп-ства, с тем чтобы полная В.

еп-ства совершалась за 5 лет (CIC 395-397). На деканов, соответствующих нашим благочинным, возлагалась ранее обязанность ежегодно обозревать приходы своих деканатов.

В ныне действующем Кодексе предусматривается обязанность декана (окружного викария) посещать приходы своего деканата, но периодичность таких посещений не регламентируется (CIC 555).

Термин «визитация» употребляется в католич. Церкви и с др. значением – посещение Рима епископами католич. Церкви. С одной стороны, такая В. носит паломнический характер, т. к. целью ее является поклонение могилам святых апостолов Петра и Павла, с др. стороны, сопряжена с отчетом папе о церковной жизни еп-ства, находящегося в юрисдикции епископа, совершающего В. (см. Ad limina apostolorum).

Лит.: Acta genuina S. et Oecumenici Concilii Tridentini. Lpz., 1874. T. 2; Никодим [Милаш], еп. Далматинский. Православное церковное право. СПб., 1897. С. 377-378; Суворов Н. С. Учебник церковного права. М., 1912. С. 220-221, 263; Baccrabère G. Visite canonique // DDC. T. 7. Col. 1512-1619.

Источник: http://www.pravenc.ru/text/158434.html

Визитаторы

Визитаторы

Из всех служителей наиболее важными в плане влияния на монахов были визитаторы, эти missi dominici[50] центральной власти.

В нашем распоряжении достаточно их отчетов, в частности из Клюни, напичканных всевозможными сведениями.

Это поистине подробнейший обзор всего, что подметили эти средневековые «досмотрщики», инспектируя помещения, отслеживая повседневную жизнь в монастыре, опрашивая монахов с глазу на глаз.

Вот некоторые, собранные наудачу отрывки из этих отчетов: в таком-то монастыре не соблюдалась тишина, и лампада в алтаре не горела денно и нощно. Один монах поранился и лишился пальца, так как к нему не было проявлено внимание.

Такой-то приор парализован и не способен дальше управлять монастырем, поэтому следовало бы назначить ему заместителя, но лишать его этой должности было бы непристойно: аббат, немощный ныне, все равно еще пользуется доброй репутацией. В каком-то другом монастыре за неимением книг монахи не могут достойно славить Господа.

Еще где-то после дождя протекла крыша, или пол поврежден, или монахи не спят в общей спальне и не питаются вместе, не носят одежды и обуви по уставу…

Визитаторы отмечали, что монахи продают вино и хлеб, которые получают в качестве пайка и главного блюда. Кроме того, они не творят милостыню или удерживают часть ее у себя.

Такой-то приор замечен в нерадивости: ему предписывалось просить прощения своих грехов накануне генерального капитула.

Другой приор отличился негостеприимством, и его сместили с должности «без снисхождения», то есть без извинения.

Картезианский сборник обычаев предостерегает монахов от дачи «каких-либо показаний, продиктованных хитростью, ненавистью или завистью». Другая же статья сборника советует каждому, начиная с приора, не быть злопамятным по отношению к тому, кто когда-либо делал ему упреки.

Каждый монах должен понять, что все сказанное проистекало из одной только милости и поэтому должно быть принято тоже в духе благоволения и смирения. Хочется на это надеяться. После завершения своих наблюдений визитаторы составляли отчет.

Этот документ обычно не содержал ни льстивых восхвалений, ни резких упреков. Визитаторы избегали выделения мелких и незначительных фактов. Их девиз: «Puram veritatem simplicibus verbis» – «Излагать чистую правду простыми словами».

Затем, «поскольку случаев согрешить всегда предостаточно в такого рода общении», визитаторы и вся братия, распростершись ниц, вместе возносили Conflteor[51].

Приор обязан сообщить визитатору о своем намерении уйти в отставку, но тот может позволить ему это только с согласия генерального капитула или преподобного отца, главы ордена.

Та же статья уточняет, что поспешность особенно неуместна, когда этой отставки слишком настойчиво добиваются многие монахи, так как необходимо время, чтобы поразмыслить и установить, не является ли это упорное единодушие банальными интригами.

Глава XXIII «De visitationibus» («О проверках») Устава картезианского ордена гласит, что в серьезных случаях визитатор вправе потребовать рассказать ему всю правду без утайки и даже дать клятву, чтобы подтвердить истинность сообщаемых сведений. Но при этом добавлено: если только он не имеет оснований опасаться, что его требование вызовет клятвопреступление.

Если визитатору приходится решать острый или деликатный вопрос, то он спрашивает мнение приора. Завершенный отчет зачитывается в присутствии всей монастырской братии и вручается приору, который на тот или иной праздник вновь зачитает его.

Не стоит даже говорить о том, что визитаторы, «эти возмутители спокойствия» в монастыре, находили далеко не радушный прием.

В 1262 году Клерво отказался принять аббата Сито в качестве визитатора, тот же, в свою очередь, ответил угрозой отлучения.

Инспекции простых монахов, даже если их делегировала центральная власть, оказывались малоэффективны; с подобными поручениями лучше всего было посылать прелатов, но тех явно не хватало. В некоторых местах визитаторов побивали камнями…

От визитаторов требовалось, чтобы они имели смелость взять на себя эту ответственность. Но так бывало не всегда. В аббатствах на комменде[52] аббатом являлся феодальный сеньор, редко бывавший там, живший на широкую ногу благодаря доходам от аббатства и вовсе не склонный принимать у себя визитаторов.

Они довольствовались тем, что посылали ему духовные увещевания с напоминаниями монахам, что они не должны отлучаться из обители без причины (но по опыту можно утверждать, что причины находились постоянно), не впадать в крайности (неопределенное понятие), не позволять себе излишеств (но где границы необходимого?), не вести разговоров с гостями (а как же радушный прием? а как нести доброе слово везде, где это представляется необходимым?)… Толку от этого, как правило, было мало.

Редко находились такие визитаторы, как Роберт Гросстест, епископ Линкольна, который сразу переходил к делу: во время своего пасторского инспектирования в 1236 году он снял с постов семерых аббатов и четырех приоров.

Иногда и сам визитатор под каким-либо предлогом терпимо относился к тому, что он должен бы и запретить.

Причина сего заключалась либо в том, что он сам был из монастыря, где данная практика разрешалась, либо он скептически смотрел на эффективность своего запрета.

Формулировка дома Никола Молена раскрывает секрет картезианского долгожительства: «Сила картезианцев – в молчании, уединении, генеральном капитуле и системе контроля».

Автор напоминает о двух духовных и двух институционных факторах, которые, вероятнее всего, перечисляются по мере уменьшения степени важности.

Но сколько мудрости в том, чтобы объединить их, не выделяя какого-либо фактора отдельно и не преуменьшая значения духовного перед институционным, и наоборот!

[50]Королевские посланники (лат.)

[51]Исповедаюсь (лат.)

[52]пользование доходами с аббатства (Прим. ред.)

Источник: http://indbooks.in/mirror2.ru/?p=290207

Book for ucheba
Добавить комментарий