Жертвоприношение водной стихии

Петкевич А.В. «Водная жертва» в русской культурной традиции

Жертвоприношение водной стихии

Сайт подключен к системе Orphus. Если Вы увидели ошибку и хотите, чтобы она была устранена, выделите соответствующий фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Живая старина, 2006, № 3.
[16] — начало страницы.
OCR OlIva.

Ритуал жертвоприношения можно описать следующим образом: преследуя свою цель, адресант приносит жертву адресату в определенном месте и в определенное время.

Например, когда мельник кидает водяному живую курицу, адресантом является мельник, адресатом — водяной, жертвой — птица, локусом — река, и ритуал призван помочь в сохранении дружественных отношений между вступающими в контакт сторонами.

Элементы этой структуры с течением времени видоизменяются в конкретной ситуации жертвоприношения, некоторые из них могут утрачиваться или десемантизироваться.

В настоящей заметке речь пойдет об одном из локусов жертвоприношения — воде.

Вода является не только локусом ритуала, но и местом обитания адресата жертвоприношения: в море живет требующий дани водяной царь, мельник приносит дары водяному, в колодец опускают пищу, для вызывания дождя около почитаемых источников оставляют обетные полотенца [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7; 8].

Воде приносят жертвы тогда, когда она становится частью осваиваемого человеком культурного пространства. Болото или водоворот в реке враждебны человеку, поэтому они редко становятся адресатами жертвоприношений [2; 9].

Вода едина в разных своих ипостасях. Например, колодец или мельница являются искусственными сооружениями, возведение которых сопровождается строительными жертвами [6. С. 536-537; 8. С. 222; 10. С.

220], но вода в них является частью всей воды мира. Просящие дождя приносят дары подземным водам, влияющим на воды небесные.

При этом вода и обитающие в ней мифологические персонажи принадлежат низшему уровню мироздания [11. С. 21].

Представление о требующей жертв водной стихии отражено в мифе, ритуале [16] и языке. Память об архаических ритуалах сохраняется в поэтических метафорах, фольклорных мотивах, сюжетах и образах.

Принесение жертвы скрепляет договор между водяным и зависящими от его милости людьми, прежде всего моряками, рыбаками и мельниками. Адресаты и приносящие им дары адресанты здесь обычно определяются довольно точно.

Закладка мельницы сопровождается принесением строительной жертвы, адресованной водяному духу, который становится постоянным покровителем мельницы, подобно умилостивленному при входе в новое жилище домовому: «Отец мне говорил, что, когда мельницу строят, завещают водяному несколько голов. Если завещания не сделать, так он будет скотину вытаскивать.

Отец, когда строили мельницу, так завещали двенадцать голов, двенадцать человек и утонуло» (М.И. Кабакова, 1906 г.р., г. Алапаевск, зап. 1976 г.)1); «Говорят, что на всякой мельнице жили лешачихи, а им мельники носили всё, чтобы вода не сорвала. Говорят, что они выходили, головы чесали. Мельники-то знали про них и видели» (А. С. Чечурина, 67 лет, г.

Алапаевск, зап. 1976 г.); «Когда мельницу построят, русалка должна утащить в воду трёх человек, тогда мельница хорошо будет работать. Говорили, если русалка не утащит в воду трёх человек, то люди сами их толкали в пруд или речку. А так русалка не вредная: всё поёт, людей не обижает. Они купаются, а она на берегу сидит» (М.Е. Дедкова, 1913 г.р., с.

Киргишаны Бисертского р-на, зап. 1980 г.).

При нарушении в работе мельницы также следует обратиться к водяному: «Старики рассказывали, что мельник, когда колёсы мельницы не крутятся, берёт угощение и идёт к водяным в гости, а у них там царство целое, мельник-то к главному идёт. Водяной как человек из себя. Ещё говорят, когда мельница не крутится, петуха живого с камнем в реку бросают, после этого мельница крутиться начинает» (М.Н. Мазитов, 1934 г.р., д. Старообухарово Бисертского р-на, зап. 1980 г.).

Необходимость принесения жертв при строительстве и для продолжения полноценного функционирования актуальна и для других связанных с водой сооружений, например завода: «Раньше, при Демидове ещё, заводы-то ведь все на прудах ставили.

А чтобы работал завод-от, хозяин должен был дань лешачихе заплатить. В тот день-то, когда завод открывали, заводчик на берег выходил и кидал в воду перчатку. Это значит, он пять человек лешачихе отдает, пять жертв, значит, будет.

А если этого мало, дак ещё кидали полперчатки или целую перчатку. А теперь-то ведь этого не делают что ли, я уж не знаю. А жертвы-то всё равно ещё бывают» (В.С. Пономарева. 1900 г.р., г. Алапаевск. зап. 1977 г.).

Жертвоприношению, дару воде уподобляются утопленники. Широко распространена вера в то, что тонущих нельзя спасать, так как они уже принадлежат воде [12. С. 82, 88-89; 3. С. 398]. Утонувших забирают себе миролюбивые водяные духи: «Чертовки в воде жили. Они были как женщина хохлатая.

Они вылезали на берег. Но от человека прятались, сразу же ныряли в воду. Никогда не трогали людей. Говорят, часто чертовки живут на мельнице, в сливном мосте. Чертовка может взять с собой только потонувшего человека» (Т.А. Усольцева, 1889 г.р., с. Киргишаны Бисертского р-на, зап. 1980 г.

).

Согласно народным верованиям, вода регулярно должна получать утопленника, иначе живущие в ней мифологические существа начнут вредить человеку: «Часто лешачихи забирали людей в реку.

Если ранней весной заберут они к себе в реку человека, значит, не разольётся река. А когда они в дар никого не получают, то гневались они, плотину срывали, а вода деревню нашу затопляла» (К.Р. Деева, 60 лет, с. Деево Алапаевского р-на, зап. 1976 г.).

Утонувшие — жертвы стихии, нечистые покойники, сами становящиеся водяным духами [3. С. 398].

У естественных водоемов и колодцев происходит ритуальное кормление предков и живущих в этих водоемах духов [4; 6; 7]. В воду бросают пищу, выливают различные напитки, кидают деньги.

Вода в реке и вода в колодце выступает в роли водной преграды и одновременно пути в иной мир, а также точкой контакта с ним.

При переезде через реку, являющуюся границей своего и чужого пространств, бросают деньги в воду: «Денежки в воду кладут, когда переезжают, дарят воду» (Махневский р-н Свердловской обл., зап. 1964 г.) [13. С. 273].

На новом месте, при вступлении в контакт с новой водой, необходимо «купить» ее: «На новое место переходишь жить, первый раз за водой идёшь, так покупаешь воду: кидаешь в воду пятак, три копейки, две копейки — сколько не пожалеешь. Воду покупаешь, если вода разная; речка другая или колодец другой» (А.В. Савельева, 1903 г.р., г. Верхний Уфалей, зап. 1983 г.).

Принося дары воде, просят об исцелении, избавлении от бед: «Приехала — вшей видимо-невидимо. Не знаю отчего. Добрые люди научили, что делать. Нужно хлеб, соль и деньги бросить в ключ или в пруд и сказать: «Водяная, водяная, я тебя дарю хлебом-солью, а ты меня здоровьем»» (А.А. Лазунова, 1899 г.р., с. Киргишаны Бисертского р-на, зап. 1980 г).

При помощи хлеба и денег отыскивают утопленников: «Быва человек утонет и утопленника не могут найти, дак говорят: где хлеб утонет, там и найдешь»; «Если утонет человек, надо читать у реки, чтобы вынесло утопленника.

Бросать монеты с нечетным числом — 3 копейки, 15 копеек как выкуп» [14. С. 150].

Если хлеб тонет, это служит знаком принятия заместительной жертвы и смерти одновременно, подобно утонувшему венку в девичьих гаданиях, предвещающих кончину в грядущем году.

Помочь отыскать утопленника может также икона: «У нас недавно утопленник был. Долго не могли найти, где он находится. Ныряли-ныряли — всё бесполезно. Тогда старухи принесли икону. Она стала ходить, где остановится, там и покойник.

Вот так его и нашли. Хотя мы сейчас и не верим ничему, но, видно, всё-таки есть какая-то сила» (М.И. Чернышев, 1940 г.р., п. Бисерть, зап. 1980 г.).

Здесь икона является эквивалентом дара, но лишена семантики жертвы и сохраняет только силу святыни.

В ритуалах, призванных поддержать плодородие, жертвенные пища и напитки не просто отдаются воде, но образуют с ней сущностное единство. По традиционным представлениям, от стихия воды зависят удои молока, и чтобы корова лучше доилась, в реку выливали молоко [15. С. 285].

Без дождей, небесной воды, не вырастет хлеб, и дождь как необходимое условие достижения цели уподобляется результату своего действия, земному хлебу [15. С. 283]. Кормление речной воды хлебом воздействует на дождь как на небесную воду.

При этом кормление именно хлебом обусловлено представлением о том, что в жертву необходимо приносить то, что ты хочешь получить взамен. Классическим примером такого способа действия является жертва первинок.

Квас, жидкий эквивалент хлеба, является поминальным напитком [16. С. 488], другой «жидкий хлеб» — пиво — варят вскладчину в праздники, связанные с почитанием воды — в Ильин и Николин день [17. С. 57].

Представления о родстве водной стихии и даруемых ею продуктах отражается в языке. Так, в номинативном фонде русской топонимии фиксируется модель называния гидрообъекта по продукту питания, как правило, напитку [18. С. 85].

В основу образной номинации [17] кладутся признаки консистенции, цвета и вкуса воды, в другом случае в ручей или реку был пролит соответствующий напиток; иногда гидрообъект возник из-за того, что кто-то разлил напиток [19]. Например, р. Брага [Вил. В-Т], руч. Бабкин Квас — «цвет воды в ручье, как квас» [Уст, Плесо], руч. Винный Ручей — «хороша водичка в нём» [Мез, Усть-Няфта], р.

Молочница [В-Т. Ней, Прим, Холм], р. Сусло [Кад], руч. Матрёник Квас [Плес, Федово] — «Матрёна поставила квас, а она у ей квасился, вот ручей и потёк»2).

Ритуальное значение кваса преломляется в языковых фактах наквасить (безл.

) 'потонуть', наквасить Каму 'утонуть' и им подобных, что связано как с использованием кваса в качестве поминального напитка, так и с соотнесением его с «физиологической» мотивировкой, когда «наквасить» значит 'разложиться' [19. С. 61]: например, овраг Тельная Квасница — место коллективных захоронений убитых ханом Батыем [20. С. 12].

На Русском Севере у моряков зафиксирована практика принесения жертв водяному [21. С. 345-349: 22. С. 162-163; 23. С. 51-61, 81]. Отголоски этой магической практики можно обнаружить в фольклоре, например в былинном сюжете о Садко.

Садко отправляется на дно морское в наказание за неуплату дани морскому царю, которая должна приноситься регулярно:

«Ишше кольки по синю морю не хаживал — Я Морьскому цярю дани-пошлины не плацивал. Вы спускайте-ко, мои млады матросики, Вы спускайте-тко-се боцьку с красным золотом,  А другу боцьку спускайте с цистым серебром».Ишше эти боцьки-то все поверх воды несёт
[24. № 21. См. также: 25. № 70; 26. № 108. 135; 27. № 85; 28. № 91].

Комментируя текст былины, сказительница говорит о замене человеческой жертвы животной: «Просит Морской царь целовецеску голову. Отсипну он свою голову, заложныу. Хто кого бросали — кошку, собаку, всё нейдёт» [29. С. 638]. Здесь вероятна связь с заместительной жертвой.

Кто именно отправится к морскому царю, определяется жребием, что позволяет вспомнить о тесной связи ритуала жертвоприношения с мантикой [30. С. 148-152; 31. С. 144-146; 32. С. 597]. При этом выбор падает на Садко, скорее, как на наибольшего грешника, а не как неплательщика дани:

…Вы скачите-ко, дружинушка, во шлюпочку, Поезжайте-тко, дружина, во темныé леса. Вы срубите-тко по жéребью по тавáлженому. Верно, есь у нас на кáрабли пригрешной человек;Отсеки-ка по жéребью тавáлженому
[24. № 95].

Исследователи обращают внимание на сходство образа морского царя в былине и образа водяного в быличках и бывальщинах, значимого в магии моряков Русского Севера [22. С. 162-163; 23. С. 51-61, 81]. В былинном сюжете о Садко сохраняются фигуры адресанта и адресата, но цель и особенно смысл ритуала, само определение его как жертвоприношения, теряются.

Сокращения:

Вил — Вилегодский р-н Архангельской обл.

В-Т — Верхнетотемский р-н Архангельской обл.

Кад — Кадуйский р-н Вологодской обл.

Мез — Мезенский р-н Архангельской обл.

Ней — Нейский р-н Костромской обл.

Плес — Плесецкий р-н Архангельской обл.

Прим — Приморский р-н Архангельской обл.

Холм — Холмогорский р-н Архангельской обл.

Уст — Устьянский р-н Архангельской обл.

Литература

1. Виноградова Л.Н. Вода // Славянские древности: Этнолингвистический словарь в 5 томах / Под ред. Н.И. Толстого (далее — СД). Т. 1. М., 1995. С. 386-390.

2. Левкиевская Е.Е. Водоворот // СД. Т. I. М.. 1995. С. 394-396.

3. Левкиевская Е.Е., Усачева В.В. Водяной // СД. Т. 1. М., 1995. С. 396-400,

4. Бушкевич С.П. Жертва // СД. Т. 2. М., 1999. С. 208-215.

5 Виноградова Л.Н. Источник // СД. Т. 2. М., 1999. С. 426-429.

6. Валенцова М.М., Виноградова Л.Н. Колодец // СД. Т. 2. М. 1999. С. 536-541.

7. Виноградова Л.Н., Толстая С.М. Кормление ритуальное // СД. Т. 2. М., 1999. С. 610-606. {так в журнале – OCR}

8. Седакова И.А. Мельница // СД. Т. 3. М., 2004. С. 222-225.

9. Толстой Н.И. Болото // СД. Т. 1. М., 1995, С. 228-229.

10. Петрухин В.Я. Мельник // СД. Т. 3. М., 2004. С. 220-222.

11. Черепанова О.А. Мифологическая лексика Русского Севера. М., 1983.

12. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. М., 1989.

13. Словарь русских народных говоров. Вып. 7. Л., 1972.

14. Иванова А.А. Река в культурной традиции Пинежья // Актуальные проблемы полевой фольклористики. М., 2002.

15. Толстая С.М. Молоко // СД. Т. 3. М., 2004. С. 284—288.

16. Валенцова М.М. Квас // СД. Т. 2. М., 1999. С. 488—489.

17. Терновская О.А., Толстой Н.И. Братчина // СД. Т. 1. М., 1995. С. 256-257.

18. Рут М.Э. Образная номинация в русском языке. Екатеринбург, 1992.

19. Березович Е.Л. «Пищевая» модель в гидронимии Русского севера: метафора и миф // История русского слова: ономастика и специальная лексика Северной Руси. Вологда, 2002. С. 156—163.

20. Пьянкова К.В., Старикова К.М «Фольклорная топонимия» Костромской области // ЖС. 2005. № 3. С. 12-14.

21. Криничная Н.А. Русская мифология: мир образов фольклора. Екатеринбург, 2004.

22. Померанцева Э.В. Народные верования и устное народное поэтическое творчество: жертвоприношение у севернорусских моряков и Садко // Фольклор и этнография. Л., 1970. С. 158-168.

23. Померанцева Э.В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. М., 1975.

24. Марков А.В. Беломорские былины. М., 1901.

25. Онежские былины, записанные А.Ф. Гильфердингом летом 1871 года. М.; Л., 1949—1951.

26. Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. Т. 1-3. Петрозаводск, 1989—1991.

27. Русская эпическая поэзия Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск. 1991.

28. Онежские былины / Подбор былин и науч. ред. текстов Ю.М. Соколова; Подгот. текстов к печати, примеч. и словарь В. Чичерова. М., 1948.

29. Былины Севера / Подгот. текстов, вступит. ст. и комм. А.М. Астаховой. Т. 2. Приложение II. М.; Л., 1951.

30. Леви-Брюль Л. Первобытный менталитет. СПб., 2002.

31. Новик Е.С. Обряд и фольклор в сибирском шаманизме. Опыт сопоставления структур. М., 1984.

32. Токарев С.А. Проблема происхождения религии и ранние формы верований // Токарев С.А. Ранние формы религии. М., 1990.

Анна Владимировна Петкевич. Магистрант 1-го курса Уральского гос. университета (Екатеринбург)

1) Здесь и далее используются материалы фольклорной экспедиции Уральского университета по территории Свердловской обл.

2) Здесь — материалы топонимической экспедиции Уральского университета.

Написать нам: halgar@xlegio.ru

Источник: http://annales.info/rus/ethnografia/vod_zhert.htm

Урок 7. Огненный жертвенник

Жертвоприношение водной стихии

Подробности 4699

Огненным жертвенником называют специальное место, предназначенное для принесения жертв посредством их передачи Священному Огню. Огненная жертва считается Высшей или Жертвой Жертв. Такое отношение основано на том, что жертва, проходя через пламя жертвенника, очищается и освящается. Также принесение Огненной жертвы называют: «служением у Огненного жертвенника».

Огненное жертвоприношение используется всякий раз, когда есть необходимость обращаться к Духам и Божествам с теми или иными просьбами, или с благодарностью за помощь. Кроме перечисленных случаев Огненный жертвенник зажигается в особые дни Силы, в соответствии с магическим календарем. Данные ритуалы являются очень важными в жизни Мага Огня.

То, что отдается в Огонь в качестве подношения, является символическим выражением любви и обращением к Богам; заклинания, которые читают Маги, направляют жертвы «адресатам», а Освященный Огонь, принимая подношения, сжигает их и возносит энергию жертвы в высшие миры. Огонь жертвенника имеет бесконечное множество языков пламени и воплощает в себе всех Богов. Посредством принесения Огненной жертвы можно поклоняться любому Божеству.

Поклонение Богам через служение у Огненного жертвенника очень эффективно для достижения, как материальных целей, так и духовных.

В том месте, где правильно совершают Огненное жертвоприношение, воцаряется благоприятная атмосфера, дающая благо всему живому.

Служение у Огненного жертвенника, совершаемое в соответствии со всеми правилами и предписаниями является одним из лучших способов взаимодействия человека с Природой и Божественным миром.

Огонь жертвенника выступает вратами между нашим миром и миром Божественным, и поэтому жертвенник, в котором горит огонь, должен быть поднят над землей на высоту от 20 сантиметров до 1 метра, в зависимости от вида жертвенника.

Как правило, жертвенник имеет форму квадрата и ориентируется сторонами по сторонам света. На западной стенке жертвенника есть треугольный выступ, одним углом указывающий на запад.

Именно с этой стороны и располагается Маг, проводящий ритуал Огненного жертвоприношения.

Служение у Огненного жертвенника

Существует несколько видов Огненных жертвоприношений, направленных на разные цели:

  • Жертва с прошением – служение у Огненного жертвенника с целью получения помощи от Божеств или Духов в каких-либо делах. Как правило, подобный ритуал проводят, начиная новое дело, отправляясь в дорогу, обращаясь за здоровье родственников или о получении благословления, и так далее.
  • Благодарственная жертва – ритуал Огненного жертвоприношения Божествам или Духам с целью благодарения их за какую-либо помощь. Как правило, это может быть помощь в магической практике, выздоровление близкого человека, получение материальных или духовных благ, и так далее.
  • Праздничное служение – ритуал, проводимый в особый день и направленный к определенному Божеству или Духу. Данный ритуал может содержать и другие ритуалы, начиная с благодарственной жертвы и прошения, и заканчивая ритуалами благословления или очищения.
  • Священная жертва – ритуал направлен на взаимодействие с Богом Солнца и сам по себе подразделяется на 7 видов. Для проведения ритуала священного жертвоприношения требуется специальная квалификация.

Так же к понятию служения у Огненного жертвенника относится следование некоторым правилам поведения у жертвенника и проведения самого ритуала.

Основная часть правил касается разжигания и поддержания Священного Огня. Вот некоторые из них:

  • Огонь никогда не должен гаснуть до завершения ритуала. Погасший во время ритуала Огонь — нехороший знак. Дров должно быть достаточно.
  • Дрова должны быть от лиственных деревьев, желательно фруктовых, дрова от хвойных деревьев не подходят, за исключением тех случаев, когда ритуал Огненного жертвоприношения предписывает брать дрова от хвойных деревьев. Кроме того, дрова должны быть сухими, чистыми, без насекомых.
  • Перед зажиганием Огня жертвенника совершается очищение Водой, а также проговариваются специальные заклинания, смысл которых в том, чтобы пригласить Божеств и Духов прийти и принять подношения.
  • Огонь следует разжигать не от спичек, а от предварительно зажженного и освященного источника Огня – это может быть масляная лампада или свеча, от которой с помощью лучины зажигаются дрова в самом жертвеннике.
  • Для разжигания жертвенного Огня следует использовать сухие травы, тонкие ветки или щепки, и приготовленное для жертвы растительное масло.
  • Принесение в жертву топленого сливочного масла, растительного масла и сухих трав считается обязательным.
  • Цветы, используемые в ритуале Огненного жертвоприношения, должны иметь запах.
  • Маг, проводящий ритуал должен располагаться к Западу от жертвенника и лицом на Восток.
  • Ведущий ритуала должен быть одет в светлые чистые одежды, так же это правило в качестве рекомендации относится ко всем присутствующим на ритуале.

Что может быть жертвой?

Выбор жертвы — одно из самых важных действий, происходящих еще до начала ритуала Огненного жертвоприношения. Как правила жертвой выбираются определенные виды растений, это могут быть как травы, так и деревья.

Самой распространенной жертвой является смесь из трех трав: шалфея, чабреца и мелисы. Подобную жертву можно приносить во всех ритуалах Огненного жертвоприношения.

Так же благодатной жертвой является преподнесение топленого сливочного масла и растительных масел.

Помимо уже перечисленного в качестве жертвы могут быть принесены: пшеница, овес, рис, гречка, пшено, мед, хлеб, молоко, творог, различные натуральные соки.

Жертвой может быть только то, что будет радовать Божеств или Духов, к которым вы обращаетесь.

Вопросы по Магии Огня вы можете задать на форуме — «Вопросы по Магии Огня»
(для написания сообщений нужна регистрация).

Социальные кнопки для Joomla

Источник: http://templum-ignis.ru/uchebniki/osnovy-magii-ognya/120-urok-7-ognennyj-zhertvennik

Ю. Гомонов. Смысл жертвоприношения

Жертвоприношение водной стихии
?

Categories: Оригинал взят у Ю. Гомонов. Смысл жертвоприношения: ele_na_61   Пришлые (архонты), пытаясь замолчать существование великой ведической цивилизации, искажали и затемняли разные стороны её  бытия. Так искажению подверглось понятие жертвоприношения, придумывались и насаждались образы кровавых ритуалов.

На самом деле русы, славяне никогда не приносили в жертву ни мяса ни крови. Всё совершенно наоборот, это лунный культ иеговы требовал подпитки страшными эманациями смерти.
             Ведающий Юрий Вениаминович Гомонов рассказывает об изначальном смысле и роли жертвоприношения, совершаемого человеками, в деле поддержания самого мiра, вселенной, в равновесии.

            Есть три способа донести до Богов энергию и получить энергию и информацию от них – это славление, это жертвоприношение и обряд причастия к силам стихий, силам богов. Обряд причастия – это древняя языческая технология, взятая христианами на вооружение и выдаваемая им за некоторое христианское откровение. Об этом позже.
              Сейчас мы поговорим про жертвоприношение.

Именно за жертвоприношение почему-то язычников очень критикуют. Хотя критикуют те, кто жертвоприношения тоже совершают. Просто есть разные формы жертвоприношений. То, что делается в православных храмах, когда поются религиозные песни, — это жертвоприношение. Воскурение благовоний – это тоже жертвоприношение богу воздуха.

Мы тоже практикуем воскурение…          То, что христианский бог Иегова является богом воздуха, об этом написано даже в энциклопедии. Иегова буквально переводится как ветер, воздух, дыхание ветерка. У евреев их главный символ – шестиконечная звезда. Чакра анахата, тоже шестилепестковая, это чакра воздуха.

Когда Христос пришёл проповедовать в этот мир, он сказал «Я пришёл остановить огненное жертвоприношение». Об этом же сказал и Будда, и Лао-Цзы. Почему они этого захотели – да потому что огненное жертвоприношение – это жертвоприношение, направленное на поддержание жизни.

А они все – и Христос, и Будда, и Лао-Цзы, утверждают, что счастье будет после смерти – царство небесное, нирвана, истина в дао, а не в живой жизни, истина в нирване, а не в живой жизни.
               А мне тут нравится. Я не хочу нирваны (я уже там бывал), я не хочу царства небесного, или окончательного самадхи, чтоб потерять возможность развития.

Состояние сна и бодрствования, жизни и смерти равно одинаково для развития. Мы или растём, развиваемся, или уходим в некое окончательное состояние без развития. Помните в «Мастере и Маргарите» — «почему ты не взял его в свет? – Он не заслужил света, он заслужил покоя». Мастер струсил. В романе он единственный персонаж, который имя своё утратил, он испугался быть тем, чем он должен был быть.

Он написал великую книгу и так испугался ответственности за написанное, что сбежал из дома, его чудом нашли. И как говорится о его существовании в этом мире покоя «Ты каждое утро будешь одевать свой вечный колпак…К тебе будут приходить друзья, вы будете говорить о поэзии, о музыке»… И всё. Состояние покоя, состояние отсутствия развития. Может, это кому-то нужно.

Человек выбирает веру себе по своей сути. Мне нравится двигаться, мне нравится развиваться. Для этого мне нужна жизнь. Я тысячи раз рождался и умирал, я уходил и приходил. Я хочу уходить и приходить, жить в этих двух измерениях. Жизнь тоже бывает утомительной, иногда хочется уйти в покой, отдохнуть. Но на время. Потому что смысл этого бытия – именно в развитии.

И другого смысла просто быть не может. И в этом смысле огненное жертвоприношение является тем условием, которое позволяет миру быть.              Сказано: «у Бога два образа – проявленный и непроявленный». У непроявленного опора – пространство, а у проявленного – пища. И нужно жертвовать проявленному образу Бога. Если не жертвовать проявленному образу Бога, то тот умрёт.

Вы теперь понимаете, какое значение во вселенной придаётся человеку, который может совершать жертвоприношения! И человек понимает, что если он не будет совершать жертвоприношения, то Бог умрёт. Но также умрёт и он, человек. И возникает великое равновесие между Богом и человеком. От них двоих зависит существование этого мира. И это знали все языческие религии. Это знают и папуасы.

У них сказано так: «Бог создал мир и отдал его в управление человеку. И при этом нужно совершать определённые ритуалы. Если их не совершать, то мир умрёт». У папуаса значительно более высокая самооценка, чем у христианина. А от христианина ничего не зависит, он ни на что не влияет, один Бог всё может, а человек не может ничего.

             Теперь о механизме и смысле жертвоприношения.

Сказано в «Законах Ману» — «Он, Владыка, создал вечное жертвоприношение». Вечное жертвоприношение создано самим Богом. Если задуматься, то в основе всей нашей жизни лежит некое жертвоприношение. Зверушки жертвуют нам свою плоть, растения жертвуют нам свои плоды. Нами тоже кто-то питается. Т.е. в основе лежит принцип поддержания всех видов самими видами за счёт видов.

И в этом смысле жертвоприношение – глобальный процесс всего бытия. Всё жертвует всему ради того, чтоб всё существовало. Если в живой природе это происходит интуитивно, само по себе, неосознанно, то человек должен осознанно совершать ритуал жертвоприношения Богам вселенной. Причём, культ Спирали – это культ всей вселенной. Язычество – это только культ Солнца. Христианство – это культ Луны. А коммунизм – это культ Владимира Ильича. Понимаете, как всё упало, на самое дно, ниже падать некуда, что мы ещё можем обожествить? Надо обратно возвращаться.

              Т.е. самим Богом создано жертвоприношение. И во многих мифах Бог приносит себя в жертву миру, чтоб мир был. Бог совершил первый акт саможертвоприношения. И наша задача – чтобы мир был – жертвенные костры должны гореть. Гореть постоянно. Как только они перестанут гореть в этом мире, мир умрёт. Потому что нарушается самое главное – энергетический обмен между Землёй и Солнцем. Раньше у Солнца были циклы – подъём, спад. А в 2008 году оно встало на пике спада и не растёт. И не могут понять, почему это происходит. Этого не было никогда. Солнце остановилось, оно чего-то ждёт. Что-то должно измениться, оно не может работать, как работало всегда.
            Так вот. Самим Богом было создано жертвоприношение как средство поддержания мира. Далее (из Источника): «Из огня, ветра и солнца Он извлёк тройную вечную Веду ради снискания успеха в жертвоприношении». Он создал жертвоприношение, и создал Веды для того, чтобы жертвоприношение могло осуществиться. Веды – это инструмент жертвоприношения. Это инструмент поддержания мира».
                И вот такой момент – когда мы жертвуем Богам, мы думаем, что жертвуем чему-то отдельному от себя. Мы молимся так – «Он отдельный где-то там, я Его молю, и Он мне что-то даст». Я давно совершаю жертвы Богам, славления и в какой-то момент я подумал – а как бы увидеть, кому я жертвую. И я попробовал увидеть, кому я совершаю жертвы, я увидел, что Он везде. У меня было ощущение, что я Бога могу рукой потрогать. Что я — это Он. Он везде – и я – Он. Жертвуя, славя Его, я славлю себя. Потому что всё есть Бог, ничего нет кроме Бога. «Куда ни посмотришь – Меня увидишь. Куда ни посмотришь, себя увидишь».
          Далее стал работать принцип «разделяй и властвуй». Была Единая Веда. Её разделили. Потом нас разделили по принципу, что «есть бог истинный, есть бог ложный». Потом нас разделили по принципу, что есть богоизбранные, а есть остальное быдло… постоянное деление людей на достойных и недостойных, на более важное и менее важное. А всё важно, всё едино, во всём равно присутствует Бог. Когда это понимание придёт на уровне чувства (а не мысли), то тогда в человеке осуществится Бог. Тогда он станет тем, кем по сути и является.            Из Источника: «Он создал коня и сказал «Пусть это тело будет угодным Мне для жертвы. И пусть Я воплощусь с его помощью. Тогда оно стало конём. Возросши, стало пригодным для жертвы. И в течение года Он принёс его в жертву самому себе». Поняли? Бог был един. Он был в состоянии потенциальности. Его как мира не было. Что-то случилось во вселенной, и Он решил проявиться. Чего-то ему не хватало. И для того, чтобы это восполнить, Он создал мир из самого себя. И миром, созданным из самого Себя, Он стал себя поддерживать. Куда ты ни глянешь – Он, Он. Он везде. Осуществив свои задачи, Он свернётся снова, уснёт. Будет Ночь Брахмы. Всё нуждается в покое, всё нуждается в активности. Это чередование покоя и активности необходимо для того, чтобы запустить сам феномен бытия.            Но нам активно вбивают в голову, что Бог – нечто отдельное, что Бог – совершенное. А мы – быдло, букашки. И через это нас контролируют.           Раньше была словно одна семья, существующая в разных измерениях – язычники и Боги. Не было отделённости, это был единый план, единая семья.            Есть один Бог, и есть масса его проявлений. Мы, будучи проявлением этого единого начала, этим началом и являемся. Мы – не частица Бога, мы и есть Бог.            Атман – искра божия, существует в каждом творении, в этом семени есть все формы. Есть такая древняя формула – все вещи в глубинах соприкасаются. Ты идёшь в глубину любой вещи – и ты видишь Бога. Это очень важный момент.            Вопрос о женщинах. «Законы Ману»: Там, где женщины почитаются, там боги радуются. Там, где они не почитаются, там все ритуальные действия безплодны. Мужское и женское начало – это равные половины этого мира. Мир будет существовать только тогда, когда будет равновесие между мужским и женским началом. Если нужно разрушить этот мир, то в первую очередь нужно разрушить гармонию женского и мужского начала. А как в христианстве: «женщина создана из ребра. А ребро – это единственная кость без мозгов». Поэтому и «молчи, дура… Ты всего лишь тело…» Поэтому и «Иаков родил Исаака», как будто женщины в этом не участвуют. То бишь этот дурдом был необходим, что бы запустить механизм самоуничтожения и человечества, и мира как такового.

             В обрядах жертвоприношения, когда там участвуют пары, гармонизируется и женское, и мужское начало, наступает равновесие, и это позитивно сказывается на окружающем мире. Наш мир – парный, всё имеет пару. Инь-Янь, Явь – Навь. Мужчина замысливает, а женщина воспроизводит.

«Я это чувствовала, а ты это сформулировал», мужчина может ментально что-то создать, а женщина даёт энергию на всё это. По себе знаю: только когда около меня моя женщина, тогда у меня всё прёт. Когда нет любви, ничего не происходит, сидишь как дурак. Вроде знаю, умею, а вдохновения нет, энергии нет.

Мысль, которая не сдабривается женской энергией, она безплодна. И поэтому сказано: «где женщины почитаются, там Боги радуются». Но где они не почитаются, там все ритуальные действия безплодны. Потому что женщина – это то, что плодоносит. А мужчина осеменяет, т.е. наше участие фрагментарно.

Но без нас ничего не происходит. Без семени земля безплодна.

             Есть разные формы жертвоприношения. Обучение – это есть жертвоприношение Брахману. Когда мы учимся, когда мы развиваемся, растём, мы совершаем жертвоприношение единому Творцу сущего.             Подношение пищи, воды – это жертвоприношение предкам.             Жертвоприношение на огне – это приношение Богам.

             Гостеприимство – это жертвоприношение людям. (Как-то я прочитал в одной научной книжке и долго смеялся: «Гостеприимство – признак диких народов»).

Сейчас (на Западе) чашку кофе не предложат, а раньше хозяин отдавал последнее и считал это великой честью для себя. Кто к вам приходит в гости? – человек, проявление Бога на земле. Есть много историй, как Бог проверяет человека «на вшивость» в этом смысле.

(миф о Вашитсхе 26.20 минута) Стол, заставленный едой и напитками (как принято у русских) – это скрытое жертвоприношение.

           Из источника: «В этом мире надо всегда изучать Веду и приносить жертву Богам. Ибо исполняющий жертвоприношение, поддерживает всё это – движущееся и не движущееся. Жертва, надлежаще брошенная в огонь, достигает солнца. От солнца происходит дождь. Затем от дождя пища для живых существ». Это закон обмена энергиями. Наука объяснила бы это более умно, наука умет простые вещи объяснять так сложно, что потом ничего не поймёшь.
            Из Источника: «Кто готовит пищу только для себя, тот ест один грех».            Вот мы ругаем евреев за их жадность. А была такая притча. Приехал один еврей в Америку, идёт к миллиардеру: «Научите меня..» — «да некогда мне учить кого бы то ни было» — «Тогда скажите, что самое главное вы поняли в бизнесе?» И еврей еврею говорит: «Бог тебе даёт больше, чем тебе нужно. 20 % отдай Богу». Вот вам и «жид пархатый»!

           То бишь люди поняли принцип — нужно отдавать, нужно делиться, не дающий – не получит. Специально тебе даётся больше, чем тебе нужно, чтоб ты Богу мог пожертвовать часть и чтоб тебе хватило.

         Раньше люди владели технологиями. Они делали обряд прямо дома. Печь была алтарём. Было понятие Бога. Огонь печи – это был домашний Бог и печи жертвовали. Сейчас, когда человека похоронили, ему на могиле ставят водочки и хлеба. Но мало дать жертву.

Дух не может сам её взять. Её надо прикрепить – открепить. Ему поставили, а он ходит, облизывается, а взять ничего не может. Получается какое-то издевательство над духами. Т.е. они что-то могут, а чего-то не могут. И мы тоже что-то можем и чего-то не можем.

И, взаимодействуя, мы друг другу помогаем.
           У нас есть жертвоприношение на духовном огне. Огонь – он посредник между мирами. И у нас есть определённые практики, когда можно жертвовать прямо дома.

Положил из кастрюли на тарелочку что-то, поставил, позвал, подключил, ушло. Ушло – оключил. Этим нужно владеть всем.

         Вы можете жертвовать своему Роду. Это ваши боги, самые ближайшие. Вы можете совершать жертвоприношения Роду, и это будет вас укреплять. Вы можете жертвовать народу, и это будет вас укреплять. Вы можете жертвовать духам места. У нас был случай – мы ходили в горы, я в одном месте сделал жертвопринлшение духам места, а в другом месте забыл это сделать. И тогда то расстояние, которое мы раньше проходили за 5 часов, мы прошли за 15, духи нас запутали. А заходишь, делаешь приношение – идёшь идеально. Вас даже ещё и подвезут.           Я, когда иду на могилу отца, я зову отца и говорю, чтоб он пригласил всех, кого хочет. Позвал, усадил, подключил. Посидели-посидели, и я ушёл, и забыл. Иду я от кладбища, а мне всё хуже и хуже. Мне уже плохо, вот сейчас в обморок упаду. Что ж такое-то, господи?! Да я ж забыл отключить, а они там остались на этой жертве на веки вечные. Я их тут же отключаю, ффу, сразу стало легче. Понимаете, это всё реальные вещи.             Я делаю, я ничего не принимаю на веру. Я не верующий, я ведающий. И если я о чём-то говорю, я это проверил своей шкурой. А что не проверил, я о том стараюсь молчать, зачем говорить о том, что ты не знаешь. Вот эти вещи многократно проверялись и не мною одним. Потом мы сравнивали – что присходит и поняли, что это реальные вещи. Это не простая вера. Это – знания, это технология общения с духами.           Ежели мы хотим укрепления русского народа, формула очень простая – жертвой укрепляйте ваших Богов. Да укрепят вас Боги. Укрепляя друг друга, вы достигнете высшего блага. Всё предельно просто, народ – там, народ здесь. Они не могут без нашей жертвы, мы не можем без их жертвы. Помните, Они поднимают за нас бокалы в Сварге Пречистой. А мы это делаем здесь.             «Желанное благо дадут вам эти Боги, укреплённые жертвой. Кто же, наслаждаясь Их дарами, не одаряет Их, тот вор».            Что-то растёт у вас на грядке – это же чудо! Ребёнок у вас родился, растёт, ходит, разговаривает, своё мнение имеет – это же чудо! В Коране есть такое место: «Чуда от Господа хочешь? Посмотри на небо, посмотри на травы»… Понимаете? Чуда очень много, мы так зажрались. Вот кому-то дева Мария явилась. А мне жена каждое утро является – это не чудо?!!            Есть такая немецкая сказка. Принц принёс девушке (предполагаемой невесте) подарок. Она открывает коробку – там соловей. Девушка: «О! Механический?! Нет?! Фууу» Настоящий не интересен.            Актёр наш старый сидит, вещает: «Самое великое, что создано Богом, это отношения между мужчиной и женщиной» Точно! Это же чудо — отношения между мужчиной и женщиной. И то, что возникает на выходе этого чуда (дети). Чуда много, но мы к нему привыкли.

            Так вот, исходя из нашей древней ведической веры, жертвоприношение – есть один из ключевых способов поддержания этого мира. Славление есть и в лунных культах. Но реальной жертвы на огне там нет. Но оно им не нужно. Потому что у них другие цели. Лунные культы мечтают о конце света. Лунные культы мечтают о счастье после жизни.

А мы хотим быть счастливы в жизни. Жизнь – это прекрасное место. Будда сказал: «Жизнь есть страдание». Это величайшая глупость, хотя его считают великим мудрецом. Сказано – причина страданий – невежество. И ты сам можешь быть тут счастливым или страдающим, в зависимости от того, как сам всё тут устроишь. Когда человек мозги устраивает как надо, страдания уходят.

И он счастлив на земле, в земной жизни.

             В христианстве большое значение придаётся ритуалу причастия. Это – поедание плоти Христа и питие его крови. Обряд причастия известен всем народам, которые исповедуют тотемизм. У них есть обряд поедания священного животного. В какой-то праздник они реально убивают живой тотем племени (медведя, например). Просят у него прощения, всё это обставлено обрядами. И едят его плоть и пьют его кровь для того, чтобы приобщиться к его силе.             Мусульмане смеются над христианами – вы своего бога едите.             Некоторые учёные связывают происхождение христианского причастия с древними ритуалами ритуально-магического каннибализма. По сути дела, христианское причастие – это ментальный каннибализм. Ведь в мыслях мы едим тело человека, богочеловека и пьём его кровь. «Обычай поедания человеческого мяса был основан на убеждении, что сила убиенного переходит к поедающему». А здесь через причастие происходит приобщение к силе Христа. Это и есть ментальный каннибализм.            «Первобытный человек не мог дойти до представления о вечности. Боги должны были умирать как и люди. Поэтому воплощённый бог или его жрец, а также царь у некоторых народов убивались дабы их души могли перейти ещё в полной силе в души других смертных». Поняли? Убили бога и сожрали бога, пока он в силе, что б его сила перешла. Так и получается, что христианское причастие – довольно примитивное действо, то, что называется язычеством, первобытное ещё. «Позже съедание бога было заменено посвящённого ему животного или хлеба… Раннее христианство подвергалось гонениям из-за схожести ритуала причастия с ритуалами каннибалов». Они были гонимы за каннибализм, а не за веру. Христиане хранят мощи – трупы, черепа. Кровь выпивалась. «Это символизировало единение клана со своим божеством». Поняли? Вот вам и язычество. Вот вам и тотемизм. Христос – тотем. И происходит ритуальное поедание человека.              Зачем я это говорю. Христиане пытаются выдать свои ритуалы за некое откровение, что это только им присуще и нигде раньше не было. А это лишь чуть-чуть переделанный тотемизм.             В чём смысл причастия в общем смысле? Сила того, чему вы причащаетесь, переходит к вам. И у нас тоже есть обряды причастия – причастия к силам стихий. То бишь, есть обряд славления – ты даёшь энергию слова. Есть обряд жертвоприношения – ты даёшь энергию слова и жертвы и есть ритуал причастия – ты сначала славишь (есть древний русский обычай -«хлеб-соль». А оказывается, это обряд причащения к стихии «Земля». Соль – это сознание земли, а хлеб – плоть земли. Отламывали, макали в соль и ели. И мы то же делаем на наших обрядах. Ставим хлеб, соль, проводим славления и потом едим этот хлеб-соль. Происходит причащение к стихии земли.            Далее мы ставим чашу с водой, воспеваем богов воды. И потом мы эту воду пьём. И есть интересные эффекты – жизнь меняется… Также идёт причащение к стихии воздух.           И все обряды что-то отдают и миру, и человеку.          Обряд причастия у русских не был связан с каким-то тотемным животным, продуктом вторичного фотосинтеза. Мы берём хлеб, значит, общаемся напрямую к более чистому продукту.

           Все эти обряды (славление, жертвоприношение, причастие) можно делать дома. Я беру ёмкость воды (в красивом хрустальном сосуде). Ставлю, прославляю и выпиваю стакан, остальное ставлю в сервант. И каждый день я причащаюсь этой прославленной воде.

Также можно делать с хлебом. Это будет освящённая пища, которая будет давать вам связь со стихией и силой этой стихии.

Когда мы делаем ритуал освящения хлеба, а потом едим его, то такая энергия пробивает! Как будто не хлеб ешь, а какой-то особый непонятный продукт.

          Все эти ритуалы можно делать и всё это будет способствовать тому, что наш мир будет становиться чище и лучше.           К чему мы пришли – славяне, это те, кто славит Богов. Хочешь быть славянином – славь. Если ты не славишь, ты не славянин.

           У Единого было три вида сыновей – боги, титаны и люди. И все они получили священное знание. И каждому он уделил свой удел: богам — подавление, титанам сострадание, людям – даяние.

Поняли? Даяние, славление, жертвоприношение, это то, что люди должны делать. Это их удел во вселенной.

Есть то, что мы должны делать по праву рождения и то, что должны делать для самих себя (это уже другая задача).

           Печь – это был алтарь. А хозяин в доме – его жрец… Заметьте, что все хотят, чтобы в доме был камин…             Я в начале давал жертву – мёд и сухие травы. Больше ОНИ не могли взять, долго были на «сухом пайке». А потом ОНИ «раскушались», пошла другая информация, давай больше, больше. Сейчас много всего даём…             Однажды я дал в качестве жертвы немного мяса (салаты оказались с мясом). И во время обряда я поранил руку, и кровь брызнула на мою книгу. И я сижу и понимаю, что я просто умираю. Моя жена это почувствовала, подсела ко мне и говорит: «если ты уйдёшь, то и я здесь не останусь!» И мы пошли в степь с дровами (снег по колено, ветер), мы с трудом разожгли костёр, положили фрукты, сухофрукты, мёд, злаки. И я ожил, был такой отходняк! И с тех пор я понял, что ни при каких условиях нельзя жертвовать мясо. «Кровь пойдёт – кровь вернётся».              Однажды я провёл обряд и положил только топлёное масло. Иду обратно, чувствую – я голодный! Понятно?! Жертвуя кому-то, я жертвую и себе тоже. Если жертва не полная, то и ты будешь чувствовать, что не всё получил.              Когда ты в обычном месте совершаешь обряд, то всё уходит высоко, и ты не особо чувствуешь эффект обряда. А тут мы были в горах Кучугурах и приносили жертву духам места. И когда жертва пошла, она далеко не ушла, а осталась в пространстве, и воздух был такой, что его можно было есть…

           …То, что остаётся после обряда, самому есть не надо, надо отдать. Мы тут рассыпали зерно после обряда, так птицы его не клюют! Понимают что можно, что нельзя. А козы пришли и съели. Они домашние и уже потеряли связь… Пищу, которая остаётся после обряда, мы просто кладём в сумку и оставляем где-нибудь в городе. Кому нужно, возьмёт. Кому нельзя – не возьмёт.

Гомонов. Смысл жертвоприношения

Источник: https://wowavostok.livejournal.com/10572613.html

Book for ucheba
Добавить комментарий