Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями

Балабанова Л.М. Судебная патопсихология >> 10. 3. Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями Внушаемость, по данным ряда авторов, относится к числу тех внутре..

Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями

10. 3. Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями Внушаемость, по данным ряда авторов, относится к числу тех внутренних обстоятельств, которые активно участвуют в детерминации преступного поведения. Ее криминогенную роль можно проследить при совершении самых разнообразных преступлений: хищений, краж, убийств, хулиганства и др.

Она наиболее очевидна в групповом преступном поведении, и можно утверждать, что внушаемость представляет собой одну из психологических основ такого поведения. Внушаемость способствует противоправным действиям несовершеннолетних, часто совершаемым в группе.

Внушаемость также наблюдается и при одиночных преступлениях под влиянием каких — либо идей, представлений, имеющих для индивида значительную ценность. Внушаемость может выступать в качестве барьера, препятствующего реализации воспитательных, профилактических усилий, в том числе в деле перевоспитания и исправления осужденных.

В этих ситуациях подобные усилия блокируются воздействиями тех лиц, престиж и авторитет которых оцениваются как более предпочтительные. Рассмотрим, что же такое внушение.

Внушение представляет собой механизм психологического воздействия на личность, в результате которого субъект усваивает внешние для него побуждения, оценки, формы поведения. Оно является существенным фактором мотивации поведения, в том числе противоправного.

Главные признаки состояния внушения по В. М. Бехтереву: — некритичность субъекта; — невозможность произвольной коррекции внушенного содержания.

В настоящее время в литературе дискутируется вопрос о том, существует ли внушаемость как личностная черта. Большинство авторов связывает внушаемость с общей личностной и интеллектуальной незрелостью (В. Н. Куликов, 1972).

В клинических исследованиях внушаемость относят к чертам истерической личности (А. Якубик, 1982).

Внушаемость также связывают с интеллектуальной недостаточностью, с отрицательным отношением к себе, с неуверенностью в своих силах, низкой самооценкой, определяющими ориентацию в поведении на мнения других людей.

Существует точка зрения, что внушаемость является не устойчивой, а относительной (ситуационной) чертой личности, проявляющейся только в соответствующих ситуационных условиях.

Исторический опыт показывает, что внушение и внушаемость по отношению к персонифицированным источникам, определенным идеям могут оказывать существенное влияние на поведение не только малых, но и больших групп, охватывать целые страны, побуждать огромные массы людей к совершению противоестественных и преступных действий. Так, в своей книге (1994) Э.

Фромм проводит анализ личности Гитлера, пытаясь ответить на вопрос, как этот человек сумел стать влиятельной фигурой в Европе, вызывать восхищение и преклонение в своей стране и во многих других странах. В результате своих исследований Э. Фромм пришел к следующим выводам относительно структуры характера Гитлера.

Во — первых, все, что говорил и писал Гитлер, выдает его стремление властвовать над слабыми и характеризует его, по мнению Э. Фромма, как садомазохистский авторитарный тип личности. Во — вторых, Гитлер был ярко выраженной личностью, что проявлялось в явлениях нарциссизма. Он интересовался только собой, только> своими желаниями, только своими мыслями.

У него наблюдалось полное отсутствие интереса ко всему, что лично ему не могло быть полезным. Замкнутость и холодность Гитлера являлись источниками его суггестивных способностей, вызывая у окружающих страх, смешанный с восхищением. Еще одним фактором, объясняющим суггестивные способности Гитлера, была его непоколебимая уверенность в своих идеях.

Дело в том, что человеку необходима система координат, жизненных, ценностных ориентации, некая карта его природного и социального мира, без которой, по выражению Э. Фромма, он может заблудиться и утратить способность действовать целенаправленно и последовательно.

Потребностью в системе ценностных координат объясняются факты подверженности человека иррациональным доктринам политического, религиозного или какого — нибудь иного толка.

В обстановке социальной и политической неопределенности, как это было в Германии в 20 — е годы, люди с достаточно некритичным мышлением обращают свои взоры к фанатику, умеющему ответить на все вопросы, и готовы объявить его . Гитлер, будучи блестящим актером, обладал еще одним важным даром — был демагогом, демонстрирующим простоту слога.

Он брал факты, подтверждавшие его тезис, грубо лепил их один к другому и получал текст вполне убедительный, по крайней мере, для людей, не отягощенных критической способностью разума.

Это был человек, который, перескакивая из одной области знания в другую, ухитрялся благодаря хорошей памяти выстраивать более или менее связные цепочки фактов, специально выуженных из различных книг.

И хотя среди его слушателей были образованные и интеллигентные люди, многие из них были загипнотизированы его личностью и потому готовы были не замечать существенных пробелов в его знаниях. Подобны ситуации складываются и в настоящее время, что нередко приводит к формированию различных группировок, в том числе преступных.

Преступления под влиянием внушаемости и внушения совершались не только в групповой форме, но и в одиночку, лицами с психическими аномалиями. Так, суггестивные мотивы преступных действий, делающих поведение объективно необоснованным, оторванным от реальных потребностей субъекта, установлены у 7% психопатических личностей (В. В. Гульдан, 1984) и у 40,5% умственно отсталых, больных олигофренией в степени дебильности (О. Г. Сыропятов, 1985) Повышенная внушаемость лиц с психическими нарушениями, чаще всего умственно отсталых, деградировавших алкоголиков, истерических, неустойчивых психопатов, сознательно используется лидерами, отводящими этим лицам роль наиболее уязвимых исполнителей, а то и , на которых потом и пытаются свалить основную вину.

В качестве примера преступных действий, совершенных под влиянием внушения, приведем следующее наблюдение (цит. по Ю. М. Антоняну и В. В. Гульдану).

Б. , 29 лет, обвинялась в хищении денежных средств. С детства отличалась усидчивостью, прилежностью, исполнительностью. Окончила 8 классов и медицинское училище с отличием. В 23 года вышла замуж, от брака имеет двоих детей. Длительное время жила у родителей мужа, отношения с которыми б — ыли конфликтными.

Сильно уставала, настроение было подавленным, часто плакала, была раздражительной, плохо спала, похудела. Устроилась работать кассиром в парикмахерскую, намеревалась в последующем работать по специальности. По дороге с работы к Б. на улице подошла женщина, которая сказала ей, что она , спросила, где и с кем она живет, где работает, обещала помочь ей.

Следующую встречу она назначила в день получения Б. из банка крупной суммы денег. При этом присутствовали соучастницы, две другие женщины, лидеру, подтверждавшие ее . Через 10 дней Б. , получив деньги из банка и отвезя их на работу, отправилась на встречу с этой женщиной. Узнав, что Б.

пришла без денег, соучастницы стали требовать деньги, необходимые для , угрожали ей ухудшением состояния ее здоровья и от ношении с мужем. Б. вернулась в бухгалтерию, взяла из сейфа деньги в сумме 10 415 руб. На улице в процессе она отдала деньги одной из женщин, после чего все трое скрылись. Была привлечена к уголовной ответственности за хищение.

В период следствия обвиняла себя в случившем ся, говорила, что так подействовала на нее своей внешностью и поведением, что она была готова выполнить любое ее приказание.

При проведении комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы (назначенной с целью установления ее вменяемости), а также определения индивидуалъ но психологических особенностей личности, в частности внушаемости, и того, какое отражение они могли найти в ее поведении при совершении преступных действий, сообщила, что, когда подошли к ней на улице и с участливым лицои осведоми ласъ о ее самочувствии, пообешав помочь, у нее не возникло сомнений в искренности слов . В этот момент рядом оказалась женшина, которая была намерена принести за уже оказанную якобы ранее услугу значительную сумму денег. Была так словами , что согласиласъ исполнить ее условия. Первые дни после встречи самочувствие ее улучшилось, в последующие дни она с тревогой чего то ждала, часто вспоминала о происшедшем с ней, охотно пошла на повторную встречу. При встрече ощущала некоторую тревогу, волнение, а когда она отдала деньги , та сказала, чтобы. Б. закрыла глаза и так стояла три минуты. Открыв глаза и не увидев , некоторое время считала, что так и должно быть, затем, поняв, что ее обманули, она стала метаться по улице, искать и ее спутниц, но их уже нигде не было. Вернувшись на работу, сообщила о случившемся в милицию. Хорошо помнит все детали со бытии того периода, свои действия и ощушения. Суждения В. во многом примитивны. Наивна, доверчива, суеверна, верит во все и сплетни, которые рассказывают на работе. Запас сведений мал, круг интересов беден, однако она хорошо ориентиревана в вопросах практической жизни, понимает противоправный характер и тяжесть инкриминируемого ей деяния. Озабочена своей дальнейшей судьбой, тяжело переживает случившееся, винит себя в излишней доверчивости, раскаивается в совершенном. При исследовании интеллекта в тесте Равена правильно выполнила за 20 минут 30 заданий из 60. Уровень интеллекта невысок (нижняя граница нормы), однако выраженных интеллектуальных расстройств не обнаружено. Справляется с мыслительными операциями сравнения, обобщения, установления причинно — следственных связей. По данным теста ММИЛ, настроение снижено, высокий уровень тревоги, отгорожена, замкнута, чувствительна, ранима. По сравнению со средней линией профиля (70Т) очень низкие (40Т) показатели по 5 и шкале (идентификация с женской социальной ролью), свидетельствующие о стремлении к защищенности, опеке, подчинению. Себя характеризует . Самооценка, уровень притязаний снижены. Решения в семейных проблемах всегда принимает муж, так как .

В тесте Роршаха отчетливые показатели тревоги, сниженного настроения, невысокого интеллектуального уровня. По суммарным данным личностных методик, у Б. выявляются признаки эмоциональной неустойчивости, повышенная тревожность, низкая самооценка, трудность принятия самостоятельных решений, невысокий интеллектуальный уровень, недостаточность прогнозирования возможных последствий своих действий, особенно в стрессовых ситуациях, внушаемость, пассивная подчиняемостъ субъективно авторитетным лицам. Перечисленные признаки складываются в патопсихо логический синдром, в который наряду с указанными патохарактерологическими чертами входят и нормально психологическая доверчивость и мягкость, и гиперсоциальные установки личности. Криминогенность синдрома связана с рядом признаков, ведущим из которых является внушаемость. Экспертная комиссия пришла к заключению, что Б. психическим заболеванием не страдает. В период правонарушения она не обнаруживала признаков и какого — либо временного болезненного расстройства психической деятельность, могла отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. По судебно — психиатрической оценке, Б. вменяема относительно содеянного, так как медицинских предпосылок невменяемости в этом случае не имеется. Вместе с тем, выявленные при обследовании патохарактерологические особенности личности Б. , и прежде всего внушаемость, нашли отражение в ее поведении при совершении преступления, в процессе формирования суггестивного (внушенного) мотива противоправных действий. Свойственные ей особенности личности, психическое состояние, в котором Б. находилась при совершении преступления, ограничивали ее способность предвидеть возможные последствия своих действий и оказывать активное сопротивление внушающему воздействию со стороны соучастников>. Как уже было сказано выше, повышенная внушаемость лиц с психическими нарушениями сознательно используется лидерами преступных групп. Наиболее криминогенными в этом плане являются сочетание внушаемости и трудности осмысления событий, неспособности к прогнозированию возможных последствий своих действий, внушаемости и демонстративности; стремление произвести впечатление на окружающих; внушаемости и агрессивности; внушаемости и отсутствия самостоятельных нравственных ориентиров.

Повышенная внушаемость олигофренов используется и органами следствия. Зарегистрирован ряд уголовных дел, связанных с совершением тяжких преступлений, убийствами, сопряженными с изнасилованиями, совершенными в условиях, трудных для расследования, когда олигофрены в течение следствия давали признательные показания.

На более поздних этапах следствия выяснялась непричастность этих лиц к содеянному. Единственной гарантией от ошибок в этих случаях может стать участие адвоката на начальных этапах следствия и проведение тогда же комплексных психолого — психиатрических экспертиз.

Внушаемость как личностная черта может претерпевать, при особых обстоятельствах, удивительные превращения.

Внушаемость психопатических и акцентуированных личностей, лиц с психопатоподобными расстройствами способствует возникновению не только суггестивных форм поведения (пассивной подчиняемости, имитации, конформизма), но и появлению противоположных психических и психопатологических новообразований (стойких, некорригируемых идей и представлений).

На парадоксальную связь внушаемости и паранойи обратил внимание Е. Блейлер. Парадоксальное сочетание внушаемости и упрямства обнаружено у психопатических личностей с признаками инфантилизма. Однако психологические механизмы связи между внушаемостью и возникновением стойких сверхценных идей остаются неизученными.

Ответ на вопрос может быть прояснен при клинико — психолого — криминологическом изучении группы лиц, участвующей в работе религиозной секты , среди которых были практически здоровые, душевнобольные, психопатические и акцентуированные лица.

Психолого — психиатрическая экспертиза показала, что формирование устойчивой патологической системы отношений на основе внушения и внушаемости происходило следующим образом: — набор приемов привлечения внимания и интереса, рассчитанных на доверчивость аудитории (диагностика и лечение на расстоянии, по фотографии, розыск преступников); — использование повышенного интереса окружающих к восточной культуре, философии, развитию своих психологических способностей путем специального тренинга; — детально разработанный , в котором все имеет значение (внешний облик, легенда и т. д. ); — ненароком предъявляемые : рекомендательные письма, фотографии с известными лицами, книги с дарственными надписями известных писателей, ученых; — использование элементов так называемой эмоционально — стрессовой терапии, которые применяют и профессиональные психотерапевты. Однако цель психотерапевтов заключается в разрешении внутренних конфликтов пациента, в увеличении числа внутренне мотивированного поведения.

Мотивы руководителей религиозной секты сводились к самоутверждению, борьбе за первенство и власть в неформальном объединении, корысти. Целями же их действий были манипулирование окружающими, использование людей с психическими аномалиями для собственного самоутверждения, выкачивание денег.

Балабанова Л.М. Судебная патопсихология. Д., 1998.

   RSS    azps@azps.ru 

Источник: http://azps.ru/hrest/48/7284936.html

Раздел II Преступное поведение лиц с психическими аномалиями Глава 7 мотивация

Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями

Общиеподходы к проблеме

Спозицийсовременной психологии, личностьпонимается как социальноеявление, как социально-психологическаясущность каждого отдельногочеловека.

Соответствено, личностьопределяется, главным образом,социальными и социально-психологическимисвойствами, хотя и биологические(наследственные и др.

) качества при этомнельзя игнорировать,поскольку они накладывают определенныйотпечаток на различныестороны психических процессов,составляющих основу личности(Б. В. Зейгарник, 1986,идр).

Побудительнымстимулом, мотивом физической и психическойактивностиявляются потребности человека (А. Н.Леонтьев, 1965;Нюттен,1975,идр.).

В экспериментальной психологиипод мотивацией поведения подразумевается,прежде всего, биологические потребностии влечения (J.

Nuttin,1975), апод мотивом —стимули фактор сенсибилизации и активацииорганизма к данному стимулу. В жизни —этообычно объект-цель,а у человека —нередкои продукт воображения.

Учеловека мотивация зависит от прошлогоопыта и научения, от социальных,характерологических и культурныхфакторов. Уровень мотивацииопределяется выбором цели, уровнемпритязаний, успехом и неуспехом.

Можновыделить мотивации: биологическую,познавательную, социальную,положительную и отрицательную.

Неуспехв результате препятствийи других неблагоприятных обстоятельствможет порождать состояние конфликта ифрустрации, агрессии и регрессии,длительного психическогонапряжения, реакции замещения, смещенияи генерализации.

Мотивацияпреступного поведения являетсянепосредственной причинойпреступной деятельности. Ценностьданных о мотивах преступногоповедения заключается в следующем:

— они помогают вскрыть внутреннюю предопределенностьпоступковна индивидуальном уровне;

— мотивы отражают социальные условия, в которых рос иформировался человек,и поэтому дают возможность познать их.

Давайте рассмотрим,что же такое мотив?

Мотив—этовнутреннее побуждение к деятельности,субъективный

стимулчеловеческих поступков, в которомнаходят выражение движущие силы личности,связанные с удовлетворением егопотребностей (Ю. М. Антонян,В. В. Гульдан).

Знаниемотивов не только дает ответ на вопрос,почему совершаютсяте или иные действия, но и в чем их смыслдля данного индивида,какие нужды при этом удовлетворяются.Такой подход к мотиву даетвозможность понять, на что направленаактивность лица, ради чего выбранименно этот вариант поведения, а недругой, т.е. понять мотив как причину,определяющую направленность поведения.

Ещесохраняются весьма упрощенные, а подчаси неверные представленияо мотивах многих распространенныхпреступлений. Так, большинствокриминологов полагают, что корыстныепреступления всегда совершаютсятолько из корыстных побуждений.

Этопроисходит потому, чтомотивы корысти обычно «лежат» наповерхности и поэтому обращают насебя внимание в первую очередь.

Однакоповедение человека полимотивированои наряду с названным мотивом могутсуществовать и другие, в том числебессознательные или частично осознаваемые,которые также обусловливают преступныедействия.

ПроведенноеВ. В. Гульданом и Ю. М. Антоняном изучениемотивов преступленийпоказало, что их личностный смысл обычноускользает от сознания, слабо или вообщене охватывается им, нося бессознательныйхарактер. Это относится не только кнасильственным действиям против личностии хулиганству, но и к корыстнымпреступлениям.

В этой связи необходимосказать, что у каждого человека естьосновнаямопгивационная тенденция(или ведущие мотивы), составляющая,в определенном смысле, сущность еголичности и, в целом, определяющаяповедение.

Учет этой тенденции позволяетсвязать воедино и объяснить преступныедействия в прошлом,поведение в период отбывания наказанияи последующие поступки,а тем самым и прогнозировать поведение,учитывая и наличие аномалийпсихики.

Такимобразом, все большее число исследователейприходят к выводуо том, что мотивы многих преступленийносят бессознательный характер.Неосознанность мотивов не освобождаетот уголовной

ответственностиза совершение преступных действий,поскольку субъект осознает их уголовнонаказуемый характер. Сегодня можносказать, что мотивацияповедения является ключевым понятием,на основе которого могут быть объединеныусилия криминологов, психологов, судебныхпсихиатровпо изучению преступных и общественноопасных действий, а также по разработкемер по их предупреждению.

Вотечественной патопсихологии сложилосьцелое направление —школаБ. В. Зейгарник, в центре внимания которойнаходится анализ мотивационныхизменений в зависимости от различныхформ психических заболеванийи психической патологии. Многочисленныеисследования показали,что патология личности и представляетсобой, в основном, нарушенияв сфере мотивов.

В одних случаяхзаболевание меняет строение мотивов,нарушает их иерархию, опосредованность,в других —смыслообразующаяфункция мотива превращается лишь взнаемую.

Установлено, что патологические изменения личности состоят вутрате критиности иподконтрольностиповедения,в появлении новойведущей деятельности илиизменениипрежней(при алкоголизме, анорексии и т.д.).

Т. П.Печерникова, Б. В. Шостакович, В. В. Гульданвысказали предположениео том, что за внешне схожими противоправнымидействиямипсихопатических личностей и психическиздоровых лиц могут ле жать совершенноразличные механизмы мотивообразования.

Большинствоавторов работ о мотивации поведениясчитают источникомактивности потребности,нуждуорганизма в чем-либо. Множестворазличных объектов может выступать вкачестве предмета этой потребности,т.е. становиться мотивом, обладающимпобудительной и направляющей деятельностьфункцией.

К основным потребностямотносят такие,как: биологические (органические) —непосредственнообеспечивающиесуществование человека как индивида ипродолжение его впотомстве, индивидуально-психологические(обеспечивающие безопасностьв результате психологической адаптациив группе: иерархия взаимоотношений,механизмы конформизма и др.

) исоциально-психологические(мораль, нормы поведения, этика и эстетика,идеология и мировоззрение, отношениек общественному труду и т.д.)

Однакосоциально-правовые нормы регламентируюткак условия реализациипотребности, так и предмет ее. Принарушении этих норм поведение,направленное на реализацию потребности,становится преступнымили общественно опасным. Необходимосказать, что большие трудностипредставляет отделение нормальныхтипов личности от ненормальных,патологических, разнообразие которыхисключительно

велико,тем более, что недостаточно разработаныкритерии нормы и патологии личности,что одни и те же формы поведения, напримерасоциальныеи антисоциальные, наблюдаются в обоихслучаях.

Улиц с психическими аномалиями разнойнозологии выделяют триосновныхтипа мотивации поведения,определящие механизм общественноопасных действий.

Первыйтип характеризуетсяотсутствием (разрывом) связи междупотребностью, мотивом и поведением.Механизм их почти не изучен, их называюти беспотребностными,ибезмотивными.Сюдаотносят импульсивныедействия на фоне помрачения сознанияпри острых экзогенныхрасстройствах, а также под влияниемимперативных (приказывающих)галлюцинаций, при некоторых шизофреническихсиндромах.

Психопатологическиерасстройства, свободные от потребностей,мотивов,установок, сознания, побуждающиеповедение вне связи с характеромвнешних стимулов, относятся к теммотивационным детерминантам,которые лишают субъекта способностиотдавать себе отчет всвоих действиях, руководить ими.

Второйтип мотивацииобщественно опасных действий лиц спсихическиминарушениями (при бредовых синдромахразличной нозологии)связан с реализацией патологических(бредовых) мотивов, побудительнаяфункция которых в результате болезненнойтрансформации приобретаетхарактер сверхсильной мотивации. Ведущийбредовый мотив придает особое содержаниевсей деятельности больного, потому чтоим определяютсяне только побуждения, но и особенностисмыслообразования,меняется смысл всех стимулов мира.Образуется порочныйкруг бредового поведения:

бредовыймотив приводит к созданию нереальнойобстановки, в связис чем внешние события, объективно ненесущие угрозу, не являются факторамикоррекции, а приобретают иной смысл длябольного, подкрепляясистему бреда (Б. В. Шостакович, М. С.Литвинцева, В. В. Гульдан).

Побредовым мотивам больные осуществляютпрямую и косвенную «месть»и «защиту», устраняют «преследователей»и «препятствия» для воплощения в жизньсвоих идей.

Отличительной чертой второготипа от первого является то, что второйтип мотивации обязательно предполагаетподготовкуи интеллектуальный контроль надповедением, часто с тщательнымпланированием, тогда как в первом типеотсутствует когнитивноезвено (принятие решения, планирование,контроль над действиями).

Третийтип мотивациипротивоправных действий у лиц спсихическиминарушениями (при психопатиях, олигофренияхи других психических аномалиях)подчиняется общим закономерностямповедения человека, формируется впроцессе актуализации потребностейсубъекта, ставящегоперед собой определенные цели, в процесседеятельности,

отражающейвсе стороны личности, в том числе и еепатологические изъяны,дефекты мышления, интеллекта,эмоционально-волевой сферы.

Б.В. Зейгарник выделила разные вариантынарушения строения мотивовпри личностной патологии, в основеформирования которых лежат двапсихологических механизма мотивообразования:

  1. нарушение опосредования потребностей;

  2. нарушение их опредмечивания.

Нарушениеопосредования потребностей заключаетсяв несформированностиили в разрушении социально детерминированныхспособовреализации потребностей.

По этому механизмуформируются:

а) аффектогенныемотивы (10,4%);

б) ситуационно-импульсивныемотивы (10,2%);

в) анетическиемотивы (17,0%).Мотивы,связанные с нарушением

опредмечиванияпотребностей:

а) мотивы-«суррогаты»(9%);

б) мотивыпсихопатической самоактуализации(45%);

в) суггестивныемотивы (7%).

Отдельновыделяют неосознаваемыемотивы (1,4%).

Общим для мотивов, связанных с нарушением опредмечивания

потребностей,является формирование мотивов, отчуждаемыхсвоим предметомот актуальных потребностей субъекта иведущих при их реализациик его социальной и даже биологическойдезадаптации.

Однако,необходимо сказать, что большинствопротивоправных действийаномальных личностей носит полимотивированныйхарактер. Какие-то мотивы из их числамогут и не осознаваться субъектом.Однако скрытый для самого субъектахарактер его побуждения все же может«проявиться» при тщательном анализекакого-либо конкретного случая.

Вопросыдля самоподготовки:

1. В чем заключается важность изучениямотивов преступного

поведения?

  1. Что такое основная мотивационная тенденция поведениячеловека?

  2. Какие вы знаете основные типы мотивации преступногоповедения лиц с психическими аномалиями?

  3. Перечислите и охарактеризуйте основные психологическиемеханизмы мотивообразования при личностной патологии.

7.1.Мотивы,связанные с нарушением опосредования

потребностейВ этой группе мотивов будут рассмотрены следующие:

аффектогенные,ситуационно-импульсивные и анэтические.

7.1.1.Аффектогенныемотивы Аффектогенные мотивы часто наблюдаются в преступных

действияхправонарушителей с психическимианомалиями, у психопатическихличностей и у лиц с психопатоподобныпирасстройствами.Это обусловлено особенностью эмоциональныхреакций этихпреступников, их повышенной возбудимостью,застреваемостью аффективныхпереживаний, разрядка которых частоприводит к действиям, отличающимсяжестокостью, агрессивностью, вандализмом.

Этипсихопатические аффективные реакциичаще всего являются психогенноспровоцированными, особенно когдапсихогения адресована какбы «больному пункту», имеющемуся уданного человека.

Ю. М.Антоняном и В. В. Гульданом были изучены2группылиц: первая —психопатическиеличности, вторая, контрольная, —здоровыес острымиаффективными реакциями в моментпреступления.

И у тех, и у другихвозникновение мотивов уголовно наказуемыхдействий было связанос наличием конфликтной ситуации, действиясовершались под влияниемэмоционального возбуждения.

И те, идругие в большинстве случаевобвинялись в совершении убийств,хулиганских действий, поврежденииимущества, нанесении тяжких телесныхповреждений.

Остраяпсихогения представляла для нихнеожиданное, сильное психотравмирующеевоздействие, несущее угрозу общепринятымценностям,достоинству личности, сопряженное сфизическим насилием, имущественнымипосягательствами и т.д.

Факторвнезапности имел решающее значение приостром психогенномвоздействии.

Необходимымусловием аффективнойреакции является субъективноеощущение необходимости немедленныхответных действий противобидчика в сочетании с ощущениемневозможности совершения такихдействий (восприятие ситуации какбезвыходной).

Припротрагированных психогениях, связанныхс длительной психотравмирующейситуацией, систематическим унижениеми издевательствами,острая аффективная реакция у здоровыхлиц возникала в результатеаккумуляции аффективных переживаний.

Значимымифакторами, способствующимиоблегчению возникновенияаффективной реакции, являются: пониженноенастроение, переутомление,соматическая ослабленность,характерологические особенностипсихически здоровых лиц (недостаточноустойчивая самооценка,неспособность к быстрому принятиюрешений в сложных ситуациях).

Главноеусловие возникновенияаффективных реакций —этовнутреннийконфликт между необходимостью действоватьи субъективной невозможностьюнайти адекватные для этого средства,которые могли бы разрушить сложившуюсяситуацию.

Упсихопатических личностей и у лиц спсихопатоподобными расстройствами(алкоголики, наркоманы, олигофрены т.д.)наиболее аффектогеннымиявляются следующие ситуации:

а) предъявляющие повышенные требования к возможностямнервнойорганизации, к слабым звеньям высшейнервной деятельности,лежащей в основе того или иного типа психопатий. Например, дляастеническихпсихопатов —этонавязывание несвойственного имритмаработы.

б) ущемляющие основные личностные позиции субъекта, егоэгоцентрические и эгоистические притязания, разрушающие егосамооценку(особенно это ка сается истерическихпсихопатов);

в) предъявляющие повышенные требования к когнитивнойрегуляции поведения(олигофрения);

г) субъективно ощущаемые как несущие угрозу, в том числебиологическомусуществованию индивида (шизоидныепсихопаты);

д) дающие возможность разрядки аффективных переживаний(астеническиепсихопаты).

Дляразличных психических аномалий действиетаких ситуаций различно. Так, обстоятельства,предъявляющие повышенные требованияк когнитивнойрегуляции поведения, чаще вызываютаффективные преступныедействия у олигофренов.

Длявозбудимыхпсихопатических личностей аффектогеннымичаще становилисьситуации, затрагивающие их самооценку,притязания, требующиеуступать занятые позиции, свои истинныеили мнимые привилегии,поступиться своими правами илисобственностью, требующие спокойствия,ожидания, хладнокровия, невмешательства,а также покушающиесяна индивидуальные стереотипы поведения.Длительность конфликта,нарастание аффективного напряженияспособствовали усилениюпсихопатических форм реагирования споявлением элементов самовзвинчивания.Аффективный взрыв с агрессией становитсяспособом разрешенияконфликта и достижения цели, а именно—устраненияисточникапсихотравмирующих переживаний. Причем,чем более затяжной характерносили конфликтные обстоятельства, темв большей мере возрасталароль самой психопатической личности вструктурировании цели.

Дляистерическихпсихопатов аффектогеннымиусловиями являютсятакие, которые ограничивают их внешниеконтакты, не дают возможностисамовыражения в яркой форме, а такжеситуации, снижающие самооценку,затрагивающие уровень притязаний,разоблачающие их манипулятивноеповедение, разрушающие защитные механизмыличности. Конфликтыс окружающими у психопатических лицистерического круга

возникаютиз-за того, что их притязания, потребностьво внимании не находилиотклика у окружающих.

Намереннаяаффектация использовалась каксредство привлечения внимания, нажимана окружающих с целью добитьсяпризнания, причем на первый план в нейвыступали самовзвинчиваниеи демонстративность.

Аффективныйагрессивный взрыв у истерическихпсихопатов по сравнению с возбудимойпсихопатией чаще возникал не в острых,а в затяжных конфликтных ситуациях.

Упсихопатическихличностей тормозимого круга аффектогенныемотивыреализовались в ситуациях, затрагивающихсенситивные стороны ихличности, угрожающих компенсаторнымличностным образованиям, требующихдлительного физического и нервногонапряжения, ответственности,множественности контактов с окружающими,решительности,смелости, необходимости отстаиватьсвои позиции.

Аффектогеннымидля тормозимых психопатов являлисьситуации нарушенияили изменения привычного стереотипадеятельности, требующиенесвойственного им, навязанного извнеритма работы, принятиязначимых решений в ситуации неопределенности.В этих условияхпроисходит блокада ведущих мотивов,поведение теряет необходимуюгибкость.

Начинают преобладать затяжныепсихогении, заканчивающиеся тяжкимаффективным преступлением.

Послесовершения аффективного преступленияу психопатических личностей наблюдаютсяразличные формы поведения, связанныекак с патохарактерологическимиособенностями, так и с содержанием идлительностьюпсихогении. Так, после правонарушения,совершенного в ответна острую психогению, часто возникаетраскаяние, стремление помочьжертве.

Характерны поиск сочувствия иснисхождения у окружающих,подробный рассказ о правонарушении,недоумение по поводусамой возможности совершения преступления,жалость к потерпевшим.

При протрагированных психогениях послесовершения аффективного деликта, какправило, отсутствует раскаяние илижалость к потерпевшему,обнаруживается лишь сожаление осовершенном правонарушениис ожиданием и боязнью ответственности.

Аффектогенныемотивы наблюдаются в преступных действияхи олигофренов (в 14%случаев,по данным О. Г. Сыропятова), особенно прилегкойдебильности. У них в возникновенииаффективных реакций большуюроль играют такие особенности психики,как недостаточная аффективнаяпереключаемость и ослабление волевыхзадержек.

7.1.2.Ситуационно-импульсивныемотивы Ситуационно-импульсивныемотивы ведут к непосредственному

удовлетворениюактуальной потребности с помощью«ближайшего» объектабез учета существующих социальных норм,прошлого опыта, внешнейобстановки, возможных последствий своихдействий. Наиболее частотакие мотивы встречаются у олигофренов(14%),возбудимых(14%)инеустойчивых(13%)психопатов.У истерических психопатов —в6%случаев,у тормозимых —в1%случаев,у паранойяльных не встречались.

Вотношении механизмов возникновенияимпульсивных преступных действийсуществуют различные точки зрения. С.И. Арсеньев считает, что в основеимпульсивных преступных действийпсихопатических лиц лежит тенденцияк разрешению внутреннего конфликта,под которой он понимает наличиенеудовлетворенной потребности.

Т. Г.Шавгулидзе связывает импульсивныепреступные действия с нарушением волевойсферы. Это ведет к тому, что человек нев состоянии обуздатьнекоторые импульсы актуальной потребности.Кроме того, импульсивныедействия могут быть обусловлены такназываемой фиксированнойустановкой (установка на действие, ужеранее неоднократносовершавшееся данным лицом(воры-рецидивисты).

Как правило,ситуационно-импульсивные мотивыреализуются в противоправных действиях,для которых характерно отсутствие:

а) этапапредварительного планирования;

б) выбора адекватных объектов, целей, способов и программыдействиядля удовлетворения актуальной потребности.

Намерениесовершить преступление формируетсянепосредственно всложившейся ситуации. Решающую роль вэтих случаях играет наличие объекта,способного удовлетворить актуальнуюпотребность и субъективно воспринимаемогокак весьма доступный.

Поситуационно-импульсивным мотивамсовершались кражи, ограбления,угоны автомобилей, изнасилования,убийство, дезертирство. Этимотивы встречаются не только у лиц спсихическими аномалиями, но и у психическиздоровых и акцентуированных личностей.Провоцирующим фактором зачастую являетсяалкогольное опьянение, усугубляющее упсихопатических личностей дефектпрогнозирования, опоры на прошлый опыт.

ПроведенныеВ. В. Гульданом и Ю. М. Антоняном экспериментыс использованиемметодики ТАТ, касающиеся временнойперспективы в рассказахпсихопатических личностей и у здоровыхлиц выявило интересныйфакт.

У психически здоровых категориипрошлого и будущего встречаютсяв 75%рассказов,у психопатических личностей онизарегистрированыменее чем в 15%рассказов.

Полученные данные позволяютсделать вывод о том, что возникновениеи реализация ситуационно-импульсивныхмотивов противоправных действий упсихопатическихличностей тесно связаны с нарушениемрегуляции

поведениясо стороны прошлого опыта, прогнозасвоих действии и их возможныхпоследствий.

Источник: https://studfile.net/preview/400850/page:9/

(PDF) Особенности преступного поведения лиц, имеющих психические аномалии

Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями

Толстолужинская Елена Михайловна

Ст. преподаватель кафедры уголовного процесса

и криминалистики ИГиП ТюмГУ

Особенности преступного поведения лиц, имеющих психические

аномалии

Преступное поведение – это сознательное поведение человека,

отдающего себе отчет в своих поступках, и способного руководить ими,

выразившееся в конкретном преступном деянии1. Комплекс действий

субъекта (субъектов) по подготовке, совершению и сокрытию преступного

деяния, обусловленный (детерминированный) целым рядом субъективных и

объективных факторов в криминалистике называется способом совершения

преступления2. Можно сказать, что способ совершения преступления –

внешнее выражение преступного поведения.

Способ совершения насильственных преступлений может иметь

специфичные черты, обусловленные наличием у преступника психических

аномалий. Так, подготовительные действия, предпринятые субъектами, могут

быть направлены на облегчение совершения преступления, но не на его

сокрытие. Если психически здоровые лица, например, выбирают для

совершения преступлений уединенные места с целью скрыть на какое-то

время труп жертвы и свое участие в преступлении, то подготовка к

совершению преступления психически аномальными субъектами была

предпринята только для облегчения совершения самого преступления.

Особенностью подготовки к совершению насильственных преступлений

является и то, что в нее не входят действия по созданию алиби. Это можно

объяснить тем, что при подготовке преступления названные субъекты в силу

своего психического состояния, как правило, не задумываются о

последствиях своего поступка и не предвидят возможности привлечения их к

уголовной ответственности. В результате изучения материалов уголовных дел

нами было установлено, что смерть потерпевшего всегда наступала в

результате нанесения ему телесных повреждений с помощью или без помощи

орудий. Иногда преступник после нанесения телесных повреждений душил

свою жертву. Необходимо отметить, что в 63 % обобщенных нами уголовных

дел при совершении преступления субъектами были проявлены такие

свойства как агрессивность, мстительность, вспыльчивость, жестокость и

злобность. Так, в 31 % рассматриваемой категории преступлений преступник

нанес своей жертве множественные телесные повреждения, а в 19 %

рассматриваемых случаев жертву долго избивали. Действия по сокрытию

преступления в 65 % изученных нами уголовных дел лицами с психическими

аномалиями предприняты не были. Если же такие действия преступником

были осуществлены, то они имели свои особенности, обусловленные

наличием у предпринимающих их субъектов психических аномалий. Во-

первых, часть предпринятых действий по сокрытию на момент совершения

преступления были лишними. Так, например, если убийство было совершено

в безлюдной местности вне населенного пункта, а убийца расчленил труп и

вывез части трупа в другое безлюдное место3. Во-вторых, в некоторых

случаях отмечается отсутствие логической связи между действиями по

сокрытию преступления и последующим поведением субъекта. Так,

например, совершив убийство и замаскировав труп в парке ветками,

преступники ездили на автомобиле жертвы до момента задержания. В их

поведении видны проявления свойств субъекта, обусловленных

психическими аномалиями: трудность сосредоточения, быстрая

утомляемость, отсутствие критики. В-третьих, субъект использовал негодные

средства для сокрытия преступления либо не довел свои действия до конца.

Можно сказать, что в этом проявились свойства личности преступника

(замедленность мышления, истощаемость внимания и неспособность долго

сосредотачивать свое внимание на решении одной проблемы), обусловленные

наличием у него психических аномалий. Ни в одном из случаев совершения

насильственного преступления субъектом не была применена инсценировка

под естественную смерть, несчастный случай или под самоубийство.

Необходимо также отметить, что в 32 % насильственных преступлений,

рассматриваемой категории, преступник совершал преступление в результате

внезапно возникшего умысла, имея при себе орудие преступления (ножи).

Можно говорить о том, что субъект подсознательно желал совершить какое-

либо преступление и психологически был готов к нему.

Преступное поведение лиц, совершивших корыстные преступления,

имеет также свои особенности. В 50 % обобщенных материалов практики

преступление было совершено групповым способом. Во всех случаях

соучастия лицо с психическими аномалиями совершило преступления с

малознакомыми людьми. В том случае, если совершить кражу лицу с

психическими аномалиями предложило вменяемое и психически здоровое

лицо и оно же руководило подготовкой к преступлению, то в способе

совершения преступления не «просматриваются» характеристики лица с

психическими аномалиями. В этих случаях лицо с психическими аномалиями

привлекается к совершению кражи на последнем этапе подготовительной

стадии способа совершения преступления. К моменту привлечения субъекта

к совершению преступления инициатором (руководителем) кражи уже

выбран объект преступного посягательства (например, конкретное лицо либо

конкретная квартира) и имеется план действий. Если руководство

подготовкой корыстных преступлений осуществляло лицо с психической

аномалией, то подготовительные действия отличались примитивностью и

непродуманностью. Именно поэтому орудия преступления не

соответствовали поставленным задачам. В результате плохой подготовки, на

месте совершения преступления преступникам приходилось менять характер

своих действий либо продумывать новый способ совершения преступления.

Особенностью способа совершения рассматриваемой категории

преступлений является и то, что лица с психическими аномалиями не

использовали специально приспособленных для совершения преступления

орудий взлома. Кражи со взломом нередко были совершены преступниками

без учета условий обстановки места преступления. Действуя на месте

преступления, субъекты не принимали во внимание вероятность пресечения

их деятельности сотрудниками правоохранительных органов. Выполняя свою

преступную задачу, преступник концентрируется только на том, чтобы его

действия не видели окружающие. Тот факт, что подозрение в совершении

преступления падет именно и только на него, лицом не осознается и

критически не осмысливается. Вероятнее всего, лицо не может в силу своего

психического состояния в полной мере осознавать вероятность привлечения

его к уголовной ответственности. Иногда лица с психическими аномалиями

совершали подготовительные действия в присутствии детей, не воспринимая

их как будущих свидетелей преступления. Субъект в ряде случаев совершает

кражу открытым способом, но в силу своих свойств, обусловленных

наличием у него психической аномалии, не вполне понимает это. Можно

сказать, что кражи, совершенные такими способами потенциально содержат в

себе всю необходимую информацию о лице, совершившем преступление, и

об его местонахождении. В некоторых ситуациях преступник после

совершения преступления может вести себя небрежно. Это выразилось,

например, открытой переноске похищенного имущества с места

преступления, что выглядит подозрительно для окружающих его психически

здоровых людей. В ряде случаев лица с психическими аномалиями, открыто

пользуются похищенным имуществом, в том числе находясь в опасной

близости от места преступления.

В способе совершения корыстно-насильственных преступлений,

совершенных лицами с психическими аномалиями, могут просматриваться

характерные черты, обусловленные наличием психических расстройств, не

исключающих вменяемости. Обобщение материалов практики показало, что

86 % рассматриваемой категории преступлений была совершена групповым

способом. Если преступление было совершено под руководством вменяемого

лица, то лицо с психическими аномалиями привлекалось к совершению

преступления незадолго до его начала в качестве исполнителей. Другой

особенностью способа совершения корыстно-насильственных преступлений

является низкий уровень подготовки к совершению преступления. К моменту

начала совершения преступления лицо с психическими аномалиями не имеет

полного плана действий. Мыслительная деятельность лица направлена только

на начальный этап совершения преступления и не охватывает последующих

действий. Лицо с психической аномалией в роли руководителя не

представляет, что произойдет после того, как будет предъявлено

потерпевшему требование о выдаче ценного имущества. В обобщенных

материалах практики нами отмечены случаи, когда угроза причинения

телесных повреждений была выражена опасным для самого преступника

способом. В некоторых ситуациях, если преступление было совершено под

руководством лица с психическими аномалиями, обращает на себя внимание

несоответствие выбранного способа совершения преступления

предполагаемому и достигнутому результату. Субъекты предпринимают

неоправданно жестокие меры, результатом которых является получение

незначительной выгоды. Большинство корыстно-насильственных

преступлений (65,5 %) были совершены без применения каких-либо орудий

преступления. Для подавления сопротивления жертвы преступники

используют свою физическую силу без использования подручных средств.

Источник: https://www.researchgate.net/publication/330599055_Osobennosti_prestupnogo_povedenia_lic_imeusih_psihiceskie_anomalii

Внушаемость и её роль в преступном поведении

Внушаемость и ее роль в преступном поведении лиц с психическими аномалиями

Внушаемость, по данным ряда авторов, относится к числу тех внутренних обстоятельств, которые активно участвуют в детерминации преступного поведения.

Ее криминогенную роль можно проследить при совершении самых разнообразных преступлений: хищений, краж, убийств, хулиганства и др.

Она наиболее очевидна в групповом преступном поведении, и можно утверждать, что внушаемость представляет собой одну из психологических основ такого поведения.

Внушение представляет собой механизм психологического воздействия на личность, в результате которого субъект усваивает внешние для него побуждения, оценки, формы поведения. Оно является существенным фактором мотивации поведения, в том числе противоправного.

Главные признаки состояния внушения по В. М. Бехтереву:

-некритичность субъекта;

-невозможность произвольной коррекции внушенного содержания.

В литературе дискутируется вопрос о том, существует ли внушаемость как личностная черта. Большинство авторов связывает внушаемость с общей личностной и интеллектуальной незрелостью.

В клинических исследованиях внушаемость относят к чертам истерической личности.

Внушаемость также связывают с интеллектуальной недостаточностью, с отрицательным отношением к себе, с неуверенностью в своих силах, низкой самооценкой, определяющими ориентацию в поведении на мнения других людей.

Существует точка зрения, что внушаемость является не устойчивой, а относительной (ситуационной) чертой личности, проявляющейся только в соответствующих ситуационных условиях.

Исторический опыт показывает, что внушение и внушаемость по отношению к персонифицированным источникам, определенным идеям могут оказывать существенное влияние на поведение не только малых, но и больших групп, охватывать целые страны, побуждать огромные массы людей к совершению противоестественных и преступных действий.

Повышенная внушаемость лиц с психическими нарушениями сознательно используется лидерами преступных групп.

Наиболее криминогенными в этом плане являются сочетание внушаемости и трудности осмысления событий, неспособности к прогнозированию возможных последствии своих действий, внушаемости и демонстративности; стремление произвести впечатление на окружающих; внушаемости и агрессивности; внушаемости и отсутствия самостоятельных нравственных ориентиров.

Внушаемость как личностная черта может претерпевать, при особых обстоятельствах, удивительные превращения.

Внушаемость психопатических и акцентуированных личностей, лиц с психопатоподобными расстройствами способствует возникновению не только суггестивных форм поведения (пассивной подчиняемости, имитации, конформизма), но и появлению противоположных психических и психопатологических новообразований (стойких, некорригируемых идей и представлений).

На парадоксальную связь внушаемости и паранойи обратил внимание Е. Блейлер. Парадоксальное сочетание внушаемости и упрямства обнаружено у психопатических личностей с признаками инфантилизма.

Однако психологические механизмы связи между внушаемостью и возникновением стойких сверхценных идей остаются неизученными. Ответ на вопрос может быть прояснен при клинико-психолого-криминологическом изучении группы лиц, участвующей в работе религиозной секты «пятидесятников», среди которых были практически здоровые, душевнобольные, психопатические и акцентуированные лица.

Психолого-психиатрическая экспертиза показала, что формирование устойчивой патологической системы отношений на основе внушения и внушаемости происходило следующим образом:

− набор приемов привлечения внимания и интереса, рассчитанных на доверчивость аудитории (диагностика и лечение на расстоянии, по фотографии, розыск преступников);

− использование повышенного интереса окружающих к восточной культуре, философии, развитию своих психологических способностей путем специального тренинга;

− детально разработанный «имидж», в котором все имеет значение (внешний облик, легенда и т.д.);

− ненароком предъявляемые «вещественные доказательства»: рекомендательные письма, фотографии с известными лицами, книги с дарственными надписями известных писателей, ученых;

− использование элементов так называемой эмоционально-стрессовой терапии, которые применяют и профессиональные психотерапевты. Однако цель психотерапевтов заключается в разрешении внутренних конфликтов пациента, в увеличении числа «степеней свободы» внутренне мотивированного поведения.

Мотивы руководителей религиозной секты сводились к самоутверждению, борьбе за первенство и власть в неформальном объединении, корысти. Целями же их действий были манипулирование окружающими, использование людей с психическими аномалиями для собственного самоутверждения, выкачивание денег.

Эмпирические данные показывают, что лидером преступной группы может стать и психически больной человек. В этих случаях наибольший интерес представляют межличностные отношения в этой группе, так как они вскрывают механизмы группового взаимодействия, перестраивающего структуру и иерархию мотивов его участников.

В преступной группе с мощным суггестивным воздействием межличностные отношения строятся в соответствии с требованиями лидера, его болезненными притязаниями, нарушенным мышлением и парадоксальными эмоциональными реакциями.

Окружение душевнобольного лидера начинает повторять его болезненные неологизмы, копировать разорванность его речи, воспринимает и транслирует идеи величия, избранности и другую психопатологическую симптоматику. Таким образом формируется и поддерживается патология отношений, патология общения.

Носителем патологии является уже не один больной человек, а довольно большая группа лиц, среди которых многие формально психически здоровые люди. В психиатрии описаны случаи индуцированного бреда, в том числе и ведущие к совершению групповых общественно опасных действий.

То, что больной человек становится лидером группы, кажется абсурдным и противоречит житейским представлениям о психических заболеваниях и социальных отношениях.

Тем не менее доминирование общей идеи, некорригируемая убежденность в своей исключительности, патологичность мышления и эмоциональной сферы, маскируемая парадоксальностью и афористичностью высказываний, для внешнего наблюдателя могут складываться в облик необычности, силы, стойкости, который может оказаться привлекательным для определенной категории лиц.

Что касается лидеров группы, то власть над окружающими становится для них привычной, в нее столько вложено, что они сами начинают верить в свои особые способности, особое предназначение.

И когда кто-то пытается разрушить сложившуюся систему отношений, создается потенциальная возможность совершения преступлений.

И не случайно, а закономерно, что эти группы порождают тяжкие, насильственные преступления.


Балабанова Л.М. Судебная патопсихология

Источник: https://blog.studylie.ru/vnushaemost-i-ee-rol-v-prestupnom-povedenii/

Book for ucheba
Добавить комментарий