ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

СПРАВОЧНО-ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ ИЗДАНИЯ

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Сопроводительная статья –обобщающий термин для предисловия, вступительной статьи и послесловия.

Предисловие – элемент предтекстового аппарата издания, характеризующий публикуемое в издании произведение и предуведомляющий читателя об издании, особенностях его содержания, построения, назначения, отличиях от других близких по теме и содержанию изданий. Предисловие должно показывать цель издания, характеризовать тему и содержание и раскрывать в общих чертах самую суть содержания.

Предисловие – составная часть аппарата главным образом деловых изданий: научных, производственных, справочных, учебных и т. п. Но оно вовсе не обязательно в каждом издании. Предисловие должно быть оправдано хотя бы одной из тех задач, которые обозначены выше, написано кратко и не дублировать аннотацию.

Предисловие может быть авторским, редакторским, издательским. Иногда его заказывают стороннему специалисту. На публикацию предисловия издательства или редактора (редакции) требуется согласие автора книги точно так же, как и на любые редакционные изменения в нем.

Заголовокпредисловиячаще всего он бывает типовым безличным: Предисловие, К читателю.

Такой заголовок уступает типовому же, но содержащему указание на авторскую принадлежность: Предисловие автора, Предисловие редактора, Предисловие автора к русскому изданию; От автора; От издательства; От редакции.

Если по заголовку нельзя определить, кому предисловие принадлежит, желательно после его текста указать: Автор; Редактор; Переводчик или поставить фамилию написавшего предисловие.

Предисловия разной авторской принадлежности принято размещать в следующем порядке: сначала неавторские предисловия, затем – авторские, как более близкие основному тексту.

Разные неавторские предисловия располагают обычно в такой последовательности: сначала От издательства, затем От редакции или От редактора и, наконец, предисловие стороннего авторитетного лица или титульного редактора.

Предисловие к переводу в переводных изданиях печатают раньше, чем предисловие к оригиналу, с которого делался перевод, как более позднее по времени и более отдаленное от основного текста произведения (авторское или издательское предисловие к оригиналу уже неотделимо от изданного произведения). Авторское предисловие к переводу печатают перед авторским предисловием к оригиналу по той же причине.

Предисловие допустимо набирать шрифтом, кегль которого меньше, чем кегль шрифта основного текста, подчеркивая этим подчиненный, служебный характер небольшого по объему текста предисловия.

Предисловие к книге, написанное крупным, авторитетным лицом, может быть набрано таким же по кеглю шрифтом, что и основной текст, особенно в случаях, когда оно содержит принципиальные положения по теме, но желательно, чтобы шрифт в этом случае отличался по начертанию или гарнитуре от начертания или гарнитуры шрифта, которым набран основной текст. Таким же чаще всего бывает решение, когда предисловие принадлежит автору и, помимо вспомогательных сведений, содержит и некоторые отправные для содержания книги положения.

Предисловие и введение

Если предисловие – это часть предтекстового аппарата издания и в публикуемое произведение не входит, то введение – это первая, вводная, вступительная часть публикуемого произведения, в которой автор начинает раскрывать тему своего произведения. В этом принципиальная разница между ними. На практике с этим порой не считаются: называют предисловие введением, а введение – предисловием или объединяют и то и другое в один вступительный подраздел издания.

Предисловие и вступительная статья

Нередко вступительную статью называют предисловием в связи с тем, что у них есть нечто общее: они предваряют основной текст, они части предтекстового аппарата, они могут раскрывать достоинства произведения (издания).

Но предисловие может быть авторским, вступительная статья – нет. Предисловие не назовешь вступительной статьей и тематически его не озаглавишь: у него, как правило, нет единой темы. Тематическое же заглавие у вступительной статьи совсем не редкость.

У предисловия и вступительной статьи разные специфические задачи.

Вступительная статья должна открывать книгу. Ее место после титульного листа, перед предисловием автора, если оно входит в издание.

Предшествовать вступительной статье может только предисловие издательства, редакции или редактора, как предуведомляющее читателя обо всем издании, включая и его вступительную статью, или оглавление (содержание), если принято решение не помещать его в конце издания.

Цель вступительной статьи – это анализ, осмысление творчества или произведения. В сущности, вступительная статья – историко-литературное, историко-научное или теоретическое произведение, которое в известной степени самостоятельно и может быть опубликовано даже в виде отдельного издания или в составе сборника произведений автора вступительной статьи.

В силу изложенного она не может принадлежать автору книги.

Чаще всего вступительная статья – принадлежность издания произведений классики.

Заголовоквступительной статьиможет быть типовым (Вступительная статья) или тематическим (формулирующим тему статьи).

Чаще всего вступительную статью, как и предисловие, набирают шрифтом более мелким по кеглю, чем шрифт основного текста, с целью резко отделить аппаратный текст от основного. Отступления от традиции редки и должны быть хорошо мотивированы (автор с мировым именем, создание выдающегося по значимости произведения в форме вступительной статьи и т. п.).

Послесловиеочень близко по назначению к вступительной статье с той лишь разницей, что автор послесловия в большей степени оперирует материалом произведения в расчете на знакомство с ним читателя. Послесловие, однако, не только анализирует и осмысляет с современных позиций произведение автора, но и часто дополняет его современным материалом.

Заголовокпослесловияможет быть и типовым (Послесловие), и тематическим (формулировать тему послесловия).

Послесловие помещают после приложения (приложений), перед всеми другими частями затекстового аппарата: библиографическими списками, примечаниями, вспомогательными указателями и т. п. – к этим частям затекстового аппарата читатель обращается многократно и по ходу чтения, и после, что и вынуждает их ставить ближе к концу издания, чтобы облегчить их розыск.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/13_133297_spravochno-poyasnitelniy-apparat-izdaniya.html

Вступительная статья

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Есть в научном издании элементы, которые вводят читателя в книгу, ориентируют в ней, поясняют ее значение, указывают ее место в потоке ей подобных. Это – предисловие и вступительная статья. Они предназначены для того, чтобы подготовить читателя к рациональному использованию публикуемой научной информации и более глубокому, осознанному ее освоению.

Предисловие может представить автор, оно может быть написано редактором, издателем, в сборниках научных трудов – составителем.

Хотя предисловие пишут по поводу издания, фактически оно должно быть самостоятельным произведением, раскрывающим специфику этого издания.

В нем оговаривают и объясняют отличительные стороны содержания и формы (структуры, языка, стиля) основного произведения, раскрывают его жанровые особенности.

В предисловии к сборнику дается характеристика составляющих его трудов, говорится о принципах его формирования, приводятся сведения об авторах.

Если сборник продолжающийся, то предисловие публикуют, как правило, в первом (начальном) номере, в последующем он может иметь место при необходимости объяснить какие-либо изменения в планах выпуска сборника – скажем, изменения в тематическом профиле, структуре, составе редакционной коллегии.

В юбилейном сборнике предисловие дает характеристику события, подводит определенный итог достижений в соответствующей научной области или в разработке проблемы, темы. Обычно не обходится без предисловия сборник материалов научных съездов, конференций.

В нем приводят общие сведения о форуме, о его тематике, проведенных в его рамках мероприятиях, об участниках, рассмотренных и выдвинутых проблемах, ходе их обсуждения, излагаются основные результаты, планы, программы.

Предисловие к научной монографии содержит объяснение обусловленности ее издания, дает характеристику проблемы, цели ее разработки, особенностей метода исследования, теоретической, эмпирической базы и условий исследования, отмечает своеобразие авторской концепции. В коллективной монографии предисловие может содержать сведения об ее авторах и личном научном вкладе каждого из них.

Вступительная статья как элемент аппарата может быть опубликована наряду с предисловием или независимо от него. Будучи, так же как и предисловие, органически связанной с основным материалом, вступительная статья освещает вопросы творчества ученого, его путь в науке, раскрывает научную значимость и историю вопроса, проблемы, захватывает смежные научные вопросы.

На научную самостоятельность вступительной статьи указывает то, что она обычно является авторским произведением известного ученого, видного специалиста.

Поэтому иногда вступительную статью заменяет самостоятельная работа авторитетного ученого, тематически связанная с публикуемым научным изданием.

Подобная работа, выполняющая роль вступительной статьи, находит применение как в научных монографиях, так и в сборниках научных трудов.

В некоторых научных изданиях может быть опубликовано послесловие. Это относится главным образом к переводным изданиям или к работам исторической тематики. Послесловие нужно, чтобы объяснить современное понимание научной проблемы, роль автора в изучении предмета исследования, особенности подходов и концепций отечественных и зарубежных ученых.

Вступительная статья содержит аналитический материал, который должен в самом широком плане ориентировать читателя в литературном процессе и в конкретном литературном произведении. Она представляет автора и его книгу, характеризует место произведения в творчестве автора.

Характер вступительной статьи в изданиях произведении художественной литературы зависит от типа издания. Существуют разные виды вступительных статей.

По жанровым признакам они могут иметь в основе литературоведческое монографическое исследование, критико-библиографический материал, материал мемуарного плана, биографический очерк, литературный портрет автора, разбор произведения (произведений) в русле творчества писателя. Чаще всего вступительные статьи – принадлежность издания классических произведений.

Во вступительных статьях в изданиях произведений всех видов литературы, кроме художественной, содержатся сведения об авторе, его деятельности, творческих поисках, философских взглядах, определяются особенности произведения, характеризуются другие работы автора.

При всех возможных разновидностях вступительная статья всегда оригинальное произведение. Ее авторами бывают известные литературоведы, книговеды, крупные специалисты в науке, производственной практике и многие другие авторитетные личности. При переизданиях всегда пишут новую вступительную статью.

и форма вступительной статьи зависят от индивидуальной творческой манеры ее автора, содержания произведения, типологических признаков издания. Так, вступительная статья в научных изданиях может содержать историю вопроса, обзор развития предмета исследования, описание проблемной научной ситуации.

В сборниках вступительная статья может быть обобщающей по отношению ко всем публикациям. Существуют вступительные статьи методического характера, в которых приводятся принципы отбора материалов для издания, характеризуются источники, структура издания, методы работы составителей.

Объем вступительной статьи обычно составляет до одного авторского листа.

У предисловия и вступительной статьи есть нечто общее: они предваряют основной текста, являются частями предтекстового аппарата, могут раскрывать достоинства произведения (издания). На этом сходство заканчивается.

Предисловие может быть авторским, вступительная статья – нет. У предисловий, в отличие от вступительных статей, не бывает заглавий.

Вступительная статья открывает книгу, предшествовать ей может только предисловие от издателей или редакторов, относящееся ко всей книге, включая вступительную статью.

Источник: https://students-library.com/library/read/41155-vstupitelnaa-stata

Вступительная статья. Вступительная статья

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 43Следующая ⇒

Оглавление

Вступительная статья

Психология искусства

Предисловие

К методологии вопроса

Глава I. Психологическая проблема искусства

Критика

Глава II. Искусство как познание

Глава III. Искусство как прием

Глава IV. Искусство и психоанализ

Анализ эстетической реакции

Глава V. Анализ басни

Глава VI. «Тонкий яд» Синтез

Глава VII. Легкое дыхание

Глава VIII. Трагедия о Гамлете, принце Датском

Психология искусства

Глава IX. Искусство как катарсис

Глава X. Психология искусства

Глава XI. Искусство и жизнь

Приложения

И. Бунин Легкое дыхание

Трагедия о Гамлете, принце Датском У. Шекспира

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

IX

X

Аннотация

Книга выдающегося советского ученого Л. С. Выготского «Психология искусства» вышла первым изданием в 1965 г., вторым — в 1968 г. и завоевала всеобщее признание.

В ней автор резюмирует свои работы 1915-1922 годов и вместе с тем готовит те новые психологические идеи, которые составили главный вклад Выготского в науку.

«Психология искусства» является одной из фундаментальных работ, характеризующих развитие советской теории и искусства.

Книга рассчитана на специалистов — эстетиков, психологов, искусствоведов, а также на широкий круг читателей.

Вступительная статья

Эта книга принадлежит перу выдающегося ученого — Льва Семеновича Выготского (1896-1934), создавшего оригинальное научное направление в советской психологии, основу которого составляет учение об общественноисторической природе сознания человека.

«Психология искусства» была написана Выготским сорок лет назад — в годы становления советской психологической науки.

Это было время, когда еще шли бои с открыто идеалистической психологией, господствовавшей в главном научно-психологическом центре — в психологическом институте Московского университета, которым руководил проф. Г. И. Челпанов.

В этих боях, шедших под знаменем перестройки научной психологии на основе марксизма, происходила широкая консолидация прогрессивно настроенных психологов и представителей смежных областей знания.

Когда после Второго психоневрологического съезда в январе 1924 года руководство психологическим институтом перешло к проф. К. И. Корнилову, в институт пришли новые люди. Многие из них только начинали свой путь в психологии; к их числу принадлежал и Выготский, которому в то время было двадцать восемь лет.

Заняв скромную должность младшего научного сотрудника (тогда говорили: сотрудника 2-го разряда), Выготский буквально с первых дней своего пребывания в институте развил поразительную энергию: он выступает с множеством докладов и в институте и в других научных учреждениях Москвы, читает лекции студентам, развертывает с небольшой группой молодых психологов экспериментальную работу и очень много пишет. Уже в начале 1925 года он публикует блестящую, до сих пор не утратившую своего значения статью «Сознание как проблема психологии поведения» (СНОСКА: Психология и марксизм. Л. — М., 1925), а в 1926 году выходит его первая большая книга «Педагогическая психология» и почти одновременно — экспериментальное исследование, посвященное изучению доминантных реакций (СНОСКА: Проблемы современной психологии. Л., 1926).

В научной психологии Выготский был в то время человеком новым и, можно сказать, неожиданным.

Для самого же Выготского психология давно стала близкой — прежде всего в связи с его интересами в области искусства. Таким образом, переход Выготского к специальности психолога имел свою внутреннюю логику.

Эта логика и запечатлена в его «Психологии искусства» — книге переходной в самом полном и точном значении слова.

В «Психологии искусства» автор резюмирует своп работы 1915-1922 годов, подводят их итог. Вместе с тем эта книга готовит те новые психологические идеи, которые составили главный вклад Выготского в науку, и развитию которых он посвятил всю свою дальнейшую — увы, слишком короткую — жизнь.

«Психологию искусства» нужно читать исторически в обоих ее аспектах: и как психологию искусства и как психологию искусства.

Читателю-искусствоведу не трудно воспроизвести исторический контекст этой книги.

Советское искусствознание делало еще только первые свои шаги. Это был период переоценки старых ценностей и период начинавшегося великого «разбора» в литературе и искусстве: в кругах советской интеллигенции царила атмосфера, создававшаяся разноречивыми устремлениями. Слова «социалистический реализм» еще не были произнесены.

Если сопоставить книгу Выготского с другими работами по искусству начала 20-х годов, то нельзя не увидеть, что она занимает среди них особое место. Автор обращается в ней к классическим произведениям — к басне, новелле, трагедии Шекспира.

Его внимание сосредоточивается не на спорах о формализме и символизме, футуристах и о левом фронте.

Главный вопрос, который он ставит перед собой, имеет гораздо более общий, более широкий смысл: что делает произведение художественным, что превращает его в творение искусства? Это действительно фундаментальный вопрос, игнорируя который нельзя по-настоящему оценить новые явления, возникающие в искусстве.

Л. С. Выготский подходит к произведениям искусства как психолог, но как психолог, порвавший со старой субъективно-эмпирической психологией. Поэтому в своей книге он выступает против традиционного психологизма в трактовке искусства.

Избранный им метод является объективным, аналитическим. Его замысел состоял в том, чтобы, анализируя особенности структуры художественного произведения, воссоздать структуру той реакции, той внутренней деятельности, которую оно вызывает.

В этом Выготский видел путь, позволяющий проникнуть в тайну непреходящего значения великих произведений искусства, найти то, в силу чего греческий эпос или трагедии Шекспира до сих пор продолжают, по словам Маркса, «доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служить нормой и недосягаемым образцом» (СНОСКА: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 12, с. 737).

Нужно было, прежде всего, произвести расчистку этого пути, отсеять многие неверные решения, которые предлагались в наиболее распространенной литературе того времени.

Поэтому в книге Выготского немалое место занимает критика односторонних взглядов на специфику искусства, специфику его человеческой и вместе с тем социальной функции. Он выступает против сведения функции искусства к функции собственно познавательной, гностической.

Если искусство и выполняет познавательную функцию, то это — функция особого познания , выполняемая особыми приемами. И дело не просто в том, что это — образное познание. Обращение к образу, символу само по себе еще не создает художественного произведения.

«Пиктографичность» произведения и его художественность — разные вещи. Сущность и функция искусства не заключается и в самой по себе форме, ибо форма не существует самостоятельно и не является самоценной.

Ее действительное значение открывается, лишь когда мы рассматриваем ее по отношению к тому материалу, который она преобразует, «развоплощает», по выражению Выготского, и дает ему новую жизнь в содержании художественного произведения. С этих позиций автор и выступает против формализма в искусстве, критике которого он посвящает целую главу своей книги («Искусство как прием»).

Но, может быть, специфика искусства заключается в выражении эмоциональных переживаний, в передаче чувств? Это решение тоже отвергается автором. Он выступает против и теории заражения чувствами и чисто гедонистического понимания функции искусства.

Конечно, искусство «работает» с человеческими чувствами и художественное произведение воплощает в себе эту работу. Чувства, эмоции, страсти входят в содержание произведения искусства, однако в нем они преобразуются. Подобно тому, как художественный прием создает метаморфоз материала произведения, он создает и метаморфоз чувств.

Смысл этого метаморфоза чувств состоит, по мысли Выготского, в том, что они возвышаются лад индивидуальными чувствами, обобщаются и становятся общественными.

Так, смысл и функция стихотворения о грусти вовсе не в том, чтобы передать нам грусть автора, заразить нас ею (это было бы грустно для искусства, замечает Выготский), а в том, чтобы претворять эту грусть так, чтобы человеку что-то открылось по-новому — в более высокой, более человечной жизненной правде.

Только ценой великой работы художника может быть достигнут этот метаморфоз, это возвышение чувств. Но сама работа эта скрыта от исследователя, так же как она скрыта и от самонаблюдения художника.

Перед исследователем не сама эта работа, а ее продукт — художественное произведение, в структуре которого она кристаллизовалась.

Это очень точный тезис: человеческая деятельность не испаряется, не исчезает в своем продукте; она лишь переходит в нем из формы движения в форму бытия или предметности (Gegenstandlichkeit) (СНОСКА: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 191 — 192).

Анализ структуры художественного произведения и составляет главное содержание «Психологии искусства» Выготского. Обычно анализ структуры связывается в нашем сознании с представлением об анализе чисто формальном, отвлеченном от содержания произведения.

Но у Выготского анализ структуры не отвлекается от содержания, а проникает в него.

Ведь содержание художественного произведения — это не материал, не фабула; его действительное содержание есть действенное его содержание — то, что определяет специфический характер эстетического переживания, им вызываемого.

Так понимаемое содержание не просто вносится в произведение извне, а созидается в нем художником. Процесс созидания этого содержания и кристаллизуется, откладывается в структуре произведения, подобно тому как, скажем, физиологическая функция откладывается в анатомии органа.

Исследование «анатомии» художественного произведения открывает многоплановость адекватной ему деятельности.

Прежде всего, его действительное содержание требует преодоления свойств того материала, в котором оно себя воплощает, — той вещественной формы, в которой оно обретает свое существование.

Для передачи теплоты, одушевленности и пластичности человеческого тела скульптор избирает холодный мрамор, бронзу или слоистое дерево; раскрашенной восковой фигуре не место в музее искусств, скорее — это произведение для паноптикума…

Мы знаем, что иногда преодоление вещественных свойств материала, из которого создается творение художника, достигает степеней необыкновенных: кажется, что камень, из которого изваяна Ника Самофракийская, как бы вовсе лишен массы, веса.

Это можно описать как результат «развоплощения материала формой». Но такое описание совершенно условно, потому что истинно определяющим является то, что лежит за формой и создает ее самое: а это не что иное, как воплощаемое в художественном произведении содержание, его смысл .

В Нике это — взлет, ликование победы.

Предметом исследования в «Психологии искусства» являются произведения художественной литературы. Их анализ особенно труден в силу того, что их материал есть язык, то есть материал смысловой, релевантный воплощаемому в нем содержанию.

Поэтому-то в литературно-художественном произведении то, что реализует его содержание, может казаться совпадающим с самим этим содержанием.

В действительности же и здесь происходит «развоплощение» материала, но только развоплощение не вещественных его свойств, не «фазической» стороны слова, как сказал бы позже Выготский, а его внутренней стороны — его значений. Ведь смысл художественного произведения пристрастен, и этим он поднимается над равнодушием языковых значений.

Одна из заслуг Л. С. Выготского — блестящий анализ преодоления «прозаизма» языкового материала, возвышения его функций в структуре творений художественной литературы.

Но это только один план анализа, абстрагирующийся от главного, что несет в себе структура произведения. Главное — это движение, которое Выготский называет движением «противочувствования».

Оно-то и создает воздейственность искусства, порождает его специфическую функцию.

«Противочувствование» состоит в том, что эмоциональное, аффективное содержание произведения развивается в двух противоположных, но стремящихся к одной завершающей точке направлениях. В этой завершающей точке наступает как бы короткое замыкание, разрешающее аффект: происходит преобразование, просветление чувства.

Для обозначения этого главного внутреннего движения, кристаллизованного в структуре произведения, Выготский пользуется классическим термином катарсис .

Значение этого термина у Выготского, однако, не совпадает с тем значением, которое оно имеет у Аристотеля; тем менее оно похоже на то плоское значение, которое оно получило во фрейдизме.

Катарсис для Выготского не просто изживание подавленных аффективных влечений, освобождение через искусство от их «скверны». Это, скорее, решение некоторой личностной задачи, открытие более высокой, более человечной правды жизненных явлений, ситуаций.

В своей книге Л. С. Выготский не всегда находит для выражения мысли точные психологические понятия.

В ту пору, когда она писалась, понятия эти еще не были разработаны; еще не было создано учение об общественноисторической природе психики человека, не были преодолены элементы «реактологического» подхода, пропагандировавшегося К. Н.

Корниловым; конкретно-психологическая теория сознания намечалась лишь в самых общих чертах. Поэтому в этой книге Выготский говорит свое часто не своими еще словами. Он много цитирует, обращаясь даже к таким авторам, общие концепции которых чужды ему в самой своей основе.

Как известно, «Психология искусства» не издавалась при жизни автора. Можно ли видеть в этом только случайность, только результат неблагоприятного стечения обстоятельств? Это малоправдоподобно.

Ведь за немногие годы после того, как была написана «Психология искусства», Выготский опубликовал около ста работ, в том числе ряд книг, начиная с «Педагогической психологии» (1926) и кончая последней, посмертно вышедшей книгой «Мышление и речь» (1934).

Скорее это объясняется внутренними мотивами, в силу которых Выготский почти не возвращался к теме об искусстве (СНОСКА: Известны лишь его ранняя статья «Современная психология и искусство» («Советское искусство», 1928) и статья, опубликованная в виде послесловия в книге П. М. Якобсона «Психология сценических чувств актера» (М., 1936)).

Причина этого, по-видимому, двойственна.

Когда Выготский заканчивал свою работу над рукописью «Психология искусства», перед ним уже внутренне открылся новый путь в психологии, науке, которой он придавал важнейшее, ключевое значение для понимания механизмов художественного творчества и для понимания специфической функции искусства. Нужно было пройти этот путь, чтобы завершить работу по психологии искусства, чтобы досказать то, что осталось еще недосказанным.

Л. С. Выготский ясно видел эту незавершенность, недосказанность. Начиная главу, посвященную изложению своих позитивных взглядов — теории катарсиса, он предупреждает: «Раскрытие содержания этой формулы искусства как катарсиса мы оставляем за пределами этой работы…» Для этого, пишет он, нужны дальнейшие исследования в области различных искусств.

Но речь шла, конечно, не просто о распространении уже найденного на более широкую сферу явлений. В той единственной позднейшей статье по психологии творчества актера, которая упоминалась выше (она была написана в 1932 г.), Л. С.

Выготский подходит не только к новой области искусства, по подходит к ней и с новых позиций — с позиций общественно-исторического понимания психики человека, которые только намечались в ранних трудах.

Слишком краткая и к тому же посвященная специальному вопросу о сценических чувствах, эта статья ограничивается в отношении более широких проблем психологии искусства лишь некоторыми общими теоретическими положениями. Однако положения эти — большого значения. Они открывают ретроспективно то, что в «Психологии искусства» содержится в не явной еще форме.

Законы сцепления и преломления сценических чувств должны раскрываться, пишет Выготский, раньше всего в плане исторической, а не натуралистической (биологической) психологии. Выражение чувств актера осуществляет общение и становится понятным, лишь будучи включено в более широкую социально-психологическую систему; в ней только и может осуществить искусство свою функцию.

«Психология актера есть историческая и классовая категория» (разрядка автора) (СНОСКА: Выготский Л. С. К вопросу о психологии творчества актера. — В кн.: Якобсон П. М. Психология сценических чувств актера. M., 1936. с. 204.).

«Переживания актера, его жизнь выступают не как функции его личной душевной жизни, но как явление, имеющее объективный общественный смысл и значение, служащие переходной ступенью от психологии к идеологии» (Там же, с. 201.).

Эти слова Выготского позволяют увидеть как бы конечную точку его устремлений: понять функцию искусства в жизни общества и в жизни человека как общественно-исторического существа.

«Психология искусства» Л. С. Выготского — книга далеко не бесстрастная, это книга творческая, и она требует творческого к себе отношения.

За сорок лет, истекших после того как «Психология искусства» была написана, советскими психологами было сделано многое — и вместе с Л. С. Выготским и вслед за ним.

Поэтому сейчас некоторые психологические положения его книги должны быть интерпретированы уже иначе — с позиций современных психологических представлений о человеческой деятельности и человеческом сознании.

Эта задача, однако, требует специального исследователя и, разумеется, не может быть решена в рамках краткого предисловия, Многое в книге Выготского уже отброшено временем. Но ни от какой научной книги нельзя ждать истины в последней инстанции, нельзя требовать окончательных — на все времена — решений. Нельзя этого требовать и от книг Выготского.

Важно другое: что труды Выготского до сих пор сохраняют научную актуальность, переиздаются и продолжают привлекать к себе внимание читателей. О многих ли исследованиях из числа тех, на которые в двадцатые годы ссылался Выготский, можно это сказать? Об очень немногих. И это подчеркивает значительность научно-психологических идей Выготского.

Мы думаем, что и его «Психология искусства» разделит судьбу многих его работ — войдет в фонд советской науки.

А. Н. Леонтьев

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Date: 2015-09-05; view: 151; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/6-9409.html

Глава 7 АППАРАТ КНИЖНОГО ИЗДАНИЯ / Технология редакционно-издательского процесса

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

  • 7.1. Общая характеристика
  • 7.2. Выходные сведения
  • 7.3. Оглавление и содержание
  • 7.4. Предисловие, послесловие, вступительная статья
  • 7.5. и примечания
  • 7.6. Вспомогательные указатели
  • 7.7. Колонтитулы
  • 7.8. Библиографический аппарат
  • По ОСТу 29.130—97 «Издания.

    Термины и определения» аппарат издания – «совокупность дополнительных элементов издания, призванных пояснить, растолковать основной текст, способство–вать усвоению содержания вошедших в издание произведений, облегчить читателю пользование изданием, а также помочь его обработке в статистических, библиотечно-библиографических и ин–формационных службах».

    В зависимости от наполнения и функ–ционального назначения выделяют следующие виды аппарата:

    – сопроводительный, или научно-вспомогательный, содержа–щий сопроводительную(ые) статью(и) и комментарии/примечания;

    – справочно-поисковый, включающий оглавление (содержа–ние), вспомогательные указатели и т.п.;

    – опознавательный, представляющий собой выходные сведения;

    – библиографический, состоящий из библиографических ссы–лок и библиографических списков литературы.

    Аппарат издания не только показатель его высокой культу–ры.

    Издание с тщательно подготовленным аппаратом отличается значительно большей информационной ценностью, чем издание со слабо продуманным аппаратом или вовсе без него.

    Аппарат призван прежде всего для того, чтобы усилить практическую цен–ность издания, повысить коэффициент полезного действия произ–ведения, облегчить читателю возможность пользоваться изданием в различных целях.

    Аппарат имеет и экономическое значение. Любое издание пе–чати многократно изучается и обрабатывается в библиографиче–ских учреждениях, библиотеках, подразделениях системы научно-технической информации. Производительность труда работников здесь прямо зависит от качества аппарата.

    Аппарат издания любого литературного произведения тесно связан с его целевым назначением. С помощью продуманного ап–парата можно придать изданиям одного и того же произведения то или иное целевое назначение в соответствии с замыслом издате–лей.

    Наличие разных элементов аппарата зависят от конкретного вида литературы и его особенностей.

    Однако полностью вопрос об аппарате можно решить, учитывая принадлежность данного произведения не только к определенному виду литературы, но и к определенному виду издания.

    Зависит ли выбор аппарата и от читательского адреса издания? Составители аппарата обычно учитывают возможности читателя, его умение пользоваться тем или другим элементом аппарата, его интересы.

    Так, в изданиях для массового читателя вряд ли нужны развернутые библиографические ссылки к цитатам или к фактам, так как читатель не будет практически обращаться к источникам, использованным автором. В подобных изданиях достаточно крат–кой оговорки в тексте о том, из какого источника взята цитата.

    Не нуждаются такие издания и в затекстовом списке использованной литературы – читателю она не понадобится. А вот рекомендатель–ные списки здесь очень полезны.

    разделов справочного аппарата не является чем-то постоянным: и объем, и построение, и специфика входящих в них сведений зависят прежде всего от назначения данного изда–ния, многое определяется также особенностями творчества писа–теля, своеобразием разъясняемого материала.

    Выходные сведения – это комплекс элементов, характеризующих издание и предназначенных для его оформления, библиографиче–ской обработки – статистического учета и информирования по–требителей.

    В книжных изданиях они располагаются на лицевой стороне титульного листа и его обороте, на совмещенном титуль–ном листе, на первой и последней страницах (или на концевой по–лосе), на корешке обложки (переплета) при толщине блока более 9 мм, на обложке, суперобложке, переплете.

    Основные элементы выходных сведений: сведения об авторах и других лицах, участвовавших в создании издания; заглавие из–дания; надзаголовочные данные; подзаголовочные данные; вы–ходные данные; выпускные данные; классификационные индексы; международные стандартные номера; штрих-коды; знак охраны авторского права.

    Имя автора (инициалы и фамилию, имя и фамилию или псев–доним) приводят в именительном падеже в той полноте, которая установлена автором. Инициалы или полные личные имена всегда предшествуют фамилии. Например: Д. Хармс, Марина Цветаева, Вс. Иванов, Саша Черный, Л.В. Погорелов и т.д.

    Имена лиц, участвовавших в создании издания (составителей, переводчиков, художников, рецензентов, авторов предисловия, вступительной статьи, послесловия, комментариев, примечаний и т.д.), приводят в именительном падеже с указанием характера проделанной работы: «составитель», «автор-составитель», «обра–ботал», «обобщил» и т.п.

    В отечественном книгоиздании приняты следующие правила. Имена одного, двух, трех авторов указывают перед заглавием на титульном листе.

    При наличии четырех и более авторов (до 20) их имена помещают либо на титульном листе (если на этом настаива–ют авторы), либо на его обороте (в верхней части). На обороте ти–тульного листа перед именами авторов помещают слово «Авторы».

    Если авторов больше 20, их имена приводят либо в содержании (после названия главы, раздела), либо в конце предисловия с ука–занием, что именно написал каждый автор.

    Имена авторов (фамилию, имя, отчество) приводят также над выпускными данными перед заглавием. В работах, выполненных коллективом авторов, имена авторов приводят не менее чем для трех первых с добавлением «и др.».

    Последовательность приведения имен авторов устанавливается самими авторами. Варианты могут быть следующие:

    1) по алфавиту фамилий;

    2) по вкладу или объему материалов;

    3) по авторитетности или известности;

    4) по научным степеням и званиям.

    Оптимальным считается первый вариант – он нейтральный, никого не обижает и не ущемляет (см. п. 2, 3).

    Заглавие (название) указывают в том виде, в каком оно уста–новлено автором, причем в обязательном порядке – на титульном листе и над выпускными данными, факультативно – на других элементах (обложке, суперобложке, корешке переплета). На ко–решке и передней сторонке переплета заглавие может приводить–ся в усеченном виде, а для справочных изданий – в виде аббре–виатур: например, КЛЭ (Краткая литературная энциклопедия).

    Стандарт запрещает выпуск издания без заглавия или с мало–информативным заглавием, определяющим только вид или под–вид издания («Каталог», «Бюллетень», «Путеводитель», «Труды» и т.п.). Такие заглавия требуется дополнять названием организа–ции, музея и т.п. Например: Путеводитель по Эрмитажу, Труды Государственной национальной библиотеки.

    Заглавие, состоящее более чем из трех слов, малоинформатив–но. Многословные, громоздкие заглавия опытные издатели (ре–дакторы) делят на основное заглавие и подзаголовок. Например:

    СПРАВОЧНАЯ КНИГА РЕДАКТОРА И КОРРЕКТОРА

    Редакционно-техническое оформление издания

    Здесь издатели в рекламных целях поменяли местами основное заглавие и подзаголовок. «Редакционно-техническое оформление издания» – точная характеристика предмета и темы издания, т.е. это и есть основное заглавие.

    «Справочная книга редактора и кор–ректора» – второстепенная характеристика издания, указывающая на его целевое назначение.

    Такую подмену можно считать оправ–данной, с точки зрения информативности правильный вариант расположения основного заглавия и подзаголовка проигрывает.

    Заглавие издания приводят на титульном листе и над выпускными данными.

    Надзаголовочные данные включают название одной или несколь–ких организаций, от чьего имени выпускается книга, заглавие се–рии, год ее основания, заглавие подсерий и порядковый номер ее выпуска. Эти данные помещаются в верхней части титульного листа, а также (по усмотрению издательства) на авантитуле или контртитуле.

    Наименование организации, от имени которой выпускается издание, приводят в официально установленной форме.

    Подзаголовочные данные уточняют название произведения пе–чати, дают сведения о литературном жанре, форме и назначении произведения, о повторности издания, об именах лиц, участвовав–ших в составлении или подготовке книги, о читательском адресе, о переиздании. Подзаголовочные данные размещаются после за–главия на титульном листе. Сведения о читательском адресе, пере–издании, переработке, утверждении в качестве учебника или офи–циального документа издательство может перенести на оборот титульного листа.

    Сведения о количестве томов, на которые рассчитано много–томное издание, порядковый номер томов, выпусков, книг и т.п. приводят арабскими цифрами.

    Выходные данные состоят из сведений о месте выпуска издания, названия издательства или издающей организации, годе выпуска издания. Место выпуска издания определяется по местонахождению издательства (а не типографии или отдельной редакции).

    Наимено–вание издательства (издающей организации) можно давать в пол–ной или сокращенной форме (желательно так, как внесена запись о данном учреждении в Единый государственный реестр юриди–ческих лиц; для физических лиц – в документ из Московской или другой региональной регистрационной палаты).

    Разрешается по–мещать марку издательства и его эмблему.

    Выпускные данные включают даату подписания издания в пе–чать, вид, номер, формат бумаги и долю листа; гарнитуру шрифта основного текста; вид печати, объем издания в условных печатных и учетно-издательских листах, тираж; номер заказа полиграфиче–ского предприятия; название и полный почтовый адрес издатель–ства и полиграфического предприятия. Выпускные данные разме–щают на последней полосе книги или в нижней части оборота титульного листа, а также на 3-й и 4-й сторонах обложки. Сведе–ния о виде издания по целевому назначению располагают над вы–пускными данными (над полной формой имени автора) или над заглавием.

    Знак охраны авторского права – конвенционный элемент ©; помещается он в нижнем правом углу на обороте титульного листа, а при его отсутствии – внизу первой страницы издания. Простанов–ка знака охраны авторского права регулируется соответствующими нормативными документами.

    ББК (библиотечный шифр из последних таблиц ББК для массо–вых библиотек) состоит из классификационного индекса. Шифр ББК проставляется на всех книгах, распространяемых через кни–готорговую сеть, кроме научных, и размещается в верхнем левом углу оборота титульного листа.

    Индекс УДК дают отдельной строкой под библиотечным шифром в книгах по естественной и технической тематике.

    Индексы ББК и УДК определяют, к какой области и подобласти содержания (знания) относится издание.

    Авторский знак определяется по двухзначным таблицам Л.Б. Хавкиной.

    К выходным сведениям относятся аннотация и реферат. Анно–тация кратко характеризует содержание издания, его целевое на–значение, читательский адрес. Как элемент выходных сведений аннотация может быть помещена на обороте титульного листа или на концевой полосе.

    Требования , построению и оформлению текста аннотации определены ГОСТом 7.9—95 «Ре–ферат и аннотация. Общие требования». Объем аннотации – около 500 печатных знаков (8—9 строк).

    Реферат – сжатое изложение содержания издания, включающее его основные положения, фак–тические сведения и выводы без толкования и критических заме–чаний.

    Аннотация и реферат служат для первого знакомства читателя с книгой. На них основываются важнейшие книготорговые про–цессы – заказ литературы, рекомендации читателям, пропаганда и реклама изданий.

    Аннотация из книги может быть перенесена в аннотированные каталоги многочисленных библиотек или в готовящиеся к выпуску в свет информационные издания. В этих целях ГОСТ 7.

    4—2000 предусматривает включение в издание макета аннотированной каталожной карточки (МАКК), который помещают или на обо–роте титульного листа, или на последней странице издания; если здесь не хватает места, под макет отводят специальную полосу.

    Аннотацию и/или МАКК приводят во всех книжных изданиях, кроме научных изданий по естественной и технической тематике. Реферат помещают в научных изданиях по естественной и техни–ческой тематике.

    Приведем образцы оформления выходных сведений (рис. 5—11).

    Рис. 5. Титульный лист издания, имеющего авторов

    Рис. 6. Титульный лист издания, выпускаемого на заказных условиях

    Рис. 7. Титульный лист серийного издания

    Рис. 8. Схемы титульного листа многотомного издания а – собственное; б – заказное

    Рис. 9. Схемы разворотного титульного листа многотомных изданий: а – собственное, у всех томов общий автор (авторский коллектив); б – собственное, у томов разные авторы (авторские коллективы)

    Рис. 10. Разворотный (с контртитулом) титульный лист переводного изддания

    Рис. 11. Оборот титульного листа с размещенными на нем выпускными данными

    Оглавление и содержание играют важную информативную роль в издании, позволяя читателю быстро уяснить его логическую структуру и основное содержание.

    Оглавление представляет собой последовательный перечень рубрик отдельно изданного произведения. раскрывает состав издания (какие произведения оно содержит).

    Оглавление и содержание – обязательные элементы аппарата каждого издания. Исключение составляют издания малого объема, а также словарные издания с большим количеством разделов.

    Оглавление и содержание выполняют следующие задачи:

    – справочно-поисковые – упростить и убыстрить розыск со–ставных частей издания (глав, разделов, статей, рассказов, приме–чаний и т.д.);

    – информационно-пояснительные – дать читателю общее представление о тематическом содержании издания, структуре одного или ряда произведений, что важно для восприятия текста, выборочного его изучения, а также для того, чтобы помочь чита–телю быстро восстановить в памяти прочитанное, если чтение было прервано;

    – рекламно-пропагандистские – привлечь читателя, усилить его интерес к просматриваемой книге, вызвать желание прочитать ее.

    Такая роль оглавления и/или содержания позволяет утверж–дать, что без них практически нельзя выпускать ни одну книгу.

    Даже если в небольшой брошюре текст не разделен на озаглавлен–ные части, каждая из них может стать объектом самостоятельного читательского поиска, лучше поместить оглавление из заголов–ков, отсутствующих в тексте, но которые могли бы разделить текст, ибо любой текст состоит из смысловых частей, у каждой из которых своя тема.

    Основные требования к оглавлению и содержанию – возможно большая их полнота. Оглавление, в которое вошла лишь часть за–головков, не может оказать помощь читателю, если ему нужно найти и прочитать отдельный параграф или материал на интере–сующую его узкую тему.

    Вместо того чтобы сразу по оглавлению (содержанию) найти нужные страницы, читатель вынужден будет перелистывать значительную часть книги. Мелкие заголовки, так часто пропускаемые в оглавлении, – путеводитель по книге, не–обходимый если не всем, то очень многим.

    Кроме того, они по–могают читателям быстро восстановить в памяти содержание про–читанного после значительной паузы в чтении. Благодаря мелким заголовкам в оглавлении читатель быстрее находит нужный под–раздел.

    Этот элемент издания не представляет больших трудностей для редактора. Поскольку оглавление (содержание) помогает первона–чальному знакомству читателя с изданием, его желательно разме–щать сразу же после титульного листа.

    Оглавление рекомендуется отделять от вспомогательного указателя, который в принципе должен идти последним, чтобы отразить весь предшествующий текст.

    На практике, однако, по редакционно-техническим сооб–ражениям оглавление (содержание) чаще всего помещают в конце издания.

    Предисловие – предуведомление читателей о том, что им надо принять во внимание, читая, или изучая, или просматривая книгу.

    Предисловие чаще всего содержит материалы о значении темы книги, особенностях содержания и формы произведения или из–дания, источниках сочинения, сведения о принципах отбора ма–териала и принципах построения произведения, нерешенных и неосвещенных проблемах (чтобы читатель не рассчитывал на то, чего в книге нет) и отличиях от книг на ту же или близкие темы.

    Предисловие не следует путать с введением – вступительной частью произведения автора, где начинает раскрываться его тема, т.е. неслужебной частью.

    Предисловию часто дают название «От автора», «Отредакто–ра», «От составителя» и т.п. Если по заголовку нельзя определить, кому предисловие принадлежит, желательно после его текста ука–зать: автор, редактор, переводчик или поставить фамилию напи–савшего предисловие.

    В некоторых книгах, чаще всего в переиз–даниях, бывает несколько предисловий. Если они написаны одним лицом, их размещают в обратной хронологической после–довательности (к последнему изданию, затем – к предыдущему и т.д.).

    В переводных книгах предисловие переводчика или редак–тора перевода предшествует авторскому предисловию.

    Предисловие, если оно написано не редактором, редактируется в последнюю очередь, когда становятся ясными структура книги и логика изложения основного текста.

    При этом особое внимание обращают на связь предисловия с другими элементами издания – аннотацией, содержание которой может совпасть с предисловием, а также с введением. Кроме того, нужно следить за тем, чтобы преди–словие было отражено в оглавлении (содержании) и вспомога–тельных указателях, если они есть.

    Хотя предисловие не самая главная часть издания, оно заметно влияет на весь его облик, поэто–му редактор должен считать свою работу над ним ответственным этапом подготовки издания.

    Вступительная статья – относительно самостоятельное сочи–нение, в котором широко толкуется творчество автора или изда–ваемое произведение для того, чтобы помочь читателю лучше, глубже, тоньше воспринять содержание книги, разобраться в ее сложностях, познакомиться с ее историей, читательской судьбой и переменами в оценке. Так что вступительная статья особенно необходима в книгах сложных, в содержании которых нелегко разобраться без дополнительных сведений. Помещается она чаще всего в изданиях отдельных произведений или собраний сочинений писателей, ученых, общественных деятелей.

    Вступительная статья должна открывать книгу. Ее место – по–сле титульного листа, перед предисловием автора, если оно входит в издание. Предшествовать вступительной статье может только предисловие издательства, редакции или редактора либо оглавле–ние (содержание), если принято решение поместить его в начале издания.

    Чаще всего вступительную статью, как и предисловие, набирают шрифтом более мелким по кеглю, чем шрифт основного текста.

    Послесловие по цели близко к вступительной статье, но отлича–ется от нее тем, что помещено за текстом книги – то ли потому, что издательство не хочет влиять на восприятие произведения чита–телем до его знакомства с ним, то ли потому, что само толкование творчества автора и его произведения невозможно без хорошего знания его читателем.

    Источник: http://www.xliby.ru/tehnicheskie_nauki/tehnologija_redakcionno_izdatelskogo_processa/p9.php

    Book for ucheba
    Добавить комментарий